ПОЭЗИЯ И ПРОЗА

Елена Ушакова

 

* * *

Цвет — это жизнь, это страсть и тревога в крови,

Слепок надежды, мечты и, конечно, любви.

Кобальт, кармин, веронезе и ультрамарин —

Ты существуешь, ты дышишь, и ты не один.

 

Что ж, что придется уткнуться во тьму до конца.

Мир — это только этюд неудачный Творца.

Цепко держись за него, как вангоговский куст,

Пусть он не будет бесцелен, бессмыслен и пуст.

 

Видишь ту церковь в конце переулка? Над ней

Тополь как символ прекрасно-осмысленных дней,

Ветру доступен и осени рад, не угрюм,

Желтый учитель, спаситель, дружок, однодум.

 

Ночью он сменит на кобальт свой солнечный цвет.

«Да» говори, только «да» говори, только «нет»

Не говори! Есть по крайности те «башмаки»,

Вихрь пламенеющих красок папаши Танги.

 

 

 

* * *

Сегодня ты бодр, энергичен —

Я, значит, тоскливо-слаба,

И мышь моя бе´з толку тычет

В ненужные тексту слова.

 

Нам жизнелюбивая сила

Дается одна на двоих.

Меня поднимала, носила,

А ты и устал, и притих.

 

Сегодня я только растенье,

Не стоит его поливать,

И серые, длинные тени

Ложатся на стол и кровать.

 

Я знаю твои возраженья,

Не веришь мне и возмущен.

И видишь причиной томленья

Мой краткий, недопитый сон.

 

Но есть что-то, есть, что не снилось

Ни нашим, ничьим мудрецам,

Как вирус в программе — немилость

К синхронно стучащим сердцам.

 

Что ж! Надо считаться со странной,

Таинственной данностью нам,

Как с платой смешной и туманной

По нашим бесценным счетам.

 

 

 

* * *

Катаев написал, что он теченье

Литературное придумал:

Мовизм — от слова «плохо» по-французски;

«Mauvais» — «плохой», а так как научились

Писать так хорошо, что даже плохо

Писать уж не умеют,

То переучиваться надо, вот.

А тот, кто научился, тот — мовист.

Хвала мовизму, он тебя из ряда

Способен выделить, упорный сочинитель!

Теперь уже и плохо

Наладились писать, но вот — беда:

Всем, всем плохописанье удается,

И на вопрос: кто хуже? — нет ответа.

А это-то и важно: всё же — кто?

 

 

 

* * *

Он мог растворяться в текущей минуте

И в разных предметах, был назван Протеем,

Был нервным, подвижным, как шарики ртути,

И мы подражать ему в этом не смеем.

 

Он — гений, но громким, торжественным словом

Никто не назвал его из окруженья,

Лишь мертвых накрыть этим словом неновым

Прилично — без зависти и без смущенья.

 

 

 

* * *

Он спросил меня, глаза с улыбкой сузив:

Что у Пушкина лучше всего, бесконечно прекрасно?

Ну, я сказала, «Воспоминание», «На холмах Грузии»,

«Гимн чуме», с Ходасевичем я согласна.

Но любимей всего то, что Татьяна под занавес говорила

Онегину, напомнив ему, чья очередь сегодня.

Этой речи сердечной, правдивой, милой,

Ничего нет волшебнее и безысходней.

Как любовное признание с местью совместилось безыскусно!

Исповедь с отповедью — так искренне, так серьезно,

И боль, и обида, и живое горькое чувство...

Боже мой, как грустно, как невозвратно, как поздно!

 

 

 

* * *

Я люблю этот номер уютный, гостиничный, в нем

Я присутствую только отчасти, и лучшая часть

Знает что-то такое о жизни, себе, обо всем,

Что поможет мне жить, как советовал Чацкий, — смеясь.

 

И мне нравится в белом простенке одна акварель,

На которой базар в южном городе изображен,

И мне нравится на море вид из окна и постель,

И над сдвоенной нашей постелью фонарик-плафон.

 

И мне кажется, комната эта довольна собой,

Есть и кресло, и стол, и в окне зеленеет вода.

Мне таинственно перепадает здесь что-то — с судьбой

Я в ладу, в непривычном консенсусе, как никогда.

 

Все заботы отставлены, все неудачи, вина,

Все ошибки, которые гасят мне солнечный свет,

Из которых я пью ежедневный настой свой со дна…

Где же лучше? — Где лучше? Ах, все-таки там, где нас нет!

 

 

 

* * *

Помнилось, что нет меня, нет,

Что всё без меня, без меня,

И стол, и диван, и паркет,

И отблеск ночного огня,

 

И вербы пушистый пучок

Весной по дороге в Москву,

И Вышний в окне Волочок,

И радость, что вот же, живу…

 

 

 

* * *

Эта смена сезонов дарована щедро

Нам в отличье от летних, от солнечных мест.

Если вечное лето и зимнего ветра

Дуновение резкое очи не ест, —

 

То и чувств наших пылкая, яркая смена

Совершенно померкнет и радость уйдет.

Чтобы жизнь не была — надоевшая сцена,

Нужен холод и дождь, нужен солнцеворот.

 

Наше счастье заслуженное и везенье —

В том, что долго и трудно бывает зимой,

Что непрочен дворец Твой, но ветка сирени

Возвращается к лету, как странник — домой.

Анастасия Скорикова

Цикл стихотворений (№ 6)

ЗА ЛУЧШИЙ ДЕБЮТ В "ЗВЕЗДЕ"

Павел Суслов

Деревянная ворона. Роман (№ 9—10)

ПРЕМИЯ ИМЕНИ
ГЕННАДИЯ ФЕДОРОВИЧА КОМАРОВА

Владимир Дроздов

Цикл стихотворений (№ 3),

книга избранных стихов «Рукописи» (СПб., 2023)

Подписка на журнал «Звезда» оформляется на территории РФ
по каталогам:

«Подписное агентство ПОЧТА РОССИИ»,
Полугодовой индекс — ПП686
«Объединенный каталог ПРЕССА РОССИИ. Подписка–2024»
Полугодовой индекс — 42215
ИНТЕРНЕТ-каталог «ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2024/1
Полугодовой индекс — Э42215
«ГАЗЕТЫ И ЖУРНАЛЫ» группы компаний «Урал-Пресс»
Полугодовой индекс — 70327
ПРЕССИНФОРМ» Периодические издания в Санкт-Петербурге
Полугодовой индекс — 70327
Для всех каталогов подписной индекс на год — 71767

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27

Владимир Дроздов - Рукописи. Избранное
Владимир Георгиевич Дроздов (род. в 1940 г.) – поэт, автор книг «Листва календаря» (Л., 1978), «День земного бытия» (Л., 1989), «Стихотворения» (СПб., 1995), «Обратная перспектива» (СПб., 2000) и «Варианты» (СПб., 2015). Лауреат премии «Северная Пальмира» (1995).
Цена: 200 руб.
Сергей Вольф - Некоторые основания для горя
Это третий поэтический сборник Сергея Вольфа – одного из лучших санкт-петербургских поэтов конца ХХ – начала XXI века. Основной корпус сборника, в который вошли стихи последних лет и избранные стихи из «Розовощекого павлина» подготовлен самим поэтом. Вторая часть, составленная по заметкам автора, - это в основном ранние стихи и экспромты, или, как называл их сам поэт, «трепливые стихи», но они придают творчеству Сергея Вольфа дополнительную окраску и подчеркивают трагизм его более поздних стихов. Предисловие Андрея Арьева.
Цена: 350 руб.
Ася Векслер - Что-нибудь на память
В восьмой книге Аси Векслер стихам и маленьким поэмам сопутствуют миниатюры к «Свитку Эстер» - у них один и тот же автор и общее время появления на свет: 2013-2022 годы.
Цена: 300 руб.
Вячеслав Вербин - Стихи
Вячеслав Вербин (Вячеслав Михайлович Дреер) – драматург, поэт, сценарист. Окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии по специальности «театроведение». Работал заведующим литературной частью Ленинградского Малого театра оперы и балета, Ленинградской областной филармонии, заведующим редакционно-издательским отделом Ленинградского областного управления культуры, преподавал в Ленинградском государственном институте культуры и Музыкальном училище при Ленинградской государственной консерватории. Автор многочисленных пьес, кино-и телесценариев, либретто для опер и оперетт, произведений для детей, песен для театральных постановок и кинофильмов.
Цена: 500 руб.
Калле Каспер  - Да, я люблю, но не людей
В издательстве журнала «Звезда» вышел третий сборник стихов эстонского поэта Калле Каспера «Да, я люблю, но не людей» в переводе Алексея Пурина. Ранее в нашем издательстве выходили книги Каспера «Песни Орфея» (2018) и «Ночь – мой божественный анклав» (2019). Сотрудничество двух авторов из недружественных стран показывает, что поэзия хоть и не начинает, но всегда выигрывает у политики.
Цена: 150 руб.
Лев Друскин  - У неба на виду
Жизнь и творчество Льва Друскина (1921-1990), одного из наиболее значительных поэтов второй половины ХХ века, неразрывно связанные с его родным городом, стали органически необходимым звеном между поэтами Серебряного века и новым поколением питерских поэтов шестидесятых годов. Унаследовав от Маршака (своего первого учителя) и дружившей с ним Анны Андреевны Ахматовой привязанность к традиционной силлабо-тонической русской поэзии, он, по существу, является предтечей ленинградской школы поэтов, с которой связаны имена Иосифа Бродского, Александра Кушнера и Виктора Сосноры.
Цена: 250 руб.
Арсений Березин - Старый барабанщик
А.Б. Березин – физик, сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе в 1952-1987 гг., занимался исследованиями в области физики плазмы по программе управляемого термоядерного синтеза. Занимал пост ученого секретаря Комиссии ФТИ по международным научным связям. Был представителем Союза советских физиков в Европейском физическом обществе, инициатором проведения конференции «Ядерная зима». В 1989-1991 гг. работал в Стэнфордском университете по проблеме конверсии военных технологий в гражданские.
Автор сборников рассказов «Пики-козыри (2007) и «Самоорганизация материи (2011), опубликованных издательством «Пушкинский фонд».
Цена: 250 руб.
Игорь Кузьмичев - Те, кого знал. Ленинградские силуэты
Литературный критик Игорь Сергеевич Кузьмичев – автор десятка книг, в их числе: «Писатель Арсеньев. Личность и книги», «Мечтатели и странники. Литературные портреты», «А.А. Ухтомский и В.А. Платонова. Эпистолярная хроника», «Жизнь Юрия Казакова. Документальное повествование». br> В новый сборник Игоря Кузьмичева включены статьи о ленинградских авторах, заявивших о себе во второй половине ХХ века, с которыми Игорь Кузьмичев сотрудничал и был хорошо знаком: об Олеге Базунове, Викторе Конецком, Андрее Битове, Викторе Голявкине, Александре Володине, Вадиме Шефнере, Александре Кушнере и Александре Панченко.
Цена: 300 руб.
На сайте «Издательство "Пушкинского фонда"»


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru

Почта России