БЫЛОЕ И КНИГИ

Александр Мелихов

Век мира

 

В 1937 году в Москве вышел энциклопедического обличья коричневый томище, изображающий в присланных со всего мира газетных блиц-заметках и фотографиях «День мира» 27 сентября 1935 года. Все храбрятся и обвиняют друг друга. Италия не боится торговых санкций по поводу ее абиссинских подвигов и предлагает обличающей ее Англии оборотиться на себя: «Если не захотят ни покупать, ни продавать, мы скажем им спасибо, потому что, привыкнув покупать только необходимое, и притом у других, мы улучшим наш торговый баланс»; «Англия продолжает решительно противиться итальянским действиям в Восточной Африке. Уместно вспомнить, что к концу европейской войны Великобритания присоединила к своим уже обширным колониальным владениям новые территории, приблизительно в 2 300 000 кв. километров с восьмимиллионным населением».

«Но разве хоть один рабочий поверит, что капиталистические правительства, объединенные в Лиге (Наций. — А. М.), которой руководят английское и французское правительства, намерены в самом деле защищать малые нации от итальянского империализма. Они сопротивляются итальянской агрессии только потому, что она угрожает их собственным империалистическим интересам», — это мнение уже английской независимой рабочей партии.

«Молитва о мире — это до сих пор наиболее могучая сила в мире», — тоже Англия. Вера — сила: за неделю в Лондоне умерло 765 человек, а родилось 1097. Вторую мировую они встретили практически четырехлетними.

Любопытных заметок гора, но возможность есть пробежаться лишь по горсточке. «Голодная Венгрия»: клеветника, обвинившего члена парламента в еврейском происхождении, присудили к четырем месяцам тюрьмы. «Польша во тьме»: писатель Гетель утверждает, что стремление к обеспеченной жизни считается в Польше аморальным, человек, основывающий предприятие, становится подозрительным, владелец автомобиля является врагом народа и своих ближайших друзей.

«Фашистская Германия — очаг войны», — это Черчилль. И тут же германский протест: Черчилль несет чушь о военных приготовлениях Германии на суше, на море и в воздухе. И в подтверждение: «Лучшей иллюстрацией нашей военной независимости, которую вернул нам фюрер, являются маневры на празднике вооруженных сил страны в Нюрнберге. То, что там было показано, превзошло всякие ожидания»; «Возродившаяся профессия военного портного стоит перед колоссальными задачами»; «Вытекая из общего источника, мощь и мессианская идея сливаются в идее империализма и воплощаются в форме господства, которая таит в своих недрах закон вселенской безграничности».

«Новый германский социальный строй… Предприниматели и рабочие не являются более двумя разобщенными и борющимися друг с другом классами, но солдатами одной и той же армии труда». «Как известно, с 1 октября имперский союз германских писателей вливается в имперскую палату писательства». «Роспуск союза ни в коем случае не вызывается, как об этом шепчут некоторые любители распространения слухов, его „политической неблагонадежностью“». Плакат: «Книга — меч духа». Уволены ректор Боннского университета и профессор юридического факультета, после того как «Вестдойчер беобахтер» поместил их имена в списке покупателей мясника-еврея. «Большое значение с точки зрения нового закона о стерилизации имеют лекции д-ра Генриха Шульте о подпадающих под действие закона о стерилизации нервных и психических заболеваниях». «В Институте физики читается введение в атомную физику и введение в физику атомного ядра». «Признание подлинных врагов цивилизованного человечества («большевизма и еврейства». — А. М.) должно прежде всего заставить прекратить россказни об ужасах в Германии».

Прекратим и мы, двинемся дальше. Заголовки и подзаголовки: «Литва в опасности», «Третья империя наступает». «Раввины озабочены» — чем же? «В последнее время евреи все больше отказываются от разных религиозных обрядов» (не задумываясь, что этим приближают кару Господню).

«Латвия в полосе шторма». «Геринг сказал: „Кто не согласится быть битым, будет съеден“».

«Эстония под угрозой». «По указке Берлина»: раскрыт заговор, стремившийся превратить Эстонию в вассала Третьей империи.

«Австрия в ожидании». «Германия готовит „аншлюс“».

«Чехословакия хочет мира». «Враг у ворот». «Польша раздувает огонь». «Оплот мира — СССР» («Народни листы», 27. IХ).

«Румыния в нужде». «Для обороны против германского фашизма?» — «Для укрепления румынского фашизма».

«Оскудевшая Югославия». «К нашим писателям и их произведениям публика ощущает какое-то недоверие. На них смотрят как на второй сорт, несмотря на то что многие из них имеют большую ценность».

«Болгария бедствует». «Суд посылает в тюрьму»: у Теодора Волчанова, распространявшего листовки в день «фашистского переворота» 19 мая, в довершение всего нашли красное знамя.

«Смутный день Греции». «Щупальцы Берлина». «Греция вооружается».

Это наконец становится однообразным. Заглянем в прекрасную Францию.

«Начало сезона? Это начало неприятностей. Не успев открыть дверь, мы находим на полу маленькую бумажку. Что это такое? Это счет за электричество». «Вот уже несколько лет, как начало учебного года стало невеселым». Но Франция не сдается: «Голые женщины в Альказаре — восхитительное зрелище!» И конечно, борьба: «Под знаменем борьбы», «Мобилизация сил», «Сомкнутыми рядами», «Фашисты призывают к убийству», «Погромные провокации», «Мобилизация народного фронта»…

Затем — «Испания перед боем»; «Нищая Португалия»; «Темный день Финляндии»: в Финляндии «вся надежда на бруснику». «У нас здесь буржуазия кричит до хрипоты, что надо, мол, больше военного снаряжения, так как только оно одно может обеспечить будущее Финляндии. А что мы можем сделать с помощью этого военного снаряжения? Хотя бы мы ежегодно взрывали на воздух по 2,5 миллиона русских, тем не менее численность населения в России будет держаться на прежнем уровне» («Сосиалисти», 28. IX).

«Тайфун в Японии», «Тайфун на выборах», «Тайфун в правительстве». «Путь штыков и пушек». Карикатура: японский солдат уносит под мышкой Китай. Великие державы с балкона: «Как не стыдно грабить!» Ответ: «Я следую великим примерам…»

Порабощенная Корея, окровавленный Китай, оторванная Маньчжурия, Филиппины в опасном соседстве, скованная Индонезия, страна контрастов Америка… И как было бы хорошо, если бы вся эта безнадега была исключительно советской пропагандой!

Но вот гуманист и нобелеат Гюнтер Грасс из разрозненных эпизодов составил книгу «Мое столетие» (СПб., 2009, перевод С. Л. Фридлянд) — каждому году по эпизоду, — и картина получилась тоже не сказать, чтобы отрадная.

1900. Рассказ простого немецкого парня, отправившегося добровольцем подавлять восстание «боксеров», пытавшихся изгнать иностранцев из Китая:

«Кайзер говорил о высоких задачах и о коварном враге. Речь его увлекала. Он сказал: „Когда вы приступите к операции, знайте, никакой пощады врагу, пленных не брать…“ — зато предложил брать пример с гуннов. Закончив наказом: „Раз и навсегда откройте дорогу культуре!“».

Стоит ли удивляться, что потомки боксеров вспоминают о победе европейской культуры без особой нежности.

«Боксеры ненавидели всех иностранцев, потому что те продавали китайцам всякую дрянь, а бриты, те больше всего приторговывали опиумом. Вот и вышло по приказу кайзера „Пленных не брать“».

Для порядка всех боксеров согнали на площадь перед Небесными воротами, как раз перед стеной, отделяющей Запретный город от остального Пекина. Они все были связаны за косы. Что выглядело очень забавно. Потом их стали либо расстреливать по группам, либо обезглавливать по одному. Но об этих ужасах я не написал своей невесте ни единого словечка, а писал я ей только про яйца, пролежавшие в земле сто лет, и про паровые клецки по-китайски. Бриты и мы, немцы, старались быстро управляться с ружьями, тогда как японцы, обез­главливая боксеров, следовали старинной национальной традиции. Однако боксеры предпочитали быть расстрелянными, потому что боялись, как бы им не пришлось на том свете бегать со своей отрубленной головой под мышкой. Больше они ничего не боялись. Я своими глазами мог наблюдать одного китайца, который прямо перед расстрелом жадно доедал рисовый пирог, обмакнув его в сладкий сироп».

Этот славный паренек-рассказчик в качестве сувенира прихватил еще и одну из боксерских кос, отрезанных ради удобства декапитации, но его любимая Тереза («Рези») сожгла ее за два дня до свадьбы: это-де привлекает в дом нечистую силу. Увы, суеверная Рези тоже оказалась не на высоте европейской культуры.

1926. Зато кайзер через восемь лет после поражения в войне главных мировых культуртрегров друг с другом, развлекаясь в изгнании рубкой леса, заверял шведа-путешественника, «сколь ненавистна ему была война, которой он, разумеется, не хотел». А после «снова и снова заверял себя самого: „Я еще совершал летнюю поездку по Норвегии, когда русские и французы уже «к но-ге»“… Я был категорически против войны… Я всегда мечтал быть миротворцем… Но раз уж по-другому не вышло… Да и флот у нас не был сконцентрирован… а британский уже весь стоял под… да, да. Сконцентрирован и уже под парами… Вот мне и пришлось действовать…»

Похоже, Гюнтеру Грассу хорошо известна цена слащавой сказочки, именуемой национальным покаянием: каются лишь те, кому каяться заведомо не в чем, а истинные преступники только оправдываются. По крайней мере в выбранных Грассом эпизодах вполне замаранные господа не только сами ни в чем не раскаиваются, но и весьма неодобрительно поглядывают на тех, кто признаки раскаяния выражает. Вот бывшие военные корреспонденты при ротах пропаганды собираются у одного из преуспевших «бывших» повспоминать минувшие дни. Сам-то герой-рассказчик все больше воспевал рядовых пехотинцев и их неприметный подвиг, а однажды с благосклонной шутливостью описал бороды правоверных евреев и к пафосу не склонен. Зато его коллега, ныне преуспевающий бизнесмен и собиратель искусства, начал громовым голосом потчевать собравшихся патетическими цитатами вроде «Пятое орудие, огонь!».

Так и пошло. «Если один одерживал победы во Франции, другой повествовал о героических подвигах в Нарвике и норвежских фьордах». А бывший нацистский бонза, ныне — под другим, разумеется, именем — задающий тон в шпрингеровском «Кристалле», начинает оплакивать «упущенные победы»: если бы не Гитлер, англичан можно было бы добить в Дюнкерке — и так далее. Другой энтузиаст со вкусом живописует ковровые бомбометания, употребляя аппетитное выражение «стереть с лица земли», так что слушателям невольно вспоминаются «террористические налеты» на Любек, Кёльн, Гамбург и Берлин.

А погоревать об упущенных победах давала повод не только Москва, но и Эль-Аламейн и Сталинград.

«Никто не поддержал его рассуждения. Но и перечить никто не стал, я, между прочим, тоже нет, ведь кроме него среди нас перед камином сидело еще двое-трое правоверных и влиятельных нацистов — сегодня, как и в те годы, все сплошь главные редакторы. А кто рискнет по доброй воле прогневать своего работодателя?»

Такой вот Грасс рисует свободу слова в окутавшем Германию «облаке покаяния» (Солженицын). Но если говорить не о бонзах, а о простых солдатах, то им тоже очень быстро осточертели охи и ахи по поводу Освенцима: они, разумеется, ничего про это не знали. «А про террор, который развязали против нас англичане и американцы, почему-то никто не вспоминает. Ну, ясное дело, победили они, а в этих случаях всегда виноваты другие. И довольно об этом, слышишь, Хайди!»

И даже во время падения Берлинской стены добропорядочным бюргерам кажется неуместным поступок учителя Хёсле, в такой радостный день рассказавшего школьникам про погром в приюте для еврейских сирот: сироты плакали, боясь, что вместе с их учебниками и молитвенниками сожгут их самих, но, к счастью, на этот раз только избили до полусмерти гимнастическими булавами их учителя Фрица Самюэля. Школьники были так тронуты рассказом, что, ко­гда их одноклассника-курда вместе с родителями собрались выдворить обратно в Турцию, у них возникла идея отправить бургомистру письмо протеста. Однако, по совету того же Хёсле, они ни словом не упомянули о так тронувшей их судьбе еврейских детей.

1970. «Моя газета в жизни не возьмет у меня этот материал. Для них нужно рассусоливать примерно в таком духе, что, мол, „взял всю вину на себя“ или что „внезапно канцлер упал на колени“, или еще пуще: „коленопреклонение от имени Германии!“.

Так вот, насчет „внезапно“. Все было продумано до мельчайшей детали. Без сомнения, этот пройдоха, ну, этот его посредник и доверенное лицо, который исхитряется здесь, дома, представить позорный отказ от исконных немецких земель как великое достижение, нашептал ему эту эксклюзивную идею. И тут его шеф, этот пьяница, повел себя как правоверный католик: он упал на колени. Сам-то он, между прочим, вообще не верующий. Устроил шоу. Хотя для обложки — если судить с журналистской точки зрения — получился хит. Как удар бомбы».

Но — притом что весь верхний этаж газеты был бы рад-радехонек, если бы этот коленопреклоненный канцлер поскорее сгинул, — придется, однако, распускать нюни: выражая раскаяние, взвалил на свои плечи великую вину — он, который лично был ни в чем не виноват… Неплохо для контраста подпустить и про отчуждение поляков, поскольку высокий гость упал на колени не перед польским Неизвестным солдатом, а перед стертым с лица земли Варшавским гетто. «Надо поспрашивать, надо порыться, и тогда всякий настоящий поляк непременно проявит себя антисемитом».

К счастью, в «Столетии Грасса» хватает и всяческой житейской белиберды, которая одна только и в силах своей незамысловатой человечностью заслонить цинизм и беспощадность Истории.

Хотя бы в промежутках между ее извержениями.

Глубокоуважаемые и дорогие читатели и подписчики «Звезды»! Рады сообщить вам, что журнал вошел в график выпуска номеров: июньский номер распространяется, 23-24 июля поступит в редакцию и начнется рассылка подписчикам июльского. Сердечно благодарим вас за понимание сложившейся ситуации.
Редакция «Звезды».
30 января
В редакции «Звезды» вручение премий журнала за 2019 год.
Начало в 18-30.
31 октября
В редакции «Звезды» презентация книги: Борис Рогинский. «Будь спок. Шестидесятые и мы».
Начало в 18-30.
Смотреть все новости

Всем читателям!

Чтобы получить журнал с доставкой в любой адрес, надо оформить подписку в почтовом отделении по
«Объединенному каталогу ПРЕССА РОССИИ «Подписка – 2021»
Полугодовая подписка по индексу: 42215
Годовая подписка по индексу: 71767

Так же можно оформить подписку через ИНТЕРНЕТ- КАТАЛОГ
«ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2021/1
индексы те же.

Группа компаний «Урал-пресс»
ural-press.ru
Подписное агентство "Прессинформ"
ООО "Прессинформ"

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27


Мириам Гамбурд - Гаргулья


Мириам Гамбурд - известный израильский скульптор и рисовальщик, эссеист, доцент Академии искусств Бецалель в Иерусалиме, автор первого в истории книгопечатания альбома иллюстраций к эротическим отрывкам из Талмуда "Грех прекрасен содержанием. Любовь и "мерзость" в Талмуде Мидрашах и других священных еврейских книгах".
"Гаргулья" - собрание прозы художника, чей глаз точен, образы ярки, композиция крепка, суждения неожиданны и парадоксальны. Книга обладает всеми качествами, привлекающими непраздного читателя.
Цена: 400 руб.

Калле Каспер - Ночь - мой божественный анклав


Калле Каспер (род. в 1952 г.) — эстонский поэт, прозаик, драматург, автор пяти стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. В переводе на русский язык вышла книга стихов «Песни Орфея» (СПб., 2017).
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) — русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.

Евгений Каинский - Порядок вещей


Евгений Каминский — автор почти двадцати прозаических произведений, в том числе рассказов «Гитара и Саксофон», «Тихий», повестей «Нюшина тыща», «Простая вещь», «Неподъемная тяжесть жизни», «Чужая игра», романов «Раба огня», «Князь Долгоруков» (премия им. Н. В. Гоголя), «Легче крыла мухи», «Свобода». В каждом своем очередном произведении Каминский открывает читателю новую грань своего таланта, подчас поражая его неожиданной силой слова и глубиной образа.
Цена: 200 руб.
Алексей Пурин - Незначащие речи


Алексей Арнольдович Пурин (1955, Ленинград) — поэт, эссеист, переводчик. С 1989 г. заведует отделом поэзии, а с 2002 г. также и отделом критики петербургского журнала «Звезда». В 1995–2009 гг. соредактор литературного альманаха «Urbi» (Нижний Новгород — Прага — С.-Петербург; вышли в свет шестьдесят два выпуска). Автор двух десятков стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат премий «Северная Пальмира» (1996, 2002), «Честь и свобода» (1999), журналов «Новый мир» (2014) и «Нева» (2014). Участник 32-го ежегодного Международного поэтического фестиваля в Роттердаме (2001) и др. форумов. Произведения печатались в переводах на английский, голландский, итальянский, литовский, немецкий, польский, румынский, украинский, французский и чешский, в т. ч. в представительных антологиях.
В книге впервые публикуются ранние стихотворения автора.
Цена: 130 руб.
Моя жизнь - театр. Воспоминания о Николае Евреинове


Эта книга посвящена одному из творцов «серебряного века», авангардному преобразователю отечественной сцены, режиссеру, драматургу, теоретику и историку театра Николаю Николаевичу Евреинову (1879-1953). Она написана его братом, доктором технических наук, профессором Владимиром Николаевичем Евреиновым (1880-1962), известным ученым в области гидравлики и гидротехники. После смерти брата в Париже он принялся за его жизнеописание, над которым работал практически до своей кончины. Воспоминания посвящены доэмигрантскому периоду жизни Николая Евреинова, навсегда покинувшего Россию в 1925 году. До этого времени общение братьев было постоянным и часто происходило именно у Владимира, так как он из всех четверых братьев и сестер Евреиновых оставался жить с матерью, и его дом являлся притягательным центром близким к семье людей, в том числе друзей Николая Николаевича - Ю. Анненкова, Д. Бурлюка, В.Каменского, Н. Кульбина, В. Корчагиной-Алексан-дровской, Л. Андреева, М. Бабенчикова и многих других. В семье Евреиновых бережно сохранились документы, фотографии, письма того времени. Они нашли органичное место в качестве иллюстраций, украшающих настоящую книгу. Все они взяты из домашнего архива Евреиновых-Никитиных в С.-Петербурге. Большая их часть публикуется впервые.
Цена: 2000 руб.


Калле Каспер - Песни Орфея


Калле Каспер (род. в 1952 г.) – эстонский поэт, прозаик, драматург, автор шести стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. «Песни Орфея» (2017) посвящены памяти жены поэта, писательницы Гоар Маркосян-Каспер.
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) – русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.


Пасынки поздней империи


Книга Леонида Штакельберга «Пасынки поздней империи» состоит из одной большой повести под таким же названием и нескольких документальных в основе рассказов-очерков «Призывный гул стадиона», «Камчатка», «Че», «Отец». Проза Штакельберга столь же своеобразна, сколь своеобразным и незабываемым был сам автор, замечательный рассказчик. Повесть «пасынки поздней империи» рассказывает о трудной работе ленинградских шоферов такси, о их пассажирах, о городе, увиденном из окна машины.
«Призывный гул стадиона» - рассказ-очерк-воспоминание о ленинградских спортсменах, с которыми Штакельбергу довелось встречаться. Очерк «Отец» - подробный и любовный рассказ об отце, научном сотруднике Института имени Лесгафта, получившем смертельное ранение на Ленинградском фронте.
Цена: 350 руб.

Власть слова и слово власти


Круглый стол «Власть слова и слово власти» посвящен одному из самых драматических социокультурных событий послевоенного времени – Постановлению Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» 1946 г.
Цена: 100 руб.



Елена Кумпан «Ближний подступ к легенде»


Книга Елены Андреевны Кумпан (1938-2013) рассказывает об уходящей культуре 1950 – 1960-х годов. Автор – геолог, поэт, экскурсовод – была дружна со многими выдающимися людьми той бурной эпохи. Герои ее воспоминаний – поэты и писатели Андрей Битов, Иосиф Бродский, Александр Городницкий, Рид Грачев, Александр Кушнер, Глеб Семенов, замечательные ученые, литераторы, переводчики: Л.Я. Гтнзбург, Э.Л. Линецкая, Т.Ю. Хмельницкая, О.Г. Савич, Е.Г. Эткинд, Н.Я. Берковский, Д.Е. Максимов, Ю.М. Лотман и многие другие
Книга написана увлекательно и содержит большой документальный материал, воссоздающий многообразную и сложную картину столь важной, но во многом забытой эпохи. Издание дополнено стихами из единственного поэтического сборника Елены Кумпан «Горсти» (1968).
Цена: 350 руб.


Елена Шевалдышева «Мы давно поменялись ролями»


Книга тематически разнообразна: истории из пионервожатской жизни автора, повесть об отце, расследование жизни и судьбы лейтенанта Шмидта, события финской войны, история поисков и открытий времен Великой Отечественной войны.
Цена: 250 руб.


Нелла Камышинская «Кто вас любил»


В сборнике представлены рассказы, написанные в 1970-1990-ж годах. То чему они посвящены, не утратило своей актуальности, хотя в чем-то они, безусловно, являются замечательным свидетельством настроений того времени.
Нелла Камышинская родилась в Одессе, жила в Киеве и Ленинграде, в настоящее время живет в Германии.
Цена: 250 руб.


Александр Кушнер «Избранные стихи»


В 1962 году, более полувека назад, вышла в свет первая книга стихов Александра Кушнера. С тех пор им написано еще восемнадцать книг - и составить «избранное» из них – непростая задача, приходится жертвовать многим ради того, что автору кажется сегодня лучшим. Читатель найдет в этом избранном немало знакомых ему стихов 1960-1990-х годов, сможет прочесть и оценить то, что было написано уже в новом XXI веке.
Александра Кушнера привлекает не поверхностная, формальная, а скрытая в глубине текста новизна. В одном из стихотворений он пишет, что надеется получить поэтическую премию из рук самого Аполлона: «За то, что ракурс свой я в этот мир принес / И непохожие ни на кого мотивы…»
И действительно, читая Кушнера, поражаешься разнообразию тем, мотивов, лирических сюжетов – и в то же время в каждом стихотворении безошибочно узнается его голос, который не спутать ни с чьим другим. Наверное, это свойство, присущее лишь подлинному поэту, и привлекает к его стихам широкое читательское внимание и любовь знатоков.
Цена: 400 руб.


Л. С. Разумовский - Нас время учило...


Аннотация - "Нас время учило..." - сборник документальной автобиографической прозы петербургского скульптора и фронтовика Льва Самсоновича Разумовского. В сборник вошли две документальные повести "Дети блокады" (воспоминания автора о семье и первой блокадной зиме и рассказы о блокаде и эвакуации педагогов и воспитанников детского дома 55/61) и "Нас время учило..." (фронтовые воспоминания автора 1943-1944 гг.), а также избранные письма из семейного архива и иллюстрации.
Цена: 400 руб.


Алексей Пурин. Почтовый голубь


Алексей Арнольдович Пурин (род. в 1955 г. в Ленинграде) — поэт, эссеист, переводчик. Автор пятнадцати (включая переиздания) стихотворных сборников и трех книг эссеистики. Переводит немецких и голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой ) поэтов, опубликовал пять книг переводов. Лауреат Санкт-Петербургской литературной премии «Северная Пальмира» (1996, 2002) и др.
В настоящем издании представлены лучшие стихи автора за четыре десятилетия литературной работы, включая новую, седьмую, книгу «Почтовый голубь» и полный перевод «Сонетов к Орфею» Р.-М. Рильке.
Цена: 350 руб.


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru