ИСТОРИЧЕСКИЕ ЧТЕНИЯ

 

ВЛАДИМИР Черняев

Троцкий в Нью-Йорке

«Светает. В порту, опустевшем за время войны, все же много судов. Серое небо над серой зеленой водой. Сверху каплет <…>. Берег в тумане. Зимние деревья, портовые здания. Все предсказывает громадину, которая пока еще скрывается в сумерках туманного утра», — таким увидел Нью-Йорк бывший главный редактор парижской газеты «Наше слово»[1] Лев Троцкий, когда пароход, преодолев бурный океан, бросил якорь в гавани.[2]

Инициатором своей высылки из Франции Троцкий считал царского посла в Париже А. П. Извольского[3] и утверждал: посольство «распространяло слухи, что русские эмигранты — сплошь евреи-германофилы, работающие в интересах Вильгельма II».[4] К тому же русский социалистический еженедельник «Призыв»[5] из номера в номер внушал, «что „Наше слово“ радуется немецким победам, отстаивает интересы пангерманизма и по существу является органом российских дезертиров и германского генерального штаба».[6] Однако французская пресса сообщала о заочном приговоре Троцкому в Германии за изданную в Цюрихе в ноябре 1914 года брошюру «Der Krieg und die Internationale»7[] против германского империализма и политики официального большинства немецкой социал-демократии. Швейцарский социал-демократ Фриц Платтен нелегально переправлял ее в Германию и Австрию. Во Франции Троцкий с трудом добился у почтовой таможни выдачи пакета этих брошюр.[8]

Затем у русских солдат, забивших в Марселе камнями насмерть своего полковника, нашли номера «Нашего слова». Их, по словам Троцкого, раздал «некий Викинг» по поручению консулов России в Лондоне и Париже.[9] «Викинг» — это Лев Дмитриевич Виндинг, полтавский дворянин, доброволец 82-го французского полка тяжелой артиллерии, агент заграничной агентуры царской охранки. Газету раздал он по собственной инициативе и за это уволен из охранки, которая циркуляром от 17 августа 1916 года объявила, что он склонен к провокации, не заслуживает доверия.[10]

Действительный инициатор высылки Троцкого, как выяснило Министерство юстиции США, военный министр Франции генерал П. Роке.[11] Приказ подготовил префект полиции и 14 сентября подписал министр внутренних дел радикал-социалист Л.-Ж. Мальви, травимый справа за поблажки пацифистам и пораженцам, предателям интересов Франции.[12] 15 сентября закрыли «Наше слово». Социалисты Ж. Лонге, П. Пенлеве и др. заявили протест.[13] Тогда МВД Франции предъявило доказательства. По словам генерал-майора Отдельного корпуса жандармов А. И. Спиридовича, они «давали полную моральную уверенность» в сношениях Троцкого «с немцами и в получении через один из швейцарских банков таких крупных денежных сумм, которые не оставляли сомнения в их происхождении и назначении». И французские социалисты отказались посылать запрос правительству.[14]

Финансировал «Наше слово», как поведал Троцкий меньшевику Давиду Шубу, в основном Христиан Раковский.[15] О связи Раковского с Парвусом[16], агентом Германии, Троцкий знал, но происхождение денег его не волновало. После Второй мировой войны из документов МИД Германии, вывезенных американцами, стало известно, что Раковский получал от германского правительства большие суммы денег на поддержку пропаганды против Антанты в Западной Европе и на Балканах.[17]

В доме на улочке Удри (Oudry), близ Итальянской площади, Троцкий, его гражданская жена Наталья Седова[18] и два маленьких сына ждали виз в Швейцарию, поскольку британцы отказались пропустить в Скандинавию или Голландию. Через полтора месяца после приказа о высылке два французских инспектора полиции в штатском 30 октября вежливо увели Троцкого и на скором поезде в купе 3-го класса доставили на испанскую пограничную станцию Ирун. Испанского языка он не знал, знакомых в Испании не имел. Прощаясь, они любезно посоветовали изображать туриста, чтобы не вызвать подозрений испанской полиции.[19]

В чем Троцкий не ошибся — организатором высылки, а еще с лета 1915 года слежки был шеф юридической полиции Фо-Па-Биде[20]: «От своих коллег Биде отличался необыкновенной грубостью и злобностью. Он пытался разговаривать со мною тоном, какого никогда не позволяли себе жандармские офицеры. Наши беседы всегда заканчивались взрывом. Уходя от него, я чувствовал за спиною ненавидящий взгляд».[21] Троцкий помыслить не мог, что через полтора года к нему в кабинет наркома иностранных дел под конвоем введут Фо-Па-Биде. За год тюрем тот превратится «в простого смертного, притом опустившегося», с робкой надеждой, что его парижское поведение не вызовет «печальных последствий». Троцкий милостиво успокоил.[22] Повод для снисхождения был: вместо высылки в Испанию Фо-Па-Биде мог сдать его царской охранке.

Из Ируна на трамвае Троцкий проехал в красивый курортный городок Сан-Себастьян, как «турист» полюбовался домами в романтическом стиле, королевскими дворцами, собором, Бискайским заливом и на поезде отбыл в Мадрид. Боясь выдачи царским властям, он хлопотал о проезде через Италию в Швейцарию в письмах итальянскому социалисту Д. Серрати и Р. Гримму, одной «из самых привлекательных фигур в швейцарской социал-демократии».[23]

Нейтральная Испания войны не ощущала. В музее Прадо он увлекся живописью. Вольготную жизнь продлила почта военного времени: письма из Парижа вместо обычных 30 часов шли 6—7 суток, телеграммы — почти так же. 9 ноября Мадрид получил телеграмму Фо-Па-Биде: Троцкий — «опасный анархист».[24] В тюрьме Троцкого посадили не в общую с уголовниками камеру, а в платную, 1-го класса. Арест вызвал запрос в кортесы (парламент) и споры в печати. Он вспоминал: «Левые нападали на полицию, но, как франкофилы, осуждали мой пацифизм. Правые сочувствовали моему „германофильству“ (недаром же я выслан из Франции), но боялись моего анархизма».[25]

В четвертый день ареста конвой отвез его в Кадис. Там префект полиции, взяв в переводчики секретаря консульства Германии, объявил о высылке в Гавану. Покупать билет туда Троцкий отказался. Префект угрожал выслать в трюме корабля. Куба означала политическую изоляцию до конца войны, другое дело США с большой колонией политэмигрантов из России. Желая скорее от него избавиться, испанские власти согласились на его отъезд за собственный счет в Нью-Йорк.[26] Из Кадиса он известил об этом нью-йоркскую газету «Новый Мир»[27], где 6 декабря появилось сообщение: «Троцкий выслан из Испании, собирается в Нью-Йорк». Готовя встречу, разноязычная социалистическая пресса Нью-Йорка лепила образ борца за свободу и демократию, хотя либерализм, демократия были для него бранными словами, «знаменем буржуазии в борьбе против пролетариата»[28], а борьбу за свободу ловко подменял классовой борьбой.

20 декабря его вернули в Барселону, где уже ждала жена с сыновьями. 25 декабря полиция сопроводила их на «Монтсеррат», пароход испано-американской трансатлантической компании. Нейтральный флаг снизил риск потопления немцами, но Троцкий остался недоволен: пароход старый, к океану мало приспособлен, «испанская компания брала дорого, размещала плохо, кормила того хуже».[29] Он утверждал, что плыл в каюте 2-го класса[30], но в службе иммиграции США значился в горстке пассажиров 1-го класса.[31]

Откуда деньги на самую дорогую каюту? MI5 (Секция 5 военной разведки Великобритании)[32] скопировала его письмо от 24 ноября из Кадиса в Копенгаген своему соратнику Моисею Урицкому (тогда будущий чекист был курьером Парвуса). В письме сетовал: осталось около 40 франков (около 8 долларов). Агент французской разведки в Барселоне выяснил: деньги на отъезд дал левый социалист Э. Барк, эмигрант из России. Американский историк Ричард Спенс назвал Барка cat’s-paw (кошачьей лапой) Парвуса в Испании.[33] Не потому ли в статьях и воспоминаниях об Испании Троцкий ни разу не упомянул Барка, хотя тот даже хлопотал о его освобождении.

«Монтсеррат» вмещал более тысячи пассажиров, но плыло менее двухсот пятидесяти. По словам Троцкого, это были «дезертиры, авантюристы, спекулянты или выкинутые из Европы „нежелательные“ элементы». С одним пассажиром он сблизился: «Боксер, он же беллетрист, двоюродный брат Оскара Уайльда, открыто признавался, что предпочитает сокрушать челюсти господам янки в благородном спорте, чем дать проколоть свои бока какому-то немцу. Чемпион биллиардной игры, безукоризненный джентльмен, возмущался, что очередь (призыва в армию. — В. Ч.) дошла и до его возраста <…>. И он выражал свои симпатии идеям Циммервальда».[34]

Двухметрового атлета с манерами аристократа трудно было не заметить. Плыл он под именем Авенариус Ф. Ллойд.[35] Проницательности не хватило Троцкому распознать тщеславного авантюриста-мистификатора. В Париже тот шумел под псевдонимом сэр Артюр Краван, поэт-дадаист, литературный критик-скандалист, якобы внук канцлера английской королевы, родственник лорда Альфреда Теннисона и Оскара Уайльда и чемпион по боксу. Из Барселоны бежал от ярости болельщиков, купивших дорогие билеты на его бой с чемпионом мира Джеком Джонсоном, который на ринге первым же ударом отправил в нокаут. Хороший денежный аванс за бой позволил бежать в Нью-Йорк. На пароходе он мог по заданию MI5 присматривать за Троцким, полагает Р. Спенс. Биограф Кравана М. Ричардсон цитирует его слова о признании Троцкого, что в Америку едет в поиске денег на революционную деятельность. Буквально это же в январе 1917 года донес в царскую охранку ее нью-йоркский агент под псевдонимом Джордж Патрик.[36]

Ночью 13 января 1917 года «Монтсеррат» встал на карантин в гавани Нью-Йорка. Утром 14 января пассажиров высадили на островок Эллис (Ellis-Island), севернее островка Либерти с исполинской статуей Свободы. На Эллисе в 1892–1954 годах помещалась служба иммиграции. Прибывшие часами ожидали в страхе. Неблагонадежных, неимущих, больных, немощных, а также незамужних женщин уводили в большое полутемное здание с решетками на окнах, чтобы выдворить за счет пароходных компаний. Некоторые в отчаянии кончали с собой, дав Эллису прозвище «Остров слез» (ныне остров — музей иммиграции).

Первыми в главный корпус службы иммиграции впускали пассажиров 1-го и 2-го классов. Журналист Иван Окунцов, тогда в Нью-Йорке председатель Союза русских рабочих в Америке, вспоминал: «Каждый эмигрант проходит через руки десятка врачей. На правом плече эмигранта кладется мелом знак. В следующей комнате новые допросы и осмотр. Женщины исследуются акушерками. Перепуганные, они иногда объявляются „слабоумными“. Таких не впускают в Америку. За врачами следуют инспектора с допросами: Сколько денег? Адрес родственников? Зачем приехали в Америку?».[37]

После унизительного санитарного осмотра[38] Троцкий предъявил инспектору службы иммиграции французский паспорт, объявил, что по профессии писатель, не анархист, не многоженец (скрыл, что прибыл с гражданской женой, а законная с двумя дочерьми брошены в России), жить будет в отеле «Астор»[39], задекларировал 500 долларов (по нынешнему курсу более 10 тысяч долларов). Несмотря на репутацию высланного, въезд ему разрешили.

На пирсе Манхэттена под дождем встречал его сам Артур Конкорс, глава Общества помощи евреям беженцам и иммигрантам.[40] А утром 15 января газета «The Sun»[41], одна из наиболее читаемых, освещая прибытие «Монтсеррат», назвала лишь одного пассажира: «Лев Троцкий, социалист, говорящий по-русски, на идиш[42] и по-французски, но не по-английски, представитель еврейских газет в Киеве и Петрограде, изгнан из Франции, поскольку издавал и пытался распространять среди русских солдат „Наше слово“, русское издание с пропагандой мира».[43] Как главную новость «Новый мир» на первой странице сообщил: «Вчера утром с испанским пароходом „Монсерра“[44] приехал известный социал-демократический литератор товарищ Троцкий, которого травила по почину царского правительства полиция Франции, Швейцарии и Испании. Единственным местом убежища для товарища Троцкого остались Соединенные Штаты. В лице товарища Троцкого Америка приобретает стойкого борца революционного Интернационала».[45] Всё это свидетельствует, что в США, где мало кто его знал, его приезд был умело подготовлен.

Автор заметки в «Новом Мире», вне сомнения, Николай Бухарин. Двумя месяцами ранее вместе с Григорием Чудновским[46], имея паспорт на имя Мойши Долгалевского, он приплыл из Копенгагена. К Троцким пришел он уже в первый вечер. «Бухарин приветствовал нас медвежьим объятием, — вспоминала Н. И. Седова. — Ему 29 лет, сама живость, открытое смеющееся лицо, ласковый и яркий мастер поговорить с некоторым юмором. Он был полон идей; серьезный экономист, ученый, но негибкий марксист, до некоторой степени недисциплинированный ученик Ленина».[47] Знакомы они были с довоенной Вены. Троцкому запомнилась «ребячливая восторженность» Бухарина и то, как, несмотря на их усталость и позднее время, повел осматривать Публичную библиотеку. Была она недалеко от отеля, работала допоздна. Впечатляли два больших белых льва у входа, внутри — стены с цветным мрамором, грандиозный зал, где Троцкий стал читателем одного из лучших в мире книжных собраний.[48]

Следующим утром Бухарин увел Троцкого в редакцию газеты «Новый Мир», на юго-восток Манхэттена, в Нижний Ист-Сайд, в центр района Ист-Виллидж, где и ныне нет небоскребов. Небогатый, густонаселенный немцами Ист-Виллидж называли тогда Kleindeutschland (Маленькая Германия). Но не менее было выходцев из России: «еврейская местечковая масса, исстрадавшаяся от нужды, бесправия и погромов».[49] Они открыли синагоги, политические и профсоюзные организации, больницы, приюты, старческие дома, редакции пяти газет на идиш, освещавшие еврейскую жизнь всего мира. Общий тираж их был 350 тысяч экземпляров.[50]

На улице Св. Марка (St. Mark’s Place), 77, в старом кирпичном пятиэтажном доме, в трех маленьких подвальных комнатах ютилась редакция «Нового Мира». Ныне в том подвале мексиканский ресторанчик «La Palapa», а прославили дом живший с 1950-х поэт Уистен Хью Оден и часто навещавший его Игорь Стравинский, автор музыки на его стихи.

Первым редактором «Нового Мира» с апреля 1911 года по приглашению Сергея Ингермана[51] был видный меньшевик Лев Дейч.[52] После ссор и назначения ему в соредакторы (для контроля) Мельничанского[53] и полуграмотного Воскова[54] он напечатал 15 декабря заявление об уходе. Следующий редактор John Ellert (Н. Н. Накоряков[55]) осенью 1916 года уступил место Бухарину. В газете сотрудничали меньшевики Ингерман, Володарский[56], Восков, Зорин[57], Мельничанский, Менсон[58], Чудновский (стал правой рукой Троцкого) и др. и большевики Агарёв[59], Берзин[60], Коллонтай[61], Лисовский[62], Лихачев[63], Янышев[64] и др.

Нью-йоркский журналист Д. Шуб вспоминал, что Троцкий «очень скоро перетянул на свою сторону всех молодых», с их помощью выдавил из редакции Ингермана и прочих меньшевиков-создателей «Нового Мира» и стал соредактором Бухарина. Они «вели фактически самую ленинскую линию в газете».[65] В комнату чуть более 5,5 кв. м. с трудом втиснули второй письменный стол. Свои статьи он подписывал Лев Н. Троцкий, Л.Н.Т., Н. Троцкий, Альфа. За деревянной стенкой станок с грохотом печатал газету. Над камином висела тарелка с изображением графа Л. Н. Толстого.[66]

Бухарин был на десять лет моложе Троцкого, смотрел на него восторженно, как и сыновья Троцкого — на Бухарина, когда он вел их в Центральный парк или цирк. «Колечка Балаболкин» — называл его Троцкий и позднее писал: «Со времени совместной работы в Нью-Йорке начинается все возрастающая привязанность Бухарина ко мне, которая, всё повышаясь, перешла в 1923 г. в свою противоположность».[67]

Встраиваясь в американскую жизнь, Троцкие переехали в Бронкс, район севернее Манхэттена. Троцкий писал, что поселились «в одном из рабочих кварталов»[68], что неправда. Поселись в престижном районе, на Вайс-авеню, в доме 1522, где Конкорс нашел им квартиру всего за 18 долларов в месяц: три комнаты, электричество, ванная, туалет, на кухне газовая плита, холодильник, лифт для подъема еды и спуска мусора — удобства на зависть европейцам. Впервые Троцкий дома имел телефон. Мебель взял в рассрочку. Обедал обычно в ресторанах еврейской вегетарианской кухни, чаще в Восточном Бронксе на Уилкенс-авеню в «The Triangle Dairy Restaurant», где официанты невзлюбили противника чаевых. В редакцию добирался на метро, но семья нередко пользовалась автомобилем с шофером. Их одалживал поклонник Троцкого, врач-гинеколог, предприниматель и социалист Джулиус Хаммер живший неподалеку в собственном замечательном особняке.[69] Семья вкусила прелести буржуазной жизни, которую Троцкий жаждал разрушить в России.

 «Больше всего легенд существует, кажется, насчет моей жизни в Соединенных Штатах <…>, — вспоминал он, — Печать провела меня через целую серию профессий, одна интересней другой <…>. Единственной моей профессией в Нью-Йорке была профессия революционного социалиста».[70] Ему приписывали работу портным, официантом, мойщиком посуды в ресторане. Газета «The New York Herald Tribune» 14 февраля 1932 утверждала, что в кинофильме «My Official Wife» сыграл, но плохо роль начальника станции.[71]

 Номер «Нового Мира», газеты для бедняков, стоил 1 цент в Нью-Йорке и 2 цента в других городах США и Канаде. В ней Троцкий получал 20 долларов в неделю и подрабатывал неподалеку, в Нижнем Манхэттене на Спрюс-стрит, 15, в редакции газеты немецкой колонии Нью-Йорка «New Yorker Volkszeitung».[72] Ее соредактор видный социалист Людвиг Лоре[73] платил ему 15 долларов за каждую статью. Позднее эти статьи исследовал министр юстиции США и нашел, что в них он выступал лишь «большим сторонником мира и главным толкователем принципов социализма».[74]

В США меньшевики, большевики, эсеры вступали в американскую Социалистическую партию (создана в 1901 году). В первой американской статье Троцкий объявил: «…Без всяких „демократических“ иллюзий я вступил на берег этого достаточно постаревшего „нового света“ <…>. И в семью американского социализма я вступаю с тем же лозунгом, которому научила меня старая Европа: Да здравствует борьба!».[75]

Симпатию к нему в «семье американского социализма» проявил только Юджин Дебс[76], да и тот недолго. «Первого моего соприкосновения с этими людьми было достаточно, чтобы вызвать в них откровенную ненависть ко мне, — признал Троцкий. — Мои чувства к ним, может быть, более спокойные, также не отличались симпатией <…>. В моих глазах они были самой гнилой частью того мира, против которого я вел и веду борьбу».[77] Он полагал, что влияние этой партии и ее революционного крыла на американских рабочих меньше, чем в национальных федерациях: русской, немецкой, латышской, финской, «могущественной еврейской». С надменной издевкой писал он о вожде американских социалистов Морисе Хилквите: «идеальный социалистический вождь преуспевающих зубных врачей».[78] Над редакцией «Нового Мира» помещалась редакция «The New York Call», ежедневной газеты местных социалистов, выходила в 1908–1923 годах. Троцкий считал, что издают ее в духе бессодержательного пацифистского нейтрализма.

На 55-й улице Бруклина в доме у Лоре, приютившего Бухарина,  левые социалисты Троцкий, Коллонтай, Володарский, Будин[79], Фрайна[80], Катаяма[81] и др. решали, оставаться ли в Социалистической партии. Бухарин призвал расколоть и создать новую, но большинство склонилось к мнению Троцкого: остаться и изнутри революционизировать. Для продвижения своих взглядов решили там, где печатается «New Yorker Volkszeitung», издавать и журнал «The Class Struggle» («Классовая борьба»).[82]

Приветствовала приезд Троцкого старейшая ежедневная влиятельная газета на идиш «Vorwerts» («Вперед» — имела английское название «Jewish Daily Forward»), тиражом до 200 тысяч экземпляров. Не раз посещал он ее дом-башню на улице East Broadway, 175, в центре еврейского квартала, недалеко от редакции «Нового Мира».[83] Фасад над вторым этажом украшали тогда барельефы Маркса, Энгельса, Лассаля, В. Либкнехта. Создали в 1897 году «Vorwerts» выходцы из России и Восточной Европы из умеренного крыла Еврейской рабочей партии, сторонники демократического социализма и еврейского национального самосознания. Первым редактором почти полвека был писатель Абрам Каган.[84] «Не было такой ветви в еврейском рабочем движении в Соед. Штатах, с которой не были бы связаны его имя, созданная им газета и плеяда деятелей, сотрудничавших с ним», — вспоминал Илья Троцкий.[85] В «Vorwerts» печатались Шолом-Алейхем, Лев Дейч, член правления СДПГ Филипп Шейдеман. Из ненависти к царской власти газета поддерживала Германию. Троцкий на упреки, зачем в ней печатается, отвечал: чтоб влиять на еврейскую публику.[86] Он печатался также у А. Лессина в еврейском социалистическом журнале «Die Zukunft».[87]

Меньшевик Г. А. Зив вспоминал: Троцкий «скоро окончательно порвал с „социал-патриотами“, устроившими его приезд в Америку и так радушно принявшими <…>. Он держал себя очень недоступно <…>. Окруженный атмосферой высокомерного холодного отчуждения, которое, как толстая броня, отпугивала от него даже самых горячих поклонников <…>. В социалистическом мире он был известен только узкому кругу русских эмигрантов. Но чем более высокомерно и отчужденно он держался, тем более невольного благоговейного почтения он вызывал к себе».[88] Сходное впечатление вынес ветеран еврейского рабочего движения, сотрудник «Vorwerts», меньшевик, затем в России коммунист Герц Бургин: «В присутствии Троцкого вы все время чувствуете себя, как будто говорите с высоким сановником, который ни на минуту не дает вам забыть о расстоянии, которое существует между ним и вами».[89] Но темперамент и логика его речей заставляли забыть отталкивающее высокомерие.

Лекции и доклады в Нью-Йорке, Филадельфии и других соседних городах Троцкий читал на русском и немецком языках.[90] По словам Л. Лоре, организовали 35 лекций с оплатой 10 долларов за каждую.[91] Троцкий внушал: «социал-патриоты» Плеханов, Вандервельде, Альбер Тома предали рабочий класс. Развитие цивилизованного мира «неизбежно ведет к уничтожению экономической независимости и самостоятельности отдельных стран», «неизбежно влечет за собой и необходимость политического объединения <…>. И потому всякие разглагольствования об обороне являются в высшей степени вредными и реакционными». Германия «по размаху своего капиталистического развития ушла так далеко и обладает такими колоссальными экономическими, духовными и культурными ресурсами, что она единственная, может быть, смогла бы, в случае победы, насильственно сверху осуществить это объединение всего цивилизованного мира и, таким образом, сыграть весьма прогрессивную роль».[92]

Любил выступать Троцкий в главном центре большой немецкой общины Нью-Йорка Бетховен-холле, большом зале на верхнем, четвертом этаже дома 210 на East 5th Street, на юге Ист-Виллидж. В нем политические, общественные, профсоюзные организации устраивали митинги, концерты.[93] Происходящее там тщательно отслеживал в британском консульстве на улице Whitehall, 44, на самом юге Манхэттена, секретный офис MI6 во главе с подполковником сэром Уильямом Вайзманом.[94] Он имел агентов англичан, ирландцев, шотландцев, немцев, евреев, русских, поляков и др. С их помощью велись контршпионаж, слежка за радикалами и ирландскими, индийскими националистами, добыча сведений о лицах по запросам из Лондона. Из рассекреченного досье MI6 на Троцкого известны имена агентов в его кругу, порой оказывавших ему денежную и иную помощь.[95]

Великобритания стремилась втянуть США в войну с Германией. Президент Вудро Вильсон опасался ввязаться в чужую войну: немцы — значительная доля населения США, и он берег хрупкий нейтралитет, выступая за мир без проигравших. Но германские диверсанты устраивали в США пожары и взрывы на оружейных и пороховых заводах, на кораблях с боеприпасами и грузами для держав Антанты. В Нью-Йорке в июле 1916 года взорвали главный центр доставки оружия и боеприпасов «Черный Том», что вызвало множество жертв и разрушений, появились даже выщербины на статуе Свободы. 11 января 1917 года близ Нью-Йорка в Нью-Джерси пожар уничтожил завод Канадской машиностроительной и чугунолитейной компании с огромным запасом снарядов для России. Подводный флот Германии топил корабли США и нейтральных стран. Гибли сотни американцев. И Вильсону пришлось 26 февраля объявить о разрыве отношений с Германией и переходе на «вооруженный нейтралитет».[96]

Троцкий иронизировал: «Какой незаменимой фигурой является для империалистических заговорщиков президент Вильсон! Уж если этот патентованный „пацифист“, с его ангельским незлобием, порвал дипломатические отношения с Германией, стало быть, вина целиком на ее стороне». США, утверждал он, «страна без традиций и по возможности без идеологии», с упрощенным с моральной точки зрения отношением к войне; «Если биржа Нью-Йорка готова к великим жертвам (нести их будет народ), то разумеется не во имя презренного чистогана, а ради вечных истин… как бишь это называется?.. морали».[97]

В начале марта на митинге Нью-Йоркского округа Социалистической партии Троцкий помог составить резолюцию о поддержке забастовок и сопротивления призыву в армию в случае войны с Германией.[98] Яростно атаковал он сторонников участия США в войне, полагавших, что это прекратит кровопролитие — и будущее мира в американских руках. Он заявлял: США скрытно воюют на стороне Англии, Франции, России, Италии, снабжая боеприпасами, а если бы не английская блокада, то снабжали бы и Германию с Австро-Венгрией. «Обслуживание европейской войны привело к созданию в Соединенных Штатах вавилонской башни военной промышленности. Теперь эта башня возвышается над биржей, над Белым Домом президента, над парламентом, над совестью газетчиков. <…> До сих пор американский амуниционный капитал наживался на счет европейской крови. Теперь он собирается, подобно европейскому капиталу, чеканить прибыль из мяса и крови собственного народа».[99]

Глядя зашоренным марксизмом взглядом на развитие событий, он утверждал, что приближение войны ставит социалистов США перед выбором: за национальную борьбу или за революционную? За Маркса или за Вильсона?[100] Он начал перепалку с Анной Ингерман.[101] Она и ее муж Сергей Ингерман решили стать врачами Американского Красного Креста, добровольной организации, финансируемой в основном на пожертвования. Троцкий утверждал: Красный Крест — «милитаристская организация», его врач «обязан доносить на симулянтов», а задача социалиста не облегчать государству «его кровавой работы», а, наоборот, революционизировать армию изнутри, поддержать книгами, газетами, перепиской социалистический дух и революционное настроение «рабочих на фабрике, в траншее и лазарете».[102] Ребром ставил вопрос: «Или капиталистическое отечество, или революционный социализм <…>. Кто за капиталистическое отечество, тот союзник наших классовых врагов. Тому нечего делать в партии революционного пролетариата!»[103]

Опубликовав в «Vorwerts» четыре статьи и отослав пятую, Троцкий в номере за 1 марта на первой странице прочел: если Мексика поддастся германскому подстрекательству воевать за утраченные территории штатов Нью-Мексико, Техас, Аризона, то каждый гражданин США до последней капли крови будет защищать их.[104] Взбешенный, ворвался он в кабинет А. Кагана и порвал отношения. Д. Шуб подытожил: «Когда „Форвертс“ был прогерманской газетой, Троцкий там сотрудничал, а как только редактор заявил, что он не будет больше поддерживать Германию, — Троцкий ушел!»[105]

Троцкий начал травлю «Vorwerts» в статьях «Нового Мира»: 6 марта — «Общей почвы с „Форвертсом“ у нас нет», 7 марта — «Кто отгадает?» (о внезапной смене ориентации «Vorwerts» на антигерманскую), 9 марта — «Неправда!», 14 марта — «Необходимо очищение рядов; роль „Форвертса“ в еврейском рабочем движении». Впоследствии, аттестуя «Vorwerts» как газету «с затхлым духом сентиментально-мещанского социализма, всегда готового к худшим предательствам»[106], он замалчивал свое сотрудничество с нею.

В 1917 году революцию Троцкий не предугадал. Она уже началась, когда он писал: «Если „общенациональной“ революции не вышло 12 лет тому назад, то тем меньше надежд на нее теперь».[107] И началась она не как пролетарская, к которой он призывал, а как общенациональная, за веру в которую поносил. О победе ее он узнал в редакции «Нового Мира» и по телефону сообщил жене. Болевший дифтеритом сын Сергей воспринял это как «возвращение в Россию и тысячи других благ. Он вскочил и плясал на кровати в честь революции».[108] Знал бы мальчик, какая зловещая судьба ожидает его в той России, одним из создателей которой станет его отец.[109]

В приветственной телеграмме Петроградскому совету нью-йоркская группа социалистов разных оттенков заявила: «Мы присоединяемся к дальновидной политике Совета, поддерживающего Временное правительство, остающееся бескомпромиссно преданным социалистическим принципам». Ее подписали социал-демократы С. Ингерман, Д. Рубинов, эсер П. Рутенберг[110], представители еврейских организаций А. Каган, Х. Житловский[111] и др.[112] В «Vorwerts» А. Каган поместил телеграмму приветствия Милюкову, объявил демократическую революцию концом еврейского бесправия в России, но утверждал, что не созрела она для республики. На это Троцкий обрушился злой статьей «Г-н Каган как истолкователь русской революции перед рабочими Нью-Йорка».[113]

США первыми дипломатически признали Временное правительство. 20 марта (7 марта ст. ст.) госсекретарь Р. Лансинг телеграммой в Петроград поручил послу Д. Фрэнсису объявить об этом. И он сделал это 9 марта (ст. ст.) в Мариинском дворце в присутствии всего Временного правительства.[114] Русский посол в Вашингтоне Ю. П. Бахметев 21 марта сообщал в МИД России: «Даже такой антагонист России, Джекоб Шифф, сделал дружественное России и русским финансам заявление».[115]

На митинге в Бетховен-холле Троцкий, как всегда, старался втиснуть сложную действительность в примитивные формулы классовой борьбы. Д. Шуб вспоминал: «Кто такие эти члены Временного правительства? — говорил он. — Это представители буржуазии и помещиков, которые после революции, сделанной рабочим классом, захватили власть в свои руки <…> Милюков, который назвал красное знамя „красной тряпкой“ <…> Керенский, — почти кричал он, — тоже социалист! Когда революционный народ на улице узнал Сухомлинова, бывшего царского военного министра, и хотел его растерзать, Керенский стал своей грудью его „защищать“». «Фуй, какая гадость!», — не удержался и воскликнул с возмущением бывший марксист профессор И. А. Гуревич.[116]

«Я горжусь, что принадлежу к тому классу, который бросил факел в пороховой погреб всех империалистических держав», — продолжал Троцкий.[117] На это Шуб иронично заметил: «Какой класс тогда имел в виду Троцкий, журналист и сын богатого еврейского колониста, он своим слушателям не сказал». Закончил Троцкий лозунгами: «Долой контрреволюционное Временное правительство! Долой войну! Да здравствует всемирная социальная революция!». Многих почитателей он разочаровал, даже возмутил. «Но огромнейшее большинство сильно аплодировало».[118]

Позднее Троцкий писал в свое оправдание, что «пытался давать анализ и прогноз развития революции на основании скудной информации американской печати», «по осколкам и намекам, проскальзывающим в официальных телеграммах».[119] Но в марте 1917 года скудность информации не помешала лживо обвинять царя в готовности «в любой момент заключить мир <…> чтобы освободить наиболее верные полки и направить их против собственного народа», посольства Великобритании и Франции — в создании Временного правительства и контроле над ним, а Временное правительство — в «либеральной попытке обокрасть революцию и выдать народ монархии».[120] Он призывал противопоставить «империалистической войне» аграрную революцию — «Помещичья земля, а не Константинополь!»; внушал, что революция в России вызовет революцию в Германии: «А если немецкий пролетариат не поднимется? <…> Нам в сущности незачем сейчас ломать себе голову над таким невероятным предположением. Война превратила всю Европу в пороховой склад социальной революции. Русский пролетариат бросает теперь в этот пороховой склад зажженный факел».[121] (Навязчивое сравнение со взрывом порохового склада явно навеяли взрывы в Нью-Йорке, дело рук германских агентов.)

Многотысячный митинг в честь борцов за свободу России прошел вечером 21 марта в большом зале «Гарлем Казино», развлекательного центра на углу 127-й улицы и 2-й авеню, на северо-востоке Манхэттена. Бедняцкий Гарлем за обилие итальянцев называли «Маленькой Италией», хотя там жили также множество евреев, особенно из России, финны и др., и совсем немного тогда афроамериканцев. Митинг открылся пением похоронного марша, «Марсель­езы», Интернационала. Л. Лоре в речи на немецком убеждал: «Русская революция будет перенесена в Германию, и оттуда революционная волна разольется по всему миру». С. Нуортева[122] заверил: отныне финны навсегда с русскими революционерами, своей кровью оплатившими свободу Финляндии, а война — это угроза республике. Л. Будин в речи на английском утверждал: «Русская революция — это начало всеевропейской, всемировой. Мы ждем со дня на день известий о революции в Германии. Революционный пожар охватит весь мир, все страны и государства мира — и Соед. Штаты в том числе».[123]

Троцкий речь начал требованием открытого суда над Николаем II за расстрелы стачечников, подавление бунтов крестьян и солдат в армии, за убийства депутатов Государственной думы, политические сыск и провокации. Чтение стенограмм этого суда, заявил он, еще полезнее, чем годы революционной агитации, внушит народам отвращение к монархии, станет «самой лучшей школой республиканизма, идей народовластия». «Пролетариат России не сложит оружия до тех пор, пока место этого либерального правительства не займет революционное правительство». Оно «потребует мира: несомненно, германский пролетариат поддержит это требование» (о французском и английском пролетариате, как и прочие ораторы, умолчал). Если война продолжится, «мы — русский революционный пролетариат, — объединившись с революционным германским пролетариатом, пойдем против Гогенцоллернов. <…> На русскую революционную армию мы возложим миссию — перенесение революции на территорию другого государства» (будто линия фронта рассекала Германию, а не Россию). Революционное правительство объявит национальное банкротство, «отказ платить по векселям» царского правительства. Так поступят и прочие страны. «Диктатура финансового капитала прекратится навсегда. Гибель финансового капитала будет началом социальной революции».[124] Овации нью-йоркской бедноты вдохновляли Троцкого.

Всеобщая политическая амнистия и другие демократические шаги Временного правительства торопили возвращаться в Россию. Если Наталья Седова выехала из России легально, с паспортом, то беглецам вроде Троцкого требовался документ. Американские историки — подполковник Первой мировой войны Дженнингс Уайз (Кроппер) (1881–1968), Энтони Саттон (1925–2002) и др. — утверждали: распоряжением президента США Вудро Вильсона Троцкому выдали американский паспорт. Профессор Ричард Спенс искал, но не нашел в архивах США никакого подтверждения этому.[125]

Генеральное консульство России в Нью-Йорке, на Бродвее, 55, не готово было к шумному потоку политических возвращенцев. Дипломат П. А. Руцкий[126] признал: «имена и дела политических беженцев <…> были почти terra incognita для большинства из нас».[127] Для сбора сведений о политэмигрантах, выявления жуликов и вражеских агентов генконсульство создало нечто вроде разведки во главе с Руцким. Ему запомнилось первое «пришествие» в генконсульство Троцкого, Бухарина, Шатова с толпой единомышленников. Троцкий «резким, немного истеричным голосом требовал кого-нибудь из начальства». Генеральный консул М. М. Устинов[128] объяснил: от правительства нет предписания выдавать полит­эмигрантам документы, и необходимо учесть соображения военной безопасности. Троцкий настаивал: «проходные свидетельства» выдают военнообязанным, имеющим «старые полицейские бумажки», и отказывают «лицам без бумажек, женщинам и детям».[129] Его предложение поручить выдачу необходимых бумаг комитету из представителей общественных организаций ужаснуло Устинова: «Правила есть правила. <…> Яйца курицу не учат». В ответ услышал: «Г-н консул, очевидно, вы еще не поняли, что пришло уже время яйцам учить курицу».[130]

В статье об этом визите Троцкий отметил: портрет Николая II убран, но на двуглавом орле виден инициал «Н II» и висят портреты Петра I, Александра II. Завершал статью выпад против главы Временного правительства либерала князя Г. Е. Львова: «Вы получили в наследство от старого режима из рук вон плохих консулов. Тут нужна радикальная чистка. Только для этой чистки нужна, пожалуй, более твердая рука, чем рука г. Львова».[131] Троцкий был не прочь стать такой твердой рукой.

Тогда и позднее он умалчивал, что в генконсульстве раз в две недели П. А. Руцкий в помощь возвращению политэмигрантов вел консультации для представителей партий. От РСДРП в них участвовали Троцкий и Бухарин, от анархистов — Шатов. Руцкий вспоминал: «Троцкий был среднего роста, с очень толстыми стеклами в очках и нечесаной черной шевелюрой, на вид весьма неказистый, но всех горластее. <…> Он один производил впечатление совершенно неуправляемой личности, с речью и жестами неврастеника. Говорил он резким высоким голосом и пытался гипнотизировать близорукими, но пронзительными глазами».[132] С «большим самомнением и агрессивностью» он прерывал критикой и предостерегал «представителя старого режима поменять устарелые взгляды и правильно оценить политическую эволюцию в мире, особенно в России», окончательное слово не за Временным правительством, а за народом. На просьбы всех, кроме молчуна Бухарина, не перебивать Руцкого Троцкий огрызнулся, что никто из них, кроме Бухарина, партий не представляет.[133] Конечно, Руцкий отметил бы в воспоминаниях, если бы Троцкий действительно имел паспорт США.

 Очевидно Троцкий — автор заметки в «Новом Мире» против М. М. Устинова, который «видит свою задачу в том, чтобы чинить политическим эмигрантам препятствия. Он соглашается сейчас выдавать проходные свидетельства только военнообязанным мужчинам. Все остальные исключаются. Консульские власти стремятся превратить политическую амнистию в орудие возмутительного издевательства над политической эмиграцией. Эти господа явно не считаются с новым порядком в России и втихомолку рассчитывают на поворот колеса назад. Необходимо, чтобы российская колония немедленно подняла против этих мер голос негодующего протеста и чтобы этот голос дошел до Петрограда».[134]

«Негодующего протеста» не получилось, но в письме министру иностранных дел России[135] Троцкий кляузничал: в генконсульстве «плотная атмосфера старорежимного русского участка. После неизбежных препирательств генеральный консул распорядился выдать мне документы, пригодные для проезда в Россию».[136]

Следующий номер «Нового Мира» крупным жирным шрифтом внушал: «Русский консул в Нью-Йорке ставит препятствия отъезду эмигрантов» — и поместил фамилии жертвователей от 2 долларов до 50 центов в «фонд отправки сознательных рабочих в Россию» (то есть готовых активно участвовать в революции). Рабочие призывались не доверять «представителям богатых классов, захвативших в свои руки власть».[137]

Корабли из Нью-Йорка в Европу заходили в Галифакс, порт Канады, доминиона Британской империи, где британская военно-морская разведка проверяла пассажиров. Поэтому до отъезда требовалось заполнить анкеты в генконсульстве Великобритании. Там Троцкого заверили: препятствий к проезду нет. Российское генконсульство, куда он позвонил, подтвердило: все формальности выполнены.[138] Р. Спенс полагает, что после интервью Троцкого американской прессе с высказываниями против сепаратного мира с Германией Вайзман санкционировал его проезд в надежде иметь «агента влияния»[139] — в британских интересах удерживать Россию в войне, что Троцкий и пытался делать вплоть до подписания Брестского мира.

МИД России предписал генконсулам в США и Канаде выдавать полит­эмигрантам «проходные свидетельства», но в Нью-Йорк еще не пришли деньги на железнодорожные билеты и шифскарты.[140] Те, кто спешил на родину, сами оплатили проезд. Воскову и его семье (жена, трехлетний сын и малютка-дочь[141]) дал деньги Людвиг Мартенс[142], подданный Германии и поэтому невъездной в Россию. В офисе Генри Заро (Zaro), страхового агента Русской пароходной компании, Троцкий собрал со спутников 1394,5 доллара и внес в кассу — за 16 билетов 2-го класса и 1 билет 1-го класса.[143]

 «Новый Мир» дважды извещал: 25 марта русский, эстонский и литовский отделы Социалистической партии и Общество помощи политическим ссыльным проведут большой митинг в Ройял-холле Филадельфии. Отмечено: «тов. Троцкий на днях уезжает в Россию» и «будет говорить на тему „Русская революция“». «Выступят ораторы на еврейском, литовском, эстонском, немецком и английском языках». Начиналась заметка словами: «Русская революция всколыхнула выходцев из России. Зашевелился и русский рабочий, желая разобраться, что происходит на далекой родине».[144]

В тот день, 25 марта, Троцкий посетил презентацию книги «Black Book of Jewish Suffering» («Черная книга страданий евреев») на съезде Национального комитета рабочих-евреев по защите прав евреев (National Committee of Jewish Workmen on Jewish Rights). После речи Г. Московица за вступление США в вой­ну выступил Троцкий. Он, по словам Московица, имел в Ист-Сайде «большую и отзывчивую аудиторию», почти без смешков и реплик. Выглядел убого одетым, старше своих лет, изможденным, небритым, с взъерошенной головой и пронзительным горящим взглядом. Встреченный овацией, говорил он на русском, спокойно, резким металлическим голосом: «мировая война — это столкновение капиталистических государств в их борьбе за мировую империю»; рабочие воюющих стран должны устроить мировую революцию.[145]

Шуб утверждал, что после одной из речей Троцкого высказал ему: «Вы в 1905 году погубили первую русскую революцию, а теперь едете погубить вторую. Для России и для революции было бы гораздо здоровее, если бы вы на все время войны остались здесь в Соединенных Штатах».[146]

Два дня подряд «Новый Мир» помещал объявление «Ко всем социалистам, сознательным рабочим, друзьям русской революции», извещая: «Несколько товарищей, старых деятелей социализма, выезжают во вторник на норвежском пароходе в Россию; ряд других товарищей не может отправиться из-за отсутствия необходимых средств. Эти средства должны быть доставлены русской коло­нией. Это ее долг. До отхода парохода остается три дня <…>. Помогите пополнить армию Великой Российской Революции несколькими истинными борцами!»[147]

 Первым в редакцию газеты прислал 12 долларов И. Гордиенко, с условием: «Из этой суммы прошу передать лично т. Троцкому 5 д., а остальные 7 долл. в общий фонд отъезжающих».[148]

Добравшиеся первыми в Петроград рассказали: за два-три дня до отхода единственного парохода нейтральной страны мало кто сумел выхлопотать в консульстве удостоверения и купить билет. Большинству пришлось «избрать длинный и дорогой путь через Японию или неопределенное время ждать».[149]

Прощальный митинг в Бетховен-холле собрал для уезжающих с Троцким политэмигрантов около 270 долларов.[150] Социалисты устроили проводы вечером 26 марта в большом зале The Harlem River Casino. Троцкий с Бухариным вколачивали в головы 800 слушателей свои идеи о войне, революции, правительстве. Троцкий ораторствовал по-русски, затем по-немецки. Анархистке Эмме Гольд­ман[151] запомнились его лозунги: земля крестьянам, фабрики рабочим, равные права женщинам и национальным меньшинствам[152] (либо не знал, либо вид делал, что не знает, что Временное правительство отменило национальные ограничения и уравняло женщин в правах). Сидевший в зале инспектор полиции, являвшийся секретным агентом военной разведки США, донес: Троцкий призвал социалистов сорганизоваться и «свергнуть проклятое гнилое правительство этой страны» (то есть США).[153]

В The Harlem River Casino Троцкому собрали еще 226 долларов.[154] Но, уезжая, он не расплатился за мебель. В мемуарах он умолчал, что для покупки ее в рассрочку за него поручился писатель Шолом Аш. И долг в 200 долларов (по нынешнему курсу около 4 тысячи долларов) лег на Ш. Аша.[155]

Два с половиной месяца провел Троцкий в Нью-Йорке, по его словам «сказочно-прозаическом городе капиталистического автоматизма, где на улицах торжествует эстетическая теория кубизма, а в сердцах — нравственная философия доллара», в городе, который «полнее всего выражает дух современной эпохи».[156] Какие идеи вез он в Россию, видно из его статьи в «Die Zukunft», опубликованной вскоре после его отъезда: главная задача социал-демократии объединить пролетариат для новой революции против правительства «буржуазно-империалистического либерализма», «за мир и за свободу национального самоопределения», за «конфискацию романовских, помещичьих и монастырских земель».[157]

Уезжал он с честолюбивым желанием сыграть ведущую роль в этой новой революции, но мечтал о большем: превратить мировую войну в мировую революцию, стать ее вождем, и не важно, сколько крови, страданий, горя сулит это России и народам других стран.

 

 


Сердечная благодарность Михаилу Никитичу Толстому за дружескую помощь в сборе материалов в США.

 

 

1. «Наше слово» — легальная ежедневная газета, издавалась в Париже на деньги А. Парвуса и др. с 29 января 1915 г. вместо закрытой властями газеты «Наш Голос». В условиях цензуры пропагандировала пацифизм под лозунгом Ю. Мартова «Ни побед, ни поражений», дистанцируясь от большевиков. В апреле 1916 г. Мартова на посту редактора сменил Троцкий, сторонник выхода из войны путем революций в воюющих странах. В газете печатались А. Луначарский, Д. Рязанов, М. Покровский, Д. Мануильский, Х. Раковский, Г. Чичерин, А. Коллонтай, Антон Гальский (В. Антонов-Овсеенко) и др. После закрытия вместо нее создана легальная газета «Начало».

2. Троцкий Л. Дело было в Испании (По записной книжке). М., 1926. С. 131—132.

3. Троцкий Л. Д. Моя жизнь: опыт автобиографии. М., 1991. С. 255. О том же: Троцкий Л. Д. Дневники и письма. М., 1994. С. 72. Извольский Александр Петрович (1856—1919) — дипломат, в 1906—1910 гг. министр иностранных дел, с 1910 г. до 2 июня 1917 г. посол в Париже, крепил союз России с державами Антанты. Умер в Париже почти в нищете.

4. Троцкий Л. Н. Царизм на республиканской почве // Новый Мир. 1917. 10 февраля.

5. «Призыв» — еженедельник социал-демократов и социалистов-революционеров, выходил в Париже с октября 1915 г. до марта 1917 г., редколлегия: Плеханов, Авксентьев, Алексинский, Аргунов, Бунаков (Фондаминский), Воронов, Любимов.

6. Троцкий Л. Н. Царизм на республиканской почве // Новый Мир. 1917. 12 февраля.

7. Троцкий Л. Н. За два с половиной года войны в Европе // Новый Мир. 1917. 6 марта.

8. Троцкий Л. Д. В плену у англичан // Соч. Т. 3, ч. 1. От Февраля до Октября. М., 1925. С. 34.

9. Троцкий Л. Н. Царизм на республиканской почве // Новый Мир. 1917. 10 февраля.

10. Агафонов В. К. Парижские тайны царской охранки. М., 2004. С. 329.

11. Trotzky’s Career Eventful; Not Proven a German Agent // Evening star. Washington, DC, 1918. January 24. Роке (Roques) Пьер Огюст (1856—1920) — основатель Военно-воздушных сил Франции, 16 марта — 11 декабря 1916 г. военный министр.

12. Троцкий Л Н. Царизм на республиканской почве // Новый Мир. 1917. 10 февраля. Мальви (Malvy) Луи-Жан (1879—1949) — адвокат, 13 июня 1914 г. — 20 марта 1917 г. министр внутренних дел. В августе 1917 г. обвинен в измене и выслан на пять лет в Испанию. 9 марта — 23 июня 1926 г. вновь министр внутренних дел, затем сенатор.

13. Serge V., Sedova-Trotsky N. The Life and Death of Leon Trotsky. N.Y., 1975. P. 29. Вспоминания Н. И. Седовой записал в 1940‑х Виктор Серж (Виктор Львович Кибальчич, 1890—1947).

14. Спиридович А. И. История большевизма в России от возникновения до захвата власти 1883—1903—1917. Париж, 1922; репринт, Нью-Йорк, 1986. С. 292.

15. Раковский Христиан Георгиевич, псевдоним Инсаров (1873—1941) — политический деятель, участник революционного движения, один из участников антивоенной Циммермальдской конференции в сентябре 1915 г.

16. Парвус Александр (Гельфанд Израиль Лазаревич) (1867—1924) — сын ремесленника, революционер, теоретик перманентной революции. Окончил в Берне университет, доктор философии, член СДП Германии и с 1903 г. меньшевик. Вместе с Троцким в 1905 г. создавал в Петербурге Совет рабочих депутатов, в декабре его председатель, на пути в ссылку в 1906 г. бежал в Стамбул. Агент разведки Турции, в Балканские войны 1912—1913 гг. разбогател на поставках оружия и продовольствия. Желая в целях революции использовать Германию, подал в ее МИД 9 марта 1915 г. план революции и вывода России из войны, расчленения ее на ряд государств; особое внимание предлагал уделить США и Канаде, где много полезных для этого выходцев из России. Германия хорошо финансировала его план. В мае 1915 г. не сумел склонить на свою сторону Ленина. Троцкий дистанцировался в печати от друга-германофила, обозвав «политическим Фальстафом» и «политическим покойником». Сохраняли симпатию к Парвусу Г. Раковский, Д. Рязанов, К. Радек и др. Парвус создал в нейтральном Копенгагене Институт изучения социальных последствий мировой войны, где работали Я. Ганецкий, М. Козловский, М. Урицкий, Г. Чудновский и др. Институт вел контрабандную торговлю между воюющими Германией и Россией, заработанные деньги шли на революцию. С 1915 г. Парвус издавал журнал «Die Glocke» («Колокол»), используя марксизм в военных интересах Германии. Участник Циммервальдской конференции. С 1916 г. подданный Германии (см.: Земан З., Шарлау У. Кредит на революцию. План Парвуса. М., 2007. С. 165—189; «Посредник разведслужб»: документы ЦХИДК об А. Парвусе-Гельфанде 1917—1924 гг. / публ. С. С. Попова // Исторический архив. 1999. № 1. С. 100—114).

17. Шуб Д. Из давних лет // Новый журнал. Нью-Йорк, 1971. Кн. 102. С. 201. Шуб Давид Натанович (1887—1973) — с 1903 г. в США, с 1904 г. член Общества русских социал-демократов. В 1905 г. в Европе встречался с Плехановым, Засулич, Лениным, Мартовым и др. В России в 1906 г. арестован, отдан в солдаты в 125‑й стрелковый полк. Член РСДРП, меньшевик, с 1907 г. в Нью-Йорке, с 1910 г. зам. редактора социалистического журнала на идиш «Дер арбетер», с 1911 г. зам. редактора и в 1913—1919 гг. редактор «Найе Пост» (орган Международного профсоюза работников женской одежды). В Первую мировую войну сторонник Плеханова. Затем редактор изданий на идиш, активист «Джойнт», друг Авксентьева, Керенского, Церетели.

18. Седова Наталья Ивановна (1882—1962) — дочь купца и дворянки, окончила в Харькове гимназию, с 1900 г. училась в университете Женевы, с 1902 г. в группе Плеханова и газете «Искра», в 1903 г. ушла от первого мужа к Троцкому. В 1917 г. редактор журнала «Эхо деревообделочника». В 1918—1928 гг. заведовала Музейным отделом Наркомпроса. С 1929 г. с Троцким и сыном Львом выслана за рубеж.

19. Троцкий Л. Д. Моя жизнь. С. 251—252.

20. Фо-Па-Биде Шарль Адольф (1880—1940) — с 1909 г. сотрудник префектуры полиции Парижа и с 1914 г. капитан Сюрте Женераль (французской охранки). В 1917—1918 гг. член французской военной миссии в Петрограде (заместитель резидента разведки). При красном терроре 2 сентября 1918 г. посажен в Петропавловскую крепость, 17 сентября этапирован в Москву, в Бутырскую тюрьму. 17 января 1919 г. обменен на пленных. Начальник отдела префектуры полиции Парижа, в 1930 г. расследовал похищение генерала А. П. Кутепова. С 1932 г. в отставке. При немецкой оккупации Парижа бежал на юг в «свободную зону» Франции.

21. Троцкий Л. Д. Моя жизнь. С. 256.

22. Там же. С. 257.

23. Троцкий Л. Н. За два с половиной года войны в Европе // Новый Мир. 1917. 6 марта. Серрати Джачинто (1872—1926) — вождь центристов в Итальянской социалистической партии, в 1923 г. исключен как сторонник Коминтерна, с 1924 г. член ЦК Компартии Италии. Гримм Роберт (1881—1956) — секретарь СДП Швейцарии в 1909—1918 гг., пацифист. В 1917 г. помогал политэмигрантам вернуться в Россию, в мае со скандалом выслан из Петрограда за рубеж за попытку выступить посредником Германии в поиске мира, отстранен от руководства Циммервальдским движением. Противник Коминтерна. В 1945—1946 гг. председатель Национального совета Швейцарии.

24. Троцкий Н. Да здравствует борьба! // Новый Мир. 1917. 16 января; Троцкий Л. Д. Моя жизнь. С. 252—253, 256.

25. Троцкий Л. Д. Моя жизнь. С. 258.

26. Там же.

27. Газета «Новый Мир» основана в Нью-Йорке Обществом русских социал-демократов, выходила с 6 апреля 1911 г. по 1938 г. под лозунгами «Освобождение рабочих должно быть делом самих рабочих», «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Имела отделения в Филадельфии, Бостоне, Чикаго; с 1915 г. ежедневная, тираж до 9 тыс. экз. Издавалась акционерным обществом. Вступить в него мог любой социалист, купив хотя бы одну акцию. С 1919 г. орган русских отделов Компартии США.

28. Троцкий Л. Н. Нужно выбирать путь // Новый Мир. 1917. 23 февраля.

29. Троцкий Л. Д. Моя жизнь. С. 260.

30. Троцкий Л. Д. Дневники и письма. С. 147.

31. Spence R. B. Hidden agendas: spies, lies and intrigue surrounding Trotsky’s American visit of January — April 1917 // Revolutionary Russia. 2008. June. Vol. 21. № 1. P. 36, 51.

32. 24 июля 1909 г. военная разведка Великобритании создала секции MI5 и MI6.

33. Spence R. B. Hidden agendas. P. 35—36, 54; Абаринов В. Троцкий в Америке. Ч. 1 (интервью Р. Спенса 2011 г.). http://www.svoboda.org/content/transcript/2326509.html (дата обращения 4.09.2015). Барк Эрнст Генрихович (1858—1922) — остзейский немец, двоюродный брат последнего царского министра финансов П. Л. Барка. Учился в университетах Германии. Сторонник федерализма Прибалтики, преследовался. С 1880‑х жил в Мадриде, редактор и сотрудник периодических изданий «El Pais», «La Justicia», «Germinal» и др. См. кн.: Soriano-Molla D. T. Ernesto Bark: Un Propagandista de la Modernidad. Valencia, 1998.

34. ТроцкийЛ. Д. Моя жизнь. С. 260—261.

35. Spence R. B. Hidden agendas. P. 37. Настоящее имя Фабиан Авенариус Ллойд (1887—?) — в Париже с 1912 г. издавал скандальный журнал «Maintenant», в 1914 г. бежал от отправки на фронт в Испанию. В 1918 г. обещал жене выехать вслед за нею из Нью-Йорка в Буэнос-Айрес и исчез без следа.

36. Креспель Ж.-П. Повседневная жизнь Монпарнаса в Великую эпоху 1905—1930.  https://coollib.com/b/183645/read#t1 (дата обращения 10.11.2015); Краван А. «Я мечтал быть таким большим, чтобы из одного меня можно было образовать республику…»: Стихи и проза, письма. М., 2013; Richardson M. Cravan. Milwaukee, 2005. P. 37; Spence R. B. Hidden agendas. P. 36—37.

37. Окунцов И. К. Русская эмиграция в Северной и Южной Америке. Буэнос-Айрес, 1967. С. 214. Окунцов Иван Кузьмич (1874—1939) — писатель. Окончил Казанскую духовную академию, инспектор народных училищ в Забайкалье. В 1903—1904 гг. редактор газеты «Верхнеудинский листок». Эсер, смертная казнь в 1905 г. заменена по ходатайству Общества русских писателей пожизненной акатуевской каторгой. В 1906 г. бежал через Японию в Нью-Йорк, в 1907—1918 гг. редактор газет «Русский голос», «Русское слово», политический оппонент Троцкого. С 1918 г. в советской России, арестован, бежал. С 1922 г. в Нью-Йорке, с 1930 г. во Флориде.

38. См.: Троцкий Л. Д. Дневники и письма. С. 147.

39. Spence R. B. Hidden agendas. P. 37—38. Семья Астор построила в 1893 г. на 5‑й авеню Манхэттена, между 33‑й и 34‑й улицами, роскошнейший в мире 17-этажный отель, с садом на крыше, «королевскими номерами» для президентов и монархов, а остальные — с шикарной отделкой и всеми удобствами. На балах в отеле встречались миллиардеры Рокфеллеры, Морганы, Дюпоны, Вандербильты и др. В 1921 г. в нем останавливался Ф. И. Шаляпин. В 1929 г. отель снесен, и на его месте вырос небоскреб Empire State Building в 102 этажа (448 м), увенчанный стальной иглой.

40. What Trotzky did when in New York // New York Times. 1918. January 20; Trotzky’s Career Eventful; Not Proven a German Agent // Evening star. Washington, DC, 1918. January 24. Конкорс (Concors) Артур (1870—1920) — глава The Hebrew Sheltering Immigrant Aid Society. Эту благотворительную организацию учредил в 1881 г. в связи с потоком евреев из России Джейкоб (Яков) Шифф, чтобы помочь им легализовать въезд, найти жилье, работу, родственников. Ныне это Hebrew Immigrant Aid Society (HIAS).

41. «The Sun» — ежедневная газета большого формата для широкой публики, выходила в Нью-Йорке с 1833 по 1950 г.

42. Мнения историков разнятся: одни считают, что идиш он знал (Nevada J. Trotsky and the Jews. Philadelphia, 1971. P. 35—37), другие сомневаются (Thatcher I. Leon Trotsky and World War One. London, 2000. P. 252), третьи отрицают (Deutscher I. The Prophet Armed. Trotsky: 1879—1921. N.Y., 1965. P. 11—12; Будницкий О., Полян А. Русско-еврейский Берлин (1920—1941). М., 2013. С. 337). В детстве он учился читать на иврите (Троцкий Л. Д. Моя жизнь. С. 54). Трудно допустить, что местечковые евреи в синагоге и хедере говорили с ним только на русском или украинском, а не на идиш. Очевидно, идиш помог ему свободно овладеть родственным немецким языком.

43. Banned by Europe, Trotzky enters U. S. // The Sun. 1917. January 15.

44. Так в газете.

45. Тов. Троцкий в Нью-Йорке // Новый Мир. 1917. 15 января.

46. Кун М. Бухарин: его друзья и враги. М., 1992. С. 61. Чудновский Григорий (Гирш) Исаакович (1890—1918) — сын и племянник народников-семидесятников, из богатой семьи, студент юридического факультета Петербургского университета, меньшевик, в 1909—1910 гг. член ПК РСДРП, полтора года сидел в тюрьме (адвокатом был А. Ф. Керенский), сослан навечно в Сибирь. В 1912 г. бежал, учился в Вене, Париже, Цюрихе, Копенгагене. Член группы Плеханова. У Розы Люксембург изучал теорию кризисов. В мировую войну сотрудник Парвуса и газеты «Наше слово». В 1917 г. межрайонец, с июня участник наступления на Юго-Западном фронте, председатель комитета 1‑й пехотной дивизии; с августа большевик, делегат II съезда Советов, член Петроградского ВРК, комиссар Преображенского резервного полка, участник ареста Временного правительства, член ВЦИК и Штаба революционной обороны Петрограда, ранен в бою с казаками генерала П. Н. Краснова. Затем чрезвычайный комиссар Юго-Западного фронта, с января 1918 военный комиссар Киева, противник Брестского мира. Погиб в бою с петлюровцами.

47. Serge V., Sedova-Trotsky N. The Life and Death of Leon Trotsky. P. 30.

48. Троцкий Л. Д. Моя жизнь. С. 265. Нью-Йоркская публичная библиотека открыта в 1911 г. на 5‑й авеню, между 40‑й и 42‑й улицами. Памятник архитектуры в классическом стиле. В 1917 г. имела более 1 млн. книг (ныне более 53 млн, третья в мире после Библиотеки Конгресса и Британской библиотеки).

49. Троцкий И. М. Еврейские эмигранты в США // Книга о русском еврействе (1917—1967). Нью-Йорк, 1968. С. 399.

50. Moskowitz H. Trotsky on the East Side // The Outlook. (N.Y.). 1918. January 30. P. 181. Московиц Генри (1879—1939) — румынский еврей, с 1883 г. в Нью-Йорке, с 1906 г. доктор философии. Борец за права евреев. В 1909 г. создал Национальную ассоциацию содействия прогрессу цветного населения, исполнительный председатель еврейского Объединенного распределительного комитета, в 1914—1917 гг. председатель комиссий в мэрии Нью-Йорка.

51. Ингерман Сергей Михайлович (1868—1943) — сын народовольца из Одессы, врач; народоволец, в 1883 г. бежал за рубеж, в 1888—1891 гг. член группы «Освобождение труда». С 1889 г. в Нью-Йорке, член Социалистической партии, участник создания Общества русских социал-демократов и «Нового Мира». В 1906—1907 гг. в России. В 1907 г. делегат V съезда РСДРП. С 1908 г. в США, в мировую войну сторонник Плеханова. Посетив в 1917 г. Россию, создал в Нью-Йорке группу плехановцев, близкую к Заграничной делегации РСДРП.

52. Кельнер В. Лев Дейч и нью-йоркская газета «Новый Мир» // Русские евреи в Америке. Кн. 3. Иерусалим; Торонто; СПб., 2009. С. 60—69. Дейч Лев Григорьевич (1855—1941) — меньшевик, в Нью-Йорке с 1911 г., с 1915 г. редактор журнала меньшевиков-оборонцев «Свободное слово», где печатались Плеханов и др. В 1916 г. уехал в Лондон, с 1917 г. в России, с 1928 г. пенсионер.

53. Мельничанский Григорий (Гирш) Натанович (1886—1937) — рабочий-металлист, с 1902 г. меньшевик. Отбыл сибирскую ссылку, с 1910 г. в США, где с 1905 г. жил отец с семьей. Член русской федерации Социалистической партии. Участник создания и с 1911 г. член редакции «Нового Мира». В 1917 г. делегат VI съезда РСДРП(б), в октябре член Московского ВРК. Затем на профсоюзных и государственных постах, в 1925—1930 гг. кандидат в члены ЦК ВКП(б), с 1926 г. член президиума ВЦСПС. Расстрелян.

54. Восков Семен (Самуил) Петрович (1889—1920) — сын мелкого скупщика хлеба, окончил школу Талмуд-Тора, столяр, член «Поалей Цион», в дни погромов организатор еврейских дружин самообороны, сидел в тюрьме. С 1906 г. в Австрии, с 1907 г. в Нью-Йорке, член русской федерации Социалистической партии. Участник создания «1-го русского отдела Юниона клоакмейстеров» (профсоюз работников верхней женской одежды), с 1915 г. член правления с освобождением от работ на предприятии; секретарь ячейки профсоюза столяров и плотников. Меньшевик-интернационалист, популярный оратор. С апреля 1917 г. в Петрограде, большевик, с 22 мая председатель завкома Сестрорецкого оружейного завода. В 1918 г. член ВЦИК, участник боев с белофиннами, затем комиссар продовольствия Союза коммун Северной области, член РВС 7‑й армии, делегат VIII съезда РКП(б). Умер на фронте от тифа. Похоронен на Марсовом поле Петрограда.

55. Накоряков Николай Николаевич (1881—1970) — сын урядника, иконописец, с 1902 г. большевик (клички: Назар Уральский, Федор Казанский, Стодолин и др.), член комитетов РСДРП в Казани, Самаре, делегат IV и V съездов РСДРП. В 1911 г. бежал из сибирской ссылки. В Нью-Йорке жил под именем John Ellert, переписывался с Лениным. Член Социалистической партии. В Первую мировую войну оборонец, осенью 1916 г. ушел из «Нового Мира» на завод военного снаряжения. В 1917 г. в группе Плеханова «Единство», зам. комиссара Временного правительства в 1‑й армии. Затем в белой армии. В красном плену от расстрела спасла большевичка, бывшая сотрудница «Нового Мира». Сотрудник Центросоюза, с 1922 г. Госиздата. С 1925 г. член ВКП(б). Директор издательства «Международная книга», председатель правления издательства «Советская энциклопедия». Писатель. В 1930—1937 гг. заведовал Госиздатом художественной литературы, уволен из-за ареста и расстрела младшего брата. С 1957 г. персональный пенсионер. Похоронен в колумбарии Новодевичьего кладбища Москвы.

56. В. Володарский (Гольдштейн Моисей Мордкович) (1891—1918) — портной, с 1905 г. член Бунда, затем «Спiлки» (Украинская СДП), меньшевик. С 1913 г. в США, закройщик швейной фабрики в Филадельфии. Член русской федерации Социалистической партии. С 10 мая (по ст. ст.) 1917 г. в Петрограде, межрайонец, с 23 мая член ПК большевиков. В 1918 г. член президиума ВЦИК, комиссар по делам печати, пропаганды и агитации Петрограда и Северной области (главный цензор) и редактор «Красной газеты». По пути на митинг застрелен рабочим. Похоронен на Марсовом поле Петрограда.

57. Зорин (Гомбарг) Сергей Сергеевич (1890/91—1937) — сын раввина, рабочий-эсер, участник революции 1905 г. После ареста и тюрем уехал в 1911 г. в Нью-Йорк к брату Александру; маляр, меньшевик-интернационалист, член русской федерации Социалистической партии. В 1917 г. токарь Сестрорецкого оружейного завода, с мая большевик, председатель Сестрорецкого совета, с октября член Исполкома Петроградского совета. В 1918 г. председатель Ревтрибунала Петрограда, комиссар иностранных дел, почт и телеграфа Союза коммун Северной области. Секретарь с 1919 г. ПК РКП(б), с 1921 г. Брянского губкома РКП(б), в 1923—1925 гг. 1‑й секретарь Ивано-Вознесенского губкома РКП(б) и в 1922—1924 гг. референт Г. Е. Зиновьева в Коминтерне. В 1924—1927 гг. член ЦК ВКП(б), в «левой оппозиции»; в 1927 г. исключен из ВКП(б), сослан на Урал, в 1930 г. восстановлен. В Москве на хозяйственных и научных постах, в 1935 г. арестован. Расстрелян во Владимирском централе.

58. Менсон (Минкин) Александр Еремеевич (1887—1955) — сын ремесленника, рабочий-наборщик, член РСДРП с 1903 г., кличка Матвей. Из сибирской ссылки бежал в США, участник создания «Нового Мира». С 1917 г. в Петрограде, межрайонец, затем большевик, председатель Петроградского райкома и член ПК, председатель правления Союза печатников, в октябре член Петроградско­го ВРК, с ноября комиссар по делам печати. В Пензе в 1918 г. и 1920—1921 гг. председатель губернского Совета, в 1918—1919 гг. председатель губкома РКП(б) и в 1918 г. комиссар и с 1919 г. управляющий Экспедицией заготовления госбумаг. В 1921—1922 гг. ответственный секретарь Архангельского губкома РКП(б). В 1922—1923 гг. секретарь Исполкома Коминтерна. Затем в Наркомвнешторге. С 1934 г. полпред в Уругвае, в 1936—1938 гг. зам. председателя Верховного суда СССР. В 1938—1946 гг. в тюрьме. Юрисконсульт сахарного завода в Елгаве. В 1949 г. осужден на 10 лет, умер в концлагере.

59. Агарёв Алексей Федорович (1878—1945) — сын священника, окончил духовную семинарию, учился в Томском университете. С 1901 г. член РСДРП, большевик, дважды бежал из ссылки, делегат IV и V съездов РСДРП. Окончил Электротехнический институт в Тулузе, инженер-электрик. В США член русского отдела Социалистической партии в Филадельфии. В 1917 г. редактор газеты «Красное знамя» во Владивостоке, член ИК Совета, в августе—ноябре городской глава, меньшевик-интернационалист, осудил захват власти большевиками. В 1919 г. выслан белыми в Китай, сотрудник газеты «Шанхайская жизнь». В 1920—1921 гг. дипломат Дальневосточной республики в Пекине, затем работник Дальневосточного банка в Харбине. С 1931 г. член ВКП(б), преподавал в вузах Москвы.

60. Берзин (Берзинь-Зиемелис) Ян Антонович (1881—1938) — член ЦК большевиков в 1910—1911, 1917—1918 гг. Секретарь Заграничного бюро ЦК СД Латышского края. В США под псевдонимом Винтер, член Социалистической партии с 1916 г. член редколлегии газет «Новый Мир» и латышской «Страднекс» (Бостон). В 1917 г. делегат II съезда Советов. Дипломат, коминтерновец, затем глава Центрального архивного управления. Расстрелян.

61. Коллонтай (Домонтович) Александра Михайловна (1872—1952) — меньшевичка, с 1915 г. большевичка. В октябре 1915 г. — феврале 1916 г. и августе 1916 г. — январе 1917 г. была в США с лекциями по приглашению немецкой федерации Социалистической партии. Сбор шел в кассу немецкой федерации. В лекциях внушала: международная солидарность и борьба с капиталом важнее любви к отечеству. «Она много разъезжала по стране, и я сравнительно мало с ней встречался», — писал Троцкий (Троцкий Л. Д. Моя жизнь. С. 265).

62. Лисовский Моисей Ионович (1887—1938) — член РСДРП с 1904 г., бежал из сибирской ссылки в 1910 г. в США, рабочий завода Форда в Детройте, с 1912 г. издавал с большевиком Иосифом Полонским «Луч» (журнал, с 1914 г. — газета). В 1917 г. в Петрограде член Военной организации большевиков, с 1918 г. член редколлегии «Красной газеты» и с августа 1918 г. комиссар печати (цензор), агитации и пропаганды вместо убитого Володарского. С апреля 1919 г. политкомиссар Кронштадта и редактор «Кронштадтской правды». Затем на военных и политических постах. В 1924—1925 гг. завгубполитпросветом и ответственный редактор «Красной газеты». С 1925 г. уполномоченный ТАСС в Чехословакии. С 1926 г. секретарь Днепропетровского, затем Закавказского крайкомов ВКП(б), директор Промакадемии им. Сталина в Москве. В 1937 г. начальник строительства завода под Иркутском. Расстрелян.

63. Лихачев Василий Матвеевич (1882—1924) — член РСДРП с 1902 г., большевик, в 1907—1908 гг. секретарь Московского комитета РСДРП. Из сибирской ссылки бежал в 1912 г. в Нью-Йорк, кочегар, батрак, пожарный; представитель западных штатов в русской федерации Социалистической партии. В 1917 г. секретарь Московского комитета РСДРП(б). В 1918 г. председатель Московской ЧК, затем на хозяйственных постах. Похоронен у Кремлевской стены.

64. Янышев Михаил Павлович (1884—1920) — сын учителя, рабочий-ткач, член РСДРП с 1902 г. В 1908 г. бежал из армии за рубеж, рабочий кожевенных и текстильных фабрик Германии, Австрии, Франции, США, участник создания русской федерации Социалистической партии и партии Промышленные рабочие мира (зародыш Компартии США). В 1917 г. член Московского областного бюро большевиков, после октября член Исполкома Моссовета и коллегии Московской ЧК, председатель Московского ревтрибунала. Член ВЦИК. В 1920 г. комиссар дивизии на Южном фронте, убит в штыковой атаке на врангелевцев. Похоронен у Кремлевской стены.

65. Шуб Д. Н. Из давних лет. С. 206.

66. Trotzky’s Humble Career in New-York // Issues and events. N.Y. 1917. December 26. № 26. P. 405—406.

67. ТроцкийЛ. Д. Моя жизнь. С. 265.

68. Там же. С. 263.

69. Троцкий Л. Д. Моя жизнь. С. 263, 269; Giffin F. Leon Trotsky in New York City // New York History. 1968. № 4. P. 392—394; Spence R. B. Hidden agendas. P. 43. Хаммер Джулиус (Юлий) (1874—1948) — сын разоренного еврея-судостроителя, в 1875 г. увезен родителями в Нью-Йорк, окончил Колумбийский университет, член Социалистической, затем Компартии США (билет № 1). С 7-го конгресса Интернационала (Штутгарт, 1907 г.) знаком с Лениным. С 1915 г. владел фармацевтической компанией. В 1919—1923 гг. в тюрьме за аборт, повлекший смерть. С 1923 г. в Москве, жил в роскошном особняке, с сыном Армандом Хаммером (1898—1990) открыл карандашную фабрику им. Сакко и Ванцетти; представитель заводов Генри Форда в СССР. В 1931 г. с трудом добился у советских властей выездной визы и вернулся в США.

70. Троцкий Л. Д. Моя жизнь. С. 262.

71. Giffin F. Leon Trotsky in New York City. Р. 393.

72. «New Yorker Volkszeitung» («Нью-йоркская народная газета») — ежедневная газета, позднее еженедельник; социал-демократическая, с 1919 г. прокоммунистическая, основные читатели — немцы-рабочие. Выходила в 1878—1932 гг., с воскресным приложением «Vorwärts» («Вперед»). Главный редактор: с 1891 г. Герман Шлютер, с 1919 г. Людвиг Лоре. Издатель: Volkszeitung Socialistic Literature Company. Закрыта в Великую депрессию.

73. Лоре Людвиг (1875—1942) — из семьи рабочих-евреев Нижней Силезии. В 1892 г. окончил в Берлине университет, член СДП Германии. С 1893 г. в США, секретарь немецкой федерации Социалистической партии; соредактор, в 1919—1931 гг. главный редактор «New Yorker Volkszeitung» и с мая 1917 г. соредактор журнала «The Class Struggle». Участник создания Компартии США, из­гнан в 1925 г. за троцкизм. В 1934—1942 гг. член редакции газеты «New York Post». В 1932—1937 гг. агент советской разведки, кличка Лео, уволен за обман (см.: Очерки истории российской внешней разведки. М., 2003. Т. 3. С. 191—199).

74. Trotzky’s Career Eventful; Not Proven a German Agent // Evening star. Washington, DC, 1918. January 24. № 26. P. 406.

75. Троцкий Н. Да здравствует борьба! // Новый Мир. 1917. 16 января.

76. Дебс (Debs) Юджин (1855—1926) — рабочий-железнодорожник, вожак профсоюзов, соучредитель Социал-демократической и в 1901 г. Социалистической партии; в 1894—1895 гг. и в 1918—1920 гг. в тюрьме. Сторонник революции, Ленина, большевиков. В 1904—1920 гг. четырежды был кандидатом в президенты США.

77. Троцкий Л. Д. Моя жизнь. С. 267.

78. Там же. С. 106, 265—266. Хилквит (Hillquit) Морис (урожд. Хилкович Михаил Вениаминович / Мойша Беньяминович) (1869—1933) — американский социалист. Обанкротясь, отец-фабрикант увез его из Риги в 1884 г. в Нью-Йорк. С 1901 г. в Социалистической партии, с 1911 г. главный ее теоретик и историк. Противник участия США в мировой войне. Кандидат в мэры Нью-Йорка в 1917 и 1932 гг. и пять раз в Конгресс. Умер от туберкулеза.

79. Будин Льюис (в России Будянов) (1874—1954) — уехал из Киевской губернии с семьей в 1891 г. в Нью-Йорк, окончил университет, с 1898 г. член ассоциации адвокатов. Печатался в левых изданиях на идиш, немецком, английском. Участник создания в 1901 г. Социалистической партии, ее делегат на конгрессах Интернационала в 1907 г. (Штутгарт) и 1910 г. (Копенгаген). Автор кн.: The theoretical system of Karl Marx. N.Y., 1907. К 1940 г. порвал с коммунистами, но как адвокат защищал их гражданские права.

80. Фрайна Льюис (Луиджи) (1892—1953) — в 1897 г. семьей увезен из Италии в США. С 1909 г. член Социалистической партии. В 1916—1917 гг. редактор журнала Айседоры Дункан «Modern Dance», затем ряда левых журналов, книги: Lenin, Trotsky. Proletarian Revolution in Russia. N.Y., 1918 (1‑й в США сборник их статей). В 1919 г. председатель Учредительного съезда и член ЦК Компартии США. В 1920 г. делегат конгресса Коминтерна, женился на русской, в 1921 г. послан помочь Компартии Мексики. С 1923 г. жил в США под фамилией Кори (Corey), сблизился с либералами, автор книги о финансовом Доме Морганов. В 1936 г. изгнан из компартии, в 1940 г. осудил режим Сталина и порвал с марксизмом.

81. Катаяма Сэн, до 1878 г. Ябуки Сугатаро (1859—1933) — выходец из Японии, в США христианин, окончил теологическую школу и Йельский университет. Участник создания в 1896 г. в Японии первого профсоюза. С 1900 г. член Бюро II Интернационала, в 1904 г. делегат его Амстердамского конгресса и съезда Социалистической партии США. В 1914—1921 гг. жил в США, с 1921 г. в Москве, член Президиума ИК Коминтерна, участник создания Компартии Японии. Похоронен в Кремлевской стене.

82. Draper Th. The Roots of American Communism. N.Y., 1957. P. 80—81; Коэн С. Бухарин: Политическая биография. 1888—1938. М., 1988. С. 72. Журнал «The Class Struggle» выходил в 1917—1919 гг., соредакторы Л. Фрайна, Л. Лоре и до 1918 г. Л. Будин.

83. Дом «Vorwerts» построен в 1911 г. Троцкий назвал его 14-этажным дворцом (Троцкий Л. Д. Моя жизнь. С. 268), но в доме лишь 10 этажей. С притоком в 1980‑е китайцев еврейский квартал стал «Чайна-тауном», «маленьким Фучжоу». В 1990‑е дом превратили в кондоминиум, редакция «Vorwerts» переехала на 33‑ю улицу, имеет богатый архив. Ныне «Vorwerts» — еженедельник на английском и раз в две недели на идиш.

84. Каган (Cahan) Абрам Сафранович (1861—1951) — внук сельского раввина Виленской губернии, в 1881 г. окончил в Вильно учительский институт, учитель хедера. С 1882 г. в Нью-Йорке, в еврейском рабочем движении, один из вождей Социалистической партии, основал и в 1897—1946 гг. редактор «Vorwerts». Меньшевиков считал маленькими большевиками, после 1917 г. сам поддался на время коммунистическому соблазну, но в 1930—1940‑е осуждал диктатуру Сталина.

85. Троцкий И. М. Еврейские эмигранты в США. С. 400. Троцкий Илья Маркович (Элиаху Мордухаевич) (1879—1969) — журналист газет «Русь», «Русское слово». В 1917 г. народный социалист. Эмигрант, с 1919 г. глава Скандинавского еврейского комитета помощи пострадавшим от войны евреям; в Берлине член Республиканско-демократического объединения и Союза русских журналистов и писателей в Германии. С 1935 г. в Буэнос-Айресе руководил еврейскими общественно-
политическими организациями. С 1946 г. в Нью-Йорке в газете «Новое русское слово», генеральный секретарь Литературного фонда.

86. Шуб Д. Н. Из давних лет. С. 206—207.

87. «Die Zukunft» («Будущее») — социал-демократический ежемесячник в Нью-Йорке на идиш, выходил с 1892 г. (ныне выходят только два номера в год), орган участников еврейского рабочего движения, к 1917 г. левее Социалистической партии. Редактор в 1913—1938 гг. Аврахам Лесин, настоящая фамилия Валт (1872—1938) — писатель и поэт на идиш; один из создателей Бунда, противник сионизма. В США с 1897 г., печатался в «Vorwerts». После 1917 г. на время поддался коммунистическим соблазнам.

88. Зив Г. А. Троцкий. Характеристика (По личным воспоминаниям). Нью-Йорк, 1921. С. 73—75. Зив Григорий Абрамович (ум. в 1954 г.) — врач, меньшевик. Студентом в Киеве дружил с Троцким, за революционную деятельность вместе сидели в тюрьме и сосланы в Сибирь. С 1908 г. в Нью-Йорке. С июля 1917 г. в Петрограде. Террор большевиков вынудил вернуться в Нью-Йорк.

89. Шуб Д. Из давних лет // Новый журнал. 1971. Кн. 103. С. 188.

90. Троцкий Л. Д. Моя жизнь. С. 263.

91. Lore L. From the «Volkszeitung» // New York Tribune. 1918. May 23.

92. Зив Г. А. Троцкий. С. 76—77.

93. Дом построен около 1860 г., внизу помещался сиротский приют. Ныне Бетховен-холл переоборудован в дорогие апартаменты из 11 комнат, с высоким потолком.

94. Секция 6 — внешняя разведка, ныне Secret Intelligence Service (SIS) — Секретная разведывательная служба. Вайзман (Wiseman) Уильям Джордж Иден, 10‑й баронет (1885—1962) — аристократ, боксер, журналист, с 1907 г. бизнесмен, к 1914 г. глава частной инвестиционной фирмы «Hendens Trust» в Лондоне, директор двух английских и вице-президент двух канадских финансовых фирм. После ранения на войне тайно возглавил в 1915 г. в США офис MI6 под видом представителя Транспортного отдела британского Министерства военного снабжения. После вступления США в войну связной правительства в Лондоне с президентом В. Вильсоном. В 1917 г. послал в Россию своего приятеля писателя С. Моэма финансировать поддержку планов Великобритании. Участник Парижской мирной конференции 1919 г. Затем жил в США, в 1929—1960 гг. один из партнеров инвестиционного банка «Kuhn, Loeb & Co».

95. Spence R. B. Englishmen in New York: The SIS American Station, 1915—21 // Intelligence and National Security. 2004. № 3. P. 513, 516, 518, 524. В кругу Троцкого были информанты MI6: писатель, редактор журнала «Pearson’s Magazin» Фрэнк Харрис (Harris), левый адвокат Николай Алейников, Георгий Рафалович и др. Spence R. B. Hidden agendas. P. 45, 46, 50. О рассекреченном досье MI6 см.: Norton-Taylor R. MI5 detained Trotsky on way to revolution // The Guardian. 2001. 5 July. http://www.theguardian.com/uk/2001/jul/05/humanities.highereducation (дата обращения 15.10.2015).

96. <Ричелсон Дж. Т. Шпионы ХХ века: от царской охранки до ЦРУ и КГБ. СПб., 2014. С. 49—52; Россия и США: дипломатические отношения. 1900—1917. Сборник документов. М., 1999. С. 649—650.

97. Троцкий Н. Повторение пройденного // Новый Мир. 1917. 7 февраля.

98. Giffin F. Leon Trotsky in New York City. P. 398.

99. Троцкий Л. Н. Для чего Америке война? // Новый Мир. 1917. 9 марта.

100. Троцкий Н. В школе войны // Новый Мир. 1917. 6 февраля.

101. Троцкий Л. Н. Клару Цеткин лучше им оставить в покое // Новый Мир. 1917. 13 февраля;
Ингерман А
. Из-за чего шум, тов. Троцкий? // Новый Мир. 1917. 16 февраля; Троцкий Л. Н. А все-таки Клару Цеткин напрасно тревожите! // Новый Мир. 1917. 16 февраля. Ингерман (урожд. Амитина) Анна Самойловна (1868—1931) — доктор медицины. Окончила Бернский университет, сблизилась с группой «Освобождение труда», член РСДРП. С 1908 г. в Нью-Йорке, с мужем создала «Общество русских социал-демократов». В 1917 г. с мужем посетила Россию.

102. Троцкий Л. Н. На запросы читателей // Новый Мир. 1917. 3 марта.

103. Троцкий Л. Н. Два воюющих // Новый Мир. 1917. 8 марта.

104. Nevada J. Trotsky and the Jews. P. 26. Цит. по: Thatcher I. Leon Trotsky and World War One. P. 252.

105. Шуб Д. Н. Из давних лет. С. 207.

106. Троцкий Л. Д. Моя жизнь. С. 268.

107. <Троцкий Н. Уроки великого года. 9 января 1905 — 9 января 1917 // Новый Мир. 1917. 20 января.

108. Троцкий Л. Д. Моя жизнь. С. 270.

109. См. кн.: «Милая мая Ресничка!..». Сергей Седов. Письма из ссылки. СПб., 2006. Седов Сергей Львович (1908—1937) — теплотехник? окончил Московский механический институт. Политики сторонился, не поехал в 1929 г. с родителями и братом Львом в изгнание. В 1935 г. сослан в Красноярск, где изготовлял газогенераторы для речных судов. С 1936 г. заключенный Ухтпечлага НКВД, затем по приговору выездной сессии Военной коллегии Верховного суда СССР расстрелян.

110. Рутенберг Пинхас (Петр Моисеевич) (1879—1942) — еврей-выкрест, эсер, инженер Путиловского завода, организовал с Гапоном шествие 9 января 1905 г. к Зимнему дворцу. В 1906 г. убил Гапона, бежал за рубеж, вернулся в иудаизм, сионист, участник создания в 1914 г. Еврейского легиона. С 1915 г. в США. В 1917 г. зам. городского головы Петрограда, с министрами Временного правительства посажен в Петропавловскую крепость. С 1919 г. в Палестине, занимался электрификацией, встречался в Италии со своим давним знакомым диктатором Муссолини.

111. Житловский Хаим (1865—1943) — сын купца, с 1884 г. народоволец, муж русской дворянки, окончил университет в Берне, с 1893 г. доктор философии. Участник создания Союза русских социалистов-революционеров за границей (ядро партии эсеров). В 1904 г. помощник Е. К. Брешко-
Брешковской в поездке по США, где остался, издавал в 1908—1913 гг. ежемесячник на идиш. С 1916 г. член Еврейской СДП «Поалей Цион», вместе с П. Рутенбергом создал Американский еврейский конгресс. В 1936 г. отошел от антибольшевизма к оправданию диктатуры Сталина и утратил сторонников.

112<. Хазан В. И. Пинхас Рутенберг: от террориста к сионисту. Т. 1. Иерусалим; М., 1998. С. 374—375.

113. Новый Мир. 1917. 20 марта.

114. Россия и США: дипломатические отношения. С. 650; Вестник Временного правительства. 1917. 10 марта.

115. Россия и США: дипломатические отношения. С. 651. Шифф Джейкоб (1847—1920) — сын раввина, банкир-миллионер. В Нью-Йорке с 1865 г., сотрудник, затем глава Банкирского дома «Kuhn, Loeb & Co», вице-президент Торговой палаты, член городского совета, вождь еврейской общины США, участник создания организации «Джойнт» и в 1906 г. Американского еврейского комитета, заставившего Конгресс США потребовать у царской России прекратить ущемлять права евреев. Финансировал революционное движение в России. После 1917 г. враг большевиков.

116. Шуб Д. Из давних лет // Новый журнал. 1971. Кн. 103. С. 189.

117. Зив Г. А. Троцкий. С. 80—81.

118. Шуб Д. Из давних лет. С. 189.

119. Троцкий Л. Д. История русской революции. В 2 т. Т. 1. М., 1997. С. 446—447.

120. Троцкий Л. Два лица (внутренние силы русской революции) // Новый Мир. 1917. 17 марта.

121. Троцкий Л. От кого и как защищать революцию? // Новый Мир. 1917. 21 марта.

122. Нуортева Сантери, до 1906 г. Нюберг Александр Федорович (1881—1929) — внук полицмейстера Курска, родственник Нобелей, учитель финляндской средней школы, с 1904 г. член СДП Финляндии, в 1907—1909 гг. депутат ее парламента. В 1907 г. помог Ленину бежать из России в Швецию. С 1909 г. в тюрьме. В 1911 г. уехал в США, редактор финноязычных изданий, член ЦК Социалистической партии. С 1919 г. секретарь представителя РСФСР в Нью-Йорке Л. Мартенса. С июля 1920 г. в НКИД заведовал отделом Скандинавии и стран Антанты. В 1921—1922 гг. арестован по подозрению в шпионаже. С 1923 г. заведовал англо-американским отделом НКИД. С 1924 г. председатель ЦИК Карельской АССР и с 1925 г. член ЦИК СССР.

123. Наш митинг // Новый Мир. 1917. 22 марта.

124. Там же.

125. Wise J. C. Woodrow Wilson, disciple of revolution. N.Y., 1938. P. 647; Саттон Э. Уолл-стрит и большевицкая революция. М., 1998. С. 18—20; Абаринов В. Троцкий в Америке. Ч. 2 (беседа с проф. Р. Спенсом 4 марта 2011 г.). http://www.svoboda.org/content/transcript/2327619.html (дата обращения 31.01.2016).

126. Руцкий Петр Альбинович (1880—1953) — окончил в 1904 г. Императорское училище правоведения. С 1905 г. в МИД, в 1914 г. и. о. консула в Монреале, в 1915—1917 гг. и. о. генконсула в Нью-Йорке. Остался жить в США, в 1930—1940‑е исполнительный секретарь Русского студенческого фонда, в 1930‑е вице-председатель Пушкинского общества.

127. Routsky P. A Page from the Past // The Russian Review. 1948. № 2. Р. 70.

128. Устинов Михаил Михайлович (1860/62—1942) — в МИД с 1890: консул в Нагасаки, Гонконге; генконсул в Мельбурне, Лиссабоне, Монреале, в 1913—1925 гг. в Нью-Йорке. С 1917 г. также главный помощник посла Временного правительства в Вашингтоне Б. А. Бахметева. В январе 1918 г. НКИД пытался заменить Устинова Джоном Ридом, но США не согласились. В 1925 г. уехал в Европу, умер в оккупированной Бельгии.

129. Альфа [Троцкий]. В русском консульстве // Новый Мир. 1917. 23 марта.

130. Routsky P. A Page from the Past. P. 71.

131. Альфа [Троцкий]. В русском консульстве // Новый Мир. 1917. 23 марта.

132. Routsky P. A Page from the Past. Р. 73.

133. Ibid. Р. 72—73.

134. К сведению едущих в Россию. Преступные маневры русского консульства // Новый Мир. 1917. 22 марта.

135. Это письмо Милюкову Троцкий писал на пути в Петроград. Там через Н. С. Чхеидзе передал уже новому министру иностранных дел М. И. Терещенко.

136. Троцкий Л. Д. В плену у англичан // Соч. Т. 3, ч. 1. От Февраля до Октября. М., 1925. С. 33, 35.

137. Новый Мир. 1917. 23 марта.

138. Там же. С. 35—36.

139. Spence R. B. Englishmen in New York. Р. 524; Spence R. B. Hidden agendas. P. 49

140. К сведению желающих уехать в Россию // Новый Мир. 1917. 5 апреля. Шифскарта (нем. Schiffskarte) — билет на океанский пароход. После отъезда первой группы во главе с Троцким «Новый Мир» потребовал от М. М. Устинова согласия на контроль помощи отъезду политэмигрантов комитетом, избранным революционными организациями. Аналогичные комитеты призвали избрать в Питтсбурге, Чикаго, Сан-Франциско, Сиэтле, где есть русские консульства (К отъезду политических эмигрантов // Новый Мир. 1917. 29 марта). Такой комитет избрала Конференция представителей русского отдела Социалистической партии, «Нового Мира», секции большевиков, фракций латышских и украинских социал-демократов, Бунда, Союза русских рабочих, Союза еврейских анархо-синдикалистов, редакции газеты «Голос труда», социалистов-революционеров и др. 29 марта М. М. Устинов его признал, «обязался выдавать пособия и проходные свидетельства всем, пришедшим с явкой комитета», и ускорить решение вопроса о выдаче проездных денег ближайшей партии возвращающихся. Комитет решил «выдавать билеты, а не деньги (кроме 25 долларов)» (К отъезду русских эмигрантов // Новый Мир. 1917. 30 марта). Органом помощи и контроля отъезжающих политэмигрантов стала Конференция представителей 22 эмигрантских организаций. Группу отъезжающих составляли пропорционально числу политических течений. Конференция извещала, что политэмигрантам генконсульство выдает проходные свидетельства «беспрепятственно, даже без предоставления каких бы то ни было бумаг, по удостоверениям от конференции» (От Конференции по отправке политических эмигрантов в Россию // Новый Мир. 1917. 14 апреля).

141. Тышкевич-Воскова Станислава Яновна (1894—1938) — член РСДРП(б)—ВКП(б) до 1927 г. «Простая, мужественная и работящая женщина», — вспоминал американский социалист Альберт Рис Вильямс (Вильямс А. Р. Путешествие в революцию. М., 1977. С. 46); Тышкевич-Восков Виктор Семенович (1913—1938) — студент Авиационного института в Москве; Тышкевич-Воскова Евгения Семеновна (1916—?) — студентка. В марте 1938 г. арестованы в Москве по ложному обвинению в шпионаже для Германии, мать и сын расстреляны на Бутовском полигоне, дочь выпустили.

142. Мельничанский Г. Н. Семен Восков — вождь бруклинских столяров и сестрорецких рабочих // Семен Восков. Сб. статей и документов. Л., 1925. С. 16. Мартенс (до 1906 г. Мертенс) Людвиг Карлович (1874—1948) — сын немца-промышленника. Студент Технологического института в Санкт-Петербурге, с 1895 г. член Союза борьбы за освобождение рабочего класса. После трех лет тюрьмы депортирован в 1899 г. в Германию, член СДПГ. В 1906 г. пойман на нелегальной отправке оружия революционерам в Россию, бежал в Лондон. С января 1916 г. жил в Нью-Йорке, в Бруклине на Ленокс-авеню, 752; вице-директор отделения фирмы «Г. Вейнберг и А. Познер», член Социалистической партии, сотрудник «Нового Мира». С 1919 г. представитель РСФСР, не признан США, в январе 1921 г. выслан. В Москве член Президиума ВСНХ, председатель Главметалла, на других постах, с 1941 г. персональный пенсионер. Покоится на Новодевичьем кладбище.

143. Trotzky’s Career Eventful; Not Proven a German Agent // Evening star. Washington, DC, 1918. January 24. Компаньонами семьи Троцкого газетой названы Чудновский, Мельничанский (обе фамилии дала с искажениями), Василий Лебедев, Аарон Литвак, Фейга Вакштейн с ребенком, Константин Романченко, Трифон Кугута, Степан Ермеенко, Александр Кассаковский, Stepan Slukoo, Nholm Terents Rudenko, Sceloima Dukun (пассажирка 1-го класса). Инспекторы службы иммиграции нередко в документах неточно записывали и упрощали имена въезжающих и выезжающих.

144. Д. К. Тов. Л. Н. Троцкий в Филадельфии // Новый Мир. 1917. 23, 24 марта. Аналогичный митинг 25 марта устроил Русский отдел Социалистической партии в городке Норвуд (штат Массачусетс). На нем В. Володарский объявил: «Русская революция это начало общеевропейской революции, и поэтому России нужны борцы», «долг собравшихся» им помочь. «Зал был переполнен пролетариатом». В фонд едущих в Россию революционеров вносили от 10 центов до 1 доллара, соб­рав 28 долларов и 32 цента (Олейник А. В пользу русской революции // Новый Мир. 1917. 30 марта).

145Moskowitz H. Trotsky on the East Side. P. 182.

146. ШубД. Из давних лет. С. 190.

147. Новый Мир. 1917. 26, 27 марта.

148. Гордиенко И. В фонд отъезжающих в Россию революционеров // Новый Мир. 1917. 27 марта.

149. Русские революционеры в английском застенке // Правда. 1917. 9 (22) апреля. Вторая группа из 97 человек (Бухарин, Володарский, Зорин, Лисовский, Менсон (Минкин), Янышев и др.) предпочла путь через Тихий океан. 3 апреля ей устроили проводы в Бетховен-холле (Прощальный митинг // Новый Мир. 1917. 3 апреля). Из канадского Ванкувера небольшой английский пароход доставил их в Нагасаки. 6 мая «Новый Мир» получил из Владивостока телеграмму: «Прибыли. Всё благополучно. Россия — в руках Совета Рабочих Депутатов. Янышев» (Наши товарищи в России // Новый Мир. 1917. 7 мая). В Японии и Челябинске Бухарина арестовывали, но к маю он в Москве. Скопление репатриантов, включая нелегально покинувших Россию, создало к июню в Иокогаме проблему «точного установления и проверки личности возвращающихся», выяснения их причастности «к германским шпионским или террористическим организациям» (Россия и США: дипломатические отношения. С. 487—488).

150. Lore L. From the «Volkszeitung» // New York Tribune. 1918. May 23.

151. Гольдман Эмма (1869—1940) — дочь антрепренера. В США с 1885 г., вожак анархистов, оратор и публицист. За призыв в 1893 г. к восстанию год сидела в тюрьме. В 1906—1917 гг. издавала газету «Мать Земля». За призыв не идти на фронт в 1917 г. два года сидела в тюрьме, в декабре 1919 г. депортирована в РСФСР, беседовала с Лениным, Кропоткиным, Махно и др., протестовала против репрессий анархистов и левых эсеров. В 1921 г. уехала в Европу. В гражданскую войну в Испании воевала на стороне республиканцев. Осуждала диктатуру Сталина. Умерла в поездке с лекциями по Канаде. Похоронена в Чикаго. Троцкий писал: «Гольдман — индивидуалистка с маленькой „героической“ философией, состряпанной из идей Кропоткина, Ницше и Ибсена» (Троцкий Л. Д. Дневники и письма. С. 147).

152. Leeder E. J. The Gentle General: Rose Pesota, Anarchist and Labor Organizer. N.Y., 1993. P. 20.

153. Giffin F. Leon Trotsky in New York City. P. 402.

154. Trotzky’s Career Eventful; Not Proven a German Agent // Evening star. Washington, DC, 1918. January 24.

155. Moskowitz H. Trotsky on the East Side. P. 183. Шолом Аш (1880—1957) — писатель, драматург, автор романов на идише о жизни пролетариев, популярный фельетонист. Его пьеса «Без места» (1907 г., о проституции) шла в театрах России, Европы, США. С 1909 г. жил в США, с 1919 г. в Польше, Франции. В 1928 г. посетил СССР, где затем отвергнут как буржуазный писатель. В 1938 г. вернулся в США. Жестоко избитый фанатиком за идею объединить иудаизм с христианством, в 1950‑е переселился в Израиль. Ныне его книги вновь издают в России.

156. Троцкий Л. Д. Моя жизнь. С. 262.

157. Троцкий Л. 1905—1917 (Ближайшие задачи нынешней революции) // Соч. Т. 3, ч. 1. С. 28.

 

Подписку на журнал "Звезда" на территории РФ осуществляют:

Агентство РОСПЕЧАТЬ
по каталогу ОАО "Роспечать".
Подписной индекс
на полугодие - 70327
на год - 71767
Группа компаний «Урал-пресс»
ural-press.ru

Интернет-подписка на журнал "Звезда"
Интернет подписка

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27
ВНИМАНИЕ!
Открыта льготная подписка на серию
"Государственные деятели России глазами современников"


1 июля
Литературный вечер: Александр Жолковский, Лада Панова.
Начало в 18:30
Вход свободный.
23-26 мая
Журнал "Звезда" - на XIV Санкт-Петербургском Международном книжном салоне.
Наш стенд - 523.
Адрес: Санкт-Петербург, Манежная пл., 2 (Зимний стадион).
7 апреля 2019 года с 12 до 18 часов мы принимаем участие в Дне Еврейской книги в Большой Хоральной Синагоге Санкт-Петербурга (Лермонтовский пр., д. 2).
Вход на ярмарку свободный.
"
Смотреть все новости


Евгений Каинский - Порядок вещей


Евгений Каминский — автор почти двадцати прозаических произведений, в том числе рассказов «Гитара и Саксофон», «Тихий», повестей «Нюшина тыща», «Простая вещь», «Неподъемная тяжесть жизни», «Чужая игра», романов «Раба огня», «Князь Долгоруков» (премия им. Н. В. Гоголя), «Легче крыла мухи», «Свобода». В каждом своем очередном произведении Каминский открывает читателю новую грань своего таланта, подчас поражая его неожиданной силой слова и глубиной образа.
Цена: 200 руб.
Алексей Пурин - Незначащие речи


Алексей Арнольдович Пурин (1955, Ленинград) — поэт, эссеист, переводчик. С 1989 г. заведует отделом поэзии, а с 2002 г. также и отделом критики петербургского журнала «Звезда». В 1995–2009 гг. соредактор литературного альманаха «Urbi» (Нижний Новгород — Прага — С.-Петербург; вышли в свет шестьдесят два выпуска). Автор двух десятков стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат премий «Северная Пальмира» (1996, 2002), «Честь и свобода» (1999), журналов «Новый мир» (2014) и «Нева» (2014). Участник 32-го ежегодного Международного поэтического фестиваля в Роттердаме (2001) и др. форумов. Произведения печатались в переводах на английский, голландский, итальянский, литовский, немецкий, польский, румынский, украинский, французский и чешский, в т. ч. в представительных антологиях.
В книге впервые публикуются ранние стихотворения автора.
Цена: 130 руб.
Моя жизнь - театр. Воспоминания о Николае Евреинове


Эта книга посвящена одному из творцов «серебряного века», авангардному преобразователю отечественной сцены, режиссеру, драматургу, теоретику и историку театра Николаю Николаевичу Евреинову (1879-1953). Она написана его братом, доктором технических наук, профессором Владимиром Николаевичем Евреиновым (1880-1962), известным ученым в области гидравлики и гидротехники. После смерти брата в Париже он принялся за его жизнеописание, над которым работал практически до своей кончины. Воспоминания посвящены доэмигрантскому периоду жизни Николая Евреинова, навсегда покинувшего Россию в 1925 году. До этого времени общение братьев было постоянным и часто происходило именно у Владимира, так как он из всех четверых братьев и сестер Евреиновых оставался жить с матерью, и его дом являлся притягательным центром близким к семье людей, в том числе друзей Николая Николаевича - Ю. Анненкова, Д. Бурлюка, В.Каменского, Н. Кульбина, В. Корчагиной-Алексан-дровской, Л. Андреева, М. Бабенчикова и многих других. В семье Евреиновых бережно сохранились документы, фотографии, письма того времени. Они нашли органичное место в качестве иллюстраций, украшающих настоящую книгу. Все они взяты из домашнего архива Евреиновых-Никитиных в С.-Петербурге. Большая их часть публикуется впервые.
Цена: 2000 руб.


Калле Каспер - Песни Орфея


Калле Каспер (род. в 1952 г.) – эстонский поэт, прозаик, драматург, автор шести стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. «Песни Орфея» (2017) посвящены памяти жены поэта, писательницы Гоар Маркосян-Каспер.
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) – русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.


Пасынки поздней империи


Книга Леонида Штакельберга «Пасынки поздней империи» состоит из одной большой повести под таким же названием и нескольких документальных в основе рассказов-очерков «Призывный гул стадиона», «Камчатка», «Че», «Отец». Проза Штакельберга столь же своеобразна, сколь своеобразным и незабываемым был сам автор, замечательный рассказчик. Повесть «пасынки поздней империи» рассказывает о трудной работе ленинградских шоферов такси, о их пассажирах, о городе, увиденном из окна машины.
«Призывный гул стадиона» - рассказ-очерк-воспоминание о ленинградских спортсменах, с которыми Штакельбергу довелось встречаться. Очерк «Отец» - подробный и любовный рассказ об отце, научном сотруднике Института имени Лесгафта, получившем смертельное ранение на Ленинградском фронте.
Цена: 350 руб.

Власть слова и слово власти


Круглый стол «Власть слова и слово власти» посвящен одному из самых драматических социокультурных событий послевоенного времени – Постановлению Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» 1946 г.
Цена: 100 руб.



Елена Кумпан «Ближний подступ к легенде»


Книга Елены Андреевны Кумпан (1938-2013) рассказывает об уходящей культуре 1950 – 1960-х годов. Автор – геолог, поэт, экскурсовод – была дружна со многими выдающимися людьми той бурной эпохи. Герои ее воспоминаний – поэты и писатели Андрей Битов, Иосиф Бродский, Александр Городницкий, Рид Грачев, Александр Кушнер, Глеб Семенов, замечательные ученые, литераторы, переводчики: Л.Я. Гтнзбург, Э.Л. Линецкая, Т.Ю. Хмельницкая, О.Г. Савич, Е.Г. Эткинд, Н.Я. Берковский, Д.Е. Максимов, Ю.М. Лотман и многие другие
Книга написана увлекательно и содержит большой документальный материал, воссоздающий многообразную и сложную картину столь важной, но во многом забытой эпохи. Издание дополнено стихами из единственного поэтического сборника Елены Кумпан «Горсти» (1968).
Цена: 350 руб.


Елена Шевалдышева «Мы давно поменялись ролями»


Книга тематически разнообразна: истории из пионервожатской жизни автора, повесть об отце, расследование жизни и судьбы лейтенанта Шмидта, события финской войны, история поисков и открытий времен Великой Отечественной войны.
Цена: 250 руб.


Нелла Камышинская «Кто вас любил»


В сборнике представлены рассказы, написанные в 1970-1990-ж годах. То чему они посвящены, не утратило своей актуальности, хотя в чем-то они, безусловно, являются замечательным свидетельством настроений того времени.
Нелла Камышинская родилась в Одессе, жила в Киеве и Ленинграде, в настоящее время живет в Германии.
Цена: 250 руб.


Александр Кушнер «Избранные стихи»


В 1962 году, более полувека назад, вышла в свет первая книга стихов Александра Кушнера. С тех пор им написано еще восемнадцать книг - и составить «избранное» из них – непростая задача, приходится жертвовать многим ради того, что автору кажется сегодня лучшим. Читатель найдет в этом избранном немало знакомых ему стихов 1960-1990-х годов, сможет прочесть и оценить то, что было написано уже в новом XXI веке.
Александра Кушнера привлекает не поверхностная, формальная, а скрытая в глубине текста новизна. В одном из стихотворений он пишет, что надеется получить поэтическую премию из рук самого Аполлона: «За то, что ракурс свой я в этот мир принес / И непохожие ни на кого мотивы…»
И действительно, читая Кушнера, поражаешься разнообразию тем, мотивов, лирических сюжетов – и в то же время в каждом стихотворении безошибочно узнается его голос, который не спутать ни с чьим другим. Наверное, это свойство, присущее лишь подлинному поэту, и привлекает к его стихам широкое читательское внимание и любовь знатоков.
Цена: 400 руб.


Л. С. Разумовский - Нас время учило...


Аннотация - "Нас время учило..." - сборник документальной автобиографической прозы петербургского скульптора и фронтовика Льва Самсоновича Разумовского. В сборник вошли две документальные повести "Дети блокады" (воспоминания автора о семье и первой блокадной зиме и рассказы о блокаде и эвакуации педагогов и воспитанников детского дома 55/61) и "Нас время учило..." (фронтовые воспоминания автора 1943-1944 гг.), а также избранные письма из семейного архива и иллюстрации.
Цена: 400 руб.


Алексей Пурин. Почтовый голубь


Алексей Арнольдович Пурин (род. в 1955 г. в Ленинграде) — поэт, эссеист, переводчик. Автор пятнадцати (включая переиздания) стихотворных сборников и трех книг эссеистики. Переводит немецких и голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой ) поэтов, опубликовал пять книг переводов. Лауреат Санкт-Петербургской литературной премии «Северная Пальмира» (1996, 2002) и др.
В настоящем издании представлены лучшие стихи автора за четыре десятилетия литературной работы, включая новую, седьмую, книгу «Почтовый голубь» и полный перевод «Сонетов к Орфею» Р.-М. Рильке.
Цена: 350 руб.


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru