БЫЛОЕ И КНИГИ

Александр Мелихов

«Это моя правда, моя и ничья больше»

 

Виктора Астафьева я долгое время не читал, даже когда он был уже вполне знаменит: мне почему-то казалось, что это очередной эпигон Шолохова. Но, когда справедливости ради я заставил себя взяться за «Царь-рыбу», я был ослеплен и оглушен красками, звуками, пленен гиперреалистической достоверностью, юмором… А глава «Уха на Боганиде» повергла меня в такую восхищенную немоту, что, кажется, только она и спасла меня от конфуза: я все-таки удержался и не отправил Астафьеву восторженное письмо, которое сочинял несколько дней подряд. Теперь даже жалею — вдруг бы оно все-таки доставило певцу несколько теплых минут.

И любопытно, вспомнил ли бы он об этом письме, когда писал для «Литературной газеты» возмущенную статью о моем «Романе с простатитом», опубликованном в «Новом мире» в середине девяностых. К концу филиппики, правда, классик сменил гнев на относительную милость (мне кажется, он вообще был очень добрым, но взрывным, как все обостренно чувствительные люди): «Большинство любой литературы — нашей или американской, — она вся об одиночестве человека. И то, что современные прозаики и поэты изобразили, пусть и в безобразном виде (будь это Петрушевская или Мелихов), но нащупали эту трагедию, — их заслуга. Мы, старики, так не умеем».

Надо сказать, я нисколько на него не обиделся, и не только потому, что он «имел право», — это само собой, если уж Толстой мог обругать Шекспира, а Набоков Достоевского. Но мне казалось, да и сейчас кажется, что голосом Астафьева говорила какая-то традиция, и в этом смысле он действительно — хотя и не единственный, разумеется, — глас народа.

С тем же самым желанием расслышать этот глас, не затыкая уши, если даже он наговорит чего-то, на мой взгляд, несправедливого, я взялся и за его итоговый роман «Прокляты и убиты» (СПб., 2017). Мое дело, говорил я себе, прежде всего узнавать и понимать, как, скажем, у геолога, который лишь в последнюю очередь задумывается, а не лучше ли было бы передвинуть Уральский хребет влево или вправо. Коллективные представления, они же стереотипы или предрассудки, а любая традиция в них и заключается, поддаются целенаправленному преобразованию не намного легче, чем геологические образования, — их меняет лишь история. Так что поменьше обличений чужих предрассудков и стереотипов с высоты моих собственных. Не вспоминать, к примеру, ответное письмо Астафьева Эйдельману, в котором он наговорил яростных слов о еврейском высокомерии и русском национальном возрождении и в котором, по свидетельству Мариэтты Чудаковой, он впоследствии раскаивался. Да и Лев Толстой завещал миру публиковать только те его сочинения, которые он сам отдал в печать, ибо всякому человеку свойственно сгоряча высказывать и прямые глупости. Особенно в ситуации конфликта, когда каждый стремится выразить не столько то, что он действительно чувствует, сколько то, что лучше защитит его в глазах его референтной группы и побольнее уязвит противника. А писатели, строящие свое мироздание из сугубо личных впечатлений — в сущности, из впечатлений ребенка, живущего в них до седых волос или до полной их утраты, — и вовсе могут выражать свои подлинные чувства лишь в художественных образах, когда им не нужно притворяться идеологически выдержанными.

Вот я и стремился читать «Прокляты и убиты», стараясь побольше узнавать и поменьше обличать. И убедился, что Астафьев отнюдь не устрашился изобразить советский тыл — «курс молодого бойца» — в самом безобразном виде. Вши, массовый понос, поседевшие от соли штаны доходяг явлены с поистине физиологической достоверностью. И отношение к ним товарищей не столько по оружию, сколько по несчастью тоже изображено как брезгливое и безжалостное. Правда, когда самого полумертвого из них прямо перед строем забивает насмерть офицер с физиономией, формой и размером напоминающей ведро, они едва не поднимают его на штыки. Деревянные, винтовок для обучения не хватает.

В общем, условия совершенно пещерные — с той разницей, что троглодитов, по-видимому, их кухонная обслуга не обкрадывала с такой наглостью. А конвой не препятствовал добывать пищу самостоятельно.

И все это описано с доскональным знанием подробностей — чего стоят одни только тазики, в которые наливают хлебово, с дырками вместо оторванных ручек: и горячо держать, и драгоценная жидкость утекает — тут не качать права, а скорее бежать к своей команде, чтобы побольше донести.

Боеспособность будущих бойцов падает на глазах, у них развивается самая настоящая «алиментарная дистрофия» (поименованная в послесловии «элементарной»), распространяется куриная слепота, отупение (в винтовочных затворах перестают разбираться и те, кто их до этого хорошо знал), — лучше всех приспосабливаются блатные да приблатненные, это для них естественный образ жизни — тырить, подмасливать, выменивать, объегоривать…

А когда с небес разражается грозный приказ 227, то подтягивают, разумеется, не кухонное ворье и не тыловую придурню, а первых подвернувшихся рядовых полуобученных: братьев, отлучившихся в родную деревню, показательно расстреливают, хотя с них было бы вполне достаточно губы, в самом крайнем случае — штрафбата.

Астафьев живописует весь этот непроглядный мрак столь длительно и скрупулезно, что читательская жажда возмездия наконец становится невыносимой, хочется срочно найти козла отпущения, какого-нибудь толстопузого буржуя — в данном случае генерала. Но, увы, промелькнувшие в этом аду два генерала явно желали улучшений, а один так даже огрел ведром кого-то из кухонной обслуги. Генерал уехал, и сделалось еще хуже: этот хребет, как и всякий устоявшийся уклад, по-видимому, тоже может сместить лишь сама история.

Персонажей в романе очень много, как и положено в эпосе, и все написаны точными, хотя и скуповатыми для Астафьева штрихами и мазками. Но чем дольше читаешь, тем больше видишь, что это не эпос, стремящийся как можно роскошнее передать красоты и ужасы какой-то вселенной, а проповедь, которая стремится чему-то научить, что-то воспеть, а что-то проклясть. В «Царь-рыбе» достоверны и роскошны, кажется, все, кроме Гоги Герцева, карикатурного во всем, начиная с имени и фамилии, какими склонны наделять братьев-славян простодушные американские писатели (Хемингуэй, придумавший Каркова, Джек Лондон, выдумавший Субьенкова…). «Последний поклон» я давно не перечитывал, но схематизма не припоминаю, а роскошества так и стоят в глазах. В романе же «Прокляты и убиты» роскошеств, «архитектурных излишеств», которые более всего и придают очарование художественной прозе, для Астафьева имеется очень мало (хотя для какого-нибудь середнячка-реалиста это было бы истинное барокко), почти все центральные персонажи — сюжетные функции, почти про каждого можно объяснить, что им хочет сказать автор.

Положительные герои и вовсе написаны одной краской, демонстрируют какую-то одну черту характера, а то даже и не характера, но системы убеждений. Отрицательные герои тоже состоят из одной лишь подлости, интереснее прочих, пожалуй, озорники, все как один с примесью уголовного оттенка. Но и при их помощи автор тоже стремится дать какой-то урок. Так, неунывающего приблатненного отчаюгу отправляют в штрафбат, но держится он с такой дерзостью, что едва не побуждает к мятежу новобранцев, которых надеялись припугнуть этим показательным процессом. То есть бунта можно ждать лишь от авантюристических анархистов; идейным же образом власти противостоят только двое юродивых. Один из них старовер, ссылающийся на авторитет своей бабушки Секлетиньи: «На одной стихире, баушка Секлетинья сказывала, писано было, что все, кто сеет на земле смуту, войны и братоубийство, будут Богом прокляты и убиты».

Но этот блаженный настоящий богатырь по части физической силы. А вот второй, его антипод, полуармянин-полуеврей, образованный отпрыск среднесоветской знати — долговязый, тощий, готовый доходяга, выживает лишь потому, что к его грамотности проникаются уважением более простецкие корешки. «Вид Васконяна раздражал всех, кто его зрил, да и досаждал он старшим чинам своей умственностью, прямо-таки одергивал с неба на землю тех самоуверенных командиров, особо политработников, которые думали, что всё про всё знают, потому как никогда никаких возражений своим речам и умопросвещению не встречали. Крепче всего их резал, с ног валил Васконян, когда речь заходила о свободе, равенстве, братстве, которое хвастается своим гуманизмом, грозился Международным Красным Крестом, который в конце концов доберется до сибирских лесов и узнает обо всех „безобгазиях, здесь твогящихся“. „Молчи ты, молчи, — шипели на Васконяна ребята, дергали его за рубаху, когда тот вступал в умственные пререкания со старшими по званию, — опять воду таскать пошлют, обольешься — где тебя сушить? На занятиях мокрому хана…“»

Вот какими должны быть отношения народа и интеллигенции, как бы говорит нам Астафьев. Народ помогает интеллигенту выжить в жестоком материальном мире, а тот проникается к народу любовью: «Жизнь не бывает неспгаведливой. Жестокой, подвой, свинской бывает, неспгаведливой — нет. Откуда бы я узнав вашу жизнь, гебята, если б не попав сюда, в эту чегтову яму? Как бы я оценив эту вот кагтофелину, кусочек дгагоценного сава, все, что вы отогвали от себя? Из своей квагтигы? Где я не ев макагоны по-фвотски, где в гостиной в вазе постоянно засыхали фгукты? Кого бы и что бы я увидев из пегсональной машины и театгальной ожи. Все пгавильно. Если мне и суждено погибнуть, то с любовью в сегдце к людям».

Причем этих самых людей автор может припечатать и очень сурово: «Выгрузка леса в первой роте пошла быстрее. Вторая рота тут же переняла передовой опыт — там тоже по связке кто-то бегал с палкой, лупил волокущих бревно братьев по классу, будто колхозных кляч, люто матерясь. Эта вот особенность нашего любимого крещеного народа: получив хоть на время хоть какую-то, пусть самую ничтожную, власть (дневального по казарме, дежурного по бане, старшего команды на работе, бригадира, десятника и, не дай Бог, тюремного надзирателя или охранника), остервенело глумиться над своим же братом, истязать его, — достигшая широкого размаха во время коллективизации, переселения и преследования крестьян, обретала все большую силу, набирала все большую практику, и ой каким потоком она еще разольется по стране, и ой что она с русским народом сделает, как исказит его нрав, остервенит его, прославленного за добродушие характера».

Нрав народа искажает его же собственная особенность… Ладно, пропустим: мое дело узнавать, а не подлавливать.

В стане врага — власти, судя по роману, идейными тоже бывают только юродивые. Мужеподобная Степка (Степанида) «обреталась в области того советского искусства, которое скорее и точнее назвать бы бесовством» — с выкрикиваньем лозунгов, с шагом на месте под барабанный бой, — она и не заметила, с чего это у нее вдруг появился сынишка. Такую придурочную, пожалуй, можно и простить, намекает автор, но более пронырливые проповедники осточертевшей решительно всем партийной демагогии отвратительны ему до такой степени, что главного из них, начальника политотдела Мусика, он наделяет не только отвратительной внешностью, но и гадким именем-отчеством: Лазарь Исакович.

Принципиально не стану обсуждать, насколько такое типично, мое дело фиксировать и понимать, какую картину войны пожелал оставить миру писатель, являющийся одним из важнейших голосов своей социальной группы. И в этой картине Мусика, единственного из тыловой сволочи, настигает заслуженное возмездие: его убивает рыцарь без страха и упрека капитан Щусь, изобразив дело случайным наездом на мину.

В общем, Астафьев изображает войну не просто как беспредельно жестокое и безобразное дело (раскисшие трупы, мухи, крысы…), но и как беспредельно подлое. И все же при этом свои остаются для него своими, ему всегда до`роги те, кто выполняет свой долг на нашей стороне, хотя он никогда не стремится показать, что немцы более звери, чем русские, он клянет звериное начало человеческой породы, не разбирая наций и партий. И все-таки отыскивает и персонального виновника.

«Выродок из выродков, вылупившийся из семьи чужеродных шляпников и цареубийц, до второго распятия Бога и детоубийства дошедший, будучи наказан Господом за тяжкие грехи бесплодием, мстя за это всему миру, принес бесплодие самой рожалой земле русской, погасил смиренность в сознании самого добродушного народа, оставив за собой тучи болтливых лодырей, не понимающих, что такое труд, что за ценность каждая человеческая жизнь, что за бесценное создание хлебное поле».

Автор прослеживает жизненные пути множества персонажей, но корни зла у него никогда не уходят в дореволюционную пору. Таким он видит мир или по крайней мере такую его картину он пожелал оставить будущим поколениям — он ведь не мог не понимать, что пишет роман-завещание. Можно сказать, боговдохновенный: в послесловии Астафьев прямо пишет, что «Силы Небесные вдохнули в меня сей замысел и помогают его осуществить. <…> А что касается правды о войне, то я не зря ведь везде говорил и говорю, писал и пишу — „это моя правда, моя и ничья больше“».

Главные, однако, его отступления говорят не о войне, а вообще о жизни, которая все-таки больше, чем война. В один абзац он вмещает и гимн тому, что он любит, и проклятие тому, что ненавидит.

«Творя хлебное поле, человек сотворил самого себя.

Век за веком, склонившись над землей, хлебороб вел свою борозду, думал свою думу о земле, о Боге, тем временем воспрянул на земле стыда не знающий дармоед, рядясь в рыцарские доспехи, в религиозные сутаны, в мундиры гвардейцев, прикрываясь то крестом, то дьявольским знаком, дармоед ловчился отнять у крестьянина главное его достояние — хлеб. Какую наглость, какое бесстыдство надо иметь, чтобы отрывать крестьянина от плуга, плевать в руку, дающую хлеб. Крестьянам сказать бы: „Хочешь хлеба — иди и сей“, да замутился их разум, осатанели и они, уйдя вослед за галифастыми пьяными комиссарами от земли в расхристанные банды, к веселой, шебутной жизни, присоединились ко всеобщему равноправному хору бездельников, орущих о мировом пролетарском равенстве и счастье».

Так что же, с концом крестьянской цивилизации исчезнет и человеческое в людях? Надежда у автора, пожалуй, только на Бога и — на женщину: «Есть в ней, в жизни, незыблемо-вечное, и все может сотворить только женщина. Счастье, добро — все, все на свете в ее жертвенности, в ее разумности, приветной нежности».

Подписку на журнал "Звезда" на территории РФ осуществляют:

Агентство РОСПЕЧАТЬ
по каталогу ОАО "Роспечать".
Подписной индекс
на полугодие - 70327
на год - 71767
Группа компаний «Урал-пресс»
ural-press.ru

Интернет-подписка на журнал "Звезда"
Интернет подписка
ВНИМАНИЕ!
Открыта льготная подписка на серию
"Государственные деятели России глазами современников"


1 июля
Литературный вечер: Александр Жолковский, Лада Панова.
Начало в 18:30
Вход свободный.
23-26 мая
Журнал "Звезда" - на XIV Санкт-Петербургском Международном книжном салоне.
Наш стенд - 523.
Адрес: Санкт-Петербург, Манежная пл., 2 (Зимний стадион).
7 апреля 2019 года с 12 до 18 часов мы принимаем участие в Дне Еврейской книги в Большой Хоральной Синагоге Санкт-Петербурга (Лермонтовский пр., д. 2).
Вход на ярмарку свободный.
"
Смотреть все новости


Евгений Каинский - Порядок вещей


Евгений Каминский — автор почти двадцати прозаических произведений, в том числе рассказов «Гитара и Саксофон», «Тихий», повестей «Нюшина тыща», «Простая вещь», «Неподъемная тяжесть жизни», «Чужая игра», романов «Раба огня», «Князь Долгоруков» (премия им. Н. В. Гоголя), «Легче крыла мухи», «Свобода». В каждом своем очередном произведении Каминский открывает читателю новую грань своего таланта, подчас поражая его неожиданной силой слова и глубиной образа.
Цена: 200 руб.
Алексей Пурин - Незначащие речи


Алексей Арнольдович Пурин (1955, Ленинград) — поэт, эссеист, переводчик. С 1989 г. заведует отделом поэзии, а с 2002 г. также и отделом критики петербургского журнала «Звезда». В 1995–2009 гг. соредактор литературного альманаха «Urbi» (Нижний Новгород — Прага — С.-Петербург; вышли в свет шестьдесят два выпуска). Автор двух десятков стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат премий «Северная Пальмира» (1996, 2002), «Честь и свобода» (1999), журналов «Новый мир» (2014) и «Нева» (2014). Участник 32-го ежегодного Международного поэтического фестиваля в Роттердаме (2001) и др. форумов. Произведения печатались в переводах на английский, голландский, итальянский, литовский, немецкий, польский, румынский, украинский, французский и чешский, в т. ч. в представительных антологиях.
В книге впервые публикуются ранние стихотворения автора.
Цена: 130 руб.
Моя жизнь - театр. Воспоминания о Николае Евреинове


Эта книга посвящена одному из творцов «серебряного века», авангардному преобразователю отечественной сцены, режиссеру, драматургу, теоретику и историку театра Николаю Николаевичу Евреинову (1879-1953). Она написана его братом, доктором технических наук, профессором Владимиром Николаевичем Евреиновым (1880-1962), известным ученым в области гидравлики и гидротехники. После смерти брата в Париже он принялся за его жизнеописание, над которым работал практически до своей кончины. Воспоминания посвящены доэмигрантскому периоду жизни Николая Евреинова, навсегда покинувшего Россию в 1925 году. До этого времени общение братьев было постоянным и часто происходило именно у Владимира, так как он из всех четверых братьев и сестер Евреиновых оставался жить с матерью, и его дом являлся притягательным центром близким к семье людей, в том числе друзей Николая Николаевича - Ю. Анненкова, Д. Бурлюка, В.Каменского, Н. Кульбина, В. Корчагиной-Алексан-дровской, Л. Андреева, М. Бабенчикова и многих других. В семье Евреиновых бережно сохранились документы, фотографии, письма того времени. Они нашли органичное место в качестве иллюстраций, украшающих настоящую книгу. Все они взяты из домашнего архива Евреиновых-Никитиных в С.-Петербурге. Большая их часть публикуется впервые.
Цена: 2000 руб.


Калле Каспер - Песни Орфея


Калле Каспер (род. в 1952 г.) – эстонский поэт, прозаик, драматург, автор шести стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. «Песни Орфея» (2017) посвящены памяти жены поэта, писательницы Гоар Маркосян-Каспер.
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) – русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.


Пасынки поздней империи


Книга Леонида Штакельберга «Пасынки поздней империи» состоит из одной большой повести под таким же названием и нескольких документальных в основе рассказов-очерков «Призывный гул стадиона», «Камчатка», «Че», «Отец». Проза Штакельберга столь же своеобразна, сколь своеобразным и незабываемым был сам автор, замечательный рассказчик. Повесть «пасынки поздней империи» рассказывает о трудной работе ленинградских шоферов такси, о их пассажирах, о городе, увиденном из окна машины.
«Призывный гул стадиона» - рассказ-очерк-воспоминание о ленинградских спортсменах, с которыми Штакельбергу довелось встречаться. Очерк «Отец» - подробный и любовный рассказ об отце, научном сотруднике Института имени Лесгафта, получившем смертельное ранение на Ленинградском фронте.
Цена: 350 руб.

Власть слова и слово власти


Круглый стол «Власть слова и слово власти» посвящен одному из самых драматических социокультурных событий послевоенного времени – Постановлению Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» 1946 г.
Цена: 100 руб.



Елена Кумпан «Ближний подступ к легенде»


Книга Елены Андреевны Кумпан (1938-2013) рассказывает об уходящей культуре 1950 – 1960-х годов. Автор – геолог, поэт, экскурсовод – была дружна со многими выдающимися людьми той бурной эпохи. Герои ее воспоминаний – поэты и писатели Андрей Битов, Иосиф Бродский, Александр Городницкий, Рид Грачев, Александр Кушнер, Глеб Семенов, замечательные ученые, литераторы, переводчики: Л.Я. Гтнзбург, Э.Л. Линецкая, Т.Ю. Хмельницкая, О.Г. Савич, Е.Г. Эткинд, Н.Я. Берковский, Д.Е. Максимов, Ю.М. Лотман и многие другие
Книга написана увлекательно и содержит большой документальный материал, воссоздающий многообразную и сложную картину столь важной, но во многом забытой эпохи. Издание дополнено стихами из единственного поэтического сборника Елены Кумпан «Горсти» (1968).
Цена: 350 руб.


Елена Шевалдышева «Мы давно поменялись ролями»


Книга тематически разнообразна: истории из пионервожатской жизни автора, повесть об отце, расследование жизни и судьбы лейтенанта Шмидта, события финской войны, история поисков и открытий времен Великой Отечественной войны.
Цена: 250 руб.


Нелла Камышинская «Кто вас любил»


В сборнике представлены рассказы, написанные в 1970-1990-ж годах. То чему они посвящены, не утратило своей актуальности, хотя в чем-то они, безусловно, являются замечательным свидетельством настроений того времени.
Нелла Камышинская родилась в Одессе, жила в Киеве и Ленинграде, в настоящее время живет в Германии.
Цена: 250 руб.


Александр Кушнер «Избранные стихи»


В 1962 году, более полувека назад, вышла в свет первая книга стихов Александра Кушнера. С тех пор им написано еще восемнадцать книг - и составить «избранное» из них – непростая задача, приходится жертвовать многим ради того, что автору кажется сегодня лучшим. Читатель найдет в этом избранном немало знакомых ему стихов 1960-1990-х годов, сможет прочесть и оценить то, что было написано уже в новом XXI веке.
Александра Кушнера привлекает не поверхностная, формальная, а скрытая в глубине текста новизна. В одном из стихотворений он пишет, что надеется получить поэтическую премию из рук самого Аполлона: «За то, что ракурс свой я в этот мир принес / И непохожие ни на кого мотивы…»
И действительно, читая Кушнера, поражаешься разнообразию тем, мотивов, лирических сюжетов – и в то же время в каждом стихотворении безошибочно узнается его голос, который не спутать ни с чьим другим. Наверное, это свойство, присущее лишь подлинному поэту, и привлекает к его стихам широкое читательское внимание и любовь знатоков.
Цена: 400 руб.


Л. С. Разумовский - Нас время учило...


Аннотация - "Нас время учило..." - сборник документальной автобиографической прозы петербургского скульптора и фронтовика Льва Самсоновича Разумовского. В сборник вошли две документальные повести "Дети блокады" (воспоминания автора о семье и первой блокадной зиме и рассказы о блокаде и эвакуации педагогов и воспитанников детского дома 55/61) и "Нас время учило..." (фронтовые воспоминания автора 1943-1944 гг.), а также избранные письма из семейного архива и иллюстрации.
Цена: 400 руб.


Алексей Пурин. Почтовый голубь


Алексей Арнольдович Пурин (род. в 1955 г. в Ленинграде) — поэт, эссеист, переводчик. Автор пятнадцати (включая переиздания) стихотворных сборников и трех книг эссеистики. Переводит немецких и голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой ) поэтов, опубликовал пять книг переводов. Лауреат Санкт-Петербургской литературной премии «Северная Пальмира» (1996, 2002) и др.
В настоящем издании представлены лучшие стихи автора за четыре десятилетия литературной работы, включая новую, седьмую, книгу «Почтовый голубь» и полный перевод «Сонетов к Орфею» Р.-М. Рильке.
Цена: 350 руб.


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru