ЛЮДИ И СУДЬБЫ

ДАНИИЛ ПЕТРОВ

Родословные детективы

Пособие по установлению и сохранению истории семьи

Возвращение памяти о предках,
или Что приобретем в родословных поисках

 

Неуважение к предкам есть первый признак дикости и безнравственности.

А. С. Пушкин

История предков всегда любопытна для того, кто достоин иметь Отечество.

Н. М. Карамзин[1]

В этой главе мы узнаем, почему у каждого в роду можно найти интересные личности, а тем более тех, кто участвовал в хрестоматийных исторических событиях, почему интерес к истории предков более развит в других государствах и как «лихие» 1990-е возродили изучение истории российских родов. Почему из-за страха смерти некоторые граждане боятся изучать свою родословную и как относиться к возможности найти «порочащие» факты биографии родственника.

 

 

«Ничего интересного в роду у нас нет»

 

…У каждого есть свой рассказ. У каждого оказалась своя трагедия, своя драма своя история, свои смерти. Люди и голодали по-разному, и умирали по-разному… Мы набрали сто рассказов, и ничего не повторилось…

А. Адамович, Д. Гранин[2]

Распространено ошибочное мнение, что в истории той или иной семьи ничего значимого, достойного интереса потомков нет и быть не может. Бывают, например, такие формулировки: «Ну, у меня все предки — крестьяне! Чего там интересного!» Начнем с того, что такие утверждения можно делать лишь после того, как человек все же изучил, насколько позволяют сохранившиеся источники, историю своих предков. Хотя бы до XVIII века, до которого, как правило, документы есть в наличии. Когда же человек затрудняется назвать имена своих прадедов и прабабок, живших в XX веке, то справедливость такого мнения вызывает большие вопросы.

Во-вторых, в жизни нашей страны были такие события, которые так или иначе касались практически всех граждан. Та же Великая Отечественная война. Знать, как твои предки участвовали в ней, где воевали или крепили тыл либо спасались в эвакуации — это важная для всех информация. В распоряжении автора имеются воспоминания его тети Кудриной (Привалихиной) Валентины Васильевны 1928 г. р. Во время войны Валя Привалихина была еще подростком, однако ее воспоминания, написанные через шестьдесят лет, насыщены захватывающими и порой неожиданными фактами, которые она приводит. Биография каждого человека в такие поворотные для страны моменты, как война, коллективизация и т. п., может и должна быть вписана в историю Отечества. Таким образом, биографии отдельных людей станут частью событий государственной важности.

Так, военные перипетии, в которых в 1942 году оказалась Валя Привалихина, — эвакуация из блокадного Ленинграда на Кубань, вскоре захваченную немцами, — подтверждают бездарное планирование военных действий И. Джугашвили (Сталиным), несмотря на то что разведка его предупреждала: фашисты летом 1942 года нападут именно на юг страны.[3] Диктатор же так боялся повторения немецкого наступления на Москву, что и слышать не хотел про южные направления. В результате, так же как летом 1941 года из Ленинграда детей эвакуировали на юг (!) Ленинградской области — в сторону наступавших немцев, опасаясь нападения на Ленинград с финской стороны, которое финны не планировали[4], — так же весной 1942 года большевики эвакуировали советских граждан в те районы, которые через несколько месяцев оказались под фашистами. Не только Валя Привалихина — многие советские граждане при эвакуации поменяли огонь на полымя. Таким образом, биографию почти всех граждан можно вписать в контекст глобальных исторических событий. Государственные документы, отражающие указанные события (та же переписка Джугашвили с советской разведкой в 1942 году), должны стать частью семейного архива. Такой подход развивает кругозор и обогащает семейные предания и память.

В-третьих, только начав исследование, многие, к своему удивлению, обнаружат, что история их предков намного богаче, чем они могли представить. Одной из важнейших причин таких открытий будет уже описанное преследование граждан за их предков, что влекло замалчивание истории рода, нежелание передавать как раз те факты, которые сегодня были бы любопытными и желанными.

Так, начиная свои личные родословные поиски, автор был искренне уверен, что все его предки крестьяне, с которыми ничего интересного, тем более исторически значимого, не происходило. По результатам эта уверенность в целом подтвердилась, но с важнейшими оговорками: часть «моих крестьян» умудрилась выбиться в мещане, а один смог даже стать управляющим имениями графа
А. Д. Шереметева (известного в России покровителя музыки и противопожарного дела), другие служили унтер-офицерами в царской армии во Вторую Оте­чественную войну[5], другие попали под молот большевистского геноцида 1930-х (т. н. «сталинские репрессии») и пр. и пр. Тот, кто ознакомился с предыдущей главой про преследования советских граждан с соответствующим прошлым, понимает, почему родственники и предки не стремились передавать эту информацию потомкам. В СССР это было просто опасно.

Более того, знакомясь со своими дальними родственниками по боковым линиям генеалогического древа, вы можете найти много интереснейших сведений о замечательных, неординарных людях! Так, на уровне пятиюродного племянника (наш общий предок с ним — мой прапрапрадед, то есть его прапрапрапрадед), который оказался старше автора и которого автор нашел случайно — по редкой фамилии Кадаманов, удалось обнаружить бережно хранившееся в семье родословное древо рода Кадамановых, уходящее корнями в XVIII век и составленное далеким родственником Михаилом Титовичем Кадамановым (1926—2002). Эта находка была тем более ценна, что в белорусских архивах не сохранились (видно, последствия Великой Отечественной войны) метрические книги, где регистрировались рождения, браки и кончины белорусских предков автора.

Кстати, опыт родословных поисков М. Т. Кадаманова чрезвычайно показателен в свете заявленной в данном параграфе темы. 1990-е годы не только в России, но и в Белоруссии дали возможность открыто искать и собирать данные о своих предках. До этого заниматься такими поисками было попросту опасно. Все 1990-е годы и до своей кончины Михаил Титович по крупицам восстанавливал данные о роде Кадамановых. Впервые в этой семье открыто заговорили о том, что их предок Тит Дмитриевич Кадаманов (1880—1958) попал в жернова большевистского террора: в 1938—1939 годах его пытались посадить за «антисоветскую» деятельность; десять месяцев пришлось просидеть в застенках НКВД в Могилеве до чудесного по тем временам освобождения в зале суда 22 апреля 1939 года.[6]

Помогли родословным поискам сына Тита Дмитриевича и замечательные, собственноручно записанные воспоминания последнего о службе на царском флоте в Кронштадте, об участии в беспорядках в 1906 году, сопряженных с убийством офицеров, о ссылке за это на каторгу. Особо же интересно другое. Воспоминания Тита Дмитриевича были написаны не позднее 1958 года. В них полностью отсутствует рассказ о советском периоде. Закаленный в конфликтах и с царской и с советской властью, балтиец понимал, что писать об этом слишком рискованно. Более того, как в 2010-е годы показали архивные документы, Тит Дмитриевич скрыл немало и из своего дореволюционного прошлого: очевидно, чтобы не навредить своей семье. Из частично (!) рассекреченного архивного уголовного дела КГБ Беларуси на Тита Дмитриевича открылось то, о чем к концу XX века среди многочисленных его потомков известно не было никому[7]:

1. Арест 1938 года — не единственное столкновение Тита Дмитриевича с властью большевиков. Оказалось, что еще в 1933 году царский каторжанин арестовывался и находился под следствием «за участие в меньшевистко-эсеровской организации», но был освобожден. Сам Тит Дмитриевич, как оказалось, до 1917 года был членом партии меньшевиков. Впрочем, так утверждало ОГПУ—НКВД, источник в этих вопросах не очень надежный. Об этих обвинениях в семье не знали.

2. Советская власть рассматривала меньшевика и царского каторжника вдобавок как кулака: в уголовном деле 1938—1939 годов в подтверждение этого дана ссылка на владение до 1917 года вместе с отцом (Дмитрием Николаевичем Кадамановым) восемнадцатью десятинами земли, четырьмя лошадьми и тремя коровами. Это также оставалось для родственников тайной до раскрытия архивов после 1991 года.

3. Наконец, только в 2012 году потомкам Тита Дмитриевича стали известны обвинения, предъявленные их предку: «…изобличается в том, что он, Кадаманов, систематически занимался к/р (контрреволюционной. — Д. П.) агитацей, в которой проводил агитацию среди насиления, говорил, что-бы не вступали в колхоз, клевитал на сов. власть и колхозы, воссхвалял царский строй, сожалевая о растреле врагов народа, распространял лож, что рабочии плохо оплачиваются за труд, то есть совершил преступление по ст. 72 УК БССР»[8] (орфография и стиль сохранены, чтобы показать образовательный и культурный уровень сотрудников советской спецслужбы). В одной этой цитате — целая историческая эпоха России, период, когда даже «милость к падшим» (сожаление о расстреле «врагов народа») рассматривалась как уголовное преступление. Подобные документы — трагические свидетельства о том, что` пришлось пережить нашим предкам.

Не менее значимо, что в результате поисков информации о предках нам неминуемо придется знакомиться с дальними родственниками, например троюродными тетями и дядями и даже с более отдаленной родней. Среди них могут оказаться очень примечательные люди. Даже если ваше знакомство не окончится дружбой (а ведь для нее есть особые основания), то опыт общения никогда не будет лишним. Не говоря уже о том, что такие знакомства помогут взглянуть, как из одного корня рода развивались разные его веточки: почему кто-то добился бо`льших успехов в жизни, а кто-то меньших. Один мой хороший знакомый благодаря таким поискам среди дальних родственников нашел у себя в роду академика, интереснейшего собеседника и носителя сведений об общих предках. У автора троюродный дядя оказался помимо того что интереснейшим человеком, знающим немало о наших общих предках, еще и доктором наук, профессором.

В-четвертых, действительно, в Российской империи крестьяне составляли основу населения — за 80 %. Более того, большинство рабочих также были выходцами из крестьянской среды.[9] С учетом того, что после воцарения большевиков в России значительная часть дворян, купцов и духовенства эмигрировала либо была уничтожена, можно предположить, что большинство наших современников в своих предках имеют в той или иной степени именно крестьян. Но кто сказал, что крестьяне — это неинтересно? Почему кормильцы Руси недостойны, чтобы о них помнили? Недаром за последние двадцать лет в России созданы целые методики изучения именно крестьянских родословных.[10] Метрические книги, хранящиеся в архивах или ЗАГСах, ревизские сказки, исповедальные ведомости, похозяйственные книги и другие документы, хранящиеся в архивах, позволяют сегодня проследить наших предков-крестьян, как правило, до XVIII века. С помощью РГАДА (Российского государственного архива древних актов) многие смогут проследить своих предков по крестьянской ветке еще глубже. Но главное даже не это. И архивы и книжки, описывающие особенности быта крестьян именно из ваших местностей, помогут восстановить детали того, чем жили ваши предки: от особенностей ведения хозяйства до фольклора, свойственного именно вашей деревне или уезду.

 Более того, в тех же архивных фондах немало интереснейшей частной информации о крестьянах: например, если крестьянин служил ранее в армии, то в метрических книгах об этом часто упоминается. Вот характерный пример: запись в метрической книге Кенозерского прихода Пудожского уезда Олонецкой губернии «о бракосочетании 25 апреля 1875 года д. Кумбас-Озерской бессрочноотпускного рулевого матроса Константина Стефановича Сатина, 34 лет, первым браком с крестьянской девицей д. Мининой Анной Яковлевной Поршневой, 30 лет первым браком».[11] Такая информация может позволить предположить, в каких военных кампаниях ваш предок мог принимать участие, а в ряде случаев поможет в РГВИА получить более подробную информацию о его военной службе.

Наконец, стандартные страницы биографий наших предков стоит всегда проверять. Возможно, их сделали таковыми в советский период, чтобы скрыть опасные по тем временам факты. Если ваш предок был, скажем, призывного возраста в период Гражданской войны, то стоит внимательно проверить, точно ли он не воевал и воевал ли действительно на стороне красных. Признаться в службе в белой армии в некоторые периоды было равносильно самоубийству. Проблему «исчезнувших» белогвардейцев и других оппонентов советской власти затрагивает следующий советский анекдот:

«Выступает перед школьниками участник Гражданской войны, последним видевший Чапаева:

— Плывет по реке Урал Чапаев, раненый, ослабевший… А тут его превосходительство и скомандовали мне: „Пли!“ После этого я Чапая не видел».

Таким образом, вряд ли не стоит оправдывать свою «родословную лень» аргументами о мнимом отсутствии достойной уважения и интереса информации о предках. «Каждая жизнь — история», как верно утверждает девиз глянцевого журнала «Gala Биография».

 

 

Другие страны. Возрождение отечественного
родословия с 1990-х

 

Но мы, мы, не пережившие этого, или сегодняшние молодые, — имеем ли мы право не стараться узнать обо всем, что вынесли, пережили, перестрадали, сделали и ради нас они?!

А. Адамович, Д. Гранин[12]

Уже упоминалось, что в ряде других стран изучение истории семьи развито несравненно лучше, чем в советской и даже в послесоветской России. В чем это проявляется?

1. На протяжении всего XX века в других странах множилось число организаций и частных лиц, занимавшихся поиском информации об истории предков. В СССР в это время не было ни одного генеалогического общества: объединения царского периода оказались закрытыми, новые не создавались до перестройки. Архивы примерно до 1991 года для частных исследователей были также практически закрыты. Изучение истории семьи для широкого слоя советских архивистов было незнакомо.

2. В огромной методической и справочной литературе по родословию. Уже упоминалась как пример американская книжка-вопросник для опроса родственников об их жизни и истории рода.[13] Такая литература выходит в цивилизованных странах, избежавших длительного засилья тоталитарного режима по типу советского, огромными тиражами и для широкого читателя (не только для узких специалистов), переиздается.

3. В доступности первоисточников, которые помогают исследователям в поисках сведений об их роде. В США, например, значительная часть важной в генеалогии информации сканирована (микрофильмирована) и доступна для заинтересованных.

4. В широкой популярности и популяризации родословных знаний. Так, в России на Первом канале отечественного телевидения с 2009 по 2011 год шла программа «Моя родословная», в которой в занимательной форме рассказывалось о родословных детективах известных россиян. А вот в США аналогичная ТВ-программа, побившая рекорды популярности, появилась еще в конце 1970-х.[14] Можем мы себе представить на советском телевидении программу по истории рода? Конечно, нет (см. предыдущую главу).

По некоторым зарубежным источникам, поиски данных о своем роде — одно из наиболее популярных занятий в Интернете на Западе. К 2000 году число американцев, заинтересованных в изучении истории своих предков, возросло до 60 %.[15] Именно на Западе появляются новые направления родословных поисков, как, например, поиск предков и выяснение истории рода по ДНК-анализу (о чем будет сказано в специальном параграфе).

Что там США. Наши соседи из Казахстана, несмотря на то что претерпели от советского периода не менее, чем россияне, намного трепетнее относятся к истории своих предков. Большинство казахов знает, к какому жузу и к какой его веточке относится его семья. Жуз — это сообщество семей в Казахстане. Их всего три: Старший, Средний, Младший. В книжных магазинах Казахстана можно приобрести плакат — родословное древо всех казахов. Вот, что написано в пояснении к нему: «Казахи, издревле населявшие Великую Степь, сохранили генеа­логию своего происхождения, насчитывающую сотни лет. По традиции каждый казах должен знать историю своего рода до седьмого колена… Родословное древо включает в себя современные казахские роды, каждый казах способен проследить по нему свое происхождение и найти генеалогические связи…»[16]

Характерно, что в 1990-е реабилитация родословия произошла и в Китае. До прихода к власти коммунистов в этой стране традиция сохранения истории рода была повсеместна. В некоторых семьях хранились документы по истории рода за период более чем 2000 лет! Китайские коммунисты сыграли со своей страной такую же злую игру, как большевики с Россией. В рамках правления Мао Цзэдуна, особенно в рамках инспирированной им «культурной революции» (которую точнее было бы назвать антикультурной и античеловечной кампанией китайских коммунистов), принадлежность к хорошему роду, наличие знатных и успешных предков, так же как и в России незадолго до этого, могло стоить человеку не только карьеры, но и жизни. Родословием не только перестали интересоваться — документы, с ним связанные, массово уничтожались.

Либерализация и гуманизация различных областей жизни Китая, проводившиеся в 1980-е, помогли возродить интерес многих китайцев к своим предкам. В Китае массово создаются родословные организации, сайты, оказываются платные услуги в этой сфере. Как описывает ситуацию в области китайского родословия один китайский знакомый автора: «It became quite popular for many families to discover their ancestral roots, or at least bridge the gaps between now and whenever information paused».[17]

За последние двадцать пять лет в России с отменой преследований за предков и с исчезновением идеологической цензуры родословие впервые после 1917 года также снова стало развиваться, или, как пишут исследователи, «в последние годы в нашей стране происходит отрадное явление: отечественная история начала „заселяться людьми“, которые ее делали».[18] Проявляется это во многом.

1. С падением цензуры в 1991 году стали массово выходить воспоминания и биографии самых простых людей, обширная литература по родословию и в целом по важнейшим периодам истории страны, о которых до того говорить было опасно. Вспоминать свою жизнь и прошлое предков наконец-то стало нерискованно, и страх памяти стал постепенно уходить: «...собственным детям они не слишком много об этом рассказывали — в соответствии со здоровым рефлексом жизни при нездоровой советской власти: лишнего не болтать! Но с ослаблением советской власти ослаб и рефлекс, а тут, глядишь, и внуки подросли — и вот, как бы дозрев, оба —„мальчика“-дедушки записали свои детские впечатления о войне для своих внуков…»[19]

2. Появилось большое количество родословных обществ, а также организаций, оказывающих платные услуги по поиску информации о предках. Снаряжаются целые научные генеалогические экспедиции, которые ездят по российской глубинке, опрашивают об истории предков местных жителей, копируют их семейные архивы, а потом в камеральных условиях (в городе) анализируют собранные сведения.[20]

3. Вместе с литературой по родословию открылись десятки сайтов в Интернете, на которых можно почерпнуть массу информации о методике поиска, об источниках, которые могут помочь в расследовании ваших родословных детективов.

4. Стал доступен широкий выбор компьютерных программ на любой вкус, которые помогут вам изучить свое родословное дерево, сохранять найденные сведения о предках.

5. Существенно изменилось законодательство России, которое стало более благожелательным к архивным поискам: ими после СССР свободно (и бесплатно) может заняться любой гражданин без направления от госорганизаций. Более того, появились сугубо имущественные последствия дальнего родства. Впервые с дореволюционных времен Гражданский кодекс современной России возобновил наследование имущества дальними родственниками. В приводимой табличке показано, что это означает на практике (ст. 1142—1146 ГК РФ):

 

Очередь
наследования

Родственники, подпадающие
под эту очередь

Наследование по праву
представления[21] в этой очереди

1

Дети, супруг, родители

Внуки, правнуки и их потомки

2

Братья и сестры, дедушки
и бабушки

Племянники

3

Дяди и тети

Двоюродные братья и сестры

4

Прадедушки и прабабушки

5

1. Двоюродные внуки
и внучки,

2. Двоюродные бабушки
и дедушки

6

1. Двоюродные правнуки и правнучки,

2. Двоюродные племянники и племянницы.

3. Двоюродные дяди и тети.

7

Пасынки, падчерицы,
отчим и мачеха

 

Напомню для облегчения использования этой таблицы, что каждая следующая очередь наследует, только если наследники предыдущих очередей не наследуют по той или иной причине (ст. 1141 ГК РФ). Для сравнения, в Советской России (по ст. 532 ГК РСФСР 1964 года) наследовали лишь первые две очереди, да и то без племянников и праправнуков. То, что по современному ГК РФ унаследуют наши чуть более дальние родственники, в СССР доставалось государству.

Это маленькое юридическое отступление сделано неслучайно: нормы ГК РФ о наследовании подразумевают, что мы знаем о наших дальних родственниках и, более того, знаем, как может быть доказано родство с ними. Родословие, таким образом, в наследственных вопросах может иметь и сугубо прикладное значение.

6. В последние годы многие отечественные архивы начали откликаться на родословные интересы граждан. Много отечественных архивных документов выложено в Интернет. Архивы заняты сканированием своих описей и даже отдельных наиболее востребованных дел. Так, в ЦГИА СПб сканированы метрические книги церковных приходов Петербургской епархии. Теперь с ними можно ознакомиться бесплатно в читальном зале архива или за небольшую плату — через Интернет. Тот же ЦГИА СПб и, скажем, ГАРФ выложили многие свои описи в открытый доступ в Интернет.[22] Это ускоряет и облегчает работу родословных следователей. Подробнее об использовании этих источников — в специальном разделе.

Родословие не должно ограничиваться сбором формальных анкетных данных. Последние по большому счету являются отправной точкой для получения более детальной биографической информации о предке для включения предка в тот или иной исторический контекст (ранее был приведен пример воспоминаний Валентины Кудриной (Привалихиной) о том, как ее семья пережила войну). По этой причине отрадно, что появляется литература и для подобных глубоких родословных поисков, для сбора расширенных сведений о предках и родственниках. При передаче такой информации следующим поколениям она неминуемо станет ценнейшим историческим источником для государства и одновременно ценнейшей семейной реликвией.

Хороший пример такого пособия, например, «Семейная летопись»[23], подготовленная архимандритом Тихоном (Шевкуновым) и А. Н. Крутовым по благословению патриарха Алексея Второго и с предисловием президента России. Во вступительном слове к летописи патриарх говорит очень важные слова: «…для нас бесценным сокровищем является опыт наших предков, живая нить преемственности поколений. Вспомним, какое значение придавалось на Руси семейным устоям. Какими благоговейными чувствами издревле была окружена семья: семейные реликвии передавались из рода в род, родители благословляли своих детей на брак иконами, которые становились главными святынями в доме, послушание старшим было высоким и непременным законом для каждого, деды и отцы передавали накоп­ленную мудрость детям и внукам… Не случайно у многих народов говорится, что любовь к Родине начинается с семьи».

Ценность данного и подобных изданий в том, что в них предлагается заполнить ответы на многие вопросы про семью и своих предков не узко-анкетного, а широкого, мировоззренческого характера, как-то: «Таланты и способности детей», «Духовные наставники нашей семьи», «Семейные святыни», «Благодетели нашей семьи», «Наши друзья», «Особо памятные события в жизни семьи», «Испытания, которые мы пережили и преодолели», «Общественные и политические события, которые отразились на жизни нашей семьи» и пр. По сути, книга предлагает нам заполнить постфактум семейный дневник, сделать то, что люди по каким-то причинам не успевали сделать, пока происходили сами события. Особо важно же то, что на приведенные вопросы можно для потомков дать ответы и в вольной форме. Поиск ответов на многие из них касательно наших предков и есть родословное расследование, которое следует предпринимать каждой послесоветской семье.

 

 

Попытка христианского обоснования родословных поисков

Не претендуя на серьезное богословское обоснование родословных поисков, отметим, что последние, несомненно, соответствуют представлениям ряда религий о добродетели и человеческом долге. В частности, для христианства вопрос уважения к предкам, в том числе в форме сохранения памяти о них, всегда был в высокой степени важным.

Так, в первых стихах Евангелия от Матфея мы находим родословие Иисуса Христа (по приемному отцу Иосифу, мужу Марии). Указано четырнадцать поколений, считая от легендарного ветхозаветного Авраама (Мф., 1:1—17). В Евангелии от Луки мы также находим родословие Иисуса Христа. По мнению ряда исследователей, в этот раз указаны предки Иисуса по матери (Лк., 3: 23—38).[24] Как это можно понимать иначе, нежели что такая память об истории предков по меньшей мере желательна, а по большей мере необходима? Устанавливая родословную связь Христа с ветхозаветными персонажами, евангелисты невольно дали нам понять, что родословный метод исследования прошлого и настоящего является не просто допустимым, но важным для христиан. Ведь Евангелие — базовая книга христиан.

Отметим также, что ссылка в Евангелии на родословие Иисуса Христа — это не просто дань еврейской традиции указания на происхождение человека, это одновременно подтверждение этой традиции как правильной, христианской, всеобщей. Мы помним, что ряд еврейских традиций Христос подвергает уничижительной критике. К родословию это не относится. Значит, оно подпадает по Иисусово: «Не думайте, что я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел я, но исполнить» (Мф., 5:17).

Подтверждены Христом были и десять ветхозаветных заповедей, в том числе пятая, имеющая к рассматриваемому вопросу непосредственное отношение: «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе» (Исх., 20:12). Важно понять, что вряд ли допустимо буквальное толкование этой заповеди. Толковать надо расширительно. Разве можно ее понимать как необходимость проявлять заботу и уважение к матери и отцу, игнорируя, скажем, бабушку или деда? Конечно же, нет! Речь, очевидно, о всех предках, без которых не было бы человека. А как можно почитать предка, не зная его, не храня память о нем? Это невозможно. Поэтому частью библейской культуры является уважительное отношение к сохранению памяти об истории рода. Указанная ветхозаветная заповедь вписывается в Иисусов базовый завет: «Возлюби ближнего своего, как самого себя» (Мф., 22:39). Последнее подчеркивает, что любовь человека его родителями исчерпываться не должна. К родителям и другим предкам помимо любви должно быть особое уважение — почитание.

Христиане молятся не только о здравствующих людях, но и о покойных, в первую очередь о своих предках. Да и как может быть иначе! Но уважение к родителям, к предкам не может быть ограничено временем их земной жизни. Вывод тот же: если христианин может установить своих даже далеких предков, то это будет реализацией почитания их и любви к ним, предписанных Библией.

Кстати, здесь есть немаловажный практической аспект почитания христианами здравствующих и покойных. В семейных архивах, в ваших, возможно, давно заброшенных родовых деревенских домах, до сих пор могут быть найдены поминальные книжки, которые наши предки составляли, чтобы молиться за свой род. В них указаны имена почивших и имена здравствующих, за которых молится тот или иной человек. Нередко перед именами ставится важный для родословных исследований статус родственника, например «младенец» (до 7 лет), «отрок/отроковица» (с 7 до 16 лет), «убиенный», «болящий». В случае если в поминальных документах указывался священнослужитель, монах, этот статус также отмечался. Иными словами, такая книжка может быть подспорьем в родословных поисках. Мартышин так пишет об этом источнике родословной информации:
«В поминальниках часто сохранялось до нескольких сот имен предков, живших в предшествующих сто — сто пятьдесят лет. В некоторых благочестивых семьях эти имена читались каждодневно на общих утренних молитвах».[25]

В Евангелии есть и другие указания о важности крепкого родства. Так, описывая признаки конца света Христос, предрекает: «Предаст же брат брата на смерть, и отец — детей, и восстанут дети на родителей, и умертвят их» (Мк., 13:12). Таким образом, забвение родовых, семейных связей рассматривается как признак наступления Апокалипсиса. Получается, что христиане знают: до тех пор, пока забвения нет, жить миру сему.

Выводом из этого раздела могут служить слова воронежского писателя Владимира Невяровича, который очень точно сказал о беспамятстве людей как Божьем наказании: «Страшная картина! Многие слышали, конечно же, о болезни Альцгеймера — тяжелой патологии, вызванной атрофией коры головного мозга и приводящей к полному слабоумию. Так, бывший президент США Рональд Рейган, страдавший этой неизлечимой болезнью, на каком-то этапе своей земной жизни забыл даже, что он некогда был президентом США, перестал узнавать бывших сослуживцев и даже близких. Имеется в расстройствах памяти, как представляется, и духовный смысл. Ведь вначале многие забывают (или не хотят помнить) о Боге, своих почивших родителях и сродниках, историю своего рода, страны, края; потом Господь и совсем отбирает у такого человека память, делая его слабоумным и беспомощным. Некую аналогию можно увидеть на примере нашего отношения к истории Отечества».[26]

 

 

Скрытая боязнь смерти как препятствие родословию

 

Не принято было раньше расспрашивать о происхождении, да и бабушки, которые могли все рассказать, были живы, и казалось, так будет всегда. Сейчас уже и спросить не у кого.

Л. Бацанова[27]

Родословие по своему содержанию постоянно напоминает о смерти. О произошедших кончинах предков и о будущей смерти самого исследователя. Многих подсознательно именно это отпугивает от этой сферы знаний.

Многих людей фактор смерти заставляет откладывать свои родословные поиски или вовсе отказываться от них. Боязнь смерти — часто неосознанная... Загнанная страхом в глубины подсознания. Все знают, что переход в мир иной — это единственное событие, которое обязательно случится с каждым. Все иные наши планы, даже очевидные и ближайшие, могут не состояться: «Хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах». А вот смерть придет наверняка. Но многие сознательно, а чаще из-за подсознательного страха отгоняют эти мысли. Ведут свою жизнь, как будто будут жить на этом свете вечно. Отсюда любая память о почивших предках воспринимается как невольная агрессия на искусственную, фиктивную «вечность» в этом мире. Отсюда и нежелание перебирать и систематизировать свой семейный архив, рассказывать потомкам о своем прошлом либо постоянное откладывание этих занятий. Для христиан этой проблемы не должно быть. «Люби смерть как друга, ведущего тебя к Богу»увидел автор над входом в келью архимандрита Иннокентия (Ростислав Вениаминов), праправнука святителя Иннокентия — митрополита Московского (распространившего христианство на Аляске). Это и есть лаконично изложенный христианский подход к смерти.

Патриарх Кирилл так описывает проблему современного массового и ошибочного взгляда на смерть: «…Наше обыденное понимание смерти — как трагического конца, как завершения всего. Перед этим трагическим концом человек испытывает животный страх, страх смерти; и как этот страх смерти не соответствует основным ценностным установкам современного общества — общества потребления, общества благополучия! И ведь само это общество, проникнутое ложными ценностями, сознает невозможность состыковать свои идеалы — идеалы безграничного потребления, наслаждения — с фактом смерти. Но как же отвечает на это противоречие нынешнее общество, нынешняя псевдокультура? А она отвечает на этот мировоззренческий вызов тем, что смерть будто бы игнорируется…».[28]

Нельзя не видеть сугубо практические последствия неотвратимости смерти: память о ней должна подталкивать к сохранению родословных преданий и к тому, чтобы торопиться это делать. Причины этого в том числе следующие.

Во-первых, отложив это важное занятие, любой человек может не успеть его начать. Смерть может застать в самом расцвете сил. В результате он не передаст потомкам то, что знал сам, и то, что он мог бы собрать. Представителю следующих поколений, как правило, сложнее вести поиски при наличии такого родословного разрыва, как произошел в СССР. Представителям более старшего поколения легче искать порой в том смысле, что у них больше исходной информации, которая нужна для начала поиска.

Во-вторых, смертен не только исследователь родословных детективов, но и иные носители уникальных знаний об истории рода: те, кого нам следует выявить и опросить, чтобы сохранить для потомков ту информацию, которую, как часто оказывается, знает на этом свете только один человек. Мне неоднократно приходилось находить пожилых дальних родственников, проживших богатейшую и насыщеннейшую жизнь, которой они могут гордиться, а главное, знающих те факты, отсутствие которых в подготавливаемой мной биографии рода зияло белым пятном неопределенности. Что еще более ценно, у таких далеких родственников (троюродных тетей, племянников пятого колена, которые могут оказаться старше, чем их пятиюродный дядя) порой удавалось найти ценнейшие реликвии, которые становились сразу же наиболее ценными экспонатами в семейных архиве и музее. Например, благодаря таким поискам совершенно неожиданно автору удалось обнаружить у 89-летней троюродной тетушки Екатерины Петровны Тимошенко (Петровой) фотографию прадеда — уже упомянутого избирателя Государственной думы 1906 года Петрова Ивана Петровича, умершего в 1934 году. До этого случая в семейном архиве не было ни одной его фотографии. У родственников друзей моей двоюродной бабушки Петровой Варвары Ивановны — у Пискуновых из деревни Шеды Могилевской области — удалось обнаружить ее дореволюционную фотографию в монашеском одеянии (она была насельницей Барколабовского женского монастыря в Могилевской губернии, разогнанного большевиками в 1920-е). Примеры родословных находок благодаря не слишком поздно начатым поискам можно было бы продолжить.

В-третьих. Говорят, что человек жив на этом свете, пока его помнят. В этом есть большая доля истины. Память о смерти должна подталкивать нас к передаче своих знаний, своего опыта потомкам. Даже если пока они слушают это без интереса. Последний может появиться после вашей кончины. Он может появиться у следующих поколений ваших потомков. Это тоже надо понимать, чтобы не допустить ошибку на грани лени и неверия в нужность такого труда: сделайте своим прапраправнукам подарок — напишите о себе и о своих предках все, что знаете.

Наконец, частный, но важный пример изложенного — проблема большинства российских семейных фотоархивов. Как автор убедился по собственному опыту их изучения, фотографии в 90 % случаев не подписаны. Это означает, что как только они попадают в руки другому человеку, например потомку, так они сразу начинают намного меньше «говорить». Из неподписанной фотографии можно извлечь на порядок меньше информации. Причем даже сами авторы фото с годами порой забывают места, время и тех, кто изображен на фото. Спешите подписать ваши семейные фотоархивы! Детальнее эта тема раскрыта в параграфе «Семейные фото — следующим поколениям».

Завершить параграф можно словами легендарного основателя компании Apple, символа успеха в деле, начинаемого с нуля, Стива Джобса. Они в неменьшей степени относятся к родословию, как и к другой человеческой деятельности: «Память о том, что я скоро умру, — самый важный инструмент, который помогает мне принимать сложные решения в моей жизни. Потому что все остальное — чужое мнение, вся эта гордость, вся эта боязнь смущения или провала — все эти вещи падают перед лицом смерти, оставляя лишь то, что действительно важно…»[29]

Помните о невечности этой жизни и спешите изучать, сохранять и передавать свои родовые предания потомкам!

 

 


1. Оба эпиграфа неоднократно использовались в родословных материалах. Сознательно их дуб­лирую, так как более лаконично, авторитетно и четко вряд ли можно выразить суть обсуждаемой проблемы.

2. Адамович А., Гранин Д. Блокадная книга. СПб., 2013. С. 7.

3. См., например, Сообщение НКВД № 476/Б в ГКО о данных, полученных из японских дипломатических кругов в Софии… от 23. 03. 1942 и Сообщение НКВД № 503/Б в ГКО о полученных резидентом НКВД СССР в Стокгольме агентурных данных относительно планов весенних операций… от 27. 03. 1942: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Крушение «блицкрига». Т. 3. Кн. 1. М., 2003. С. 292—295.

4. Отчет городской эвакуационной комиссии от 26. 4. 1942: ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 3. Д. 50. Л. 189—193. Приведен по: Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов. Под ред. Н. Л. Волковского. М., СПб., 2005. С. 692—696. О том же см.: Адамович А.,
Гранин Д. Блокадная книга. СПб., 2013. С. 282.

5. По инерции советской историографии чаще называемой «Первая империалистическая» или попросту «Первая мировая».

6. По воспоминаниям, хранимым в семьях его потомков — Кадамановых, Титовых и Тереховых (г. Горки Могилевской области), Титу Дмитриевичу в суде удалось доказать, что к тем антисоветским разговорам, которые рассматривались в суде, он не имел никакого отношения. Это подтвердили свидетели.

7. Архив Управления КГБ по Могилевской области. Уголовное дело № 43448 «По обвинению Кадаманова Тита Дмитриевича по статье 72 УК БССР».

8. Из постановления НКВД СССР об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения от 8 августа 1938 года // Архив Управления КГБ по Могилевской области. Уголовное дело № 43448. Л. 8.

9. Лурье Л. Питерщики. Русский капитализм. Первая попытка. СПб., 2011.

10. Например: Петриченко М. Б. Практические рекомендации по составлению крестьянских родословных. ВИРД. СПб, 2001; Прохоров М. Ф. Ревизские сказки 18 — первой половины 19 века как источник по генеалогии крестьян // Летопись Историко-родословного общества в Москве. Вып. № 12/13, 2007. С. 172—179.

11. Сегодня это Плесецкий район Архангельской области. Источник: ГААО. Ф. 29. Оп. 15. Д. 31. Л. 173 об — 174.

12. Адамович А., Гранин Д. Блокадная книга. СПб., 2013. С. 18.

13. Bill Zimmerman. How to tape instant oral biographies. Betterwaybooks. Cincinnati, 1999 (Перевод «Как записывать устные биографии»).

14. Roots: The Saga of an American Family (перевод «Корни: Сага об американской семье»): программа, выходившая в эфир в 1977 году и позже.

15. http://genealogy. about. com/library/weekly/aa011502a. htm (сайт Parenting Genealogy — «Родительское родословие»).

16. Сейдимбеков А. Казахское родословное древо. Евразийский национальный университет. Астана. Около 2008 года.

17. «Стало достаточно популярным среди многих семей выяснять корни своих предков или по меньшей мере ликвидировать разрыв между сегодняшним положением и тем, когда возникла информационная дыра» (англ.).

18. Муки немецкого плена глазами врача Т. М. Волуйского. Жизнь и смерть доктора Чигаева (сост. В. Н. Рыхляков). СПб., 2008. С. 3.

19. Полян П. Оккупация глазами детей // Оккупированное детство: Воспоминания тех, кто в годы войны еще не умел писать. М., 2010. С. 5.

20. Божков О. Генеалогия и биографические данные: уроки генеалогических экспедиций // Право на имя: биографика 20 века. СПб., 2013. С. 383—398.

21. Наследование по представлению регулируется ст. 1146 ГК РФ. Таковым наследованием является случай, когда основной наследник в соответствующей очереди умер до открытия наследства либо в один день с наследодателем. Если это произошло, то основного наследника заместит, «будет представлять» наследник по праву представления. Например, если у покойного до его кончины умерла тетушка и призывается к наследованию третья очередь, то наследовать будут и двоюродные братья/сестры (дети покойной тетушки).

22. По ссылке http://spbarchives. ru/web/group/information_resources могут быть найдены информационные ресурсы петербургских архивов, часть которых выложила не только перечень фондов, но и электронные описи имеющихся архивных дел. Электронные описи, например, ГАРФ, в которых немало и личных дел (важнейших источников при родословных поисках), могут быть найдены здесь: http://www. statearchive. ru/383.

23. Семейная летопись. М., 2003.

24. Лопухин А. П. Толковая Библия, или Комментарий на все книги Св. Писания Ветхого и Нового Завета. Т. 3. Новый завет. СПб., 1911—1913. С. 151—152.

25. Мартышин В. С. Твоя родословная. Учебное пособие по изучению истории семьи и составлению родословной. М., 2000. С. 12.

26. Невярович В. Стирание памяти: http://www.vozvr.ru/tabid/248/ArticleId/963/stiranie-pamyati.aspx.

27. Бацанова Л. Великая Отечественная война в судьбе одной семьи // Генеалогический вестник. 2011. № 40. С. 66.

28. Из проповеди 28 августа 2011 года: http://rusk. ru/newsdata. php?idar=50027.

29. Think different // Контекст. 2011. № 10 (71). С. 8—9.

Глубокоуважаемые и дорогие читатели и подписчики «Звезды»! Рады сообщить вам, что журнал вошел в график выпуска номеров: июньский номер распространяется, 23-24 июля поступит в редакцию и начнется рассылка подписчикам июльского. Сердечно благодарим вас за понимание сложившейся ситуации.
Редакция «Звезды».
30 января
В редакции «Звезды» вручение премий журнала за 2019 год.
Начало в 18-30.
31 октября
В редакции «Звезды» презентация книги: Борис Рогинский. «Будь спок. Шестидесятые и мы».
Начало в 18-30.
Смотреть все новости

Всем читателям!

Чтобы получить журнал с доставкой в любой адрес, надо оформить подписку в почтовом отделении по
«Объединенному каталогу ПРЕССА РОССИИ «Подписка – 2021»
Полугодовая подписка по индексу: 42215
Годовая подписка по индексу: 71767

Так же можно оформить подписку через ИНТЕРНЕТ- КАТАЛОГ
«ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2021/1
индексы те же.

Группа компаний «Урал-пресс»
ural-press.ru
Подписное агентство "Прессинформ"
ООО "Прессинформ"

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27


Мириам Гамбурд - Гаргулья


Мириам Гамбурд - известный израильский скульптор и рисовальщик, эссеист, доцент Академии искусств Бецалель в Иерусалиме, автор первого в истории книгопечатания альбома иллюстраций к эротическим отрывкам из Талмуда "Грех прекрасен содержанием. Любовь и "мерзость" в Талмуде Мидрашах и других священных еврейских книгах".
"Гаргулья" - собрание прозы художника, чей глаз точен, образы ярки, композиция крепка, суждения неожиданны и парадоксальны. Книга обладает всеми качествами, привлекающими непраздного читателя.
Цена: 400 руб.

Калле Каспер - Ночь - мой божественный анклав


Калле Каспер (род. в 1952 г.) — эстонский поэт, прозаик, драматург, автор пяти стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. В переводе на русский язык вышла книга стихов «Песни Орфея» (СПб., 2017).
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) — русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.

Евгений Каинский - Порядок вещей


Евгений Каминский — автор почти двадцати прозаических произведений, в том числе рассказов «Гитара и Саксофон», «Тихий», повестей «Нюшина тыща», «Простая вещь», «Неподъемная тяжесть жизни», «Чужая игра», романов «Раба огня», «Князь Долгоруков» (премия им. Н. В. Гоголя), «Легче крыла мухи», «Свобода». В каждом своем очередном произведении Каминский открывает читателю новую грань своего таланта, подчас поражая его неожиданной силой слова и глубиной образа.
Цена: 200 руб.
Алексей Пурин - Незначащие речи


Алексей Арнольдович Пурин (1955, Ленинград) — поэт, эссеист, переводчик. С 1989 г. заведует отделом поэзии, а с 2002 г. также и отделом критики петербургского журнала «Звезда». В 1995–2009 гг. соредактор литературного альманаха «Urbi» (Нижний Новгород — Прага — С.-Петербург; вышли в свет шестьдесят два выпуска). Автор двух десятков стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат премий «Северная Пальмира» (1996, 2002), «Честь и свобода» (1999), журналов «Новый мир» (2014) и «Нева» (2014). Участник 32-го ежегодного Международного поэтического фестиваля в Роттердаме (2001) и др. форумов. Произведения печатались в переводах на английский, голландский, итальянский, литовский, немецкий, польский, румынский, украинский, французский и чешский, в т. ч. в представительных антологиях.
В книге впервые публикуются ранние стихотворения автора.
Цена: 130 руб.
Моя жизнь - театр. Воспоминания о Николае Евреинове


Эта книга посвящена одному из творцов «серебряного века», авангардному преобразователю отечественной сцены, режиссеру, драматургу, теоретику и историку театра Николаю Николаевичу Евреинову (1879-1953). Она написана его братом, доктором технических наук, профессором Владимиром Николаевичем Евреиновым (1880-1962), известным ученым в области гидравлики и гидротехники. После смерти брата в Париже он принялся за его жизнеописание, над которым работал практически до своей кончины. Воспоминания посвящены доэмигрантскому периоду жизни Николая Евреинова, навсегда покинувшего Россию в 1925 году. До этого времени общение братьев было постоянным и часто происходило именно у Владимира, так как он из всех четверых братьев и сестер Евреиновых оставался жить с матерью, и его дом являлся притягательным центром близким к семье людей, в том числе друзей Николая Николаевича - Ю. Анненкова, Д. Бурлюка, В.Каменского, Н. Кульбина, В. Корчагиной-Алексан-дровской, Л. Андреева, М. Бабенчикова и многих других. В семье Евреиновых бережно сохранились документы, фотографии, письма того времени. Они нашли органичное место в качестве иллюстраций, украшающих настоящую книгу. Все они взяты из домашнего архива Евреиновых-Никитиных в С.-Петербурге. Большая их часть публикуется впервые.
Цена: 2000 руб.


Калле Каспер - Песни Орфея


Калле Каспер (род. в 1952 г.) – эстонский поэт, прозаик, драматург, автор шести стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. «Песни Орфея» (2017) посвящены памяти жены поэта, писательницы Гоар Маркосян-Каспер.
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) – русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.


Пасынки поздней империи


Книга Леонида Штакельберга «Пасынки поздней империи» состоит из одной большой повести под таким же названием и нескольких документальных в основе рассказов-очерков «Призывный гул стадиона», «Камчатка», «Че», «Отец». Проза Штакельберга столь же своеобразна, сколь своеобразным и незабываемым был сам автор, замечательный рассказчик. Повесть «пасынки поздней империи» рассказывает о трудной работе ленинградских шоферов такси, о их пассажирах, о городе, увиденном из окна машины.
«Призывный гул стадиона» - рассказ-очерк-воспоминание о ленинградских спортсменах, с которыми Штакельбергу довелось встречаться. Очерк «Отец» - подробный и любовный рассказ об отце, научном сотруднике Института имени Лесгафта, получившем смертельное ранение на Ленинградском фронте.
Цена: 350 руб.

Власть слова и слово власти


Круглый стол «Власть слова и слово власти» посвящен одному из самых драматических социокультурных событий послевоенного времени – Постановлению Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» 1946 г.
Цена: 100 руб.



Елена Кумпан «Ближний подступ к легенде»


Книга Елены Андреевны Кумпан (1938-2013) рассказывает об уходящей культуре 1950 – 1960-х годов. Автор – геолог, поэт, экскурсовод – была дружна со многими выдающимися людьми той бурной эпохи. Герои ее воспоминаний – поэты и писатели Андрей Битов, Иосиф Бродский, Александр Городницкий, Рид Грачев, Александр Кушнер, Глеб Семенов, замечательные ученые, литераторы, переводчики: Л.Я. Гтнзбург, Э.Л. Линецкая, Т.Ю. Хмельницкая, О.Г. Савич, Е.Г. Эткинд, Н.Я. Берковский, Д.Е. Максимов, Ю.М. Лотман и многие другие
Книга написана увлекательно и содержит большой документальный материал, воссоздающий многообразную и сложную картину столь важной, но во многом забытой эпохи. Издание дополнено стихами из единственного поэтического сборника Елены Кумпан «Горсти» (1968).
Цена: 350 руб.


Елена Шевалдышева «Мы давно поменялись ролями»


Книга тематически разнообразна: истории из пионервожатской жизни автора, повесть об отце, расследование жизни и судьбы лейтенанта Шмидта, события финской войны, история поисков и открытий времен Великой Отечественной войны.
Цена: 250 руб.


Нелла Камышинская «Кто вас любил»


В сборнике представлены рассказы, написанные в 1970-1990-ж годах. То чему они посвящены, не утратило своей актуальности, хотя в чем-то они, безусловно, являются замечательным свидетельством настроений того времени.
Нелла Камышинская родилась в Одессе, жила в Киеве и Ленинграде, в настоящее время живет в Германии.
Цена: 250 руб.


Александр Кушнер «Избранные стихи»


В 1962 году, более полувека назад, вышла в свет первая книга стихов Александра Кушнера. С тех пор им написано еще восемнадцать книг - и составить «избранное» из них – непростая задача, приходится жертвовать многим ради того, что автору кажется сегодня лучшим. Читатель найдет в этом избранном немало знакомых ему стихов 1960-1990-х годов, сможет прочесть и оценить то, что было написано уже в новом XXI веке.
Александра Кушнера привлекает не поверхностная, формальная, а скрытая в глубине текста новизна. В одном из стихотворений он пишет, что надеется получить поэтическую премию из рук самого Аполлона: «За то, что ракурс свой я в этот мир принес / И непохожие ни на кого мотивы…»
И действительно, читая Кушнера, поражаешься разнообразию тем, мотивов, лирических сюжетов – и в то же время в каждом стихотворении безошибочно узнается его голос, который не спутать ни с чьим другим. Наверное, это свойство, присущее лишь подлинному поэту, и привлекает к его стихам широкое читательское внимание и любовь знатоков.
Цена: 400 руб.


Л. С. Разумовский - Нас время учило...


Аннотация - "Нас время учило..." - сборник документальной автобиографической прозы петербургского скульптора и фронтовика Льва Самсоновича Разумовского. В сборник вошли две документальные повести "Дети блокады" (воспоминания автора о семье и первой блокадной зиме и рассказы о блокаде и эвакуации педагогов и воспитанников детского дома 55/61) и "Нас время учило..." (фронтовые воспоминания автора 1943-1944 гг.), а также избранные письма из семейного архива и иллюстрации.
Цена: 400 руб.


Алексей Пурин. Почтовый голубь


Алексей Арнольдович Пурин (род. в 1955 г. в Ленинграде) — поэт, эссеист, переводчик. Автор пятнадцати (включая переиздания) стихотворных сборников и трех книг эссеистики. Переводит немецких и голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой ) поэтов, опубликовал пять книг переводов. Лауреат Санкт-Петербургской литературной премии «Северная Пальмира» (1996, 2002) и др.
В настоящем издании представлены лучшие стихи автора за четыре десятилетия литературной работы, включая новую, седьмую, книгу «Почтовый голубь» и полный перевод «Сонетов к Орфею» Р.-М. Рильке.
Цена: 350 руб.


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru