ПОЭЗИЯ И ПРОЗА

Борис Парамонов

 

 

НА СМЕРТЬ КНИГИ ЭЛЕГИЯ

Друг-латинист, помоги разобраться с квадригой:

есть что-то общее между весами и книгой?

Между homo и gomo, взятыми в ник либераста?

Или свобода — ставь на четыре, и баста?

 

То, что вчера представлялось тонно-весомым, безмерным,

нынче повисло, качая скрипучим безменом.

Liber на libra был взвешен и найден был легким

и уподоблен если не палкам, так елкам.

 

Деноминатор — костер: распаляйте синие ночи и очи,

штурмовики, пионеры, дети крестьян и рабочих!

Юлиус Штрейхер приветствует Томаса Манна,

взяв на закрутку страничку из мегаромана,

как бы мужик на однажды пылавшей усадьбе,

где Менделеев с Бекетовым древле гуляли на свадьбе.

 

Нынче костры, обошедшись без пламя и дыма,

мимо обоих Дюма, как отца, так и сына,

мимо свободы, равенства, братства (где Аркадий в реале,

там Борис в виртуале, а может, и дале) —

эти костры погасли — книжный шкаф отправили в Киев,

так и остался с киём вдвоем Гаев,

так что нечего жечь, не гражданская, чай, войнишка,

и не печка-буржуйка, и не изымают излишка.

Что ж до каминов — то нынче газовые,

как в той польской деревне, недалеко от Евразии.

 

Книги не в руки — из рук: киндлы, смартфоны, айпэды, айподы,

преподносящие всё, даже прогноз погоды.

Тексты отныне текстинг, а то и твитинг,

единоверцев сзывающие на митинг,

а не читать в гостиной, вслух, вместе с женою Лота

или с его же дочками (пущая, блин, забота),

а речевки рычать с горки коло болота.

 

И вообще нынче кино, то есть картинка,

где отхлебнет, а где пососет брюнетка или блондинка.

И вообще травы-травинки сбриты,

и перешли на бинарный язык уолл-стриты.

И не гроссбухи, а те же экраны, на коих

не всё ли равно — биржевой бюллетень или октоих?

 

Друг-латинист, ежели хочешь листа и тиража —

убегай в леса, пока не схватила стража, —

брянские, брынские, какие еще не порублены,

грамоту леса читать, не загогулины гуглины.

 

Тут рассмеялся едко некто постарше чином:

«Ишь ты, в лесу надумал расположиться с чтивом!

Ишь ты, зеленый Моцарт: мол, бегло с листа играю.

Если залез в чащу, думаешь, хата с краю?

Сами ж леса срубили, перевели на либры,

И проредились зубры, и обмелели тибры.

Древних зовешь на помощь? Да будь ты хоть сам Теренций —

в этих лесах остался лопух на раз подтереться».

 

Лес ты мой лес, чистый мой лист — не черновик, не брульоны, —

ты не на книги пойдешь, а скорей на бульоны,

на отбивные свиные — отнюдь не ботвиньи,

и не гаспачо. Только теперь свиньи

корни не роют: сами распахиваем под свинарник

чащи, и рощи, и березняк, и кустарник,

как повелел демограф, было б что хавать вкупе

магометанам в Париже и коммунистам на Кубе,

и африканцам в квадрате, и азиатам в кубе.

 

Жрут миллиарды homо’в и, удоволив брюхо,

зырят в гугле порнуху, рэпом ласкают ухо.

 

 

 

ОММАЖ ГОГОЛЮ

Гоголь не ведал кастальской струи:

Пишет говном на заборе фуи.

                     Булгарин

 

То ли заведомо, то ли по пьянке,

то ли шутейно, то ли всерьез

то ли в Сорочинцах, то ли в Диканьке

вылез и вырос, а всё малоросс.

Впрочем, не то что б совсем без делянки:

волос и голос впотьмах долгонос.

 

К волку-братишке, к сестричке-лисичке

ехал на бричке, как ревизор,

пообещав чуваки-черевички

Ганночке-панночке в гарный убор,

и начертавши листочки-странички,

мертвых добавил в тот недобор.

 

Глазом настырным высматривал зорко,

что там у ведем чернеет внутри:

Девка Одарка и девка Пидорка,

двери во звери скорей затвори!

Кругом меловым, словом еловым

Бруту Хоме оберег сотвори.

 

И ревизуя заветные сказки,

жанр обнаружил: записан — мертвец.

Ибо для буквы без всякой опаски

дух означает нетленный конец —

буква и есть начертанье развязки:

в строку, и в лыко, и в прочий капец.

 

Се превращенье конца в возвращенье,

мрамор и классика в мире рябых —

то есть живого, то есть любого

в строчку, в цитату, в дым или пых,

 

в пар. Испаряется плоть хоть медвежья,

хоть человечья, включая собак,

то ли невежа, то ли надежа

нам остается этак и так:

як, то есть буйвол, последний мастак,

Пуща пустая, она ж Беловежья,

пища густая, Гоголь гусак.

 

 

 

*  *  *

Я ведь по жизни не горд и не весел,

и отвергать не горазд,

что, соскоблив из чахоточных чресел,

нищенка-муза подаст.

 

Скажем, Италия: запах жасмина,

Рим, Мессалины жилье.

Только припомнилась мне Джельсомина,

дудка-жалейка ее.

 

Там же ютился один пролетарий,

потом и пахом пропах,

но не натягивал голосом арий,

а напрягался в цепях.

 

Любит не любит, черту ли брату,

выплюнуть как приласкать —

только не ври, что ходить по канату

проще, чем цепи таскать.

 

Где же ты, деточка? Туточка-туточка.

Он, и она, и оно.

Писает девочка. Пикает дудочка.

Вынул отлить Зампано.

 

 

 

*  *  *

Посмертное бденье:

не ляжешь — стоять!

Се — день рожденья,

сто двадцать и пять.

 

Веселье на тризне?

В кондитерской — shit?

Кончаться по жизни

и в смерти пожить?

 

Узнала вокзала

могильную тишь.

Москвой проползала,

Парижем паришь?

 

Гора и равнина.

За воздух держусь!

Марина: марина —

вселенская сушь.

 

У красного змия

огонь изо рта.

Россия, Россия,

еврейский квартал.

 

 

 

*  *  *

Так чувствовал, должно быть, Лев Толстой,

когда он написал «Войну и мир»:

теперь — постой, теперь пустой простой,

застой, ремонт, переналадка лир.

 

Кто б ни был ты — ездок или ходок, —

мороз зовется по-немецки фрост,

и к сердцу подступает холодок,

когда гусары поджигают мост.

 

И я в своем умении простом,

своим на том и этом берегу —

я съежился, и прячусь под мостом,

и сорок лет огниво берегу.

 

 

 

*  *  *

На Весте восторг неуместен:

сперва ареалы сосков,

а после вчерашней невесте

подносится некий соскоб.

 

А там, на погосте, на Осте,

на черной земной полосе

не осы летают, а кости

белеют в бесстыдной красе.

 

Потомок, патолог, анатом

веществ и растраченных сил —

он пьет, он ругается матом

и с ног не снимает бахил.

 

Анастасия Скорикова

Цикл стихотворений (№ 6)

ЗА ЛУЧШИЙ ДЕБЮТ В "ЗВЕЗДЕ"

Павел Суслов

Деревянная ворона. Роман (№ 9—10)

ПРЕМИЯ ИМЕНИ
ГЕННАДИЯ ФЕДОРОВИЧА КОМАРОВА

Владимир Дроздов

Цикл стихотворений (№ 3),

книга избранных стихов «Рукописи» (СПб., 2023)

Подписка на журнал «Звезда» оформляется на территории РФ
по каталогам:

«Подписное агентство ПОЧТА РОССИИ»,
Полугодовой индекс — ПП686
«Объединенный каталог ПРЕССА РОССИИ. Подписка–2024»
Полугодовой индекс — 42215
ИНТЕРНЕТ-каталог «ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2024/1
Полугодовой индекс — Э42215
«ГАЗЕТЫ И ЖУРНАЛЫ» группы компаний «Урал-Пресс»
Полугодовой индекс — 70327
ПРЕССИНФОРМ» Периодические издания в Санкт-Петербурге
Полугодовой индекс — 70327
Для всех каталогов подписной индекс на год — 71767

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27

Владимир Дроздов - Рукописи. Избранное
Владимир Георгиевич Дроздов (род. в 1940 г.) – поэт, автор книг «Листва календаря» (Л., 1978), «День земного бытия» (Л., 1989), «Стихотворения» (СПб., 1995), «Обратная перспектива» (СПб., 2000) и «Варианты» (СПб., 2015). Лауреат премии «Северная Пальмира» (1995).
Цена: 200 руб.
Сергей Вольф - Некоторые основания для горя
Это третий поэтический сборник Сергея Вольфа – одного из лучших санкт-петербургских поэтов конца ХХ – начала XXI века. Основной корпус сборника, в который вошли стихи последних лет и избранные стихи из «Розовощекого павлина» подготовлен самим поэтом. Вторая часть, составленная по заметкам автора, - это в основном ранние стихи и экспромты, или, как называл их сам поэт, «трепливые стихи», но они придают творчеству Сергея Вольфа дополнительную окраску и подчеркивают трагизм его более поздних стихов. Предисловие Андрея Арьева.
Цена: 350 руб.
Ася Векслер - Что-нибудь на память
В восьмой книге Аси Векслер стихам и маленьким поэмам сопутствуют миниатюры к «Свитку Эстер» - у них один и тот же автор и общее время появления на свет: 2013-2022 годы.
Цена: 300 руб.
Вячеслав Вербин - Стихи
Вячеслав Вербин (Вячеслав Михайлович Дреер) – драматург, поэт, сценарист. Окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии по специальности «театроведение». Работал заведующим литературной частью Ленинградского Малого театра оперы и балета, Ленинградской областной филармонии, заведующим редакционно-издательским отделом Ленинградского областного управления культуры, преподавал в Ленинградском государственном институте культуры и Музыкальном училище при Ленинградской государственной консерватории. Автор многочисленных пьес, кино-и телесценариев, либретто для опер и оперетт, произведений для детей, песен для театральных постановок и кинофильмов.
Цена: 500 руб.
Калле Каспер  - Да, я люблю, но не людей
В издательстве журнала «Звезда» вышел третий сборник стихов эстонского поэта Калле Каспера «Да, я люблю, но не людей» в переводе Алексея Пурина. Ранее в нашем издательстве выходили книги Каспера «Песни Орфея» (2018) и «Ночь – мой божественный анклав» (2019). Сотрудничество двух авторов из недружественных стран показывает, что поэзия хоть и не начинает, но всегда выигрывает у политики.
Цена: 150 руб.
Лев Друскин  - У неба на виду
Жизнь и творчество Льва Друскина (1921-1990), одного из наиболее значительных поэтов второй половины ХХ века, неразрывно связанные с его родным городом, стали органически необходимым звеном между поэтами Серебряного века и новым поколением питерских поэтов шестидесятых годов. Унаследовав от Маршака (своего первого учителя) и дружившей с ним Анны Андреевны Ахматовой привязанность к традиционной силлабо-тонической русской поэзии, он, по существу, является предтечей ленинградской школы поэтов, с которой связаны имена Иосифа Бродского, Александра Кушнера и Виктора Сосноры.
Цена: 250 руб.
Арсений Березин - Старый барабанщик
А.Б. Березин – физик, сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе в 1952-1987 гг., занимался исследованиями в области физики плазмы по программе управляемого термоядерного синтеза. Занимал пост ученого секретаря Комиссии ФТИ по международным научным связям. Был представителем Союза советских физиков в Европейском физическом обществе, инициатором проведения конференции «Ядерная зима». В 1989-1991 гг. работал в Стэнфордском университете по проблеме конверсии военных технологий в гражданские.
Автор сборников рассказов «Пики-козыри (2007) и «Самоорганизация материи (2011), опубликованных издательством «Пушкинский фонд».
Цена: 250 руб.
Игорь Кузьмичев - Те, кого знал. Ленинградские силуэты
Литературный критик Игорь Сергеевич Кузьмичев – автор десятка книг, в их числе: «Писатель Арсеньев. Личность и книги», «Мечтатели и странники. Литературные портреты», «А.А. Ухтомский и В.А. Платонова. Эпистолярная хроника», «Жизнь Юрия Казакова. Документальное повествование». br> В новый сборник Игоря Кузьмичева включены статьи о ленинградских авторах, заявивших о себе во второй половине ХХ века, с которыми Игорь Кузьмичев сотрудничал и был хорошо знаком: об Олеге Базунове, Викторе Конецком, Андрее Битове, Викторе Голявкине, Александре Володине, Вадиме Шефнере, Александре Кушнере и Александре Панченко.
Цена: 300 руб.
На сайте «Издательство "Пушкинского фонда"»


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru

Почта России