Наталия Перевезенцева

DEUS EX MACHINA

 

Жесть театральная гремит,

судьба на ниточке висит,

ждем «бога из машины».

Но не торопится Зевес

покинуть плоскости небес

и нам явить из всех чудес

хоть четверть половины.

Ты думаешь, что будет дождь,

тебя поймут, и ты поймешь,

все люди станут братья.

Да, это будет дождь — и суд,

тебя, конечно же, поймут

и окончательно возьмут

в железные объятья.

До той воды, до той горы

еще осталось полпоры,

отмеренной не мною.

Жесть за кулисами гремит,

перегорающий софит

так на прощание искрит,

что кажется звездою.

* * *

Вся Европа — маленькая страна

с городками: Франция, Швейцария, Дания.

А на востоке клубится тьма, и она

подбирается все ближе к фахверковым зданиям.

 

Здесь каналы светлы, небеса чисты,

жители благожелательны и работящи.

А на востоке снежные смерчи сносят мосты,

высоковольтные линии, телебашни.

 

И те, что там во тьме, среди равнин и снегов,

не умеющие жить иначе, чем наперекор и назло,

присматриваются к очертаниям городков,

ратушам и улицам, где всегда светло.

 

Ах, какой ревнивой любовью любили они

во время оно — тот дальний свет.

Недоступный, совсем не похожий на те огни,

до которых теперь дотянуться — проще нет.

ИЗ СЕРИИ «ЖЗЛ»

Мальчик подрастает в маленьком городке

среди деревянных одноэтажных (пятиэтажных блочных).

На окраине городка, в сущности — невдалеке

запущенный парк и дворец, но мальчик не хочет

там гулять (вариант: просит всегда

маму, бонну, сестру, воспитательницу детского сада

отворить покосившуюся чугунную калитку, разрешить у пруда

постоять, пошуршать листвой, встретиться взглядом

с беломраморной, безрукой, беззащитно нагой.

Руку отбили солдаты (туристы? дети?).

Наверно, страшно так — одной, над черной водой...)

Мальчик учится одиночеству:

(вариант: ни за что на свете

больше не ходит в парк, предпочитая... хотя бы лес).

Далее — отец разоряется на бегах (получает наследство?).

Переезд, похожий на бегство (бегство, похожее на переезд).

Кончается детство.

... Он возвращается в родные места,

увенчанный всеми лаврами (никому неизвестен).

Дворец сгорел, пруд затянуло тиной, но та

беломраморная — на прежнем месте.

Он был расстрелян в юности, дожил до седин,

мирно скончался в кругу семьи, подох на краю света...

...Черный пруд, белая статуя… Мальчик один на один

с будущим одиночеством... Судьба поэта…

(вариант: непоэта).

КРЕСТ

Кто с кем стрелялся? Кто был убит?

Креста в бурьяне печален вид.

Раскинул руки, закрыл глаза

крест безымянный… И — в небеса

не кинет взгляда, не прокричит:

кто с кем стрелялся? кто был убит?

Из-за — актерки? туза червей?

Бурьян… могила… И крест на ней.

 

Дуэль… актерка… Дурной пошиб.

Звучали: Шипка, аул Гуниб,

Хива, Мукден ли… всё — край земли.

…В гробу свинцовом его везли.

Дорогой пыльной… песок и зной…

Дорогой долгой… везли домой.

Поручик юный? седой майор?

Крест сохранился до этих пор.

 

До окаянных, до наших дней.

Бурьян… могила… — и крест на ней.

* * *

В Мариенбурге не сойдемся никогда

под Гатчиной… Да мы и не бывали

на стареньком трясущемся вокзале,

не ждали поезда… Вернее, поезда

нас проносили мимо кособоких,

резных уродин позапрошлых лет.

Два этажа, ватерклозета нет,

и пляшет комарье под караоке.

…Люблю в Мариенбурге вечера,

не рано, нет, но не сказать, что поздно.

Окно раскрыто в сад, сомлели розы,

уходит надоевшая жара.

Я белый китель вижу (о, повем,

кому?..), и сердце бьется в упоенье...

Но электрички свист, ее движенье

сбивает ретрочувства в сладкий крем.

В Мариенбурге плакать не дано,

в Мариенбурге сыро, то есть зябко.

Геранью светится для должного порядка

в Мариенбурге каждое окно.

Ты никогда не встретишь там меня.

Мне легче: никого я там не встречу.

В Мариенбурге выдуманный вечер —

слепая тень болотного огня.

* * *

На белой осыпи песка

у темно-серых вод залива,

там, где форты, гранит, тоска

и ветра грубые порывы,

 

плотнее кутайся в пальто,

корми усердно стаю чаек

и повторяй: никто, никто

не виноват, никто не чаял,

 

что обернется сединой,

кошмаром, отсыревшей ватой

то, что звучало: «Боже мой!

Благодарю тебя!» — когда-то.

 

Итак, — форты, гранит, пальто…

В перечисленье нет резона,

зато есть музыка, зато

ее парад, ее законы.

 

Маэстро, врежьте отходняк

на духовых, ударных, струнных,

ввергая чаек в кавардак

и сотрясая мир подлунный.

 

Средь неподсчитанных потерь

у кромки темно-серой бездны

мы слышим музыку — теперь,

когда она рукой железной

 

все расставляет по местам,

безжалостно сметая ваты

клочки, как бесполезный хлам:

«благодарю»… «никто»… «когда-то».

 

Анастасия Скорикова

Цикл стихотворений (№ 6)

ЗА ЛУЧШИЙ ДЕБЮТ В "ЗВЕЗДЕ"

Павел Суслов

Деревянная ворона. Роман (№ 9—10)

ПРЕМИЯ ИМЕНИ
ГЕННАДИЯ ФЕДОРОВИЧА КОМАРОВА

Владимир Дроздов

Цикл стихотворений (№ 3),

книга избранных стихов «Рукописи» (СПб., 2023)

Подписка на журнал «Звезда» оформляется на территории РФ
по каталогам:

«Подписное агентство ПОЧТА РОССИИ»,
Полугодовой индекс — ПП686
«Объединенный каталог ПРЕССА РОССИИ. Подписка–2024»
Полугодовой индекс — 42215
ИНТЕРНЕТ-каталог «ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2024/1
Полугодовой индекс — Э42215
«ГАЗЕТЫ И ЖУРНАЛЫ» группы компаний «Урал-Пресс»
Полугодовой индекс — 70327
ПРЕССИНФОРМ» Периодические издания в Санкт-Петербурге
Полугодовой индекс — 70327
Для всех каталогов подписной индекс на год — 71767

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27

Владимир Дроздов - Рукописи. Избранное
Владимир Георгиевич Дроздов (род. в 1940 г.) – поэт, автор книг «Листва календаря» (Л., 1978), «День земного бытия» (Л., 1989), «Стихотворения» (СПб., 1995), «Обратная перспектива» (СПб., 2000) и «Варианты» (СПб., 2015). Лауреат премии «Северная Пальмира» (1995).
Цена: 200 руб.
Сергей Вольф - Некоторые основания для горя
Это третий поэтический сборник Сергея Вольфа – одного из лучших санкт-петербургских поэтов конца ХХ – начала XXI века. Основной корпус сборника, в который вошли стихи последних лет и избранные стихи из «Розовощекого павлина» подготовлен самим поэтом. Вторая часть, составленная по заметкам автора, - это в основном ранние стихи и экспромты, или, как называл их сам поэт, «трепливые стихи», но они придают творчеству Сергея Вольфа дополнительную окраску и подчеркивают трагизм его более поздних стихов. Предисловие Андрея Арьева.
Цена: 350 руб.
Ася Векслер - Что-нибудь на память
В восьмой книге Аси Векслер стихам и маленьким поэмам сопутствуют миниатюры к «Свитку Эстер» - у них один и тот же автор и общее время появления на свет: 2013-2022 годы.
Цена: 300 руб.
Вячеслав Вербин - Стихи
Вячеслав Вербин (Вячеслав Михайлович Дреер) – драматург, поэт, сценарист. Окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии по специальности «театроведение». Работал заведующим литературной частью Ленинградского Малого театра оперы и балета, Ленинградской областной филармонии, заведующим редакционно-издательским отделом Ленинградского областного управления культуры, преподавал в Ленинградском государственном институте культуры и Музыкальном училище при Ленинградской государственной консерватории. Автор многочисленных пьес, кино-и телесценариев, либретто для опер и оперетт, произведений для детей, песен для театральных постановок и кинофильмов.
Цена: 500 руб.
Калле Каспер  - Да, я люблю, но не людей
В издательстве журнала «Звезда» вышел третий сборник стихов эстонского поэта Калле Каспера «Да, я люблю, но не людей» в переводе Алексея Пурина. Ранее в нашем издательстве выходили книги Каспера «Песни Орфея» (2018) и «Ночь – мой божественный анклав» (2019). Сотрудничество двух авторов из недружественных стран показывает, что поэзия хоть и не начинает, но всегда выигрывает у политики.
Цена: 150 руб.
Лев Друскин  - У неба на виду
Жизнь и творчество Льва Друскина (1921-1990), одного из наиболее значительных поэтов второй половины ХХ века, неразрывно связанные с его родным городом, стали органически необходимым звеном между поэтами Серебряного века и новым поколением питерских поэтов шестидесятых годов. Унаследовав от Маршака (своего первого учителя) и дружившей с ним Анны Андреевны Ахматовой привязанность к традиционной силлабо-тонической русской поэзии, он, по существу, является предтечей ленинградской школы поэтов, с которой связаны имена Иосифа Бродского, Александра Кушнера и Виктора Сосноры.
Цена: 250 руб.
Арсений Березин - Старый барабанщик
А.Б. Березин – физик, сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе в 1952-1987 гг., занимался исследованиями в области физики плазмы по программе управляемого термоядерного синтеза. Занимал пост ученого секретаря Комиссии ФТИ по международным научным связям. Был представителем Союза советских физиков в Европейском физическом обществе, инициатором проведения конференции «Ядерная зима». В 1989-1991 гг. работал в Стэнфордском университете по проблеме конверсии военных технологий в гражданские.
Автор сборников рассказов «Пики-козыри (2007) и «Самоорганизация материи (2011), опубликованных издательством «Пушкинский фонд».
Цена: 250 руб.
Игорь Кузьмичев - Те, кого знал. Ленинградские силуэты
Литературный критик Игорь Сергеевич Кузьмичев – автор десятка книг, в их числе: «Писатель Арсеньев. Личность и книги», «Мечтатели и странники. Литературные портреты», «А.А. Ухтомский и В.А. Платонова. Эпистолярная хроника», «Жизнь Юрия Казакова. Документальное повествование». br> В новый сборник Игоря Кузьмичева включены статьи о ленинградских авторах, заявивших о себе во второй половине ХХ века, с которыми Игорь Кузьмичев сотрудничал и был хорошо знаком: об Олеге Базунове, Викторе Конецком, Андрее Битове, Викторе Голявкине, Александре Володине, Вадиме Шефнере, Александре Кушнере и Александре Панченко.
Цена: 300 руб.
На сайте «Издательство "Пушкинского фонда"»


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru

Почта России