ИЗ ГОРОДА ЭНН

Письма Леи Гольдберг к Омри Ронену

В записную книжку Омри Ронена за 1969 год аккуратно вложена вырезка из газеты «Нью-Йорк Таймс» (16 января 1970 года) о смерти израильской поэтессы Леи Гольдберг.

Лея Гольдберг была поэтом, критиком, переводчиком, литературоведом, драматургом, педагогом. Ее стихи для детей стали классикой литературы на иврите. Лея родилась 29 мая 1911 года в Кeнигсберге, окончила еврейскую гимназию в Ковно (Каунас). С 1931-го по 1933 год училась в Германии в Берлинском, а затем в Бонн­ском университете, где получила степень доктора философии. В число ее научных достижений входит воскрешение интереса к глубоко забытой пьесе Иосифа Сома из Мантуи (XV век), которая считается первой пьесой, написанной на иврите. Лея не только перевела эту пьесу на современный иврит, но и помогла поставить ее на сцене Еврейского университета (1963). 

Приехав в Палестину в 1935 году, Лея много переводила, редактировала, писала театральные рецензии, была литературным консультантом театра «Габима», активно участвовала в группе молодых поэтов «Вместе». С 1952 года и до своей смерти в 1970-м от рака Лея работала в Еврейском университете в Иерусалиме, где она основала отдел компаративистики. Свободно владея семью языками, Лея принимала экзамены у студентов, написанные на английском, немецком, русском, итальян­ском, французском и идише. Переводы Леи Гольдберг включают произведения Толстого («Война и мир»), Чехова, Ахматовой, Лорки, Шекспира, Бодлера, Ибсена и многих других. Все, что она опубликовала за годы научной и творческой деятельности, написано на иврите.

Омри Ронен учился у Леи Гольдберг в Еврейском университете в Иерусалиме. Он редко говорил о Лее, как редко говорил о людях, рано ушедших, к которым был глубоко привязан. Тем не менее почти в каждом томе «Из города Энн» есть хоть несколько слов о Гольдберг. Так, в его последней книге, в эссе под названием «Грусть», он пишет: «Лея Гольдберг, незабываемая, единственная в своем роде поэтесса, переводчица на иврит и Данте, и Льва Толстого, и Блока (больше всего она гордилась тем, что ей удалось перевести „Опять, как в годы золотые…“), мой профессор сравнительного литературоведения, побывала в СССР в 1954 году…»1 Омри сохранил глубокую благодарность к Лее: она помогла ему избавиться от изнурительной работы в Иерусалимской университетской библиотеке; благодаря ее рекомендации он получил заказ на перевод книги Луи Фишера о Ленине, когда еще не был уверен, будет ли у него стипендия в Гарварде (через Фишера, он в свою очередь познакомился с Берберовой). Наконец, как видно из ниже публикуемых писем, ее поддержка обеспечила Омри работу в Еврейском университете. Последнее из этих писем написано за три месяца до смерти Леи Гольдберг.

 В нашей публикации сохранены некоторые особенности ее орфографии.

 

1

22. 1. 1966, Иерусалим

Дорогой Омри,

у меня перед Вами совесть не чиста, и боюсь, что причинила Вам большую неприятность. Дело в том, что письмо Ваше (которое меня очень обрадовало) получилось, когда у меня был очередной грипп — шестой по счету
в этом году — и высокая температура. Из-за этого я отложила ответ на несколько дней, и было у меня, еще при нездоровии, сто тысяч спешных дел. Главное то, что я заметила, что dead-line 10. 1. 1966.1 Почему-то мне казалось, что срок кончается в феврале. Страшно огорчаюсь! Надеюсь, что Рут Нево2 послала свой формуляр вовремя. Mожет быть, хоть это поможет. Я все же пробую послать мою рекомендацию. Авось, несмотря на опоздание, пригодится. Простите, ради Бога!

Я рада, что Вы «подходите» Якобсону.3 И нам, конечно, для Вашей будущей деятельности у нас, безразлично, где Вы будете продолжать учиться и писать диссертацию. Вам на месте виднее, а в остальном не сомневаюсь, что напишете блестящую работу. Разумеется, что после окончания ее мы будем рады предоставить Вам работу на кафедре русской литературы.

Сердечный привет маме.4 Как хорошо, что она довольна своей работой в Америке и что вы сейчас вместе там. Еще раз — не сердитесь на меня, мне и так на себя страшно досадно.

Ваша Л. Г.

P. S. Читали ли Вы стихи Бродского? По моему — единственный настоящий поэт в России.

 


1 Срок подачи рекомендаций для поступления в аспирантуру в Гарварде.

2 Нево Рут — специалист по Шекспиру и переводчик, профессор кафедры английской литературы в Еврейском университете. 

3 Якобсон Роман Осипович (1896—1982) — лингвист и литературовед. В эти годы работал в Гарвардском университете и в Массачусетском институте технологии. Статья Р. О. Якобсона «Лингвистика и поэтика» стала для Ронена, по его словам, «лучом света
в темном царстве традиционных литературоведческих штудий». Свое решение продолжать учебу в Америке, после окончания колледжа в Иерусалиме, он также связывал с Якобсоном: «Я отказался продолжать образование в Париже, куда, обещая стипендию, меня настойчиво направляла Лея Гольдберг, мой профессор сравнительного литературоведения, а решил на свой риск и страх отправиться в Америку, поближе к Якобсону, чтобы заниматься стиховедением» (Омри Ронен. Из города Энн. СПб., 2005. С. 156). Замысел книги о Мандельштаме («An Approach to Mandel’štam», 1983) Ронен относил к своей семинарской работе, написанной для Якобсона. Сохранилась студенческая работа Ронена о «Грифельной оде» Мандельштама с отметкой Якобсона — «А» (отлично). 

4 Сорени Бронислава Захаровна (1909—1980) — мать Омри Ронена, биохимик. Жила в Будапеште. По исследовательской стипендии она провела год (1965—1966) в Брандайском университете в Уолтоме.

 

 

 

2

30. 9. 1969, Иерусалим

Милый Омри,

собиралась я написать Вам давным давно, но все не выходило по причинам о которых Вам должен был рассказать Конфино.1 Но теперь у меня впечатление, что Вы с ним не то не встретились, не то толком не поговорили. Не понимаю, в чем дело: он перед отъездом был у меня, обещал условиться с Вами насчет работы в университете, передать привет от меня и сказать, что мне Вы тоже нужны. Не знаю, что произошло, и поэтому постараюсь Вам сообщить все, что могу.

Я Вам не писала, потому что хвораю почти полтора года или больше. У меня заболевание легкими началось в Париже два года тому назад. Я то болела, то выздоравливала, не очень заботилась о своем здоровии, но в общем чувствовала себя почти всегда плохо. Особенно мучила астма. Работала в перерывах много и, конечно, страдала больше всего моя корреспонденция. Из-за этого я Вас не поблагодарила за оттиск статьи о Мандельштаме2, и вообще не писала. В декабре 68-го болезнь прорвалась так, что пришлось серьезно лечиться. Не могла говорить даже по телефону. Тянулась эта история около двух месяцев. Когда стало лучше и я начала снова работать в университете, у моей матери была небольшая операция. Как раз тогда я заметила, что у меня рак. Я переждала, пока мама оправилась (не хотела ее волновать), и только после этого пошла к врачу. Оказалось, что я права. Меня оперировали. Было не страшно, и все сошло благополучно. Но период облучений довольно тяжелый. Тянулось долго, и, как только это окончилось, поехала я в горы в Швейцарию долечивать легкие. Мне это очень помогло, но писать оттуда было трудно, т<ак> к<ак> я не всегда еще хорошо владею правой рукой. Приехала я домой ровно неделю назад. Вот и пишу Вам.

По моему, Вы םײסרך םיךומיל3 очень нужны. К сожалению, не я решающая инстанция. Не моя это кафедра, и я для них работаю по доброй воле. Мне это, в общем, обременительно, так как на моей кафедре «разгром», все приходится делать самой, а сил все меньше. Во всяком случае во всем, что касается русской литературы, они обращаются ко мне и ссылаются на меня. Если будете говорить с Конфино, скажите, что получили от меня письмо. Если хотите связаться прямо с университетом, письмо Ваше все равно придет ко мне.
Я с ними все выясню и напишу Вам (или скажу, чтобы они Вам написали) положительный и утвердительный ответ. Нужно все оформить в секретариате. По-моему, бюджет у них есть.

А теперь другая возможность: если почему бы то ни было у Вас с Конфино что-нибудь не выйдет, напишите мне сейчас же, я тогда возьму Вас к себе, с тем чтобы Вы читали хоть 2 часа в .@2&$ .?+&/?-. Это можно будет устроить и оформить очень скоро. Начать должны будете осенью 70-го года. Надеюсь, что скоро мы все выясним.

Как Ваша жена?4  Где Ваша мама? Желаю Вам успешно окончить диссертацию и вообще всего лучшего.

Ваша Л. Г.

 


1 Конфино Михаил (1926—2010) — историк, специалист по дореволюционной России. С 1964-го по 1969 гг. руководил основанным им в Еврейском университете отделением русистики.

2 Первая научная публикация Ронена — «Mandel’shtam’s „Kashchei“» (Studies Presented to Professor Roman Jakobson by His Students. Ed. C. Gribble. Cambridge, 1968. Р. 252—264).

3 Кафедре русского языка.

4 Ронен Гила — первая жена Омри Ронена, художница.

 

 

 

3

15. 10. 1969

Милый Омри,

получила вчера Ваше письмо и спешу ответить Вам вкратце, чтобы Вас успокоить: Конфино здесь уже обо всем распорядился: в будущем году (70—71) у Вас работа разделена между русской кафедрой и моей. 2/3 работы на русской, 1/3 на моей. Есть уже смета, и все в порядке.1

Конфино очень хороший человек, и Вас он не избегает, как Вам показалось, да и могло показаться. Он просто теперь избегает разговоров совсем: ему очень трудно говорить, он болен, не признается в этом, лечится время от времени, а потом бросает. Что у него точно, не известно, но я заметила, что говорить ему очень трудно. Но он тихо устраивает все для всех и очень хорошо.

А<...> не бойтесь: он в будущем году уже уходит на пенсию. Не придется Вам с ним сталкиваться. Я теперь с ним немного ближе познакомилась. Оказывается, что он просто очень честолюбивый дурак. Главное — дурак. Он на меня сердит, что я не согласилась поехать на конгресс в Прагу, и почти перестал из-за этого со мной раскланиваться. Ему, видите ли, нужно было стоять во главе почетной делегации.

Оформить Ваше положение в университете официально действительно можно будет только в январе, когда Мишель <Конфино> будет здесь. Но это неважная деталь: все уже решено и главное — подписано. Мы Вас ждем. А о квартире тоже позаботимся.2 Если Вы можете уже начать хлопотать, начните и можете спокойно сослаться на Конфино и на меня. Мы, кончено, подтвердим.

Если бываете в Yale, передайте, пожалуйста, сердечный привет Виктору Эрлиху и его жене.3 Они были здесь, и мы очень сошлись. Милые люди.

А Гила как, еще успевает рисовать? Шлю Вам заранее поздравление на декабрь.

Кланяетесь Вашей милой маме. Моя мама передает привет и очень была тронута, что Вы ее помните.4

Насчет Вашей темы у меня и других подробностей еще спишемся.

Спешу отправить письмо.

Ваша Л. Г.

 


1 В одном из интервью Ронен рассказывает: «В Америку я поехал в аспирантуру, а оставаться не собирался. Леа Гольдберг, прославленная поэтесса и профессор сравнительного литературоведения, и талантливейший историк Михаил Конфино в то время пытались основать отделение славянской филологии в Еврейском университете в Иерусалиме и прочили меня на кафедру русской поэтики. Их усилиям содействовал тогдашний президент университета Харман. Бедная Леа Гольдберг, человек несравненного таланта и духовного изящества, безвременно скончалась, а Конфино ушел в Тель-Авивский университет, но по инициативе Хармана меня пригласили в Иерусалим. Я тотчас же подал в отставку в Йеле и в октябре 1971 года вернулся в Иерусалим после шестилетней отлучки» (Омри Ронен. Надо знать, что значит эта музыка. Беседу вели Илона Светликова и Аркадий Блюмбаум // Новая русская книга. 2000. № 3(4). С. 6).

2 Омри Ронену было необходимо заручиться обязательством, что ему будет отведена служебная квартира по сниженной цене. На университетское жалованье снимать квартиру для семьи в Иерусалиме он не мог. Квартирный вопрос много лет спустя стал одной из причин его отъезда из Израиля.

3 Эрлих Виктор (1914—2007) — литературовед, специалист по истории русской литературы. Его отец был одним из лидеров Бунда, а мать — дочерью еврейского историка Семена Дубного. Книга Эрлиха «Русский формализм: история и теория» (1955) стала одной из основопологающих книг по этому вопросу. С 1961 г. руководил русским факультетом в Йеле. Жена Эрлиха Иза — профессор-психиатр.

4 Гольберг Цила (1885—1982) — мать Леи Гольдберг. Лея никогда не была замужем и жила с матерью. Уже после смерти Леи мне довелось встретиться с Цилой Гольдберг. Помню темноватую квартиру и хрупкую пожилую женщину под портретом знаменитой дочери, вручившую мне, студентке Еврейского университета, премию имени Леи Гольдберг.

 

Публикация, вступительная заметка

и примечания Ирены Ронен

Анастасия Скорикова

Цикл стихотворений (№ 6)

ЗА ЛУЧШИЙ ДЕБЮТ В "ЗВЕЗДЕ"

Павел Суслов

Деревянная ворона. Роман (№ 9—10)

ПРЕМИЯ ИМЕНИ
ГЕННАДИЯ ФЕДОРОВИЧА КОМАРОВА

Владимир Дроздов

Цикл стихотворений (№ 3),

книга избранных стихов «Рукописи» (СПб., 2023)

Подписка на журнал «Звезда» оформляется на территории РФ
по каталогам:

«Подписное агентство ПОЧТА РОССИИ»,
Полугодовой индекс — ПП686
«Объединенный каталог ПРЕССА РОССИИ. Подписка–2024»
Полугодовой индекс — 42215
ИНТЕРНЕТ-каталог «ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2024/1
Полугодовой индекс — Э42215
«ГАЗЕТЫ И ЖУРНАЛЫ» группы компаний «Урал-Пресс»
Полугодовой индекс — 70327
ПРЕССИНФОРМ» Периодические издания в Санкт-Петербурге
Полугодовой индекс — 70327
Для всех каталогов подписной индекс на год — 71767

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27

Владимир Дроздов - Рукописи. Избранное
Владимир Георгиевич Дроздов (род. в 1940 г.) – поэт, автор книг «Листва календаря» (Л., 1978), «День земного бытия» (Л., 1989), «Стихотворения» (СПб., 1995), «Обратная перспектива» (СПб., 2000) и «Варианты» (СПб., 2015). Лауреат премии «Северная Пальмира» (1995).
Цена: 200 руб.
Сергей Вольф - Некоторые основания для горя
Это третий поэтический сборник Сергея Вольфа – одного из лучших санкт-петербургских поэтов конца ХХ – начала XXI века. Основной корпус сборника, в который вошли стихи последних лет и избранные стихи из «Розовощекого павлина» подготовлен самим поэтом. Вторая часть, составленная по заметкам автора, - это в основном ранние стихи и экспромты, или, как называл их сам поэт, «трепливые стихи», но они придают творчеству Сергея Вольфа дополнительную окраску и подчеркивают трагизм его более поздних стихов. Предисловие Андрея Арьева.
Цена: 350 руб.
Ася Векслер - Что-нибудь на память
В восьмой книге Аси Векслер стихам и маленьким поэмам сопутствуют миниатюры к «Свитку Эстер» - у них один и тот же автор и общее время появления на свет: 2013-2022 годы.
Цена: 300 руб.
Вячеслав Вербин - Стихи
Вячеслав Вербин (Вячеслав Михайлович Дреер) – драматург, поэт, сценарист. Окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии по специальности «театроведение». Работал заведующим литературной частью Ленинградского Малого театра оперы и балета, Ленинградской областной филармонии, заведующим редакционно-издательским отделом Ленинградского областного управления культуры, преподавал в Ленинградском государственном институте культуры и Музыкальном училище при Ленинградской государственной консерватории. Автор многочисленных пьес, кино-и телесценариев, либретто для опер и оперетт, произведений для детей, песен для театральных постановок и кинофильмов.
Цена: 500 руб.
Калле Каспер  - Да, я люблю, но не людей
В издательстве журнала «Звезда» вышел третий сборник стихов эстонского поэта Калле Каспера «Да, я люблю, но не людей» в переводе Алексея Пурина. Ранее в нашем издательстве выходили книги Каспера «Песни Орфея» (2018) и «Ночь – мой божественный анклав» (2019). Сотрудничество двух авторов из недружественных стран показывает, что поэзия хоть и не начинает, но всегда выигрывает у политики.
Цена: 150 руб.
Лев Друскин  - У неба на виду
Жизнь и творчество Льва Друскина (1921-1990), одного из наиболее значительных поэтов второй половины ХХ века, неразрывно связанные с его родным городом, стали органически необходимым звеном между поэтами Серебряного века и новым поколением питерских поэтов шестидесятых годов. Унаследовав от Маршака (своего первого учителя) и дружившей с ним Анны Андреевны Ахматовой привязанность к традиционной силлабо-тонической русской поэзии, он, по существу, является предтечей ленинградской школы поэтов, с которой связаны имена Иосифа Бродского, Александра Кушнера и Виктора Сосноры.
Цена: 250 руб.
Арсений Березин - Старый барабанщик
А.Б. Березин – физик, сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе в 1952-1987 гг., занимался исследованиями в области физики плазмы по программе управляемого термоядерного синтеза. Занимал пост ученого секретаря Комиссии ФТИ по международным научным связям. Был представителем Союза советских физиков в Европейском физическом обществе, инициатором проведения конференции «Ядерная зима». В 1989-1991 гг. работал в Стэнфордском университете по проблеме конверсии военных технологий в гражданские.
Автор сборников рассказов «Пики-козыри (2007) и «Самоорганизация материи (2011), опубликованных издательством «Пушкинский фонд».
Цена: 250 руб.
Игорь Кузьмичев - Те, кого знал. Ленинградские силуэты
Литературный критик Игорь Сергеевич Кузьмичев – автор десятка книг, в их числе: «Писатель Арсеньев. Личность и книги», «Мечтатели и странники. Литературные портреты», «А.А. Ухтомский и В.А. Платонова. Эпистолярная хроника», «Жизнь Юрия Казакова. Документальное повествование». br> В новый сборник Игоря Кузьмичева включены статьи о ленинградских авторах, заявивших о себе во второй половине ХХ века, с которыми Игорь Кузьмичев сотрудничал и был хорошо знаком: об Олеге Базунове, Викторе Конецком, Андрее Битове, Викторе Голявкине, Александре Володине, Вадиме Шефнере, Александре Кушнере и Александре Панченко.
Цена: 300 руб.
На сайте «Издательство "Пушкинского фонда"»


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru

Почта России