БЫЛОЕ И КНИГИ

Александр Мелихов

Креативщики и творцы

 

Книгу Дмитрия Травина «Крутые горки ХХI века. Постмодернизация и проблемы России» (СПб., 2015) прочесть не поздно и сейчас. Боюсь (или надеюсь?), она устареет очень нескоро, ибо конфликты, которым она посвящена, суть конфликты трагические, победа в которых любой из сторон приведет если уж не к гибели мира, то к катастрофическому его упрощению. И сам Травин к сложности социального бытия, не допускающей сколько-нибудь отдаленного прогнозирования, относится с редкой для экономиста скромностью: «Эта книга ни в коем случае не является попыткой предсказать, как будут развиваться события в ХХI веке. Относительно предсказаний экспертов есть хорошая шутка: „Для чего Бог создал экономистов? Чтобы на их фоне хорошо выглядели синоптики“».

Вина с синоптиков уже довольно давно снята из-за доказанной непредсказуемости (неустойчивости) атмосферных процессов, которые, кстати, тоже входят в качестве одного из бесчисленных факторов в процессы социальные. И экономика всего лишь один из таких факторов — почему же за предсказаниями обращаются к экономистам, а не к военным, не к физикам, не к инженерам, не к врачам, не к культурологам или к религиеведам? Ведь изобретение атомной бомбы или возникновение христианства изменило будущее человечества уж никак не меньше, чем рост или падение того или иного производства. На этот вопрос хорошо ответил знаменитый американский экономист Джон Гэлбрейт: экономисты предсказывают будущее потому, что их об этом спрашивают. Спрашивайте врачей или философов и тоже наверняка получите какие-то предсказания. Причем, вполне возможно, и неглупые, поскольку эпидемии и грезы очень даже существенно воздействуют на ход истории — чем был бы XX век без марксизма или расизма?

А теперь, когда доктрина экономического детерминизма хотя бы на ближайшие двадцать минут повергнута, можно поговорить о тех действительно могущественных, хотя и не исчерпывающих факторах, которым посвящена книга: «Она представляет собой лишь попытку выделить наиболее важные из уже наметившихся тенденций, которые ныне трансформируют старый мир ХХ столетия».

Тенденция-то, в сущности, всегда одна: сильные тем или иным способом подминают слабых — силой оружия, силой богатства или силой престижа — и заставляют их тем самым себе уподобиться. Булат, злато и соблазн — вот три орудия давления сильных на слабых, и в ту эпоху, когда сила отождествляется с «современностью» (как будто возможно быть несовременным!), уподобление слабых сильным именуется модернизацией. Но сегодня сильные несут миру нечто сверхсовременное — постмодернизм. По мнению цитируемых Травиным авторитетов, постмодернизм — это, например, культура, в которой «могут сосуществовать все мнения, все уровни знания, не вступая между собой в противоречия и конфликты» (Жиль Липовецки). Казалось бы, такое торжество безбрежной толерантности должно исключить какие бы то ни было идеологические конфликты Запада и Востока, Севера и Юга, однако их количество и напряженность, похоже, только растет.

Американский профессор Фредрик Джеймисон считает, что «постмодернизм — культурная логика капитализма», и Травин разъясняет это так: «Если в модернизирующихся обществах рынок лишь складывается и многое недоступно товарообмену, то теперь каждый материальный объект и каждая услуга становятся товаром. Если раньше власть имущие основывали свои позиции в значительной степени на внеэкономическом принуждении, то теперь все покупается и все продается. Власть принадлежит не тому, у кого меч длиннее, а тому, у кого длиннее рубль (доллар)».

Очень сомнительно, чтобы когда-нибудь на заявление злата «Все куплю» булат не ответил бы своим «Все возьму», — злато может орудовать лишь под защитой булата, который при этом должен почему-либо считать свою услугу достаточно выгодной для себя. Имеет, однако, смысл принять сказку о вытеснении булата златом, чтобы проследить, какие розы она нам сулит. Согласимся умственного эксперимента ради, что сегодняшние военные конфликты мира «постмодерна» с миром «варварства», «архаики» (не будем спорить о кличках) и всех прочих отсталостей лишь разрушают «весь мир насилья», чтобы утвердить на его развалинах кроткий мир тотальной купли-продажи. И, приняв эту утопию, задумаемся, какие высшие достижения сулит этот дивный новый мир.

Старый мир насилья породил и возвысил два высших человеческих типа — героя и творца. Первый совершал подвиги, второй — открытия в самых разных сферах, от поэзии и архитектуры до математики и географии. И кто же придет им на смену? С героями ясно — их заменит полиция, но кто заменит творцов?

Травин довольно подробно пересказывает знаменитую книгу американского социолога Ричарда Флориды «Креативный класс: люди, которые меняют будущее» (М., 2011).

«Почему появляется креативный класс и почему его значение будет, скорее всего, увеличиваться в дальнейшем? Дело в том, что в экономике с каждым годом крутится все больше „дурных“ денег, то есть тех, расходование которых жестко не предопределено. Потребитель готов их истратить в любой момент, однако, пресытившись имеющимися благами, не знает толком, как это сделать. И в такой ситуации он с радостью вывалит кругленькую сумму тому креативщику, который придумает новую потребность и „завернет ее в столь привлекательную обертку“, что покупатель почувствует удовольствие от очередного поворота шопинга. <…>

На этой базе и формируется креативный класс — миллионы людей, чья работа состоит не в том, чтобы выполнять инструкции боссов, а в том, чтобы самостоятельно порождать идею, которую на рынке можно трансформировать в деньги».

Итак, конечным продуктом креативности являются деньги. А что является конечным продуктом творчества? Или, не возносясь на такие высоты, зададимся вопросом: были ли креативщиками люди, реально изменившие ход истории, люди, плодами творчества которых мы пользуемся ежеминутно?

Творцы научной механики Галилей и Ньютон посвятили жизнь вопросам, о которых «потребитель» даже не подозревал и уж тем более ничего «вываливать» бы не стал. Творцы электрической цивилизации Фарадей и Максвелл вряд ли даже сумели бы объяснить тогдашнему потребителю, чем они вообще занимаются (то есть объяснить-то они могли, но кто бы их стал слушать?). Герц — эпоха радио: первая радиопередача даже специалистам показалась лишь забавным фокусом. Эйнштейн, Ферми — ядерная энергия: потребитель заметил ее только в Хиросиме.

Я когда-то начал собирать признания великих ученых о мотивах их работы — о прибылях и вообще о практической пользе не упомянул никто. Фарадей и вовсе считал науку «святой» (царство ее не от мира сего). Гельмгольц писал, что им двигало стремление к знаниям, Пуанкаре — поиск наибольшей красоты, а Эйнштейн и вовсе договорился до того, что ученый стремится выстроить ясный и прекрасный параллельный мир, в котором можно укрыться от жестокости и безобразия реальности.

Примеры можно множить, но уже и так ясно, что креативщики и творцы являют собою два совершенно противоположных человеческих типа: первый — это ловкий шустрила, умеющий изобретательно морочить олухов, второй — аристократ духа, стремящийся укрыться от толпы с ее куплей-продажей в башню из слоновой кости, где ближе звезды и откуда не видно дураков. Творец изобретает радио — креативщик наполняет его дурацкими новостями, идиотской музыкой и расфасовывает их так искусно, что укрыться от них можно разве что в сибирской тайге. Творец создает компьютер — креативщик закачивает туда порнуху.

Нет-нет, я ничего не имею против порнографии, когда кто-то из гэкачепистов — Лукьянов, что ли? — с возмущением упомянул про разгул порнографии, я понял, что им хана: за порнографию мы кого хошь порвем, — просто нужно творцов и шустрил классифицировать по разным рубрикам. Я бы даже сказал, что творцов нужно защищать от креативщиков, ибо подменить собою ученых им гораздо легче, чем, скажем, банкирам или генералам. В глазах профанов творчество и креативность — два ремесла настолько сходные, что креативщики вполне способны прихватить себе не только материальные ресурсы, но и авторитет науки.

Флорида вроде бы показал, что в США наиболее благоприятная для креативной деятельности атмосфера сложилась в тех местах, где сложилось и наиболее толерантное отношение к геям — почему бы и нет, отношение к геям вполне может служить индикатором либеральных ценностей. И пусть геи живут долго и счастливо — нужно только помнить, что научное творчество рождается отнюдь не из человекоцентрических либеральных ценностей, но из ценностей аристократических, устремленных к вечности и красоте. А потому ученым пристали не демократические, но аристократические убеждения, презирающие толпу с ее тотальной и куплей и продажей. В идеале ученые могли бы сделаться ядром не сто первой «демократической», но первой аристократической партии, однако до той поры, когда эта греза наконец овладеет научными массами, еще настолько далеко, что наука, возможно, исчезнет раньше, чем ученые осознают, что с толпою им не по пути.

И убьет науку отнюдь не политический строй, ее убьет прагматизм. Свобода научного творчества не имеет практически ничего общего с политическими свободами. Великие ученые рождаются всюду, где могут выживать очаги идеализма, служения долговечности и красоте, а «нормальный» авторитаризм их не преследует, он довольно часто, наоборот, находит выгодным изобразить себя их покровителем. Специально преследовать ученых начинает только идеократия (пролетарская наука, расовая наука…), а у прагматичных правителей и отношение к науке прагматичное.

Да только сама-то она совсем не прагматична. Главная ценность научного слоя не в том, что он производит, а в том, что он любит. И если он однажды истощится, оттесненный креативщиками, вполне может оказаться, что возродить его невозможно. Наука — наследие аристократической и метафизической эпохи, в эпоху демократическую и прагматическую ей, возможно, просто неоткуда будет взяться. Рынок и демократия ведут к диктатуре посредственности, если им не противостоит аристократия — общественный слой, взирающей на сегодняшний день с точки зрения вечности, предпочитающий долговечность выгоде.

К чести Травина, он относится к креативщикам — этому новому избранному народу — без излишнего пиетета: «Несмотря на некоторую иронию, пробуждаемую действиями креативного класса, следует признать, что именно он по большому счету меняет наш мир. Пусть даже на десять идей, позволяющих облегчить кошелек потребителя, придется лишь одна, которая качественно усовершенствует жизнь человека». Но эту единственную идею порождают творцы, которых по недосмотру мы записываем в то же сословие, в котором царят мастера облегчать кошельки плебса и делать его еще глупее, чем он есть и без их помощи. Цена креативщикам лучше всего видна из следующего пассажа: «Либо мы дозируем свободы в духе XIX—XX веков, и тогда имеем, соответственно, экономику прошлых столетий. В такой ситуации потенциальные креативщики либо съезжают за рубеж, либо спиваются, либо креативят в области распилов, откатов и наездов, где их способности всегда будут востребованы».

Таким образом, их эмиграция была бы наилучшим выходом для нас всех — глядишь, стало бы поменьше распильщиков и откатчиков, да и подлинным творцам сделалось бы посвободнее. Можно ли представить, чтобы из-за невозможности заниматься ядерной энергией или покорением космоса Курчатов или Королев занялись откатами и наездами, а из-за невозможности заниматься математикой и физикой распилами занялись Колмогоров и Капица? Про каких-нибудь Лотманов и Проппов я уже молчу — для многих физиков и математиков их творческий потенциал тоже сомнителен, я говорю лишь о фигурах бесспорных, реально изменяющих лицо мира. И в этом отношении в экономике XX века я не вижу решительно ничего плохого, если не считать, что она в огромной степени работала на войну. Но за это нужно благодарить в первую очередь господ политиков, а уж никак не творцов. Именно ХХ век породил те компьютерные технологии, на которых креативщики теперь косят космическую капусту, изобретая все новые и новые стрелялки и гаджеты, ничем серьезным не отличающиеся друг от друга, но позволяющие выкачивать из простаков все новые и новые бабки и уводящие их все дальше и дальше и от реальности и от творчества.

Посмотрели бы на своих наследников творцы компьютерного века — Винер, фон Нейман, Шеннон…

Что еще радует в «Крутых горках» — автор прекрасно отдает себе отчет, что булат в неизмеримо большей степени, чем злато, определял историю России (думаю, и всего человечества тоже, но это уж другая история).

«В ХХ столетии Россия пережила серьезные испытания в связи с двумя мировыми войнами. Их негативное влияние намного превосходило влияние Великой депрессии 1930‑х годов или тем более влияние трансформации мировой валютной системы в 1940—1970‑х годах. Так неужели в ХХI веке мир так изменился, что основные угрозы прошлого нас больше не волнуют?

У националистов и либералов ответ на данный вопрос обычно сильно различается. Националисты вроде бы смотрят на проблему внешних угроз трезвее либералов. Они их признают. Однако дать квалифицированный анализ проблемы не могут. Они мысленно живут в ХХ веке, а не в ХХI, и потому видят угрозы исключительно со стороны США, хотя на самом деле американцев давно уже беспокоит не российская, а арабская и китайская проблематика».

Я думаю, что кого беспокоит «на самом деле», точно знать невозможно, но если американцы при всех их неоспоримых достоинствах все-таки остаются людьми, а не божествами, то и на них распространяется общечеловеческий закон: генералы готовятся к прошлой войне. А кто из нас в глубине души не генерал?

«В либеральных кругах поднимать вопрос о внешних угрозах России в основном не принято. Это считается дурным тоном. Во-первых, потому, что либералы — мирные люди и хотят подходить к внешнеполитической проблематике по принципу „ребята, давайте жить дружно“» — ну в точности как советская пропаганда, постоянно призывавшая к миру и обращавшая свои призывы лишь к одной стороне.

«А во‑вторых, потому, что вопрос об угрозах прочно „оккупирован“ националистами и всякий либерал, начинающий его анализировать, оказывается „чужим среди своих“». Жаль, конечно, что наших либералов — а это самая образованная публика — волнует не столько вопрос, кем быть, сколько вопрос, с кем быть. Их конформизм не позволяет им даже задуматься о мотивах сильнейшего геополитического игрока, о котором Травин пишет тоже на редкость откровенно.

«Соединенные Штаты, конечно, хотели бы сохранить свое доминирование. Это не вызывает сомнений, поскольку так поступила бы на их месте любая держава. Но для доминирования нужны альянсы. В одиночку никто мир покорить не способен, даже если он представляется однополярным».

Я уже не помню, сколько раз писал, что миру необходим Священный Союз сильных и рациональных Голиафов против мстительных иррациональных Давидов, но не нами сказано: сила жаждет, и только печаль утоляет сердца. Видимо, Штатам суждено еще долго разрушать угрозами то, что они завоевывают обаянием.

Не иначе этим рулят креативщики.

2 декабря
Джу и Еж в "Звезде".
Юля Беломлинская и Саня Ежов (баян) с программой "Интельские песни".
Вход свободный.
Начало в 19 часов.
31 октября
В редакции «Звезды» презентация книги: Борис Рогинский. «Будь спок. Шестидесятые и мы».
Начало в 18-30.
1 июля
Литературный вечер: Александр Жолковский, Лада Панова.
Начало в 18:30
Вход свободный.
Смотреть все новости

Подписку на журнал "Звезда" на территории РФ осуществляют:

Агентство РОСПЕЧАТЬ
по каталогу ОАО "Роспечать".
Подписной индекс
на полугодие - 70327
на год - 71767
Группа компаний «Урал-пресс»
ural-press.ru

Интернет-подписка на журнал "Звезда"
Интернет подписка

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27
ВНИМАНИЕ!
Открыта льготная подписка на серию
"Государственные деятели России глазами современников"



Калле Каспер - Ночь - мой божественный анклав


Калле Каспер (род. в 1952 г.) — эстонский поэт, прозаик, драматург, автор пяти стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. В переводе на русский язык вышла книга стихов «Песни Орфея» (СПб., 2017).
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) — русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.
Евгений Каинский - Порядок вещей


Евгений Каминский — автор почти двадцати прозаических произведений, в том числе рассказов «Гитара и Саксофон», «Тихий», повестей «Нюшина тыща», «Простая вещь», «Неподъемная тяжесть жизни», «Чужая игра», романов «Раба огня», «Князь Долгоруков» (премия им. Н. В. Гоголя), «Легче крыла мухи», «Свобода». В каждом своем очередном произведении Каминский открывает читателю новую грань своего таланта, подчас поражая его неожиданной силой слова и глубиной образа.
Цена: 200 руб.
Алексей Пурин - Незначащие речи


Алексей Арнольдович Пурин (1955, Ленинград) — поэт, эссеист, переводчик. С 1989 г. заведует отделом поэзии, а с 2002 г. также и отделом критики петербургского журнала «Звезда». В 1995–2009 гг. соредактор литературного альманаха «Urbi» (Нижний Новгород — Прага — С.-Петербург; вышли в свет шестьдесят два выпуска). Автор двух десятков стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат премий «Северная Пальмира» (1996, 2002), «Честь и свобода» (1999), журналов «Новый мир» (2014) и «Нева» (2014). Участник 32-го ежегодного Международного поэтического фестиваля в Роттердаме (2001) и др. форумов. Произведения печатались в переводах на английский, голландский, итальянский, литовский, немецкий, польский, румынский, украинский, французский и чешский, в т. ч. в представительных антологиях.
В книге впервые публикуются ранние стихотворения автора.
Цена: 130 руб.
Моя жизнь - театр. Воспоминания о Николае Евреинове


Эта книга посвящена одному из творцов «серебряного века», авангардному преобразователю отечественной сцены, режиссеру, драматургу, теоретику и историку театра Николаю Николаевичу Евреинову (1879-1953). Она написана его братом, доктором технических наук, профессором Владимиром Николаевичем Евреиновым (1880-1962), известным ученым в области гидравлики и гидротехники. После смерти брата в Париже он принялся за его жизнеописание, над которым работал практически до своей кончины. Воспоминания посвящены доэмигрантскому периоду жизни Николая Евреинова, навсегда покинувшего Россию в 1925 году. До этого времени общение братьев было постоянным и часто происходило именно у Владимира, так как он из всех четверых братьев и сестер Евреиновых оставался жить с матерью, и его дом являлся притягательным центром близким к семье людей, в том числе друзей Николая Николаевича - Ю. Анненкова, Д. Бурлюка, В.Каменского, Н. Кульбина, В. Корчагиной-Алексан-дровской, Л. Андреева, М. Бабенчикова и многих других. В семье Евреиновых бережно сохранились документы, фотографии, письма того времени. Они нашли органичное место в качестве иллюстраций, украшающих настоящую книгу. Все они взяты из домашнего архива Евреиновых-Никитиных в С.-Петербурге. Большая их часть публикуется впервые.
Цена: 2000 руб.


Калле Каспер - Песни Орфея


Калле Каспер (род. в 1952 г.) – эстонский поэт, прозаик, драматург, автор шести стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. «Песни Орфея» (2017) посвящены памяти жены поэта, писательницы Гоар Маркосян-Каспер.
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) – русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.


Пасынки поздней империи


Книга Леонида Штакельберга «Пасынки поздней империи» состоит из одной большой повести под таким же названием и нескольких документальных в основе рассказов-очерков «Призывный гул стадиона», «Камчатка», «Че», «Отец». Проза Штакельберга столь же своеобразна, сколь своеобразным и незабываемым был сам автор, замечательный рассказчик. Повесть «пасынки поздней империи» рассказывает о трудной работе ленинградских шоферов такси, о их пассажирах, о городе, увиденном из окна машины.
«Призывный гул стадиона» - рассказ-очерк-воспоминание о ленинградских спортсменах, с которыми Штакельбергу довелось встречаться. Очерк «Отец» - подробный и любовный рассказ об отце, научном сотруднике Института имени Лесгафта, получившем смертельное ранение на Ленинградском фронте.
Цена: 350 руб.

Власть слова и слово власти


Круглый стол «Власть слова и слово власти» посвящен одному из самых драматических социокультурных событий послевоенного времени – Постановлению Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» 1946 г.
Цена: 100 руб.



Елена Кумпан «Ближний подступ к легенде»


Книга Елены Андреевны Кумпан (1938-2013) рассказывает об уходящей культуре 1950 – 1960-х годов. Автор – геолог, поэт, экскурсовод – была дружна со многими выдающимися людьми той бурной эпохи. Герои ее воспоминаний – поэты и писатели Андрей Битов, Иосиф Бродский, Александр Городницкий, Рид Грачев, Александр Кушнер, Глеб Семенов, замечательные ученые, литераторы, переводчики: Л.Я. Гтнзбург, Э.Л. Линецкая, Т.Ю. Хмельницкая, О.Г. Савич, Е.Г. Эткинд, Н.Я. Берковский, Д.Е. Максимов, Ю.М. Лотман и многие другие
Книга написана увлекательно и содержит большой документальный материал, воссоздающий многообразную и сложную картину столь важной, но во многом забытой эпохи. Издание дополнено стихами из единственного поэтического сборника Елены Кумпан «Горсти» (1968).
Цена: 350 руб.


Елена Шевалдышева «Мы давно поменялись ролями»


Книга тематически разнообразна: истории из пионервожатской жизни автора, повесть об отце, расследование жизни и судьбы лейтенанта Шмидта, события финской войны, история поисков и открытий времен Великой Отечественной войны.
Цена: 250 руб.


Нелла Камышинская «Кто вас любил»


В сборнике представлены рассказы, написанные в 1970-1990-ж годах. То чему они посвящены, не утратило своей актуальности, хотя в чем-то они, безусловно, являются замечательным свидетельством настроений того времени.
Нелла Камышинская родилась в Одессе, жила в Киеве и Ленинграде, в настоящее время живет в Германии.
Цена: 250 руб.


Александр Кушнер «Избранные стихи»


В 1962 году, более полувека назад, вышла в свет первая книга стихов Александра Кушнера. С тех пор им написано еще восемнадцать книг - и составить «избранное» из них – непростая задача, приходится жертвовать многим ради того, что автору кажется сегодня лучшим. Читатель найдет в этом избранном немало знакомых ему стихов 1960-1990-х годов, сможет прочесть и оценить то, что было написано уже в новом XXI веке.
Александра Кушнера привлекает не поверхностная, формальная, а скрытая в глубине текста новизна. В одном из стихотворений он пишет, что надеется получить поэтическую премию из рук самого Аполлона: «За то, что ракурс свой я в этот мир принес / И непохожие ни на кого мотивы…»
И действительно, читая Кушнера, поражаешься разнообразию тем, мотивов, лирических сюжетов – и в то же время в каждом стихотворении безошибочно узнается его голос, который не спутать ни с чьим другим. Наверное, это свойство, присущее лишь подлинному поэту, и привлекает к его стихам широкое читательское внимание и любовь знатоков.
Цена: 400 руб.


Л. С. Разумовский - Нас время учило...


Аннотация - "Нас время учило..." - сборник документальной автобиографической прозы петербургского скульптора и фронтовика Льва Самсоновича Разумовского. В сборник вошли две документальные повести "Дети блокады" (воспоминания автора о семье и первой блокадной зиме и рассказы о блокаде и эвакуации педагогов и воспитанников детского дома 55/61) и "Нас время учило..." (фронтовые воспоминания автора 1943-1944 гг.), а также избранные письма из семейного архива и иллюстрации.
Цена: 400 руб.


Алексей Пурин. Почтовый голубь


Алексей Арнольдович Пурин (род. в 1955 г. в Ленинграде) — поэт, эссеист, переводчик. Автор пятнадцати (включая переиздания) стихотворных сборников и трех книг эссеистики. Переводит немецких и голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой ) поэтов, опубликовал пять книг переводов. Лауреат Санкт-Петербургской литературной премии «Северная Пальмира» (1996, 2002) и др.
В настоящем издании представлены лучшие стихи автора за четыре десятилетия литературной работы, включая новую, седьмую, книгу «Почтовый голубь» и полный перевод «Сонетов к Орфею» Р.-М. Рильке.
Цена: 350 руб.


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru