ПОЭЗИЯ И ПРОЗА

 

Ася ВЕКСЛЕР

ВТОРОЕ ЦВЕТЕНИЕ

Ты посмотри, зацвело орхидейное дерево —

осени наперекор, накануне потерь его.

Солнцем обласкано, пренебрегает прогнозами. 

Самый конец сентября, а оно густо-розово.

 

Не для подсчета цветов, как цыплят из пословицы, —

с ходу на нем, сбитый с толку, твой взгляд остановится,

завороженный палитрой его, одураченный

розово-желто-зеленым с пятнистою ржавчиной.

 

Всё-то врут календари. Завирается азимут.

Есть прецедент. Видишь сам: не слабо, глядя на зиму,

гнать за бутоном бутон перед серыми стенами.

Что оно слышит, топорща тычинки антеннами?

 

ПРИЕЗД

Написано мне было на роду

в две тысячи тринадцатом году,

изжив особо застарелый вирус,

вернуться в этот город через два

десятка лет, застать в нем рукава

его реки все теми же — на вырост.

 

Грех стариться! Благодаря судьбе

из-под крыла легчайшего М. Б.

(что совпадение) перед Фонтанкой

оказываясь, участь не дробя

на там и здесь и прочее, себя

не ощущая полуиностранкой,

 

оставив тьму двоиться под мостом,

все завтра-послезавтра на потом

я отложила. Чуть осовременен,

плыл город по течению времен,

к полуночи закатом озарен

и столь же несравним, сколь несравненен.

 

Когда в основе городов река

или каналы, есть наверняка

в них доля сходства. Но хоть на гондоле,

как на рекламах турагентств, плыви,

живым теням давнишних визави

там не бывать. Единственным — тем боле.

 

Всяк жив своим. Но, вспоминая тех,

кому светил успех иль неуспех,

чей маятник обратно не качнулся,

я неизбежно думала о том,

кто был мне только косвенно знаком:

он убыл и в итоге не вернулся.

 

Как было жаль всего, что вкривь и вкось

распалось для него и не срослось, —

избыв пробел, не выпало бессонно,

пространство крепким кофе отогрев,

адресовать неведомому Ф.

дальнейшее развитие Платона.

 

ПОХОРОНЫ ВЕЧЕРОМ

Не сомневайся: здесь не проворонят

каким бы ветром с этих гор ни сдуло —

исход летальный. Допоздна хоронят

над въездом в город на Холме Саула.

 

Так хоронили там не имярека,

а знатока искусства — человека,

имевшего заслуги и т. п.

Не нам чета, без словаря в латыни

он сведущ был, а это — редкость ныне.

Молчали мы, идя за ним в толпе.

 

Вне городских огней мало-помалу

тьму вечера собой усугубляла

тьма вечности. И в шествии теней

я слева на ограде из камней

разросшиеся тени узнавала.

 

А справа, как во времена иные,

держали фонари переносные

мужчины в черном с головы до ног.

Чтя сызмальства заветы и запреты,

они имели общие приметы

и знали то, чего ты знать не мог.

 

Ты знал свое. И желтый свет фонарный,

пурпурный с тыла, дважды фрагментарный,

навеял, то янтарен, то багров,

эпоху, где в ходу не лье, так мили,

где фонари такие же светили

еще при жизни старых мастеров.

 

…Жил живописец около канала,

что на краю еврейского квартала,

а обеднев, стал жить внутри него;

писал героев Библии с евреев —

торговцев, неимущих, книгочеев:

должно быть достоверным мастерство.

 

Узнав себя, те говорили: «Йофи»*.

Потомки их погибнут в Катастрофе

еврейства через триста с чем-то лет.

А те им спасены — годов не числя,

глядят на этот свет. В каком-то смысле

он праведник — считай так или нет.

 

Вдохнуть во что-то жизнь трудней, чем сдунуть

ее саму. Есть основанье думать

что светотени мученик Рембрандт

знал похорон вечерний вариант.     

 

 

ОКРЕСТНОСТЬ

На маленькой площадке смотровой,

не заимевшей статус таковой,

но наделенной далью, глубью, эхом,

где скрыт горой невидимый совсем,

по Новому Завету, — Вифлеем,

а до того, по Ветхому, — Бейт-Лехем,

 

побудь чуток; скажи, что Бог один,

пока свое выводит муэдзин,

распространяясь на округу в целом.

Не новость: иллюзорна благодать,

из коей нет проблем тебя достать

винтовкою с оптическим прицелом.

 

Зато — вот он, сферический обрыв:

как будто кто-то, угол округлив,

провел рукой по спуску вглубь долины,

когда от света отступилась мгла

и почва каменистая была

податливее воска, мягче глины.

 

Упомяни: Господь, что сотворил

сей мир, с ним на иврите говорил

о том о сем — насквозь, напропалую.

Смотри! Волокна облачные ткут

надземный след моавитянки Рут

и тень ее нагорную земную.

 

 

* * *

 

Скелета нет в моем шкафу.

За парой дверец — тьфу-тьфу-тьфу —

всего лишь место для одежды.

А тот, ничейный, встрял в строфу.

Не реагирует на фу.

Беспочвенны надежды.

 

Прощу бедняге произвол:

веков пятнадцать он провел,

землетрясеньем умерщвленный,

во тьме, где прах, песок и ржа,

горшочек с золотом держа

под рухнувшей колонной.

 

Копилка есть нутро земли.

В раскопке рядом с ним нашли

следы молельни, абрис кладки

(театрик, но и некий дом

увеселительный, — а в нем

из-под руин — остатки

 

фривольных текстов на полах,

укромных лож там-сям в углах;

серьгу, осколки без разбору).

Догадки — большей частью вздор.

Но если был он сутенер,

красотки дали деру!

 

Геологический разлом

у нас под боком, под жильем.

Тряхнет — и прирасту к листочку

с привычной ручкой заодно.

На ней есть надпись — «CASINO».

Меня там не стояло. Но —

везение на бочку!

Анастасия Скорикова

Цикл стихотворений (№ 6)

ЗА ЛУЧШИЙ ДЕБЮТ В "ЗВЕЗДЕ"

Павел Суслов

Деревянная ворона. Роман (№ 9—10)

ПРЕМИЯ ИМЕНИ
ГЕННАДИЯ ФЕДОРОВИЧА КОМАРОВА

Владимир Дроздов

Цикл стихотворений (№ 3),

книга избранных стихов «Рукописи» (СПб., 2023)

Подписка на журнал «Звезда» оформляется на территории РФ
по каталогам:

«Подписное агентство ПОЧТА РОССИИ»,
Полугодовой индекс — ПП686
«Объединенный каталог ПРЕССА РОССИИ. Подписка–2024»
Полугодовой индекс — 42215
ИНТЕРНЕТ-каталог «ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2024/1
Полугодовой индекс — Э42215
«ГАЗЕТЫ И ЖУРНАЛЫ» группы компаний «Урал-Пресс»
Полугодовой индекс — 70327
ПРЕССИНФОРМ» Периодические издания в Санкт-Петербурге
Полугодовой индекс — 70327
Для всех каталогов подписной индекс на год — 71767

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27

Сергей Вольф - Некоторые основания для горя
Это третий поэтический сборник Сергея Вольфа – одного из лучших санкт-петербургских поэтов конца ХХ – начала XXI века. Основной корпус сборника, в который вошли стихи последних лет и избранные стихи из «Розовощекого павлина» подготовлен самим поэтом. Вторая часть, составленная по заметкам автора, - это в основном ранние стихи и экспромты, или, как называл их сам поэт, «трепливые стихи», но они придают творчеству Сергея Вольфа дополнительную окраску и подчеркивают трагизм его более поздних стихов. Предисловие Андрея Арьева.
Цена: 350 руб.
Ася Векслер - Что-нибудь на память
В восьмой книге Аси Векслер стихам и маленьким поэмам сопутствуют миниатюры к «Свитку Эстер» - у них один и тот же автор и общее время появления на свет: 2013-2022 годы.
Цена: 300 руб.
Вячеслав Вербин - Стихи
Вячеслав Вербин (Вячеслав Михайлович Дреер) – драматург, поэт, сценарист. Окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии по специальности «театроведение». Работал заведующим литературной частью Ленинградского Малого театра оперы и балета, Ленинградской областной филармонии, заведующим редакционно-издательским отделом Ленинградского областного управления культуры, преподавал в Ленинградском государственном институте культуры и Музыкальном училище при Ленинградской государственной консерватории. Автор многочисленных пьес, кино-и телесценариев, либретто для опер и оперетт, произведений для детей, песен для театральных постановок и кинофильмов.
Цена: 500 руб.
Калле Каспер  - Да, я люблю, но не людей
В издательстве журнала «Звезда» вышел третий сборник стихов эстонского поэта Калле Каспера «Да, я люблю, но не людей» в переводе Алексея Пурина. Ранее в нашем издательстве выходили книги Каспера «Песни Орфея» (2018) и «Ночь – мой божественный анклав» (2019). Сотрудничество двух авторов из недружественных стран показывает, что поэзия хоть и не начинает, но всегда выигрывает у политики.
Цена: 150 руб.
Лев Друскин  - У неба на виду
Жизнь и творчество Льва Друскина (1921-1990), одного из наиболее значительных поэтов второй половины ХХ века, неразрывно связанные с его родным городом, стали органически необходимым звеном между поэтами Серебряного века и новым поколением питерских поэтов шестидесятых годов. Унаследовав от Маршака (своего первого учителя) и дружившей с ним Анны Андреевны Ахматовой привязанность к традиционной силлабо-тонической русской поэзии, он, по существу, является предтечей ленинградской школы поэтов, с которой связаны имена Иосифа Бродского, Александра Кушнера и Виктора Сосноры.
Цена: 250 руб.
Арсений Березин - Старый барабанщик
А.Б. Березин – физик, сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе в 1952-1987 гг., занимался исследованиями в области физики плазмы по программе управляемого термоядерного синтеза. Занимал пост ученого секретаря Комиссии ФТИ по международным научным связям. Был представителем Союза советских физиков в Европейском физическом обществе, инициатором проведения конференции «Ядерная зима». В 1989-1991 гг. работал в Стэнфордском университете по проблеме конверсии военных технологий в гражданские.
Автор сборников рассказов «Пики-козыри (2007) и «Самоорганизация материи (2011), опубликованных издательством «Пушкинский фонд».
Цена: 250 руб.
Игорь Кузьмичев - Те, кого знал. Ленинградские силуэты
Литературный критик Игорь Сергеевич Кузьмичев – автор десятка книг, в их числе: «Писатель Арсеньев. Личность и книги», «Мечтатели и странники. Литературные портреты», «А.А. Ухтомский и В.А. Платонова. Эпистолярная хроника», «Жизнь Юрия Казакова. Документальное повествование». br> В новый сборник Игоря Кузьмичева включены статьи о ленинградских авторах, заявивших о себе во второй половине ХХ века, с которыми Игорь Кузьмичев сотрудничал и был хорошо знаком: об Олеге Базунове, Викторе Конецком, Андрее Битове, Викторе Голявкине, Александре Володине, Вадиме Шефнере, Александре Кушнере и Александре Панченко.
Цена: 300 руб.
Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru

Почта России