ПОЭЗИЯ И ПРОЗА

Лариса Шушунова

* * *

Для чего нам дана безупречная речь —

Отголосок предвечного Слова,

Если чувства в нее все равно не облечь —

Так, чтоб сдвинулась первооснова

И гора всеми звеньями дрогнула, прочь

Отступая под натиском веры?

Ведь дана же инструкция, действуй точь-в-точь! —

Раз в истории были примеры…

 

 

* * *

Зачем мне эта чепуха,

Не стоящая, право,

Не то что лавра — лопуха,

Что лезет из канавы?

 

 

* * *

Сижу, мусолю перевод —

Из Одена. Тоскливо, сыро.   

Вечерний млеет небосвод,

Но без толку пылится лира,

 

И сводит брови Аполлон

У переносицы высокой,

И клонит ветку на балкон

Патлатый клен неподалеку.

 

А в памяти еще сидит

Заноза нашей первой встречи.

И время вроде бы летит,

Но — по касательной. Не лечит.

 

И так же зыбок бледный свет

Над черной, точно небо, аркой,

И так же в жизни смысла нет.

Лишь пятна крон, решетки парка.

 

 

* * *

Оранжево-красной улитке

Подобна, пылая в углу,

Спираль электрической плитки

Пронизывает полумглу

 

Плакучего сруба, узоры

Древесных колец годовых

Пугают и радуют взоры…

И стук отдаленный затих.

 

Как меркнут закатные краски

Над пиками елей в окне!

Как будто во сне или в сказке.

Во мне ли причина, вовне?

 

И кажется страшной во мраке

Штормовка на шатком гвозде,

И вой монотонный собаки

Все ближе подводит к черте,

 

Шагнув за которую, мысли

Дневные рассыплются в прах…

Укрой меня, к сонму причисли

Забывших про холод и страх!

 

 

* * *

Заснеженных кустов коралловые рифы,

И черная вода звенящего ручья,

И полоса лыжни влечет нас, точно скифы —

Персидского царя, — рискни, мол… Нет, не я

На этот раз — пускай попробуют другие,

Кто не был никогда за призрачной чертой,

Где белые меха, и искры золотые,

И тонкая резьба, и этот свод литой…

Пускай вдали тропа теряется, петляя,

Мороча дураков, не знающих цены

Мгновенью забытья. Но ты-то, ты-то — зная! —

Зачем, поддавшись вновь гипнозу новизны,

Торопишься туда, откуда нет возврата,

Где, потеряв себя, взамен не обретешь

Ни слитков серебра, как в сказке, ни заката

Холодного огня, где месяц, будто нож,

Сквозь кружево блестит ветвей и скрипы елей

Заставят кипяток сознанья замереть,

Отменят навсегда намеренья и цели,

Отучат наконец бояться и хотеть…

 

 

* * *

Если писать стихи, то только в стол.             

Если читать их вслух, то лишь деревьям и травам,

Потому что они не поставят тебе ни пятерку, ни кол,

Каким бы ни был твой слог — гладким или корявым.

Только тогда, когда этот труд вообще ни на что

Не претендует — ни на какой поощрительный шорох,

Проносящийся по рядам в притихшем ЛИТО,

Точно поднятый ветром листвы прошлогодней ворох, —

Только тогда  имеет смысл их править — лечить, как больных детей,

Приводить  в сознанье отдельные строчки, лежащие в  коме,

Когда есть пониманье того, что они ни для чьих ушей

По большому счету не предназначены, кроме…

 

 

* * *

Лыжи последнее время слушаться не хотят:

То не скользят совсем, то откат назад

 

Сильный дают, — все же дерево, а не пластик…

Вот и болтаешься, точно оторванный хлястик.

 

Не удовольствие, а лошадиный труд.

Я бы вернулась, да жаль десяти минут,

 

Что на дорогу потратить пришлось от дома.

Чувство такое, наверное, всем знакомо:

 

Так отношения держат, зайдя в тупик,

Или мечта изучить наконец язык,

 

Так, чтобы, оказавшись в среде чужеродной,

Все понимать — от сводки, скажем, погодной

 

До разговора каких-нибудь негров в метро

Про передачу о жизни Мэрилин Монро.

 

Вот и буксуешь на месте, не приближаясь к цели, —

Темная материя в белых клубах метели.

 

 

* * *                

После тяжелой и продолжительной болезни,

Завершившейся, к счастью, благополучно,

Жизнь, по идее, должна быть насыщенней, интересней,

Но мне почему-то все так же тоскливо и скучно.

Видимо, все же не вышла еще заноза:

Нету такого пинцета. Ходи с ней, пока не сдохнешь.

И не поможет тебе ни притворно победная поза,

Ни табуретка, которой в сердцах ты об стенку грохнешь,

Вспомнив его театральность, напыщенность и витийство,

Умение глазки закатывать с непревзойденной манерой…

Сколько дают сейчас за преднамеренное убийство?

Если бы я жила в прошлом веке, то подалась бы в эсеры.

И мы собирались бы где-нибудь на конспиративной квартире,

Обсуждали маршрут следования очередного министра,

И было бы до лампочкисорокаваттовой мне всё в мире,

Я бы умела действовать оперативно и быстро,

Меня бы не мучили приступы нерешительности, вопросы,

Комплекс вины и прочие интеллигентские штучки…

Я бы легко обрывала все связи и вынимала занозы,

Оставшиеся — после разрыва — в сердце, — пропитанные ядом колючки.

 

 

* * *

Где льется дней моих невидимый поток…

ИзвивыСороти тугие,

Косые взгляды двух озер

На нас, букашек: кто такие?

Небес изменчивый узор,

Взор полусонного светила

Сквозь тяжки вежды облаков…

И все-таки какая сила

У этих топких берегов

В зеленых лезвиях осоки,

В кудрявых зарослях ольхи!

Ты что в невидимом потоке

Поймать надеешься — стихи

Плетешь, как сети? Неужели

В магическую силу слов —

Свидетелями — липы, ели! —

Все веришь, бедный рыболов?

 

 

* * *

Гляжу ль на дуб уединенный…

Тебя я обошла со всех сторон,

Дивясь необоримой древней мощи,

Свидетель трех веков — царей, корон…

Вокруг — луга, березовые рощи,

Пруды, поля, политики, война,

Труды, реформы, свадьбы, кинопробы,

Шаги, машины, шум и тишина —

Услышать голос вещей кроны чтобы

И перешептывание корней

В сырых пластах, в седом культурном слое

Сквозь толкотню и сутолоку дней...

Шуми, склоняйся, древо мировое.

 

 

КРЕПОСТЬ ОРЕШЕК

 

Глазницы черные развалин

И волн страдальческий оскал —

Как будто сам товарищ Сталин

Стоять им насмерть приказал,

 

Туманный берег прикрывая,

Свинцовый отражая свод.

О, дышащая сталь живая!

В седую даль, за взводом взвод.

 

В водоворотах, клочьях пены

И отблесках огня — едва ль      

Без вас бы выстояли стены —

Как расставаться с ними жаль!

 

Но к пристани уж катер подан,

Дорога жизни позади

Осталась, под набрякшим сводом.

Сиди и влажную тверди

 

Строку, подняв ко тверди взоры,

Следи за чайкой, чей полет

Теперь до самой Усть-Ижоры

Твое сознание займет,

 

Пока расстеленная шкурка

Заката тлеет над рекой

И тают башни Шлиссельбурга

В дали, подернутой тоской.

Всем читателям!

Чтобы получить журнал с доставкой в любой адрес, надо оформить подписку в почтовом отделении по
«Объединенному каталогу ПРЕССА РОССИИ «Подписка – 2021»
Полугодовая подписка по индексу: 42215
Годовая подписка по индексу: 71767
Почта России
Группа компаний «Урал-пресс»
ural-press.ru
Подписное агентство "Прессинформ"
ООО "Прессинформ"

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27



В издательстве журнала «Звезда» вышел третий сборник стихов эстонского поэта Калле Каспера «Да, я люблю, но не людей» в переводе Алексея Пурина. Ранее в нашем издательстве выходили книги Каспера «Песни Орфея» (2018) и «Ночь – мой божественный анклав» (2019). Сотрудничество двух авторов из недружественных стран показывает, что поэзия хоть и не начинает, но всегда выигрывает у политики.
Цена: 150 руб.



Жизнь и творчество Льва Друскина (1921-1990), одного из наиболее значительных поэтов второй половины ХХ века, неразрывно связанные с его родным городом, стали органически необходимым звеном между поэтами Серебряного века и новым поколением питерских поэтов шестидесятых годов. Унаследовав от Маршака (своего первого учителя) и дружившей с ним Анны Андреевны Ахматовой привязанность к традиционной силлабо-тонической русской поэзии, он, по существу, является предтечей ленинградской школы поэтов, с которой связаны имена Иосифа Бродского, Александра Кушнера и Виктора Сосноры.
Цена: 250 руб.




А.Б. Березин – физик, сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе в 1952-1987 гг., занимался исследованиями в области физики плазмы по программе управляемого термоядерного синтеза. Занимал пост ученого секретаря Комиссии ФТИ по международным научным связям. Был представителем Союза советских физиков в Европейском физическом обществе, инициатором проведения конференции «Ядерная зима». В 1989-1991 гг. работал в Стэнфордском университете по проблеме конверсии военных технологий в гражданские.
Автор сборников рассказов «Пики-козыри (2007) и «Самоорганизация материи (2011), опубликованных издательством «Пушкинский фонд».
Цена: 250 руб.



Литературный критик Игорь Сергеевич Кузьмичев – автор десятка книг, в их числе: «Писатель Арсеньев. Личность и книги», «Мечтатели и странники. Литературные портреты», «А.А. Ухтомский и В.А. Платонова. Эпистолярная хроника», «Жизнь Юрия Казакова. Документальное повествование». br> В новый сборник Игоря Кузьмичева включены статьи о ленинградских авторах, заявивших о себе во второй половине ХХ века, с которыми Игорь Кузьмичев сотрудничал и был хорошо знаком: об Олеге Базунове, Викторе Конецком, Андрее Битове, Викторе Голявкине, Александре Володине, Вадиме Шефнере, Александре Кушнере и Александре Панченко.
Цена: 300 руб.

Алексей Пурин - Незначащие речи


В книге впервые публикуются стихотворения Алексея Пурина 1976-1989 годов.
Алексей Арнольдович Пурин (1955, Ленинград) — поэт, эссеист, переводчик. С 1989 г. заведует отделом поэзии, а с 2002 г. также и отделом критики петербургского журнала «Звезда». В 1995–2009 гг. соредактор литературного альманаха «Urbi» (Нижний Новгород — Прага — С.-Петербург; вышли в свет шестьдесят два выпуска). Автор двух десятков стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат премий «Северная Пальмира» (1996, 2002), «Честь и свобода» (1999), журналов «Новый мир» (2014) и «Нева» (2014). Участник 32-го ежегодного Международного поэтического фестиваля в Роттердаме (2001) и др. форумов. Произведения печатались в переводах на английский, голландский, итальянский, литовский, немецкий, польский, румынский, украинский, французский и чешский, в т. ч. в представительных антологиях.
Цена: 130 руб.

Михаил Петров - Огонь небесный


Михаил Петрович Петров, доктор физико-математических наук, профессор, занимается исследованиями в области управляемого термоядерного синтеза, главный научный сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе. Лауреат двух Государственных премий СССР. В 1990 – 2000 работал приглашенным профессором в лабораториях по исследованию управляемого термоядерного синтеза в Мюнхене (ФРГ), Оксфорде (Великобритания) и Принстоне (США), Научный руководитель работ по участию ФТИ в создании Международного термоядерного реактора.
В книге «Огонь небесный» отражен незаурядный опыт не только крупного ученого, но и писателя, начинавшего литературный путь еще в начале шестидесятых. В нее вошли рассказы тех лет, воспоминания о научной работе в Англии и США, о дружбе с Иосифом Бродским, кинорежиссером Ильей Авербахом и другими незаурядными людьми ленинградской культуры.
Цена: 300 руб.

Мириам Гамбурд - Гаргулья


Мириам Гамбурд - известный израильский скульптор и рисовальщик, эссеист, доцент Академии искусств Бецалель в Иерусалиме, автор первого в истории книгопечатания альбома иллюстраций к эротическим отрывкам из Талмуда "Грех прекрасен содержанием. Любовь и "мерзость" в Талмуде Мидрашах и других священных еврейских книгах".
"Гаргулья" - собрание прозы художника, чей глаз точен, образы ярки, композиция крепка, суждения неожиданны и парадоксальны. Книга обладает всеми качествами, привлекающими непраздного читателя.
Цена: 400 руб.

Калле Каспер - Ночь - мой божественный анклав


Калле Каспер (род. в 1952 г.) — эстонский поэт, прозаик, драматург, автор пяти стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. В переводе на русский язык вышла книга стихов «Песни Орфея» (СПб., 2017).
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) — русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.

Алексей Пурин - Незначащие речи


Алексей Арнольдович Пурин (1955, Ленинград) — поэт, эссеист, переводчик. С 1989 г. заведует отделом поэзии, а с 2002 г. также и отделом критики петербургского журнала «Звезда». В 1995–2009 гг. соредактор литературного альманаха «Urbi» (Нижний Новгород — Прага — С.-Петербург; вышли в свет шестьдесят два выпуска). Автор двух десятков стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат премий «Северная Пальмира» (1996, 2002), «Честь и свобода» (1999), журналов «Новый мир» (2014) и «Нева» (2014). Участник 32-го ежегодного Международного поэтического фестиваля в Роттердаме (2001) и др. форумов. Произведения печатались в переводах на английский, голландский, итальянский, литовский, немецкий, польский, румынский, украинский, французский и чешский, в т. ч. в представительных антологиях.
В книге впервые публикуются ранние стихотворения автора.
Цена: 130 руб.
Моя жизнь - театр. Воспоминания о Николае Евреинове


Эта книга посвящена одному из творцов «серебряного века», авангардному преобразователю отечественной сцены, режиссеру, драматургу, теоретику и историку театра Николаю Николаевичу Евреинову (1879-1953). Она написана его братом, доктором технических наук, профессором Владимиром Николаевичем Евреиновым (1880-1962), известным ученым в области гидравлики и гидротехники. После смерти брата в Париже он принялся за его жизнеописание, над которым работал практически до своей кончины. Воспоминания посвящены доэмигрантскому периоду жизни Николая Евреинова, навсегда покинувшего Россию в 1925 году. До этого времени общение братьев было постоянным и часто происходило именно у Владимира, так как он из всех четверых братьев и сестер Евреиновых оставался жить с матерью, и его дом являлся притягательным центром близким к семье людей, в том числе друзей Николая Николаевича - Ю. Анненкова, Д. Бурлюка, В.Каменского, Н. Кульбина, В. Корчагиной-Алексан-дровской, Л. Андреева, М. Бабенчикова и многих других. В семье Евреиновых бережно сохранились документы, фотографии, письма того времени. Они нашли органичное место в качестве иллюстраций, украшающих настоящую книгу. Все они взяты из домашнего архива Евреиновых-Никитиных в С.-Петербурге. Большая их часть публикуется впервые.
Цена: 2000 руб.

Пасынки поздней империи


Книга Леонида Штакельберга «Пасынки поздней империи» состоит из одной большой повести под таким же названием и нескольких документальных в основе рассказов-очерков «Призывный гул стадиона», «Камчатка», «Че», «Отец». Проза Штакельберга столь же своеобразна, сколь своеобразным и незабываемым был сам автор, замечательный рассказчик. Повесть «пасынки поздней империи» рассказывает о трудной работе ленинградских шоферов такси, о их пассажирах, о городе, увиденном из окна машины.
«Призывный гул стадиона» - рассказ-очерк-воспоминание о ленинградских спортсменах, с которыми Штакельбергу довелось встречаться. Очерк «Отец» - подробный и любовный рассказ об отце, научном сотруднике Института имени Лесгафта, получившем смертельное ранение на Ленинградском фронте.
Цена: 350 руб.

Власть слова и слово власти


Круглый стол «Власть слова и слово власти» посвящен одному из самых драматических социокультурных событий послевоенного времени – Постановлению Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» 1946 г.
Цена: 100 руб.


На сайте «Издательство "Пушкинского фонда"»


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru

Почта России