ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

 

 

Уважаемые господа соредакторы!

В 5-м номере вашего журнала за нынешний год напечатана статья Соломона Волкова «Бродский и Евтушенко: кто виноват?».

Статья посвящена «сложнейшим отношениям Евтушенко с Иосифом Бродским <…>, кто из них виноват в том, что они завершились столь болезненным образом?» — так формулирует автор свою тему. И продолжает:
«…контакты этих поэтов беспрецедентны по своему драматизму и совокупной исторической, политической и эстетической значимости для русской культуры ХХ века. Другие известные нам конфликты между титанами культуры (даже напряженные отношения гениев ХIХ века — скажем, Льва Толстого с Тургеневым или Чайковского с Мусоргским) носили более, если можно так выразиться, локальный характер».

В явочном порядке без каких-либо аргументов, как само собой разумеющееся, Соломон Волков ставит Евгения Евтушенко в один ряд с Бродским, а также с «титанами» и «гениями». При этом конфликт между Бродским и Евтушенко приобретает какое-то космическое значение — он и «беспрецедентен по своему драматизму», и чуть ли не самый значимый конфликт для русской культуры ХХ века.

Не могу судить о конфликте между Чайковским и Мусоргским, я не музыковед, но о конфликте Тургенева с Толстым и еще более глубоком конфликте Тургенева с Достоевским, как и о конфликте Тургенева с Гончаровым, как человек с филологическим образованием, кое-что знаю и могу смело сказать, что никакие отдельные личные конфликты, ни даже все они, вместе взятые, ни при каких обстоятельствах не могут претендовать на звание самого значительного конфликта русской культуры XIX века. Тем более — ХХ.

Думаю, не только мне покажется странным, что, забыв о принципиальных — эстетических и политических — конфликтах, столь обильного конфликтами ХХ века, автор статьи провозглашает конфликт между Евтушенко и Бродским «столкновением двух крупнейших <…> фигур в отечественной словесности ХХ века», то есть без тени смущения помещает Евтушенко в компанию с Блоком, Маяковским, Пастернаком, Мандельштамом, Ахматовой, Цветаевой и, понятно, Бродским. И даже на полшага впереди них всех: ведь Евтушенко и Бродский — «две крупнейшие фигуры». Что же касается конфликтов, к примеру, Горького и Бунина, Бунина и Алексея Толстого, Горького и Леонида Андреева и разных там Солженицыных — о них не стоит и говорить: все они с очевидностью не крупнейшие.

Соломон Волков, автор книги «Диалоги с Иосифом Бродским», наверняка имеет представление об истории отношений Евтушенко и Бродского в ее ключевых моментах. Волков рассказывает, что после публикации его книги детали конфликта Бродского и Евтушенко, о котором знали немногие, превратились в «открытую рану», «в публичную драму Евтушенко. <…> В конце концов желание оправдаться стало для последнего идефикс. Для этого, собственно говоря, он и вызвал меня в Талсу, где уже много лет преподавал в местном университете». После чего в декабре 2012 года Волков с командой Первого канала российского телевидения записал передачу из трех частей «Диалоги с Евгением Евтушенко».

Отношениям Евтушенко с Бродским целиком отдана третья часть этого телефильма. Но поскольку Соломон Волков настаивает на том, что Евтушенко смотрел на все это интервью как на возможность оправдаться, первая и вторая части предлагаются нам как прелюдия к третьей — основной, самой важной.

О чем же мы узнаём из двух первых частей?

О том, что Марлен Дитрих, явившись в гости к Евтушенко по своей собственной инициативе разделась догола и забралась на стол. Для чего? Видимо, чтобы сделать поэту приятное.

О том, что Роберт Кеннеди однажды, провожая Евтушенко до сортира, вдруг завел его в душ и, пустив воду, сообщил, будто Синявского и Дани­эля выдали американские спецслужбы. А это, разъясняет закадровый голос, каким-то хитрым образом разрушило планы «железного Шурика» — Шелепина — и его компании по устранению Брежнева. Разобраться в этом довольно трудно, но, по словам поэта, дело было вот как. Из сортира Роберта Кеннеди Евтушенко отправляется прямо в ООН к советскому представителю товарищу Федоренко и с его помощью отсылает в Москву шифрованную телеграмму: так, мол, и так, не думайте, что КГБ всесилен, это не он изловил Синявского с Даниэлем. Узнав об этой телеграмме, КГБ прямо в Нью-Йорке начинает запугивать поэта, и, если бы не Федоренко, неизвестно, выбрался бы Евгений Александрович живым из этой передряги. В результате КГБ посрамлен, там новое начальство, Брежнев спасен, и, когда Евтушенко возвращается в Москву, в его честь закатывают банкет. И не просто банкет — а Банкет. Банкет на 500 персон. (Как тут не вспомнить Ивана Александровича Хлестакова: «На столе, например, арбуз — в семьсот рублей арбуз»).

В другой раз тот же Роберт Кеннеди поделился с Евтушенко, что хочет стать президентом исключительно для того, чтобы найти убийц своего брата. «Вероятно, Роберт Кеннеди рассказал об этом еще кому-нибудь кроме меня, — говорит поэт, — потому его и убрали». (Палестинец Сирхан Сирхан, заявивший, что убил Роберта Кеннеди за его поддержку Израиля, в телефильме не упомянут.)

Чего только не случалось с поэтом! То он лично успокаивает Фиделя Кастро, впавшего в истерику после того, как Хрущев, не обсудив с ним, решил забрать свои ракеты с Кубы. То, будучи в гостях — интересно, в гостях у кого? — Евтушенко «случайно узнаёт» о готовящемся аресте Солженицына. Евгений Александрович выходит на улицу, забегает в первый попавшийся телефон-автомат и звонит аж самому Андропову. «Если, — говорит он, — Солженицына арестуют, я умру на баррикадах».

Воистину поэт в России — больше, чем поэт!

В телевизионном интервью Соломон Волков практически не задает вопросов, он не ведет беседу, а дает Евтушенко высказаться, даже не пытаясь отделить в его речах правду от фантазий. Очевидно, с точки зрения Евтушенко, все эти истории должны засвидетельствовать то, что он, несомненно, большой поэт, раз Фидель Кастро плакался ему в жилетку, Марлен Дитрих для него раздевалась, Роберт Кеннеди доверял страшные тайны… Эти люди видели в нем больше, чем поэта. А быть больше, чем поэтом, — не то же ли самое, что быть большим поэтом?

Статья Соломона Волкова написана в согласии с этой логикой. Бродский и Евтушенко как бы соотносимы: один — большой поэт, и другой тоже — большой поэт.

Читая статью, мы попадаем в мир, где никто не готов сказать (а еще менее услышать): «Взвешен и найден легким».

«…На карте русской литературы второй половины ХХ века, — пишет Волков, — Евтушенко и Бродский занимали самые полярные позиции».

На какой такой карте они занимали полярные позиции, если они никаким образом не могли оказаться на одной карте? «Четко просматривается разница…» А как она может не просматриваться — у них ведь, грубо говоря, были разные специальности: один был поэтом, другой почти целиком, так сказать, поэтом-беллетристом, публицистом-версификатором.

И что значит «неполучение Евтушенко Нобелевки <…> стало еще одним яблоком раздора между ним и Бродским»? Может быть, ему приснился сон, будто он уже купил фрак, черные лакированные штиблеты и билет в Стокгольм, а лауреатом объявили Бродского?

Говоря серьезно, кто собирался давать Евтушенко Нобелевскую премию? То, что он однажды — в 1963 году — был выдвинут на эту премию немецким профессором-русистом Конрадом Биттнером, никакого отношения к реальной премии не имело. Просто политический жест. В Нобелевский комитет ежегодно поступают десятки, если не сотни подобных выдвижений.

Это письмо не самое подходящее место для обсуждения тех или иных событий из жизни Бродского и Евтушенко. Однако, по существу, все разговоры, подозрения, обвинения сводятся к одному: был ли Евтушенко связан с КГБ?

Я думаю, что для любого советского человека, способного сложить два и два, — как бы этот человек ни относился к Евтушенко — ответить на такой вопрос незатруднительно.

Некто без официального положения и титула побывал в 94 — если не ошибаюсь — странах. Встречался с президентом Никсоном, с сенатором и кандидатом в президенты Робертом Кеннеди, с Фиделем Кастро чуть ли не дружбан и т. д. и т. п. Я не говорю о бессчетном количестве деятелей искусств: художников, драматургов, кинематографистов, поэтов (друзей Советского Союза и даже таких, кто дружил-дружил, а потом взял и раздружился) — если всех этих друзей перечислить, не хватит страницы. Возможно ли такое без одобрения КГБ? Как говорил один герой Стругацких, это понятно и ежу. Ведь не за красивые же глаза Евтушенко прощали и его самовольные публикации на Западе, и разные интервью на щекотливые темы, и покупку за границей неразрешенных книг?

Если ты — вольно или невольно — играешь роль «агента влияния», репутация фрондера — хороший имидж.

Вот, например, Юрий Нагибин записал в своем дневнике 14 февраля 1974 года (после высылки Солженицына):

«Был и герой дня Евгений в красной палаческой рубахе, сильно озадаченный своим подвигом: письмом протеста. Я начал было восхищаться им, и тут меня поразил Толя М.: „Неужели ты не понимаешь, что это согласованный протест? Это игра в свободу мнений, укрепление международных позиций нужного человека?“ Я сразу понял, что он прав, и мне стало стыдно за свою доверчивость».

При всем фрондерстве, если было нужно, перо Евтушенко было готово и к услугам.

Вот дневниковая запись того же Юрия Нагибина: «Прочитал пакостнейшую поэму Евтушенко „Мама и нейтронная бомба“. <…> Мама-киоскерша не любит нейтронную бомбу, она любит обычную водородную, родную, свою. Такого бесстыдства не позволял себе прежде даже этот пакостник» (17 сентября 1982 г.).

Евтушенко рассказывает — довольно пунктирно рассказывает, — как его вербовал КГБ. Комитетчик не просил его стучать на знакомых, задачи, судя по всему, ставились более деликатные. Евтушенко отказался, сославшись на свою болтливость — мол, не удержусь, раззвоню.

Однако не раззвонил. И сохранил телефончик. И называл того самого вербовщика своим другом (правда, до поры до времени имя друга держал в секрете). Но ведь не эта же первая короткая встреча переросла в дружбу? Значит, были и другие встречи поэта-трибуна и генерала, заместителя начальника, а потом и начальника 5-го управления КГБ, которое занималось славным делом — искоренением крамолы, отловом всяких там диссидентов, инакомыслящих, писателей, художников и проч. Генерала звали Филипп Денисович Бобков.

В апреле 1972 года, возвращаясь из поездки по США и Канаде, Евтушенко был остановлен таможней. У него отобрали 125 книг, неразрешенных к чтению советским гражданам. Евтушенко позвонил своему другу, навестил его, друг распорядился книги вернуть, и тут, по его словам, Евтушенко решил поговорить о Бродском. А что о нем говорить, откликнулся друг, «надоел он нам». Он хочет уехать. Решение по его делу уже принято. Он уезжает.

Бродский действительно хотел уехать, но не отрубать все концы. Он хотел иметь возможность выезжать и возвращаться. Дважды он пытался организовать фиктивный брак с американками, но оба проекта развалились.

«Ошарашенный Евтушенко — от чистого, что называется, сердца — попросил Бобкова не усложнять, по крайней мере для Бродского, унизительные предотъездные бюрократические процедуры, что Бобков и выполнил. <…>

Перед отъездом Бродский среди прочих дел встретился с Евтушенко, который с определенными умолчаниями рассказал ему о разговоре в КГБ. Любой человек, давший себе труд хоть немного разобраться в психологии Бродского, должен был представлять, какой будет его реакция. Но уж больно хотелось Евтушенко похвастаться тем, как он заступился за Бродского. <…>

Взбешенный Бродский тогда обвинил (совершенно безосновательно) Евтушенко в том, что тот в этом деле выступил в роли референта КГБ и таким образом удалил из страны своего потенциального конкурента. И в этом убеждении он пребывал до конца своей жизни».

Напомню, что статья Волкова называется «Бродский и Евтушенко: кто виноват?» Волков как бы предлагает нам порассуждать об этом, но сам он решение уже принял и, кто виноват, знает.

Посмотрите: Евтушенко действует «от чистого сердца», Бродский же выдвигает обвинения «совершенно безосновательные», «приходит в ярость», «неохотно соглашается признать историческое значение таких стихов, как «Бабий Яр» и «Наследники Сталина»; перед отъездом пишет письмо Брежневу с просьбой оставить его в Союзе «хотя бы в качестве переводчика <…>. После того как это прошение Бродского проигнорировали, горечь и обиду надо было на кого-то выплеснуть. На кого? Не на косноязычного же Брежнева! И Броский обрушил их на Евтушенко».

Волков изо всех сил старается представить Евтушенко если не жертвой паранойи Бродского, то уж точно жертвой обстоятельств.

В телефильме Евтушенко, объясняя какие-то свои поступки, цитирует стихи Георгия Адамовича:

 

Всё — по случайности, всё — поневоле.

Как чудно жить. Как плохо мы живем.

 

Был ли Евтушенко «консультантом» КГБ? Ну, разумеется, в его трудовой книжке не стояло такого штампа и в платежной ведомости Комитета не числилась фамилия Евтушенко.

Евтушенко просто встречался с «другом». Иногда. И если он мог позвонить «другу», то и «друг» мог позвонить ему. И встретиться. Для «дружеского» разговора.

Так уж получилось. По случайности или поневоле. «Дружил» с генералом КГБ? Такое было время, хочет сказать Волков вместе с авторами телефильма. Каждый в чем-то виноват. Ведь не со зла и не корысти ради — всё по случайности, всё поневоле.

Каждый в чем-то виноват. И значит, не виноват никто.

Почти универсальное объяснение.

Но для статьи «Бродский и Евтушенко: кто виноват?» Соломон Волков нашел еще более удобную — совершенно уже релятивистскую — формулу:

«Кто прав, кто виноват в этом трагическом столкновении двух крупнейших и столь непохожих фигур отечественной словесности ХХ века? Здесь еще не все до конца ясно. Да и возможна ли окончательная ясность в истории, напоминающей фильм Акиры Куросавы „Расёмон“, где то, что есть правда, а что ложь, зависит лишь от точки зрения рассказчика. И — добавим мы — от позиции и убеждений зрителя».

Иначе говоря, ни правды, ни лжи не существует.

Удобнее позицию трудно придумать.

Не знаю, решился бы вслух поддержать такую позицию Евтушенко.

Бродский вряд ли.

 

С уважением,          Михаил Лемхин

Глубокоуважаемые и дорогие читатели и подписчики «Звезды»! Рады сообщить вам, что журнал вошел в график выпуска номеров: июньский номер распространяется, 23-24 июля поступит в редакцию и начнется рассылка подписчикам июльского. Сердечно благодарим вас за понимание сложившейся ситуации.
Редакция «Звезды».
30 января
В редакции «Звезды» вручение премий журнала за 2019 год.
Начало в 18-30.
31 октября
В редакции «Звезды» презентация книги: Борис Рогинский. «Будь спок. Шестидесятые и мы».
Начало в 18-30.
Смотреть все новости

Всем читателям!

Чтобы получить журнал с доставкой в любой адрес, надо оформить подписку в почтовом отделении по
«Объединенному каталогу ПРЕССА РОССИИ «Подписка – 2021»
Полугодовая подписка по индексу: 42215
Годовая подписка по индексу: 71767

Так же можно оформить подписку через ИНТЕРНЕТ- КАТАЛОГ
«ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2021/1
индексы те же.

Группа компаний «Урал-пресс»
ural-press.ru
Подписное агентство "Прессинформ"
ООО "Прессинформ"

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27


Мириам Гамбурд - Гаргулья


Мириам Гамбурд - известный израильский скульптор и рисовальщик, эссеист, доцент Академии искусств Бецалель в Иерусалиме, автор первого в истории книгопечатания альбома иллюстраций к эротическим отрывкам из Талмуда "Грех прекрасен содержанием. Любовь и "мерзость" в Талмуде Мидрашах и других священных еврейских книгах".
"Гаргулья" - собрание прозы художника, чей глаз точен, образы ярки, композиция крепка, суждения неожиданны и парадоксальны. Книга обладает всеми качествами, привлекающими непраздного читателя.
Цена: 400 руб.

Калле Каспер - Ночь - мой божественный анклав


Калле Каспер (род. в 1952 г.) — эстонский поэт, прозаик, драматург, автор пяти стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. В переводе на русский язык вышла книга стихов «Песни Орфея» (СПб., 2017).
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) — русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.

Евгений Каинский - Порядок вещей


Евгений Каминский — автор почти двадцати прозаических произведений, в том числе рассказов «Гитара и Саксофон», «Тихий», повестей «Нюшина тыща», «Простая вещь», «Неподъемная тяжесть жизни», «Чужая игра», романов «Раба огня», «Князь Долгоруков» (премия им. Н. В. Гоголя), «Легче крыла мухи», «Свобода». В каждом своем очередном произведении Каминский открывает читателю новую грань своего таланта, подчас поражая его неожиданной силой слова и глубиной образа.
Цена: 200 руб.
Алексей Пурин - Незначащие речи


Алексей Арнольдович Пурин (1955, Ленинград) — поэт, эссеист, переводчик. С 1989 г. заведует отделом поэзии, а с 2002 г. также и отделом критики петербургского журнала «Звезда». В 1995–2009 гг. соредактор литературного альманаха «Urbi» (Нижний Новгород — Прага — С.-Петербург; вышли в свет шестьдесят два выпуска). Автор двух десятков стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат премий «Северная Пальмира» (1996, 2002), «Честь и свобода» (1999), журналов «Новый мир» (2014) и «Нева» (2014). Участник 32-го ежегодного Международного поэтического фестиваля в Роттердаме (2001) и др. форумов. Произведения печатались в переводах на английский, голландский, итальянский, литовский, немецкий, польский, румынский, украинский, французский и чешский, в т. ч. в представительных антологиях.
В книге впервые публикуются ранние стихотворения автора.
Цена: 130 руб.
Моя жизнь - театр. Воспоминания о Николае Евреинове


Эта книга посвящена одному из творцов «серебряного века», авангардному преобразователю отечественной сцены, режиссеру, драматургу, теоретику и историку театра Николаю Николаевичу Евреинову (1879-1953). Она написана его братом, доктором технических наук, профессором Владимиром Николаевичем Евреиновым (1880-1962), известным ученым в области гидравлики и гидротехники. После смерти брата в Париже он принялся за его жизнеописание, над которым работал практически до своей кончины. Воспоминания посвящены доэмигрантскому периоду жизни Николая Евреинова, навсегда покинувшего Россию в 1925 году. До этого времени общение братьев было постоянным и часто происходило именно у Владимира, так как он из всех четверых братьев и сестер Евреиновых оставался жить с матерью, и его дом являлся притягательным центром близким к семье людей, в том числе друзей Николая Николаевича - Ю. Анненкова, Д. Бурлюка, В.Каменского, Н. Кульбина, В. Корчагиной-Алексан-дровской, Л. Андреева, М. Бабенчикова и многих других. В семье Евреиновых бережно сохранились документы, фотографии, письма того времени. Они нашли органичное место в качестве иллюстраций, украшающих настоящую книгу. Все они взяты из домашнего архива Евреиновых-Никитиных в С.-Петербурге. Большая их часть публикуется впервые.
Цена: 2000 руб.


Калле Каспер - Песни Орфея


Калле Каспер (род. в 1952 г.) – эстонский поэт, прозаик, драматург, автор шести стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. «Песни Орфея» (2017) посвящены памяти жены поэта, писательницы Гоар Маркосян-Каспер.
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) – русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.


Пасынки поздней империи


Книга Леонида Штакельберга «Пасынки поздней империи» состоит из одной большой повести под таким же названием и нескольких документальных в основе рассказов-очерков «Призывный гул стадиона», «Камчатка», «Че», «Отец». Проза Штакельберга столь же своеобразна, сколь своеобразным и незабываемым был сам автор, замечательный рассказчик. Повесть «пасынки поздней империи» рассказывает о трудной работе ленинградских шоферов такси, о их пассажирах, о городе, увиденном из окна машины.
«Призывный гул стадиона» - рассказ-очерк-воспоминание о ленинградских спортсменах, с которыми Штакельбергу довелось встречаться. Очерк «Отец» - подробный и любовный рассказ об отце, научном сотруднике Института имени Лесгафта, получившем смертельное ранение на Ленинградском фронте.
Цена: 350 руб.

Власть слова и слово власти


Круглый стол «Власть слова и слово власти» посвящен одному из самых драматических социокультурных событий послевоенного времени – Постановлению Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» 1946 г.
Цена: 100 руб.



Елена Кумпан «Ближний подступ к легенде»


Книга Елены Андреевны Кумпан (1938-2013) рассказывает об уходящей культуре 1950 – 1960-х годов. Автор – геолог, поэт, экскурсовод – была дружна со многими выдающимися людьми той бурной эпохи. Герои ее воспоминаний – поэты и писатели Андрей Битов, Иосиф Бродский, Александр Городницкий, Рид Грачев, Александр Кушнер, Глеб Семенов, замечательные ученые, литераторы, переводчики: Л.Я. Гтнзбург, Э.Л. Линецкая, Т.Ю. Хмельницкая, О.Г. Савич, Е.Г. Эткинд, Н.Я. Берковский, Д.Е. Максимов, Ю.М. Лотман и многие другие
Книга написана увлекательно и содержит большой документальный материал, воссоздающий многообразную и сложную картину столь важной, но во многом забытой эпохи. Издание дополнено стихами из единственного поэтического сборника Елены Кумпан «Горсти» (1968).
Цена: 350 руб.


Елена Шевалдышева «Мы давно поменялись ролями»


Книга тематически разнообразна: истории из пионервожатской жизни автора, повесть об отце, расследование жизни и судьбы лейтенанта Шмидта, события финской войны, история поисков и открытий времен Великой Отечественной войны.
Цена: 250 руб.


Нелла Камышинская «Кто вас любил»


В сборнике представлены рассказы, написанные в 1970-1990-ж годах. То чему они посвящены, не утратило своей актуальности, хотя в чем-то они, безусловно, являются замечательным свидетельством настроений того времени.
Нелла Камышинская родилась в Одессе, жила в Киеве и Ленинграде, в настоящее время живет в Германии.
Цена: 250 руб.


Александр Кушнер «Избранные стихи»


В 1962 году, более полувека назад, вышла в свет первая книга стихов Александра Кушнера. С тех пор им написано еще восемнадцать книг - и составить «избранное» из них – непростая задача, приходится жертвовать многим ради того, что автору кажется сегодня лучшим. Читатель найдет в этом избранном немало знакомых ему стихов 1960-1990-х годов, сможет прочесть и оценить то, что было написано уже в новом XXI веке.
Александра Кушнера привлекает не поверхностная, формальная, а скрытая в глубине текста новизна. В одном из стихотворений он пишет, что надеется получить поэтическую премию из рук самого Аполлона: «За то, что ракурс свой я в этот мир принес / И непохожие ни на кого мотивы…»
И действительно, читая Кушнера, поражаешься разнообразию тем, мотивов, лирических сюжетов – и в то же время в каждом стихотворении безошибочно узнается его голос, который не спутать ни с чьим другим. Наверное, это свойство, присущее лишь подлинному поэту, и привлекает к его стихам широкое читательское внимание и любовь знатоков.
Цена: 400 руб.


Л. С. Разумовский - Нас время учило...


Аннотация - "Нас время учило..." - сборник документальной автобиографической прозы петербургского скульптора и фронтовика Льва Самсоновича Разумовского. В сборник вошли две документальные повести "Дети блокады" (воспоминания автора о семье и первой блокадной зиме и рассказы о блокаде и эвакуации педагогов и воспитанников детского дома 55/61) и "Нас время учило..." (фронтовые воспоминания автора 1943-1944 гг.), а также избранные письма из семейного архива и иллюстрации.
Цена: 400 руб.


Алексей Пурин. Почтовый голубь


Алексей Арнольдович Пурин (род. в 1955 г. в Ленинграде) — поэт, эссеист, переводчик. Автор пятнадцати (включая переиздания) стихотворных сборников и трех книг эссеистики. Переводит немецких и голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой ) поэтов, опубликовал пять книг переводов. Лауреат Санкт-Петербургской литературной премии «Северная Пальмира» (1996, 2002) и др.
В настоящем издании представлены лучшие стихи автора за четыре десятилетия литературной работы, включая новую, седьмую, книгу «Почтовый голубь» и полный перевод «Сонетов к Орфею» Р.-М. Рильке.
Цена: 350 руб.


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru