НАталия Толстая

 

МОЯ МИЛИЦИЯ

 

Врачи и инженеры «толстых» литературных журналов не читают. В руки не берут. Можете о них писать всю правду: безопасно, проверено на себе.

В группу риска входят преподаватели вузов, школьные учителя, а также музейные работники: читают отечественную прозу, собаки. Сами не прочтут, так им коллеги подсунут. Не про вас ли тут, Александр Абрамович, написано?

С одной дамой мы оказались вместе в турпоездке в Болгарию. Сорок пять лет, архитектор, увлекается альтернативным лечением: талая вода и сырая овсянка на завтрак, перед ужином полоскать полость рта подсолнечным маслом (через полчаса выплюнуть, не глотая). Десять дней мы прожили в одном номере. Архитекторша с упреком наблюдала, как я читала в постели (потеря зрения) и среди ночи пила крепкий чай с вареньем (кариес и перевозбуждение). Она прятала от меня пульт телевизора.

— Как вы, интеллигентная женщина, можете смотреть этот идиотизм?

— А я пишу научную работу про региональные телепередачи: структура, социальная направленность, гендерные особенности.

Дама поджимала губы и уходила на берег моря. Я взяла и написала маленький рассказ, где было пять строк об увлечениях моей соседки. Имя, профессия, страна пребывания — все было другое. Позволила себе пошутить на тему: каково жить в одной комнате с человеком, на знамени которого написано: «Уринотерапия».

Прошел год. Я сидела на скамейке и ждала автобус. Задумалась. Вдруг слышу:

— А, великий писатель земли русской! И откуда у вас столько злобы?

Я подняла глаза. Передо мной стояла бывшая соседка по турпоездке.        

Хоть такой, да отклик, подумала я. Включаем архитекторов в группу риска.

А вот про милиционеров писать художественную прозу можно. Не прочтут никогда. Одного милиционера я помню с детства. Он приходил к нам с женой Нюрой, няниной племянницей.

— Няня, кем работает дядя Боря?

— Речная милиция.

Плотный белобрысый дядя Боря родился в деревне. Семилетка — колхоз — пять лет на Северном флоте — ленинградская милиция. Шутки дяди Бори были однообразны:

— Много двоек нахватала?

— Выходи за меня — я с Нюрой разведусь. Зачем мне старуха?

Нюра, почтовый работник, улыбалась (шутки понимаем), но потом привычная тень набегала на ее лицо. Няня объясняла: плохо живут. Детей нет. А у Бори возраст такой, бес в ребро.

— А почему детей нет?

— Почему, почему… Нюра на фронте была, там ребенка нагуляла. Мертвого мальчика родила. Врачи сказали, что больше родить не сможет… Бросит он ее.

Я любила поговорить с речной милицией о жизни.

— Дядя Боря, когда было лучше, раньше или теперь?

— Конечно раньше, при Сталине.

— Чем лучше-то?

— Чем? Войну выиграл, вон у Нюры спроси, она до Берлина дошла. Второе — граница на замке была, диверсантов к нам забрасывали, а их ловили поголовно и уничтожали. А теперь? Смотреть тошно. И еще: все, что в СССР производили, все Сталин народу давал, а не кормил Кубу с Вьетнамом. Нахлебники черножопые, прости господи. Каждый год цены снижал. Что, не так говорю?

— Боря, домой пора. Забыл — наша очередь квартиру убирать? Тебе завтра в утро?

— Знаешь ведь, что сутки дежурю.

— Ляжем спать пораньше.

— Без твоих советов обойдусь.

Нюра вставала, целовала няню, и они уходили. Я смотрела в окно, как они шли по мосту через Карповку в свою огромную коммуналку на Петропавлов­ской улице. Он впереди, она сзади. Я глядела и думала: вдруг и меня это ждет? Глупый муж, но зачем-то надо жить вместе, вместе ходить в гости и возвращаться в опостылевший дом. 

А ведь любили друг друга, строили планы. И по мосту через Карповку шли, взявшись за руки.

Когда Борис по возрасту ушел из милиции, он устроился сторожем в Ботанический сад. В ту хрущевскую пору сено колхозникам не давали и коровы начали дохнуть. Крестьянский сын Борис Иванович накашивал в Ботаническом саду три машины травы, друзья-милиционеры помогали с транспортом — и с Аптекарского острова в захудалую псковскую деревню мчались грузовики с сеном. Для одноногого старика, Бориного отца, и его коровы Зорьки. Такое хозяйствование не возмущало бывшего речного милиционера: советскую власть не трожь.

Вторая встреча с милицией была уже в наше, пореформенное время.
У моего сына украли бумажник с водительскими правами. Ехать в долгожданную командировку без прав было нельзя. Предстояло писать заявление в милицию, заново сдавать экзамены по теории и практике вождения, ждать, то-се. А времени до отъезда оставалось три дня.

— Мама, помоги!

Я сидела в парикмахерской с отрешенным лицом.

— Чем-то расстроены?

— Да, Аллочка, очень расстроена. Нет ли у вас блата в ГАИ?

Аллочка, подстригая челку, спокойно ответила:

— Конечно, есть. У меня полгорода стрижется.

— Да? Мне срочно.

Я рассказала, в чем дело, и добавила:

— Я их, сами понимаете, отблагодарю.

— Понимаем. Минуточку.

Аллочка вышла и вскоре вернулась.

— Ну вот, сейчас я вас феном посушу, и отправляйтесь в ГАИ, к Надежде Ивановне. Четвертый этаж, комната четыреста десять.

Поймав машину, я помчалась на Петроградскую сторону. С бьющимся сердцем поднялась на четвертый этаж. На площадках стояли милиционеры, толстые, худые, одни вполне добродушные, другие — разбойники с большой дороги.

Надежда Ивановна была молодая симпатичная женщина в милицейской форме — ее звания я от волнения не разглядела.

— Ну, мамаша, что у вас?

Я поведала свою печальную повесть.

Ай-я-яй. Сынуля права теряет, а мама хлопочи.

Надежда Ивановна нажала кнопку:

— Зайди, Танюша.

В комнату, покачивая бедрами, вошла накрашенная блондинка в короткой милицейской юбке. Сразу видно, что клейма негде ставить.

— Татьяна, надо мальчику завтра экзамен пройти. Кто там у тебя есть? Может, Владик?

— Владик уволился.

— А Эдик?

— Эдика перевели, экзаменов больше не принимает.

— Кто ж остался? Ну-ка подумай.        

— Разве что Стас… Завтра его смена. Ладно, я с ним поговорю.

Надежда Ивановна улыбнулась: полдела сделано.

— Скажите сыну, чтобы завтра в восемь утра, как штык, был в комнате двенадцать, на первом этаже. Там будет майор Жутякин, здоровый такой. Надо будет из четырех вариантов выбрать правильный ответ. Ваш сын — как его? Андрей? — помнит правила движения?

— Не уверена.

— Если не уверены, то пусть не трогает компьютер, пока не посмотрит на Жутякина. Он подскажет.

Надежда Ивановна встала, показывая, что дело сделано. Умирая от страха, я положила на стол конверт. Двести долларов. Надежда Ивановна спокойно, с достоинством переложила конверт в сумочку и начала перебирать бумаги на столе. Мое грехопадение произошло так просто, так естественно. Земля не разверзлась, и не грянул гром.

Выйдя в коридор, я прочла табличку на двери Надежды Ивановны. «Зам. начальника отдела собственной безопасности».

В восемь утра, натощак, как будто он шел сдавать кровь на анализ, Андрей вошел в комнату, где принимали экзамен. Вдоль стены стояли четыре компьютера. Сыну указали на крайний, у окна. Подошел майор Жутякин и стал рядом. Андрей тупо смотрел на дисплей с вопросами. Правильного ответа он не знал.

Жутякин кашлянул в кулак. Андрей поднял глаза и увидел, что три пальца левой руки майора были засунуты за борт мундира, а два лежали поверх. Андрей нажал на вторую кнопку. Майор кивнул. Потом он загибал то один палец, то четыре, то опять два. Через десять минут экзамен по теории был успешно сдан.

Иди сдавай вождение капитану Бедолаге.

Во дворе стоял видавший виды «москвич». Дверца была открыта. На перед­нем сиденье, выставив ноги на асфальт, сидел хмурый капитан с сигаретой в зубах.

— Я от майора Жутякина. Вождение сдать.

— Садись.

Андрей поправил зеркало заднего вида и пристегнул ремень, помня, что так учили в автошколе.

— Не трогай зеркало и оставь ремень в покое, — Бедолага умолк и закурил по новой.

В салон «москвича» залетела оса, но Андрей решил не делать лишних движений: пусть себе летает. Капитан наконец докурил, щелчком послал окурок в клумбу и, не глядя на Андрея, сказал равнодушно:

— Экзамен сдан. Греби отсюда.

Через два дня новые водительские права лежали у сына в кармане.

Иногда мне снится страшный сон. Русская милиция стала неподкупной. Все — в порядке очереди, без блата, по закону. Потерял паспорт — жди месяц. Потерял права — жди два. И жизнь остановится. Не приведи Господь.

Третья встреча с милицией случилась на днях. В нашем доме все квартиры взяты под охрану. Даже бабушки, живущие на пенсию, и те охрану завели, чтобы уезжать на лето и не беспокоиться, что всё вынесут. Хотя поговаривают, что милиционеры-то и выносят: у них же дубликаты всех ключей имеются.

На работе рассказывали ужасы. Хозяин квартиры добавил в бутылку французского коньяка немного ядовитого растворителя «крот», поставил бутылку в холодильник и уехал в отпуск. Пусть грабитель попробует коньячка. Гражданин вернулся из отпуска. В кухне на полу лежал мертвый милиционер. Хозяин, трясясь от страха, вылил остатки коньяка в уборную, но это его не спасло. Посадили.

Второй случай более благополучный. Открывает хозяйка дверь своей квартиры, а там, на ее постели, храпит человек в форме, даже сапоги не снял. Тоже выпил, закусил из хозяйских запасов, его и разморило. Хорошо еще, что он был один, не привел девицу с улицы.

Я ехала в автобусе, вернее, застряла в пробке. Зазвонил мобильник.

— Вы имеете отношение к квартире сорок четыре?

— Да, я там живу. Что случилось?

— У вас сработала сигнализация, у квартиры выставлен пост милиции. Снимать пост или нет?

— Ой, девушка дорогая, я тут стою в пробке. Буду через полчаса. Не снимайте, пожалуйста, пост!

Домой я попала через два часа. Все это время на площадке стоял парень с автоматом, маялся. Ну, думаю, сейчас обматерит. Мы вместе вошли в квартиру. Все тихо, следов грабителей не видно. Милиционер, указав автоматом на открытое окно, спросил:

— А окно почему не закрыли? По инструкции должно быть закрыто. Ветер подул, занавеска шевельнулась, вот сигнализация и сработала.

— Каюсь, виновата. Господин милиционер, я больше не буду.

Парень позвонил на пульт охраны, подмигнул мне, и я услышала:

— Говорю из квартиры сорок четыре. Все в порядке, окна были закрыты, нарушений нет. Отбой.

Не обругал, не оштрафовал… А ведь два битых часа топтался под моей дверью.

— Минуточку, молодой человек... — Я отвернулась, чтобы достать деньги, но парня и след простыл. Только хлопнула внизу входная дверь.

Милиционер с автоматом Калашникова, убегающий от денег, — я часто тебя вспоминаю, но больше ко мне не приходи. Окна я закрываю аккуратно. А на милиционеров лучше смотреть в телевизоре.

 

 

Глубокоуважаемые и дорогие читатели и подписчики «Звезды»! Рады сообщить вам, что журнал вошел в график выпуска номеров: июньский номер распространяется, 23-24 июля поступит в редакцию и начнется рассылка подписчикам июльского. Сердечно благодарим вас за понимание сложившейся ситуации.
Редакция «Звезды».
30 января
В редакции «Звезды» вручение премий журнала за 2019 год.
Начало в 18-30.
31 октября
В редакции «Звезды» презентация книги: Борис Рогинский. «Будь спок. Шестидесятые и мы».
Начало в 18-30.
Смотреть все новости

Всем читателям!

Чтобы получить журнал с доставкой в любой адрес, надо оформить подписку в почтовом отделении по
«Объединенному каталогу ПРЕССА РОССИИ «Подписка – 2021»
Полугодовая подписка по индексу: 42215
Годовая подписка по индексу: 71767

Так же можно оформить подписку через ИНТЕРНЕТ- КАТАЛОГ
«ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2021/1
индексы те же.

Группа компаний «Урал-пресс»
ural-press.ru
Подписное агентство "Прессинформ"
ООО "Прессинформ"

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27


Мириам Гамбурд - Гаргулья


Мириам Гамбурд - известный израильский скульптор и рисовальщик, эссеист, доцент Академии искусств Бецалель в Иерусалиме, автор первого в истории книгопечатания альбома иллюстраций к эротическим отрывкам из Талмуда "Грех прекрасен содержанием. Любовь и "мерзость" в Талмуде Мидрашах и других священных еврейских книгах".
"Гаргулья" - собрание прозы художника, чей глаз точен, образы ярки, композиция крепка, суждения неожиданны и парадоксальны. Книга обладает всеми качествами, привлекающими непраздного читателя.
Цена: 400 руб.

Калле Каспер - Ночь - мой божественный анклав


Калле Каспер (род. в 1952 г.) — эстонский поэт, прозаик, драматург, автор пяти стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. В переводе на русский язык вышла книга стихов «Песни Орфея» (СПб., 2017).
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) — русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.

Евгений Каинский - Порядок вещей


Евгений Каминский — автор почти двадцати прозаических произведений, в том числе рассказов «Гитара и Саксофон», «Тихий», повестей «Нюшина тыща», «Простая вещь», «Неподъемная тяжесть жизни», «Чужая игра», романов «Раба огня», «Князь Долгоруков» (премия им. Н. В. Гоголя), «Легче крыла мухи», «Свобода». В каждом своем очередном произведении Каминский открывает читателю новую грань своего таланта, подчас поражая его неожиданной силой слова и глубиной образа.
Цена: 200 руб.
Алексей Пурин - Незначащие речи


Алексей Арнольдович Пурин (1955, Ленинград) — поэт, эссеист, переводчик. С 1989 г. заведует отделом поэзии, а с 2002 г. также и отделом критики петербургского журнала «Звезда». В 1995–2009 гг. соредактор литературного альманаха «Urbi» (Нижний Новгород — Прага — С.-Петербург; вышли в свет шестьдесят два выпуска). Автор двух десятков стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат премий «Северная Пальмира» (1996, 2002), «Честь и свобода» (1999), журналов «Новый мир» (2014) и «Нева» (2014). Участник 32-го ежегодного Международного поэтического фестиваля в Роттердаме (2001) и др. форумов. Произведения печатались в переводах на английский, голландский, итальянский, литовский, немецкий, польский, румынский, украинский, французский и чешский, в т. ч. в представительных антологиях.
В книге впервые публикуются ранние стихотворения автора.
Цена: 130 руб.
Моя жизнь - театр. Воспоминания о Николае Евреинове


Эта книга посвящена одному из творцов «серебряного века», авангардному преобразователю отечественной сцены, режиссеру, драматургу, теоретику и историку театра Николаю Николаевичу Евреинову (1879-1953). Она написана его братом, доктором технических наук, профессором Владимиром Николаевичем Евреиновым (1880-1962), известным ученым в области гидравлики и гидротехники. После смерти брата в Париже он принялся за его жизнеописание, над которым работал практически до своей кончины. Воспоминания посвящены доэмигрантскому периоду жизни Николая Евреинова, навсегда покинувшего Россию в 1925 году. До этого времени общение братьев было постоянным и часто происходило именно у Владимира, так как он из всех четверых братьев и сестер Евреиновых оставался жить с матерью, и его дом являлся притягательным центром близким к семье людей, в том числе друзей Николая Николаевича - Ю. Анненкова, Д. Бурлюка, В.Каменского, Н. Кульбина, В. Корчагиной-Алексан-дровской, Л. Андреева, М. Бабенчикова и многих других. В семье Евреиновых бережно сохранились документы, фотографии, письма того времени. Они нашли органичное место в качестве иллюстраций, украшающих настоящую книгу. Все они взяты из домашнего архива Евреиновых-Никитиных в С.-Петербурге. Большая их часть публикуется впервые.
Цена: 2000 руб.


Калле Каспер - Песни Орфея


Калле Каспер (род. в 1952 г.) – эстонский поэт, прозаик, драматург, автор шести стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. «Песни Орфея» (2017) посвящены памяти жены поэта, писательницы Гоар Маркосян-Каспер.
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) – русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.


Пасынки поздней империи


Книга Леонида Штакельберга «Пасынки поздней империи» состоит из одной большой повести под таким же названием и нескольких документальных в основе рассказов-очерков «Призывный гул стадиона», «Камчатка», «Че», «Отец». Проза Штакельберга столь же своеобразна, сколь своеобразным и незабываемым был сам автор, замечательный рассказчик. Повесть «пасынки поздней империи» рассказывает о трудной работе ленинградских шоферов такси, о их пассажирах, о городе, увиденном из окна машины.
«Призывный гул стадиона» - рассказ-очерк-воспоминание о ленинградских спортсменах, с которыми Штакельбергу довелось встречаться. Очерк «Отец» - подробный и любовный рассказ об отце, научном сотруднике Института имени Лесгафта, получившем смертельное ранение на Ленинградском фронте.
Цена: 350 руб.

Власть слова и слово власти


Круглый стол «Власть слова и слово власти» посвящен одному из самых драматических социокультурных событий послевоенного времени – Постановлению Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» 1946 г.
Цена: 100 руб.



Елена Кумпан «Ближний подступ к легенде»


Книга Елены Андреевны Кумпан (1938-2013) рассказывает об уходящей культуре 1950 – 1960-х годов. Автор – геолог, поэт, экскурсовод – была дружна со многими выдающимися людьми той бурной эпохи. Герои ее воспоминаний – поэты и писатели Андрей Битов, Иосиф Бродский, Александр Городницкий, Рид Грачев, Александр Кушнер, Глеб Семенов, замечательные ученые, литераторы, переводчики: Л.Я. Гтнзбург, Э.Л. Линецкая, Т.Ю. Хмельницкая, О.Г. Савич, Е.Г. Эткинд, Н.Я. Берковский, Д.Е. Максимов, Ю.М. Лотман и многие другие
Книга написана увлекательно и содержит большой документальный материал, воссоздающий многообразную и сложную картину столь важной, но во многом забытой эпохи. Издание дополнено стихами из единственного поэтического сборника Елены Кумпан «Горсти» (1968).
Цена: 350 руб.


Елена Шевалдышева «Мы давно поменялись ролями»


Книга тематически разнообразна: истории из пионервожатской жизни автора, повесть об отце, расследование жизни и судьбы лейтенанта Шмидта, события финской войны, история поисков и открытий времен Великой Отечественной войны.
Цена: 250 руб.


Нелла Камышинская «Кто вас любил»


В сборнике представлены рассказы, написанные в 1970-1990-ж годах. То чему они посвящены, не утратило своей актуальности, хотя в чем-то они, безусловно, являются замечательным свидетельством настроений того времени.
Нелла Камышинская родилась в Одессе, жила в Киеве и Ленинграде, в настоящее время живет в Германии.
Цена: 250 руб.


Александр Кушнер «Избранные стихи»


В 1962 году, более полувека назад, вышла в свет первая книга стихов Александра Кушнера. С тех пор им написано еще восемнадцать книг - и составить «избранное» из них – непростая задача, приходится жертвовать многим ради того, что автору кажется сегодня лучшим. Читатель найдет в этом избранном немало знакомых ему стихов 1960-1990-х годов, сможет прочесть и оценить то, что было написано уже в новом XXI веке.
Александра Кушнера привлекает не поверхностная, формальная, а скрытая в глубине текста новизна. В одном из стихотворений он пишет, что надеется получить поэтическую премию из рук самого Аполлона: «За то, что ракурс свой я в этот мир принес / И непохожие ни на кого мотивы…»
И действительно, читая Кушнера, поражаешься разнообразию тем, мотивов, лирических сюжетов – и в то же время в каждом стихотворении безошибочно узнается его голос, который не спутать ни с чьим другим. Наверное, это свойство, присущее лишь подлинному поэту, и привлекает к его стихам широкое читательское внимание и любовь знатоков.
Цена: 400 руб.


Л. С. Разумовский - Нас время учило...


Аннотация - "Нас время учило..." - сборник документальной автобиографической прозы петербургского скульптора и фронтовика Льва Самсоновича Разумовского. В сборник вошли две документальные повести "Дети блокады" (воспоминания автора о семье и первой блокадной зиме и рассказы о блокаде и эвакуации педагогов и воспитанников детского дома 55/61) и "Нас время учило..." (фронтовые воспоминания автора 1943-1944 гг.), а также избранные письма из семейного архива и иллюстрации.
Цена: 400 руб.


Алексей Пурин. Почтовый голубь


Алексей Арнольдович Пурин (род. в 1955 г. в Ленинграде) — поэт, эссеист, переводчик. Автор пятнадцати (включая переиздания) стихотворных сборников и трех книг эссеистики. Переводит немецких и голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой ) поэтов, опубликовал пять книг переводов. Лауреат Санкт-Петербургской литературной премии «Северная Пальмира» (1996, 2002) и др.
В настоящем издании представлены лучшие стихи автора за четыре десятилетия литературной работы, включая новую, седьмую, книгу «Почтовый голубь» и полный перевод «Сонетов к Орфею» Р.-М. Рильке.
Цена: 350 руб.


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru