ЕЛЕНА УШАКОВА

 

* * *

Только красный шиповник расцвел,

Только с белым соседствует кротко,

Только нимб, золотой ореол —

Проходящего облака кромка

Посылает о чем-то — о чем? —

Сообщенье с переднего края

Мне, подвижным воздушным плечом

Свой летучий фрегат подставляя.

 

Только в Англии, в Лондоне взрыв,

Только смерть под прикрытьем Корана,

Зафиксировал все объектив,

И носилки уносят с экрана.

Только чайник кипит, за столом

Только мы на веранде тенистой.

Что нам делать с таким монтажом?

С Режиссером таким, Сценаристом?

 

* * *

Я стала перечитывать роман,

Отмеченный наградой высочайшей…

Как плохо, боже мой, какой обман!

Как нехотя я продвигаюсь дальше!

 

Смешные имена вместо людей:

Аверкий, Самдевятов и Громеко;

Причудливый такой театр теней,

Ни одного живого человека!

 

А эти разговоры допоздна —

Картонные, заученные речи!

И только лунный свет, метель, весна

Фальшивым фразам исподволь перечат.

 

Как можно так неряшливо писать,

Банально, вычурно?.. Мне стыдно: эти

Слова ведь никому нельзя сказать

О пострадавшем авторе-поэте.

 

Но шепотом и, как цирюльник тот,

Лишь тростнику приречному — откроюсь:

Я и тогда, когда громил народ

Его, а мы, младое племя то есть,

 

Страдали за поруганную честь,

Не в силах оказать ему защиты, —

Начав читать, не дочитала весь…

О, подлость жалкая придворной свиты:

 

— Романа не читал я, но скажу!..

Я, стало быть, «была с моим народом»!

Но твердым мненьем этим дорожу,

Как милый автор — садом, небосводом.

 

СИМВОЛИСТЫ  ВБЛИЗИ

                                                        И, дугу описав,

                                                        озаряя окрестность,

        ананас ниспадал, просияв,

                                         в неизвестность…

                                                                  

Андрей Белый

 

Как бедная Н. домогалась позорно любви

Поэта-безумца, что каялся, кажется, многим

В своем неотвязном грехе: помани, позови —

И станет одежды срывать, забывая о Боге!

А Сюнненберг смирно за всеми ходил по пятам

И в технику творчества вникнуть пытался, психолог.

Читал бы внимательней то, что писал Мандельштам.

Не с той стороны приподнять попытался он полог:

Узнал, что парами отравленный винными — дик,

Что даже у Блока глаза оловянные слепы,

И тщетно Орфея ловил среди тех Эвридик

Сетями ненужных вопросов наивно-нелепых.

 

Родись я в России, но в веке другом и в конце

Еще позапрошлого, полупустого, — и с теми,

Кого мы лелеем на полках, в их дымном кольце,

Возможно, кружилась бы я… С кем делила бы время?

И молодость? Где пропадала б, играя с огнем?

Не дай бог на Брюсова В. наскочить ненароком.

Не смею о Блоке, не хочется как-то о нем

Мне думать так близко. О, я снисходительным роком

Помилована — на полвека поздней родилась!

Жрецы, мистагоги, опасные демоны, змеи!

Мой век, и мой зверь, и моя непроглядная власть

Советская, — боже мой, вы мне едва ль не роднее!

 

 

 

 

 

 СОСНОВКА

А то, что «Сосновкой» назвали они —

Сплошной березняк ведь, и видит прохожий:

Как темные ночи и ясные дни,

Березы и сосны друг с другом не схожи.

 

Но слово, слепую случайность любя,

Уже родилось и само возмужало,

Шершавым звучаньем одело себя —

Телесным, лесным, шерстяным покрывалом.

 

Прозрачная тень заструилась над ним

Оранжевой и шелушащейся дымкой,

Я тоже хотела б разжиться таким

Подвижным, как мысль, двойником-невидимкой,

 

Уйти за пределы зимы, там, где мох,

Где дюн прибалтийских волнистые кручи,

Где голубоглазый языческий бог

С серебряной дудочкой в дебрях пахучих,

 

Где слово-Психея, покинув предмет,

Заводит знакомство с иными мирами,

От здешних, привычных, постылых примет

Уйти!.. 

И пускай позовут меня сами.

 

* * *

Родившимся с унынием в крови,

Не созданным для повседневной тяжбы,

Привязанным лишь ниточкой любви,

Непрочной, тонкой, рвущейся однажды,

 

Что я скажу? Взять с полки книжной том,

Глотнуть настой целительной печали —

Печальна жизнь, грустна она, притом

Нет выхода, как строки предсказали;

 

Но есть в неровных столбиках такой

Мотивчик, вздох, язвящая отрада,

В нем растворима боль, и есть покой

В согласии тоскующего ряда.

Надежнее всего стихи. Скажи,

Кого ты больше любишь из поэтов?

И я скажу, кто ты, твоей души

Коснусь, характера, приоритетов.

 

 

 

 

Анастасия Скорикова

Цикл стихотворений (№ 6)

ЗА ЛУЧШИЙ ДЕБЮТ В "ЗВЕЗДЕ"

Павел Суслов

Деревянная ворона. Роман (№ 9—10)

ПРЕМИЯ ИМЕНИ
ГЕННАДИЯ ФЕДОРОВИЧА КОМАРОВА

Владимир Дроздов

Цикл стихотворений (№ 3),

книга избранных стихов «Рукописи» (СПб., 2023)

Подписка на журнал «Звезда» оформляется на территории РФ
по каталогам:

«Подписное агентство ПОЧТА РОССИИ»,
Полугодовой индекс — ПП686
«Объединенный каталог ПРЕССА РОССИИ. Подписка–2024»
Полугодовой индекс — 42215
ИНТЕРНЕТ-каталог «ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2024/1
Полугодовой индекс — Э42215
«ГАЗЕТЫ И ЖУРНАЛЫ» группы компаний «Урал-Пресс»
Полугодовой индекс — 70327
ПРЕССИНФОРМ» Периодические издания в Санкт-Петербурге
Полугодовой индекс — 70327
Для всех каталогов подписной индекс на год — 71767

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27

Владимир Дроздов - Рукописи. Избранное
Владимир Георгиевич Дроздов (род. в 1940 г.) – поэт, автор книг «Листва календаря» (Л., 1978), «День земного бытия» (Л., 1989), «Стихотворения» (СПб., 1995), «Обратная перспектива» (СПб., 2000) и «Варианты» (СПб., 2015). Лауреат премии «Северная Пальмира» (1995).
Цена: 200 руб.
Сергей Вольф - Некоторые основания для горя
Это третий поэтический сборник Сергея Вольфа – одного из лучших санкт-петербургских поэтов конца ХХ – начала XXI века. Основной корпус сборника, в который вошли стихи последних лет и избранные стихи из «Розовощекого павлина» подготовлен самим поэтом. Вторая часть, составленная по заметкам автора, - это в основном ранние стихи и экспромты, или, как называл их сам поэт, «трепливые стихи», но они придают творчеству Сергея Вольфа дополнительную окраску и подчеркивают трагизм его более поздних стихов. Предисловие Андрея Арьева.
Цена: 350 руб.
Ася Векслер - Что-нибудь на память
В восьмой книге Аси Векслер стихам и маленьким поэмам сопутствуют миниатюры к «Свитку Эстер» - у них один и тот же автор и общее время появления на свет: 2013-2022 годы.
Цена: 300 руб.
Вячеслав Вербин - Стихи
Вячеслав Вербин (Вячеслав Михайлович Дреер) – драматург, поэт, сценарист. Окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии по специальности «театроведение». Работал заведующим литературной частью Ленинградского Малого театра оперы и балета, Ленинградской областной филармонии, заведующим редакционно-издательским отделом Ленинградского областного управления культуры, преподавал в Ленинградском государственном институте культуры и Музыкальном училище при Ленинградской государственной консерватории. Автор многочисленных пьес, кино-и телесценариев, либретто для опер и оперетт, произведений для детей, песен для театральных постановок и кинофильмов.
Цена: 500 руб.
Калле Каспер  - Да, я люблю, но не людей
В издательстве журнала «Звезда» вышел третий сборник стихов эстонского поэта Калле Каспера «Да, я люблю, но не людей» в переводе Алексея Пурина. Ранее в нашем издательстве выходили книги Каспера «Песни Орфея» (2018) и «Ночь – мой божественный анклав» (2019). Сотрудничество двух авторов из недружественных стран показывает, что поэзия хоть и не начинает, но всегда выигрывает у политики.
Цена: 150 руб.
Лев Друскин  - У неба на виду
Жизнь и творчество Льва Друскина (1921-1990), одного из наиболее значительных поэтов второй половины ХХ века, неразрывно связанные с его родным городом, стали органически необходимым звеном между поэтами Серебряного века и новым поколением питерских поэтов шестидесятых годов. Унаследовав от Маршака (своего первого учителя) и дружившей с ним Анны Андреевны Ахматовой привязанность к традиционной силлабо-тонической русской поэзии, он, по существу, является предтечей ленинградской школы поэтов, с которой связаны имена Иосифа Бродского, Александра Кушнера и Виктора Сосноры.
Цена: 250 руб.
Арсений Березин - Старый барабанщик
А.Б. Березин – физик, сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе в 1952-1987 гг., занимался исследованиями в области физики плазмы по программе управляемого термоядерного синтеза. Занимал пост ученого секретаря Комиссии ФТИ по международным научным связям. Был представителем Союза советских физиков в Европейском физическом обществе, инициатором проведения конференции «Ядерная зима». В 1989-1991 гг. работал в Стэнфордском университете по проблеме конверсии военных технологий в гражданские.
Автор сборников рассказов «Пики-козыри (2007) и «Самоорганизация материи (2011), опубликованных издательством «Пушкинский фонд».
Цена: 250 руб.
Игорь Кузьмичев - Те, кого знал. Ленинградские силуэты
Литературный критик Игорь Сергеевич Кузьмичев – автор десятка книг, в их числе: «Писатель Арсеньев. Личность и книги», «Мечтатели и странники. Литературные портреты», «А.А. Ухтомский и В.А. Платонова. Эпистолярная хроника», «Жизнь Юрия Казакова. Документальное повествование». br> В новый сборник Игоря Кузьмичева включены статьи о ленинградских авторах, заявивших о себе во второй половине ХХ века, с которыми Игорь Кузьмичев сотрудничал и был хорошо знаком: об Олеге Базунове, Викторе Конецком, Андрее Битове, Викторе Голявкине, Александре Володине, Вадиме Шефнере, Александре Кушнере и Александре Панченко.
Цена: 300 руб.
На сайте «Издательство "Пушкинского фонда"»


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru

Почта России