МНЕНИЯ

Андрей Пуговкин

Как обманули Россию

Иррациональная ностальгия по СССР представляет репрессии прискорбными издержками грандиозных исторических свершений. Но если последовательно, по датам, расставить события, стыдливо запрятанные между строк казенных учебников, предстает страшная, трагическая картина. Тот самый исторический позор, который десятилетиями пытаются прикрыть пропагандой, засекречиванием архивов, уничтожением документов, преследованием историков и журналистов. Приведенные факты по отдельности известны, но, собранные вместе, они рисуют объемную картину гуманитарной катастрофы, постигшей Россию в ХХ столетии. Катастрофы, которую невозможно рассматривать с «одной и другой стороны». Эти факты собраны в книге-справочнике под названием «Советский государственный террор и сопротивление тоталитарному режиму. Хроника основных событий 1917—1991», изданной в минувшем году научно-информационным центром «Мемориал». Ее авторы — Александр Марголис, Татьяна Притыкина и Александр Даниэль.

Большевики захватили власть, обещая мир, землю и рабочий контроль на предприятиях. Это был бессовестный популизм: Ленин и Троцкий позднее называли одноименные декреты «средством пропаганды». Лидеры ВКП(б) совершенно не представляли, как управлять государством: «Мы экспериментировали над народом, как студент над трупом, купленным в анатомическом театре». А вот декреты о цензуре и репрессиях они выполняли всерьез, в первые же часы провозгласив Гражданскую войну устами Николая Бухарина с трибуны съезда Советов.

Они обещали свободу

26 октября (8 ноября) 1917. Арест членов Временного правительства. В Петро­граде ходили трамваи, работали магазины и театры. Далеко не все обратили внимание на суету вооруженных людей вокруг почтамта, телеграфа и бокового подъезда Зимнего дворца.

29 октября (11 ноября) 1917. В Петрограде подавлено выступление юнкеров; 200 юнкеров убито, 20 пленных — расстреляно у стен Петропавловской крепости. Несколько юнкеров стали жертвами самосудов на улицах. Жертвы аналогичных событий в Москве — около тысячи человек. Вот когда всем стало понятно, что произошел настоящий военный переворот. Свидетельство тех дней — могила 24-летнего юнкера Владимира Александрóвича на питерском Смоленском кладбище. Там не бывает помпезных церемоний, но каждый год к скромному памятнику идут люди с цветами. Многие приводят с собой детей.

1(20) декабря 1917. Декрет Совнаркома об организации ВЧК. Рак начинается с незаметного появления одной патологически выродившейся клетки. Болезнь проявляет себя, когда потомство этой клетки прорастает в жизненно важные органы. Контора на Гороховой улице быстро разрослась в злокачественную опухоль, метастазы которой до сих пор душат страну.

9 (22) января 1918. Расстрел в Петрограде демонстрации в защиту разогнанного Учредительного Собрания. Убито около 20 человек.

13 июня 1918. Декрет ВЦИК о введении смертной казни.

21 августа 1918. В Петрограде расстреляно 500 заложников.

5 сентября 1918. Массовые казни заложников в Москве.

6 сентября 1918. Организация сети концентрационных лагерей.

12 сентября 1918. Директива о массовом терроре. После этого во дворе тюрьмы Трубецкого бастиона Петропавловской крепости было расстреляно еще несколько сотен заложников. Характерные выбоины от пуль различимы там на стенах до сих пор. В 2009 году при строительстве автостоянки под стеной Головкина бастиона были обнаружены захоронения около 200 жертв красного террора, в том числе инвалида Русско-японской войны генерала Александра Рыкова. Вместе с останками нашли личные вещи, деньги и даже драгоценности, что свидетельствует о спешке и суете, в которой происходил бессудный расстрел.

Ноябрь 1920 — март 1921. Массовые расстрелы в Крыму пленных врангелевцев и гражданских беженцев. Убито не менее 20 тысяч человек. Так большевики исполнили ими же объявленную амнистию. Даже по некоторым советским оценкам реальное число погибших составило около 60 тысяч человек. Не намного счастливей была и участь рядовых солдат-эмигрантов, поддавшихся на соблазн репатриации через несколько лет.

Март 1921. При подавлении Кронштадтского восстания убито более 3 тысяч человек, большинство из которых расстреляны без суда. В те дни погиб младший брат моей бабушки Петр Петрович Самойлов. Он был рядовым участником событий — просто чекисты расстреливали каждого десятого. Тем временем прос­тые люди, которые пережили революцию, наивно надеялись на восстановление нормальной жизни. Они не понимали, что в стране установились порядки пострашнее разрухи и гражданской войны.

Август 1921. По «делу Таганцева» расстреляно около ста представителей петроградской интеллигенции. Среди казненных был выдающийся поэт Николай Гумилев. Их похоронили где-то около станции Бернгардовка.

Сентябрь—ноябрь 1922. Высланы за границу несколько сотен ученых и общественных деятелей. В отличие от политиков и военных большинство ученых-эмигрантов нашли свое место в зарубежной жизни. Они занимались своим делом, с лихвой отблагодарив страны, которые стали их новой родиной. Не повезло только тем, кто позднее поверил пропаганде и неосторожно вернулся в советскую Россию.

Июнь—октябрь 1923. Организация Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН). Это учреждение стало прообразом и полигоном всей системы ГУЛага.

Февраль—июнь 1925. Арестовано150 выпускников Александровского лицея и Училища правоведения. 26 человек казнено, почти все остальные погибли в лагерях или были расстреляны позднее. Питомцев элитных учебных заведений советская власть считала врагами по определению. Она нуждалась в «образованщине» — поднятых ее социальными лифтами, идеологически зомбированных и натасканных на узкую профессиональную деятельность люмпен-интеллигентах.

9 июня 1927. Расстрел заложников в ответ на убийство в Варшаве полпреда Петра .Войкова.

Сентябрь 1928. Расстрел 128 «якутских федералистов».

Май 1931. Только в Ленинграде по «Гвардейскому делу» расстреляно более тысячи человек, главным образом бывших офицеров царской армии. Так их «отблагодарили» за победу наспех сколоченного красного воинства в Гражданской войне. Погибла наиболее образованная часть командного состава, чей боевой опыт через десять лет сберег бы сотни тысяч солдатских жизней.

Декабрь 1934. В Киеве расстреляны 28 украинских литераторов по обвинению в «националистической деятельности».

26 января 1935. Высылка из Ленинграда на север Сибири 663 сторонников Григория Зиновьева.

27 февраля 1935. Выселение из Ленинграда около пяти тысяч семей дворянства и духовенства. В 1970-е годы я учился, а позднее преподавал в школе-интернате при Ленинградском университете. В эту школу после конкурсных экзаменов поступали одаренные школьники со всего северо-запада СССР. Среди них регулярно попадались подростки, бабушки и дедушки которых до 1930-х годов жили в городе на Неве. Эти дети избегали разговоров о том, каким образом в 1930-е их семьи оказались в Вологде, Архангельске или Валдае.

27 февраля 1937. Политбюро впервые предварительно утвердило «расстрельный список» на 479 человек.

31 июля 1937. Секретный приказ НКВД «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». Этот приказ запустил механизм «большого террора». За 1 год и 3 месяца по всей стране было расстреляно 390 000 и заключено в лагеря 380 000 тысяч человек, большинство из которых тоже погибло. В 1990-е годы член ГКЧП и бывший председатель КГБ СССР Владимир Крючков будет публично врать по телевидению, пытаясь выдать эти цифры за общее число репрессированных в годы советской власти. Уже в 2017 году то же самое повторит лидер коммунистов Геннадий Зюганов. Реальные подсчеты показывают, что только в предвоенные десять лет жертвами террора стало не менее 7 миллионов человек, а за все время советской власти — число, сопоставимое с потерями в Великую Отечественную войну и в несколько раз превосходящее гитлеровский Холокост. Существует важное отличие: 90 % жертв гитлеровского политического террора составляли иностранцы, а советского — соотечественники. Этот террор, однако, оказался «экпортным товаром»: в подражание и под руководством советских «товарищей» сотни тысяч подверглись репрессиям в странах «народной демократии» (в Венгрии, например, пострадал каждый десятый житель), а в Камбодже в 1970-е от рук местных коммунистов погибло больше двух миллионов человек. Не брезговали чекисты и международным терроризмом, жертвами которого стали в разное время опальный Лев Троцкий, генералы Александр Кутепов и Евгений Миллер, украинские националисты Евгений Коновалец и Степан Бандера.

5 августа 1937. Директива о казни 10 тысяч ранее осужденных «кулаков».

27 октября — 4 ноября 1937. В карельском урочище Сандормох расстреляно 1111 заключенных ликвидированного Соловецкого лагеря. Это был первый из трех «Соловецких этапов». Следы второго теряются где-то в районе Лодейного Поля, а заключенных третьего раздумали везти на материк и расстреляли прямо в Соловках. Расстрельные списки карельского НКВД с именами известных ученых, писателей и театральных деятелей, могилы в Сандормохе и Красном Бору нашел и исследовал историк Юрий Дмитриев в 1997 году.

27—28 февраля 1938. На спецполигоне «Бутово» под Москвой установлен рекорд: за одну ночь расстреляно 562 человека. Но «достижение» продержалось недолго и было перекрыто 20 марта того же года в ленинградской тюрьме на улице Лебедева, достигнув 1236 человек.

10 января 1939. Телеграмма Сталина региональным руководителям ВКП(б) и НКВД о целесообразности дальнейшего применения пыток. На допросах в ВЧК и НКВД подследственных избивали всегда. Телеграмма лишь подчеркивала важность разосланной одновременно с ней инструкции ЦК ВКП(б).

Повальные аресты, пытки и казни продолжались до самой войны и как ни в чем не бывало после ее начала. Отступая с армией под натиском германских войск, чекисты сотнями расстреливали заключенных и подследственных в тюрьмах оставляемых городов. Пришедшие гитлеровцы с готовностью демонстрировали местным жителям эти горы трупов, провоцируя еврейские погромы, террор и массовое сотрудничество с оккупантами. Волна бессудных расстрелов ранее приговоренных к лишению свободы прокатилась по местам заключения и в глубине страны.

16 августа 1941. Все пленные советские военнослужащие объявлены «злостными дезертирами». За три месяца в плену оказалось 3,6 миллиона советских военно­служащих — 70 % личного состава дезорганизованной кадровой армии, которая за предвоенное десятилетие потеряла от репрессий около 40 тысяч офицеров и генералов. В России, с ее традициями патриотизма, такой исход в плен однозначно говорил о нежелании воевать за советскую власть. После всех ошибок и преступлений граждане не чувствовали никаких моральных обязательств по ее защите. Подлинная Великая Отечественная война началась позднее — не по призывам Сталина, а в ответ на преступления оккупантов. Тем не менее за агрессора воевало в общей сложности более миллиона советских граждан — невиданный случай в истории. Отсюда — патологическая ненависть «кремлевского горца» к соотечественникам, попавшим под оккупацию или в плен.

За время войны по приговору трибуналов было расстреляно 150 тысяч, а чекистами из СМЕРШ еще около 70 тысяч советских военнослужащих — всего примерно 16 полнокровных дивизий. Более 400 тысяч солдат и офицеров пошли на почти что верную смерть в штрафные роты и батальоны.

23 сентября — 1 ноября 1941. Расстрел под Орлом и Куйбышевым около 200 политзаключенных и подследственных, включая известных политических деятелей и крупных военачальников, арестованных накануне и в первые дни войны. Больше половины из них были расстреляны без суда. Еще 46 человек, половина из которых — заслуженные боевые генералы, расстреляли 23 февраля 1942 года, «отметив» День Красной Армии. Массовые репрессии в отношении заведомо невиновных людей на фронте, в тылу и даже в блокированном Ленинграде продолжались на протяжении всей войны, своей бессмысленной жестокостью приводя в удивление даже резидентов германской разведки.

29 сентября 1945. Изменен порядок информирования родственников о судьбе расстрелянных в 1934—1938 годы, о которых ранее сообщалось, что они осуждены на 10 лет «без права переписки». Отныне называются фиктивные причины и даты их смерти в местах заключения. Это вранье будет продолжаться до 1990-х годов, проникнет в учебники, Большую советскую энциклопедию и даже теперь используется для занижения числа жертв советской власти.

11 мая 1946. Первый приговор по «делу авиаторов» — руководителей авиационной промышленности и ВВС. Так Сталин начал сводить счеты с военными. Под каток попали и те, кто всю войну сражался на фронте, и те, кто стоически выдержал плен, и те, кто в той или иной форме сотрудничал с врагом. На характер обвинений и суровость приговоров это никак не влияло. Исполнение «высшей меры» для некоторых затянулось впредь до восстановления формально отмененной смертной казни. После этого, только в апреле — августе 1950 года были расстреляны два маршала и более 20 генералов.

Июль 1949. Первые аресты по «Ленинградскому делу». Сталин не мог простить руководителям города излишней инициативности в период его героической обороны и особенно осенью 1941 года, когда сам он твердил, что необходимо «дать выход войскам Ленфронта на восток для избежания плена». Вместо этого они нашли возможность собственными силами остановить группу армий «Север». «Пожалуй, за двести с лишним лет никто, кроме самого Петра и поэтов, не любил так горделивую Северную столицу, как три миллиона ленинградцев — потомственных рабочих, моряков, военных, ученых, писателей, артистов и студентов — цвет страны, обращенный лицом к Западу и сердцем к России… В их исступленной любви к своему городу был протест против властителей, засевших в Москве», — вспоминал об отношении к «скрыто ненавидимой и почти открыто презираемой власти» писатель-эмигрант Анатолий Даров (Духонин). Его автобиографический роман «Блокада» вышел на родине лишь в 2012 году. В последующие годы прошла серия судебных процессов, было расстреляно несколько десятков руководителей обороны и отправлено в ГУЛаг еще около 3 тысяч горожан — цвет уцелевшего после войны населения Северной столицы.

 

 

 

Они обещали мир народам

Люди, совершившие октябрьский переворот, называли себя интернационалистами. Подлинным результатом их деятельности стали массовые «этнические чистки» с признаками геноцида. Всего за 1917—1952 годы депортациям подверг­лось не менее 6,5 млн человек.

6—9 февраля 1918. В далекой Средней Азии город Коканд захватили присланные из России большевистские каратели. Последовал разгром Туркестанской автономии — первого светского государства в Средней Азии. Убито более 10 тысяч мирных жителей.

24 января 1919. Секретная директива Оргбюро ЦК РКП(б) о «расказачивании» — массовом терроре в казачьих областях.

Конец октября 1920. Начало массовой депортации терских казаков в соседние регионы и на Север — 9 тысяч семей (45 тысяч человек).

27 августа 1921. Роспуск Всероссийского комитета помощи голодающим (Помгола), арест и высылка за границу его руководителей. Жестокая засуха усугубила последствия войны и большевистских реквизиций, и в 1921—1923 годах голод унес более 5 млн жизней.

Декабрь 1929. Провозглашена политика раскулачивания. За последующие годы было дочиста ограблено и отправлено в концлагеря либо на спецпоселение около 2,5 млн человек — наиболее дееспособная часть крестьянства.

1931—1933. Возникший в сельском хозяйстве хаос в сочетании с грабительскими хлебозаготовками стали причинами «голодомора», который унес более 7 млн человек: 3,5 млн на Украине, 2,5 млн в России и 1 млн — в Казахстане. Около 200 000 кочевников — казахов и уйгуров — смогли прорваться сквозь чекистские кордоны в Китай. За три года коренное население Казахстана уменьшилось вдвое. В организации голода обвинили и расстреляли 48 ведущих специалистов пищевой промышленности страны.

28 марта 1935. Депортация из Ленинграда и пригородов 30 тысяч ингерманландских финнов. Вместе с ними репрессировали эстонцев, ижорцев и вепсов. Как свидетельствует многотомный «Ленинградский мартиролог», депортация сопровождалась бессудными убийствами. В Ленинградской области тогда погибло не менее 17 тысяч представителей финно-угорских народов. Чекисты расстреляли даже неграмотного старика-финна, который катал детей на пони в городском зоопарке.

7 апреля 1935. Распространение смертной казни на детей старше 12 лет.

28 апреля 1936. Постановление о выселении 70 тысяч этнических немцев и поляков из Украины в Казахстан.

9 августа 1936. Начало «польской» операции НКВД. Всего в ходе операции было расстреляно не менее 110 тысяч поляков. Тогда же выслали из Ленинграда 16-летнего одноклассника моего отца Людвига Опейко. Не дожидаясь этого, администрация бывшей гимназии Мая рискнула «авансом» в начале выпускного класса выписать парню аттестат зрелости, который очень пригодился ему в последующей жизни.

21 августа 1937. Постановление ЦК ВКП(б) о выселении корейцев с Дальнего Востока. Общее число депортированных превысило 170 тысяч человек.

17 августа 1937. Начало «румынской» операции НКВД.

19 сентября 1937. Оперативный приказ о репрессиях в отношении «харбинцев» — добровольных русских репатриантов из Маньчжурии. Приказ стоил жизни 20 тысячам человек.

11 октября 1937. Директива о выселении из Азейбарджана 416 семей этнических курдов и 150 семей раскулаченных.

30 ноября 1937. Начало «латышской» операции НКВД.

14 декабря 1937. Расширение «латышской» операции с распространением ее на эстонцев, литовцев, финнов, болгар, греков и других «национальностей, не входящих в состав народов СССР». Всего было расстреляно 16,5 тысяч латышей, 10,5 тысяч греков, 9 тысяч финнов, 8 тысяч эстонцев, 5,5 тысяч румын.

22 декабря 1937. Начало репрессий против этнических китайцев на Дальнем Востоке с высылкой в охваченный голодом и войной Синцзян.

18—29 января 1938. Начало «иранской» операции НКВД с депортациями персов из Азейбарджана в Казахстан.

16 февраля 1938. Начало арестов лиц афганского происхождения.

23 августа 1939. Подписан договор с секретным протоколом о ненападении с нацистской Германией. Пакт Молотова—Риббентропа сделал возможными самые страшные события в истории Европы. Не случайно в 2008 году именно эту дату Европейский парламент провозгласил днем памяти жертв сталинизма и нацизма.

17 сентября 1939. Вторжение Красной Армии в воюющую с Германией Польшу. Разговоры о «распаде» польского государства — советско-нацистская пропагандистская ложь. Германские войска несли тяжелые потери, а Войско Польское воевало, по крайней мере, не хуже, чем Красная Армия два года спустя. Даже после советского вторжения, лишившего польскую оборону оперативной глубины, бои продолжались еще три недели. Между советскими и польскими войсками происходили боевые столкновения, в которых, в частности, были ранены будущий главнокомандующий польскими войсками на Западе генерал Владислав Андерс и будущий советский маршал Андрей Еременко. На чьей стороне воевала в те дни Красная Армия?

28 сентября 1939. Советско-германский договор «О дружбе и границах» с двумя секретными протоколами. В рамках этих протоколов была согласована принудительная «репатриация» 120 тысяч балтийских немцев, что привело к исчезновению этноса, 700 лет определявшего жизнь Балтии. Их переселяли без конвоя и не в голую степь, но большинство потерявших имущество репатриантов попали в переданные после войны Польше Поморье и Западную Пруссию, пополнив число беженцев и перемещенных лиц.

Конец 1939 года ознаменовался бесславным военным конфликтом с Финляндией. Он принес СССР территории, которые не сыграли никакой роли в укреплении безопасности страны. Свою независимость Финляндия смогла отстоять, а война с СССР подтолкнула ее к тактическому союзу с Германией. Захват финской территории привел к появлению примерно 350 тысяч гражданских беженцев и необратимому разрушению хозяйственной инфраструктуры некогда цветущего края.

Ноябрь 1939. Аресты в присоединенных областях Украины и Белоруссии. Всего до июня 1941 года будет арестовано не менее 107 400 человек, не считая принудительно депортированных.

Февраль 1940. Депортация из Украины и Белоруссии 140 тысяч поляков.

5 апреля —21 мая 1940. «Катынское дело» — расстрел чекистами 22 тысяч польских военнопленных в советских лагерях и тюрьмах. Европейский суд по правам человека квалифицировал это массовое убийство как военное преступление. Не прекращаются попытки переложить ответственность на нацистов. Но захоронения 6000 жертв, как нарочно, находятся в тверском урочище Медное, которое никогда не было занято немецкими войсками.

Катынский лес находится неподалеку от Смоленска. Оккупационный бургомистр этого города Борис Меньшагин провел 25 лет во Владимирском централе, отказываясь подтвердить советскую версию о том, что поляков расстреляли нацисты. Его заместитель Борис Базилевский, который согласился лжесвидетельствовать на Нюрнбергском процессе, был в награду освобожден от ответственности за двухлетнюю службу нацистам и потом до конца жизни, будучи профессором и деканом, воспитывал молодежь в Новосибирском пединституте.

В 2007 году сын одного из расстрелянных офицеров, великий кинорежиссер Анджей Вайда снял трагический фильм «Катынь». С опозданием «Катынь» показали по центральным телеканалам, а Вайду — наградили российским орденом Дружбы.

13 апреля 1940. Депортация с запада Украины 61 тысячи членов семей арестованных.

20 июня 1940. Аналогичная операция в Западной Белоруссии.

29 июня 1940. Депортация на Север 75 тысяч беженцев из Польши. В годы советской власти по всей стране по сугубо этническому признаку было репрессировано несколько сотен тысяч поляков, из которых не менее половины — физически уничтожено. В старинных городах с преимущественно польско-еврейским населением, таких как Вильнюс, Черновцы и Львов, евреи стали жертвами гитлеровского холокоста, а поляки — советской национальной политики. Холокост справедливо осужден как проявление геноцида, а обсуждение сталинской политики в отношении поляков на Нюрнбергском процессе заблокировала советская делегация. Во многом из-за этого стенограмма процесса так и не была полностью опубликована на русском языке.

22 мая 1941. Депортация с территории Западной Украины еще 11 тысяч членов семей ранее арестованных «социально чуждых элементов».

13 июня 1941. Аресты 5 тысяч «социально чуждых элементов» в Бессарабии и депортация 25 тысяч членов их семей.

14 июня 1941. Аналогичная операция в Литве, Латвии и Эстонии (14 тысяч арестованных и 30 тысяч высланных). Балтийские республики были присоединены к СССР летом 1940 года, хотя советские войска были введены в них на 7 месяцев раньше. Поводом послужили события в Эстонии — потопление якобы польской подводной лодкой парохода «Металлист» (его посадили на мель советский сторожевик «Туча» и подлодка Щ-303), а также заход за срочной медицинской помощью (угроза эпидемии на борту) в таллинский порт реальной польской подлодки «Орел», которая выгрузила больных и ушла в Атлантику воевать с нацистами. Террор начался сразу же после ввода советских войск, когда прямо на улицах Таллина и Риги стали бесследно пропадать люди, преимущественно из числа русских эмигрантов.

20 июня 1941. Аналогичная операция в Западной Белоруссии (2 тысячи арестованных и 24 тысячи высланных).

По приблизительным подсчетам, в западных областях Белоруссии и Украины после присоединения к СССР было арестовано около 400 тысяч человек, в значительной части — польского происхождения. Вакханалию прервала начавшаяся война. Эстафету этнических чисток в бывшей Восточной Польше приняли германские оккупационные власти.

Никто не подвергает сомнению личные заслуги ветеранов и значение нашей победы. Но мужество и героизм каждого отдельно взятого участника вой­­- ­ны упрямо не складывается в достойное поведение руководства государства, которое помогло Германии вооружиться, затем развязало ей руки для нападения на Польшу, потом бросило в топку вой­ны 27 миллионов собственных граждан.

26 августа 1941. Постановление об «эвакуации» немецкого и финского населения Ленинградской области. Точное число реально депортированных из запланированных 90 тысяч установить невозможно, так как многие вместо Сибири и Казахстана оказались в тылу быстро наступавших немецких войск и были репатриированы в Германию и Финляндию. После войны Сталин домогался их принудительного возвращения в СССР, но это ему удалось только в отношении немцев, попавших в плен либо в советскую оккупационную зону.

30 августа 1941. Начало депортации поволжских немцев (480 тыс. человек). Общее число этнических немцев, депортированных в Сибирь, Казахстан, Коми и на Урал, достигло 950 тыс. человек.

Март 1942. Высылка в Сибирь из ленинградского блокадного кольца оставшихся этнических немцев и ингерманландских финнов Автору этих строк довелось знать старика-немца, награжденного орденом Ленина за Зимнюю войну с Финляндией. Полковник и командир дивизии, он был отозван с Ленинградского фронта, демобилизован и выслан по этапу за Урал. В числе депортированных этнических немцев в Красноярский край отправился отец «блокадной музы», известный петербургский хирург Федор (Теодор) Берггольц. В большинстве же высылались простые финские крестьяне из Токсовского района, которые были избавлены от блокадного голода благодаря домашним запасам. Этих относительно здоровых людей вывозили по Дороге жизни вместо умирающих от дистрофии горожан.

2 ноября 1943. Депортация 70 тысяч карачаевцев в Киргизию и Казахстан.

28—29 декабря 1943. Депортация 95 тысяч калмыков в Сибирь.

23 февраля 1944. Депортация 497 тысяч чеченцев и ингушей, а 8 марта — 37 тысяч балкарцев в Казахстан и Киргизию. Сталинские депортации производились по схеме, похожей на турецкий геноцид армян 1915 года, и сопровождались такой жестокостью, что примерно каждый пятый из переселенных погибал. Участие снятых с фронта регулярных войск делало их военными преступлениями. За депортацию чеченцев и ингушей маршала Лаврентия Берию, генерал-полковников Виктора Абакумова и Богдана Кобулова наградили орденами Суворова I степени, как если бы они освободили город Грозный от нацистской оккупации. Такой же состав преступлений привел на виселицу германских высших военачальников — фельдмаршала Вильгельма Кейтеля и генерал-полковника Альфреда Йодля. После смерти Сталина Берию и Кобулова тоже казнили, но не за военные преступления, а по липовым обвинениям в заговоре и шпионаже.

18 мая 1944. Депортация 183 тысяч крымских татар, а 2 июня — 37 тысяч болгар, греков и армян из Крыма в Среднюю Азию. После 31 июля туда же были отправлены из Грузии 86 тысяч турок-месхетинцев, курдов и армян-хемшинов. Генерал Кобулов получил за эти операции ордена Красного Знамени и Отечественной войны I степени соответственно.

Так завязывался «крымский узел». Расстрелы 20 тысяч в 1920-м, ссылка 10 тысяч раскулаченных в 1930-м коснулись по большей части местных этнических русских и немцев-колонистов. Потом был нацистский Холокост, унесший жизни 12 тысяч крымских евреев, а потом — сталинские депортации. К этому следует добавить фронтовые потери, и тогда станет понятной послевоенная депопуляция полуострова.

Август 1947. Депортация в Сибирь, Казахстан и на Урал 76 тысяч членов семей «украинских националистов».

23 декабря 1947. Депортация 100 тысяч азейбарджанцев из Армении в Азейбарджан.

22—23 мая 1948. Депортация из Литвы 40 тысяч членов семей «лесных братьев». В 1946 году литовский городок Бирштонас населяло 700 жителей, из них примерно 160 мужчин призывного возраста. На памятнике «лесным братьям», воздвигнутом в 1992 году, — 48 фамилий погибших с оружием в руках. Это означает, что практически весь местный мобилизационный контингент воевал против советской власти. В конце 1960-х я еще застал этих людей, прошедших через лагеря, спецпоселения и вернувшихся домой. В соседних Эстонии и Латвии 200 тысяч призывников в добровольно-принудительном порядке прошли через легионы Ваффен-СС. После войны рядовых легионеров признали насильно мобилизованными и, по большей части, оставили в покое. Литовского легиона никогда не существовало. Но в отличие от Латвии и Эстонии, где «лесные братья» представляли собой малочисленное партизанское движение, в Литве несколько лет бушевала настоящая народная война. «Точечные» репрессии против бывших «лесных братьев» продолжались до самой перестройки.

21 ноября 1948. Роспуск Еврейского антифашистского комитета и первые аресты его членов. Этому предшествовало убийство чекистами режиссера и общественного деятеля Соломона Михоэлса полугодом раньше. В годы войны комитет собрал по всему миру сотни миллионов долларов пожертвований, на которые было закуплено 1000 самолетов, 500 танков, несколько кораблей медикаментов и военного имущества. Разгром комитета, расстрел его руководителей в июле 1952 года, преследование «безродных космополитов», закрытие театров, журналов и газет дали начало антисемитской политике, которая продолжалась до конца 1980-х годов.

25 марта 1949. Депортация 95 тысяч жителей Литвы, Латвии и Эстонии. В те дни мои родители случайно оказались в Риге. Воспоминания о том, что они увидели, наряду с кошмарами фронта и ленинградской блокады преследовали их всю оставшуюся жизнь.

2 июня 1949. Депортация из Закавказья, Краснодарского края и с юга Украины 45 тысяч этнических турок, греков и «армянских националистов». Среди последних было немало армян-репатриантов из разных стран, переселившихся на историчекую родину по приглашению советских властей.

11 июня 1949. Депортация 41 тысячи человек с территории Молдавской ССР.

9 октября 1951. Указ Президиума ВС СССР о «вечной ссылке» для спецпереселенцев — немцев, чеченцев, ингушей, калмыков, балкарцев, карачаевцев, греков и крымских татар.

25 марта 1952. Депортация из Западной Белоруссии 6 тысяч «кулаков».

13 января 1953. Сообщение ТАСС о разоблачении «террористической группы» в Лечебно-санитарном управлении Кремля. Так было начато «дело врачей — еврейских буржуазных националистов». Смерть настигла Сталина в разгар антисемитской кампании за подготовкой депортации еврейского населения, до которого не успел дотянуться Гитлер со своим «окончательным решением вопроса».

 

 

«Царебожники» и «духоскрепы»

Жертвы даже самых жестоких режимов обычно знают причину преследования. Террор Калигулы, Ивана Грозного, Робеспьера и даже Гитлера рано или поздно выходил из-под контроля и оборачивался против них же самих. «Массовидный», по выражению Ленина, то есть демонстративно охватывающий определенные группы населения, советский террор предполагался изначально, он был основой «аппарата насилия», как большевики сами называли свое государство. При отсутствии нормальной экономики и политической системы этот строй просто не мог существовать без тотального страха, бедности и рабского труда заключенных.

Массовые убийства и депортации были остановлены в 1953 году одним политическим решением, которое даже не было письменно оформлено. Но и без главного людоеда режим не стал вегетарианским. Предстояли еще подавление восстания в Берлине, кровавое вторжение в Венгрию, расстрел рабочей демонстрации в Новочеркасске. Только в 1957—1958 годах за «антисоветскую агитацию и пропаганду» было осуждено более 3000 человек. Даже в начале перестройки редкий месяц проходил без «диссидентского» процесса с обвинительным приговором.

Пострадавшие от военной депортации американские и канадские японцы получили правительственную компенсацию. Компенсацию немецким колонистам, высланным англичанами из Палестины, выплатило государство Израиль (!). Крымские татары и греки, немцы Поволжья никакой компенсации не получили и не были возвращены домой под предлогом «укоренения в новых местах проживания». Перед ними даже не извинились. Большинство греков, немцев и финнов просто уехали за границу. В результате вместе с 90 % еврейской алией только этническая эмиграция с территории распавшегося СССР приблизилась к 5 миллионам человек, дополнив потери от войн, голода и террора.

Итак, что же за юбилей мы отметили? Экстремисты, которых никто не выбирал и не приглашал, захватили власть и десятки лет воевали против собственного народа. Это началось с подавления восстаний воткинских рабочих, тамбовских, муромских и ярославских крестьян, народных движений в Якутии, Средней Азии, на Кавказе. Потом были отчаянные бунты в ГУЛаге, сопротивление в балтийских республиках и Западной Украине. Последние партизаны-одиночки действовали в Чечне и Прибалтике до середины 1970-х годов, а некоторые украинские повстанцы вышли из 40-летнего подполья только в 1990-е. Когда у режима иссякли силы для массовых антинародных репрессий, он одряхлел и развалился под тяжестью собственных ошибок и преступлений.

Октябрьский переворот опошлил и обесценил результаты демократической Февральской революции, которые Россия выстрадала за предыдущее столетие. Инициаторов переворота, романтиков-марксистов, словно пену, смыло в первое же десятилетие, и миру явился примитивный патриархально-ксенофобский режим. Путем отрицательной селекции он вывел советского человека, по выражению философа Георгия Федотова, вылезшего на свет божий прямо из дремучего XVII века. Возникла политическая система, корпоративная по форме и монархическая по содержанию. Ее отражение — токсическая смесь «властной вертикали», «суверенной демократии», культа Ивана Грозного, Иосифа Сталина, Николая II и прочие «духовные скрепы», вколоченные в головы россиян.

Писатель-фронтовик Виктор Астафьев на склоне лет говорил, что Россия в ХХ столетии надорвалась. Ей требуются многие мирные годы демократического развития для решения созданных большевиками и чекистами внутренних проблем. Для этого необходимо всенародное осознание самого факта антропологической, популяционной катастрофы. Так тяжко больному человеку требуются длительный постельный режим и диетическое питание.

Единственный выход из векового исторического тупика — даже не оценка, а воспитание эмоционально-нравственного отрицания того, что происходило при советской власти. Вот почему очень нужны такие книги, как «Хроника». Люди, воспитанные на них, усвоят органическое отвращение не только к политическому строю, но даже к внешней атрибутике тоталитаризма. Так, в ФРГ один из немногих имперских орденов, разрешенных к ношению, — Железный Крест за храбрость на поле боя, причем награжденных обязали за собственный счет заказать знаки образца 1914 года (без свастики). Когда в 1990-х бундесвер стал участвовать в миротворческих операциях, было предложено заново учредить старинную награду. Идея с треском провалилась в бундестаге. Тогда энтузиасты стали собирать подписи за проведение референдума — и не смогли их собрать ввиду равнодушия сограждан. Современная Германия не хочет считать себя правопреемницей имперской. Даже престарелый сын гитлеровского министра Рудольф Риббентроп — офицер СС и убежденный нацист — сетует, что немцев приучили стыдиться побед германского оружия. Гитлеру не могут простить, что он обманул народ, пообещав мир и процветание, а принес войну и разруху. Большевики тоже сулили процветание и мир, они морочили народу голову в несколько раз дольше, чем нацисты, но крах и развал СССР их ничему не научил. Появление «Хроники» особенно актуально, когда разобщенному и расколотому российскому народу навязывают неразборчивую гордость за «непрерывную историю», с оправданием всего, что можно как-то оправдать, и упертым отрицанием всего, что оправдать никак невозможно. Каждая из 188 страниц книги доказывает, что в отечественной истории зияет 70-летний провал, заваленный останками невинных людей. Микроскопический «бумажный» тираж предваряет масштабный интернет-проект.

Репрессии, унесшие миллионы жизней, — не случайность и не стихийное бедствие. Это умышленное убийство, совершенное по предварительному сговору большой, но четко определенной группы лиц, в которой заказчиком выступала коммунистическая партия, организаторами — органы ВЧК—ЛГПУ— НКВД—МГБ—КГБ, а исполнителями — рядовые чекисты. Преступления, зафиксированные в «Хронике», не имеют срока давности, существуют правовые основания для следственных действий и суда по ним в наши дни. Обычная отговорка об отсутствии живых ответчиков неубедительна. Подобно Нюрнбергскому трибуналу, суд сможет квалифицировать действия не только физических лиц, но и государственных учреждений или общественных организаций, официальные и влиятельные правопреемники которых функционируют в современной России.

Глубокоуважаемые и дорогие читатели и подписчики «Звезды»! Рады сообщить вам, что журнал вошел в график выпуска номеров: июньский номер распространяется, 23-24 июля поступит в редакцию и начнется рассылка подписчикам июльского. Сердечно благодарим вас за понимание сложившейся ситуации.
Редакция «Звезды».
30 января
В редакции «Звезды» вручение премий журнала за 2019 год.
Начало в 18-30.
31 октября
В редакции «Звезды» презентация книги: Борис Рогинский. «Будь спок. Шестидесятые и мы».
Начало в 18-30.
Смотреть все новости

Всем читателям!

Чтобы получить журнал с доставкой в любой адрес, надо оформить подписку в почтовом отделении по
«Объединенному каталогу ПРЕССА РОССИИ «Подписка – 2021»
Полугодовая подписка по индексу: 42215
Годовая подписка по индексу: 71767

Так же можно оформить подписку через ИНТЕРНЕТ- КАТАЛОГ
«ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2021/1
индексы те же.

Группа компаний «Урал-пресс»
ural-press.ru
Подписное агентство "Прессинформ"
ООО "Прессинформ"

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27


Мириам Гамбурд - Гаргулья


Мириам Гамбурд - известный израильский скульптор и рисовальщик, эссеист, доцент Академии искусств Бецалель в Иерусалиме, автор первого в истории книгопечатания альбома иллюстраций к эротическим отрывкам из Талмуда "Грех прекрасен содержанием. Любовь и "мерзость" в Талмуде Мидрашах и других священных еврейских книгах".
"Гаргулья" - собрание прозы художника, чей глаз точен, образы ярки, композиция крепка, суждения неожиданны и парадоксальны. Книга обладает всеми качествами, привлекающими непраздного читателя.
Цена: 400 руб.

Калле Каспер - Ночь - мой божественный анклав


Калле Каспер (род. в 1952 г.) — эстонский поэт, прозаик, драматург, автор пяти стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. В переводе на русский язык вышла книга стихов «Песни Орфея» (СПб., 2017).
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) — русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.

Евгений Каинский - Порядок вещей


Евгений Каминский — автор почти двадцати прозаических произведений, в том числе рассказов «Гитара и Саксофон», «Тихий», повестей «Нюшина тыща», «Простая вещь», «Неподъемная тяжесть жизни», «Чужая игра», романов «Раба огня», «Князь Долгоруков» (премия им. Н. В. Гоголя), «Легче крыла мухи», «Свобода». В каждом своем очередном произведении Каминский открывает читателю новую грань своего таланта, подчас поражая его неожиданной силой слова и глубиной образа.
Цена: 200 руб.
Алексей Пурин - Незначащие речи


Алексей Арнольдович Пурин (1955, Ленинград) — поэт, эссеист, переводчик. С 1989 г. заведует отделом поэзии, а с 2002 г. также и отделом критики петербургского журнала «Звезда». В 1995–2009 гг. соредактор литературного альманаха «Urbi» (Нижний Новгород — Прага — С.-Петербург; вышли в свет шестьдесят два выпуска). Автор двух десятков стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат премий «Северная Пальмира» (1996, 2002), «Честь и свобода» (1999), журналов «Новый мир» (2014) и «Нева» (2014). Участник 32-го ежегодного Международного поэтического фестиваля в Роттердаме (2001) и др. форумов. Произведения печатались в переводах на английский, голландский, итальянский, литовский, немецкий, польский, румынский, украинский, французский и чешский, в т. ч. в представительных антологиях.
В книге впервые публикуются ранние стихотворения автора.
Цена: 130 руб.
Моя жизнь - театр. Воспоминания о Николае Евреинове


Эта книга посвящена одному из творцов «серебряного века», авангардному преобразователю отечественной сцены, режиссеру, драматургу, теоретику и историку театра Николаю Николаевичу Евреинову (1879-1953). Она написана его братом, доктором технических наук, профессором Владимиром Николаевичем Евреиновым (1880-1962), известным ученым в области гидравлики и гидротехники. После смерти брата в Париже он принялся за его жизнеописание, над которым работал практически до своей кончины. Воспоминания посвящены доэмигрантскому периоду жизни Николая Евреинова, навсегда покинувшего Россию в 1925 году. До этого времени общение братьев было постоянным и часто происходило именно у Владимира, так как он из всех четверых братьев и сестер Евреиновых оставался жить с матерью, и его дом являлся притягательным центром близким к семье людей, в том числе друзей Николая Николаевича - Ю. Анненкова, Д. Бурлюка, В.Каменского, Н. Кульбина, В. Корчагиной-Алексан-дровской, Л. Андреева, М. Бабенчикова и многих других. В семье Евреиновых бережно сохранились документы, фотографии, письма того времени. Они нашли органичное место в качестве иллюстраций, украшающих настоящую книгу. Все они взяты из домашнего архива Евреиновых-Никитиных в С.-Петербурге. Большая их часть публикуется впервые.
Цена: 2000 руб.


Калле Каспер - Песни Орфея


Калле Каспер (род. в 1952 г.) – эстонский поэт, прозаик, драматург, автор шести стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. «Песни Орфея» (2017) посвящены памяти жены поэта, писательницы Гоар Маркосян-Каспер.
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) – русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.


Пасынки поздней империи


Книга Леонида Штакельберга «Пасынки поздней империи» состоит из одной большой повести под таким же названием и нескольких документальных в основе рассказов-очерков «Призывный гул стадиона», «Камчатка», «Че», «Отец». Проза Штакельберга столь же своеобразна, сколь своеобразным и незабываемым был сам автор, замечательный рассказчик. Повесть «пасынки поздней империи» рассказывает о трудной работе ленинградских шоферов такси, о их пассажирах, о городе, увиденном из окна машины.
«Призывный гул стадиона» - рассказ-очерк-воспоминание о ленинградских спортсменах, с которыми Штакельбергу довелось встречаться. Очерк «Отец» - подробный и любовный рассказ об отце, научном сотруднике Института имени Лесгафта, получившем смертельное ранение на Ленинградском фронте.
Цена: 350 руб.

Власть слова и слово власти


Круглый стол «Власть слова и слово власти» посвящен одному из самых драматических социокультурных событий послевоенного времени – Постановлению Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» 1946 г.
Цена: 100 руб.



Елена Кумпан «Ближний подступ к легенде»


Книга Елены Андреевны Кумпан (1938-2013) рассказывает об уходящей культуре 1950 – 1960-х годов. Автор – геолог, поэт, экскурсовод – была дружна со многими выдающимися людьми той бурной эпохи. Герои ее воспоминаний – поэты и писатели Андрей Битов, Иосиф Бродский, Александр Городницкий, Рид Грачев, Александр Кушнер, Глеб Семенов, замечательные ученые, литераторы, переводчики: Л.Я. Гтнзбург, Э.Л. Линецкая, Т.Ю. Хмельницкая, О.Г. Савич, Е.Г. Эткинд, Н.Я. Берковский, Д.Е. Максимов, Ю.М. Лотман и многие другие
Книга написана увлекательно и содержит большой документальный материал, воссоздающий многообразную и сложную картину столь важной, но во многом забытой эпохи. Издание дополнено стихами из единственного поэтического сборника Елены Кумпан «Горсти» (1968).
Цена: 350 руб.


Елена Шевалдышева «Мы давно поменялись ролями»


Книга тематически разнообразна: истории из пионервожатской жизни автора, повесть об отце, расследование жизни и судьбы лейтенанта Шмидта, события финской войны, история поисков и открытий времен Великой Отечественной войны.
Цена: 250 руб.


Нелла Камышинская «Кто вас любил»


В сборнике представлены рассказы, написанные в 1970-1990-ж годах. То чему они посвящены, не утратило своей актуальности, хотя в чем-то они, безусловно, являются замечательным свидетельством настроений того времени.
Нелла Камышинская родилась в Одессе, жила в Киеве и Ленинграде, в настоящее время живет в Германии.
Цена: 250 руб.


Александр Кушнер «Избранные стихи»


В 1962 году, более полувека назад, вышла в свет первая книга стихов Александра Кушнера. С тех пор им написано еще восемнадцать книг - и составить «избранное» из них – непростая задача, приходится жертвовать многим ради того, что автору кажется сегодня лучшим. Читатель найдет в этом избранном немало знакомых ему стихов 1960-1990-х годов, сможет прочесть и оценить то, что было написано уже в новом XXI веке.
Александра Кушнера привлекает не поверхностная, формальная, а скрытая в глубине текста новизна. В одном из стихотворений он пишет, что надеется получить поэтическую премию из рук самого Аполлона: «За то, что ракурс свой я в этот мир принес / И непохожие ни на кого мотивы…»
И действительно, читая Кушнера, поражаешься разнообразию тем, мотивов, лирических сюжетов – и в то же время в каждом стихотворении безошибочно узнается его голос, который не спутать ни с чьим другим. Наверное, это свойство, присущее лишь подлинному поэту, и привлекает к его стихам широкое читательское внимание и любовь знатоков.
Цена: 400 руб.


Л. С. Разумовский - Нас время учило...


Аннотация - "Нас время учило..." - сборник документальной автобиографической прозы петербургского скульптора и фронтовика Льва Самсоновича Разумовского. В сборник вошли две документальные повести "Дети блокады" (воспоминания автора о семье и первой блокадной зиме и рассказы о блокаде и эвакуации педагогов и воспитанников детского дома 55/61) и "Нас время учило..." (фронтовые воспоминания автора 1943-1944 гг.), а также избранные письма из семейного архива и иллюстрации.
Цена: 400 руб.


Алексей Пурин. Почтовый голубь


Алексей Арнольдович Пурин (род. в 1955 г. в Ленинграде) — поэт, эссеист, переводчик. Автор пятнадцати (включая переиздания) стихотворных сборников и трех книг эссеистики. Переводит немецких и голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой ) поэтов, опубликовал пять книг переводов. Лауреат Санкт-Петербургской литературной премии «Северная Пальмира» (1996, 2002) и др.
В настоящем издании представлены лучшие стихи автора за четыре десятилетия литературной работы, включая новую, седьмую, книгу «Почтовый голубь» и полный перевод «Сонетов к Орфею» Р.-М. Рильке.
Цена: 350 руб.


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru