Алексей  Цветков

 

метаморфозы

нагоняет нимфу в пойме нездешний разум

вернее вражья похоть шею дышит мощно

ни в кино ни стекляшки дарить не обязан

потому что он бессмертный бог ему можно

пискнуть поперек не посмей оглох к отказу

всю оглоблю между ног и ничего кроме

где неловкую изловил завалит сразу

обрюхатит пусть сучит копытце в утробе

подбегает нимфа к берегу плачет в голос

ой девки-русалки подводные подруги

чахнет девичья честь прахом по ветру гордость

прячьте пока не смял берите на поруки

на обидчика глаза из-под воды косо

скорей свои на резкость если не ослепли

вот становится нимфа тростником у плеса

где грудь белела и бедра полые стебли

согласно описи атом на каждый атом

вяжи зазнобу в снопы раз хотел до загса

тут философ паскаль возьми окажись рядом

бился бы об заклад да вот не оказался

взад-вперед время у свирели вкус соленый

шуршит камыш по-над речкой шумит зеленый

 

тихо свистит свирель не уловить ни слова

гнутся горы под железными городами

города вязнут в земле их возводят снова

сперва в достатке потом долго голодали

одни падали другие жили все реже

черный снег мертвым елям отрывает лапы

под багровым куполом а слова все те же

слишком быстро убегала лучше дала бы

чтобы умирать и обратно не рождаться

чего лучше не видеть того не дождаться

* * *  

перед тем как с темной горы спускаться

надо всем откликнуться отыскаться

в одиночку ноша не по плечу

чтоб не ткнулись в проволоку под током

посигналю в ночь сигаретным оком

зажигалкой газовой посвечу

 

долго мы ходили куда хотели

кипарисы стаями асфодели

это прежним камешки или нам

с язычками газа все ярче в свите

ах неузнаваемые простите

если всех не вспомню по именам

 

здесь гора на том берегу вторая

звездный газ горит в руке не сгорая

высоко над пристанью подниму

покидая сушу огня не брошу

где написано оставляйте ношу

там вода а дальше по одному

 

 

он

он не был в этом розвелле ни разу

зеленые личины ни к чему

а прилетел неразличимо глазу

неведомо вниманью ничьему

не существо а силовая область

сгустится в нужной дате и версте

здесь приземленье лишь неловкий образ

зачем летать тому кто есть везде

условлено что запускали в паре

и приземлиться в неприметном баре

под снимком бейби рут в тени гардин

на сорок третьей но пришел один

он там сидит в притворстве полупьяном

на личность человек немолодой

но голова работает над планом

вернее план владеет головой

пока напарник сочетает кванты

чтоб незаметно у стола возник

в его мозгу хронометры и карты

которых здесь не выразит язык

а розвелл был затеян для забавы

как в парке лабиринты и завалы

бросок с оглядкой в сторону для псов

среди пустынь ненужных и лесов

конец судьбе и в дырах вся природа

когда к дверям припустит напрямик

лишь мельком в тусклом зеркале у входа

мое лицо но я уже привык

* * *  

или тот кому сперва писала

в сумерки пленительный ходок

быстрая под липами присяга

стиснутого сердца холодок

 

все равно не тот с которым годы

крестиком робеет карандаш

или в зеркало с укором кто ты

что билет другому не отдашь

 

крестиком и есть на память вышит

защемило ниточку беда

не печалься кто-нибудь напишет

даже лучше правду чем была

 

потому что правда не похожа

на кривое что произошло

сорок лет не ладилась погода

а пришла расплата ни за что

 

суженый заворожит все ту же

к легкому подговорит греху

отовсюду выглядит не хуже

бархат в ртутных шариках вверху

 

молча льстить благодарить безустно

признаваться честно и всегда

тишина где исчезать не грустно

раз она роднее чем семья

 

здесь созвездий во весь мозг разверстка

не печалься дольше и умри

больно ли что сердце без наперстка

все иглой исколото внутри

* * *  

я жил плашмя я столько лет болел

морская зыбь на горизонте лентой

лежала тоже и струилась летой

в ней брода бренный глаз не одолел

или другой придуманной рекой

но я вообще не слышал о такой

 

мне было мало лет я был больной

тутанхамон в стекле на жестком ложе

там воробьи пищали надо мной

подвижные что поражало тоже

мечтал летать но не умел ходить

носимый сутками из света в тень я

где паука невидимая нить

водила за пределы разуменья

я там лежал и жил и был дитя

а в черных поперечинах окошка

переплетались ласточки летя

пространство тратила шагая кошка

я так жалел лежачему нельзя

владея хоть послушными глазами

за горизонт переселить глаза

чтоб видели а после показали

 

исполнить над собою колдовство

что вмиг на подвиг взрослых поднимало

я ждал тогда я всех любил кого

увидеть мог но видел очень мало

они ведь умерли потом поди

лежат но не имеют формы тела

струится ночь и ласточка в груди

летит но никуда не прилетела

всего что остается на свету

паук и паутина в пустоту 

 

эвакуация

забыл задумавшись за кем стою

взгляд в сторону и смежные в колонне

слипаются но очередь свою

чернилами читаю на ладони

гудят в затылок задние толпой

годину неурочную ругая

всплеск молнии как будто над тобой

но там не ты там кто-нибудь другая

 

откуда здесь мы кто сюда пришли

спросонок пригородными лугами

при каждом только тощие мешки

имущества на ощупь и бумаги

часы уже справляются едва

стучи вперед несчастная машинка

вот вновь сполох и словно ты видна

но загодя понятно что ошибка

 

построили как скаутских волчат

взгляд никуда равнение на древко

там впереди они уже молчат

а тут пока вполголоса но редко

потом затопчут тление в золе

рассеют облако стреножат ветер

кто разбудил не знаю на заре

зачем ладонь чернилами пометил

 

мы скопом все мы многие давно

хрипит равнина выбритая бурей

а при себе нехитрое добро

но третьей молнии тебе не будет

так страшно вчитываться в номера

лица в уме восстановить не в силах

кто напоследок вспомнит про меня

из заспанных вокруг и некрасивых

 

точка б

 

просто кактусы вкось то ли камня куски

заводные тушканы стоймя по-людски

угорелая в гору дорога

населяет пустынные пеньем кусты

насекомая прорва народа

 

вот кристаллами впрок вековая вода

с медвежатиной в жилах полярной

и небесные хрясь прямо в харю врата

поперек в арматуре амбарной

 

значит вот оно где расположено тут

ребра в розницу таз и ключица

сторона куда заживо ближе идут

но не в силах всегда очутиться

закопали слепую дорогу в песок

положили для бремени кварца кусок

насекомую брали отраву

из отверстого серенький зева дымок

грустный суслик в дозоре скрипит одинок

вот где родина праха по праву

 

до жезла колонок пейзажиста облез

долго голому горю осталось

вековать стенобитность небесных телес

сухомятных ручьев отжурчалость

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подписка на журнал «Звезда» оформляется на территории РФ
по каталогам:

«Подписное агентство ПОЧТА РОССИИ»,
Полугодовой индекс — ПП686
«Объединенный каталог ПРЕССА РОССИИ. Подписка–2022»
Полугодовой индекс — 42215
ИНТЕРНЕТ-каталог «ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2022/1
Полугодовой индекс — Э42215
«ГАЗЕТЫ И ЖУРНАЛЫ» группы компаний «Урал-Пресс»
Полугодовой индекс — 70327
ПРЕССИНФОРМ» Периодические издания в Санкт-Петербурге
Полугодовой индекс — 70327
Для всех каталогов подписной индекс на год — 71767

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27


В издательстве журнала «Звезда» вышел третий сборник стихов эстонского поэта Калле Каспера «Да, я люблю, но не людей» в переводе Алексея Пурина. Ранее в нашем издательстве выходили книги Каспера «Песни Орфея» (2018) и «Ночь – мой божественный анклав» (2019). Сотрудничество двух авторов из недружественных стран показывает, что поэзия хоть и не начинает, но всегда выигрывает у политики.
Цена: 150 руб.



Жизнь и творчество Льва Друскина (1921-1990), одного из наиболее значительных поэтов второй половины ХХ века, неразрывно связанные с его родным городом, стали органически необходимым звеном между поэтами Серебряного века и новым поколением питерских поэтов шестидесятых годов. Унаследовав от Маршака (своего первого учителя) и дружившей с ним Анны Андреевны Ахматовой привязанность к традиционной силлабо-тонической русской поэзии, он, по существу, является предтечей ленинградской школы поэтов, с которой связаны имена Иосифа Бродского, Александра Кушнера и Виктора Сосноры.
Цена: 250 руб.




А.Б. Березин – физик, сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе в 1952-1987 гг., занимался исследованиями в области физики плазмы по программе управляемого термоядерного синтеза. Занимал пост ученого секретаря Комиссии ФТИ по международным научным связям. Был представителем Союза советских физиков в Европейском физическом обществе, инициатором проведения конференции «Ядерная зима». В 1989-1991 гг. работал в Стэнфордском университете по проблеме конверсии военных технологий в гражданские.
Автор сборников рассказов «Пики-козыри (2007) и «Самоорганизация материи (2011), опубликованных издательством «Пушкинский фонд».
Цена: 250 руб.



Литературный критик Игорь Сергеевич Кузьмичев – автор десятка книг, в их числе: «Писатель Арсеньев. Личность и книги», «Мечтатели и странники. Литературные портреты», «А.А. Ухтомский и В.А. Платонова. Эпистолярная хроника», «Жизнь Юрия Казакова. Документальное повествование». br> В новый сборник Игоря Кузьмичева включены статьи о ленинградских авторах, заявивших о себе во второй половине ХХ века, с которыми Игорь Кузьмичев сотрудничал и был хорошо знаком: об Олеге Базунове, Викторе Конецком, Андрее Битове, Викторе Голявкине, Александре Володине, Вадиме Шефнере, Александре Кушнере и Александре Панченко.
Цена: 300 руб.

Алексей Пурин - Незначащие речи


В книге впервые публикуются стихотворения Алексея Пурина 1976-1989 годов.
Алексей Арнольдович Пурин (1955, Ленинград) — поэт, эссеист, переводчик. С 1989 г. заведует отделом поэзии, а с 2002 г. также и отделом критики петербургского журнала «Звезда». В 1995–2009 гг. соредактор литературного альманаха «Urbi» (Нижний Новгород — Прага — С.-Петербург; вышли в свет шестьдесят два выпуска). Автор двух десятков стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат премий «Северная Пальмира» (1996, 2002), «Честь и свобода» (1999), журналов «Новый мир» (2014) и «Нева» (2014). Участник 32-го ежегодного Международного поэтического фестиваля в Роттердаме (2001) и др. форумов. Произведения печатались в переводах на английский, голландский, итальянский, литовский, немецкий, польский, румынский, украинский, французский и чешский, в т. ч. в представительных антологиях.
Цена: 130 руб.

Михаил Петров - Огонь небесный


Михаил Петрович Петров, доктор физико-математических наук, профессор, занимается исследованиями в области управляемого термоядерного синтеза, главный научный сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе. Лауреат двух Государственных премий СССР. В 1990 – 2000 работал приглашенным профессором в лабораториях по исследованию управляемого термоядерного синтеза в Мюнхене (ФРГ), Оксфорде (Великобритания) и Принстоне (США), Научный руководитель работ по участию ФТИ в создании Международного термоядерного реактора.
В книге «Огонь небесный» отражен незаурядный опыт не только крупного ученого, но и писателя, начинавшего литературный путь еще в начале шестидесятых. В нее вошли рассказы тех лет, воспоминания о научной работе в Англии и США, о дружбе с Иосифом Бродским, кинорежиссером Ильей Авербахом и другими незаурядными людьми ленинградской культуры.
Цена: 300 руб.

Мириам Гамбурд - Гаргулья


Мириам Гамбурд - известный израильский скульптор и рисовальщик, эссеист, доцент Академии искусств Бецалель в Иерусалиме, автор первого в истории книгопечатания альбома иллюстраций к эротическим отрывкам из Талмуда "Грех прекрасен содержанием. Любовь и "мерзость" в Талмуде Мидрашах и других священных еврейских книгах".
"Гаргулья" - собрание прозы художника, чей глаз точен, образы ярки, композиция крепка, суждения неожиданны и парадоксальны. Книга обладает всеми качествами, привлекающими непраздного читателя.
Цена: 400 руб.

Калле Каспер - Ночь - мой божественный анклав


Калле Каспер (род. в 1952 г.) — эстонский поэт, прозаик, драматург, автор пяти стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. В переводе на русский язык вышла книга стихов «Песни Орфея» (СПб., 2017).
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) — русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.

Алексей Пурин - Незначащие речи


Алексей Арнольдович Пурин (1955, Ленинград) — поэт, эссеист, переводчик. С 1989 г. заведует отделом поэзии, а с 2002 г. также и отделом критики петербургского журнала «Звезда». В 1995–2009 гг. соредактор литературного альманаха «Urbi» (Нижний Новгород — Прага — С.-Петербург; вышли в свет шестьдесят два выпуска). Автор двух десятков стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат премий «Северная Пальмира» (1996, 2002), «Честь и свобода» (1999), журналов «Новый мир» (2014) и «Нева» (2014). Участник 32-го ежегодного Международного поэтического фестиваля в Роттердаме (2001) и др. форумов. Произведения печатались в переводах на английский, голландский, итальянский, литовский, немецкий, польский, румынский, украинский, французский и чешский, в т. ч. в представительных антологиях.
В книге впервые публикуются ранние стихотворения автора.
Цена: 130 руб.
Моя жизнь - театр. Воспоминания о Николае Евреинове


Эта книга посвящена одному из творцов «серебряного века», авангардному преобразователю отечественной сцены, режиссеру, драматургу, теоретику и историку театра Николаю Николаевичу Евреинову (1879-1953). Она написана его братом, доктором технических наук, профессором Владимиром Николаевичем Евреиновым (1880-1962), известным ученым в области гидравлики и гидротехники. После смерти брата в Париже он принялся за его жизнеописание, над которым работал практически до своей кончины. Воспоминания посвящены доэмигрантскому периоду жизни Николая Евреинова, навсегда покинувшего Россию в 1925 году. До этого времени общение братьев было постоянным и часто происходило именно у Владимира, так как он из всех четверых братьев и сестер Евреиновых оставался жить с матерью, и его дом являлся притягательным центром близким к семье людей, в том числе друзей Николая Николаевича - Ю. Анненкова, Д. Бурлюка, В.Каменского, Н. Кульбина, В. Корчагиной-Алексан-дровской, Л. Андреева, М. Бабенчикова и многих других. В семье Евреиновых бережно сохранились документы, фотографии, письма того времени. Они нашли органичное место в качестве иллюстраций, украшающих настоящую книгу. Все они взяты из домашнего архива Евреиновых-Никитиных в С.-Петербурге. Большая их часть публикуется впервые.
Цена: 2000 руб.

Пасынки поздней империи


Книга Леонида Штакельберга «Пасынки поздней империи» состоит из одной большой повести под таким же названием и нескольких документальных в основе рассказов-очерков «Призывный гул стадиона», «Камчатка», «Че», «Отец». Проза Штакельберга столь же своеобразна, сколь своеобразным и незабываемым был сам автор, замечательный рассказчик. Повесть «пасынки поздней империи» рассказывает о трудной работе ленинградских шоферов такси, о их пассажирах, о городе, увиденном из окна машины.
«Призывный гул стадиона» - рассказ-очерк-воспоминание о ленинградских спортсменах, с которыми Штакельбергу довелось встречаться. Очерк «Отец» - подробный и любовный рассказ об отце, научном сотруднике Института имени Лесгафта, получившем смертельное ранение на Ленинградском фронте.
Цена: 350 руб.

Власть слова и слово власти


Круглый стол «Власть слова и слово власти» посвящен одному из самых драматических социокультурных событий послевоенного времени – Постановлению Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» 1946 г.
Цена: 100 руб.


На сайте «Издательство "Пушкинского фонда"»


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru

Почта России