ВОЙНА И ВРЕМЯ

 

Галина Гампер

Памяти отца

Безотцовщина — это мое поколение. И не будь я парализованной перед самым началом войны маленькой девочкой, на мою долю выпали бы, возможно, не более легкие, но совершенно иные детство, взросление, жизнь.

Моя безотцовщина — это две женщины:

 

Мать с бабулей — свекровь и невестка —

Два колодника, скованных мной,

Постоянные — месть и отместка

За всевидящей детской спиной.

Вот она, сквозь все детство забота,

И любовь на разрыв до конца.

И беспомощно зрячее фото

Не пришедшего с фронта отца.

 

Безденежье. Основная статья расходов — врачам в конверты, чтобы продумали — нужно ли оперировать, чтобы прооперировал сам профессор, а в результате — я попадаю в руки абсолютно непрофессиональные и беспощадные. Только те моменты, когда мама с бабушкой ходят с этими конвертиками, когда они в равной степени боятся и надеются, они — семья. А остальное время — об этом я сказала в приведенном выше стихотворении. И дальше — больницы, школа, я, навсегда оставшаяся в инвалидной коляске, на нас троих — восемь квадратных метров, ретивые соседи…

Как необходим при всем этом мужчина — отец, сын, муж.

Лет с шести я уже научилась, как ни странно, быть над схваткой — изо­бретательно выстраивать ситуации, ведущие пусть к краткому, но примирению сторон, моей любви и хитрости хватало на обеих.

Долгие больничные отсутствия с постоянными карантинами напрочь отрезїли меня от дома. Телефоны еще малодоступны. Единственное общение — передачи, для меня они — всегда говорящие. Если одна — от мамы и бабушки — все в порядке, если две… Разворачиваю первую — печенье, конфеты, вторую — то же самое, значит, дело плохо. Вокруг только дети, разве они поймут? У них я обмениваю свои конфеты на мандаринные корки и молча слизываю слезы. Все дети ходячие. Я — сижу. Думаю. Конечно, и я участвую в общепалатной жизни, и голос у меня громкий — кричу, смеюсь, спорю, доказываю… Но всегда вторым планом — дом.

«Папа» — непривычное, трудное слово, в общем, я его никогда не произношу. Оно — безудержные бабушкины слезы и тяжелое мамино молчанье, с редкими проговорками, увы, неинформативными. Если я спрашиваю о чем-то прошлом, ответ один: не помню.

Прошла жизнь, вернее, она еще идет, но в целом — прошла. Нет бабушки. Недавно умерла мама.

Нам с бабушкой через «красных следопытов» удалось разыскать папину могилу. Белоруссия. Гомельский район. Западный берег реки Сож. Деревня Черничье.

Потом, уже после бабушкиной смерти, мы с мамой получили сообщение о том, что в деревне Ченки воздвигнут мемориал и каждого погибшего в ближайшем районе перевозили на бронетанковых лафетах. Сообщение сопровождалось большими черно-белыми фотографиями.

Как важно нам с мамой было увидеть в ряду множества выбитых в граните имен — «Старший лейтенант Гампер Сергей Леонидович».

В самом конце маминой жизни неожиданным образом появился у нас однофамилец из далекого города Усинска — Гампер Иван Рихардович, инженер-строитель, который много лет посвятил своему фамильному древу и знает судьбы десятков, а может быть, и сотен Гамперов, проживавших и проживающих в нашей стране и за ее пределами. Пожалуй, больше всего в северной Швейцарии, откуда это древо и дало свои ростки. (Один из наиболее известных — Курляндский граф, генерал-майор Ермолай Ермолаевич Гампер, его портрет — в Эрмитаже, в галерее героев 1812 года.)

Благодаря Ивану Рихардовичу я смогла узнать подробности гибели моего отца.

С одной стороны, до слез больно, что я одна, без мамы, мысленно прожила последние папины дни и часы. А с другой — под силу было бы ей это знание?

Последняя папина открытка с фронта от 2 октября 1943 года:

«Дорогие мои! Давно не писал вам, все не было возможности. Сегодня можно отправить. О том, что я жив и здоров, писать не стоит, эта открытка сама подтверждает это. Вот уже почти месяц как я на фронте. Жизнь очень интересная. Наша часть идет вперед, освобождая деревню за деревней. Радостно видеть лица людей, которые теперь опять стали полноправными советскими гражданами, без боли нельзя смотреть на выгоревшие деревни. Да, он жгет все подчистую. Обо мне не беспокойтесь, вполне возможно, что опять не смогу долго писать, это значит, что мы движемся быстрее нашего тыла.

П/п № 73795 Гампер С. Л.

Просмотрено военной цензурой 14246».

Написано карандашом. Аккуратным бисерным почерком.

Командующий Центральным фронтом маршал Рокоссовский в директиве от 25 сентября 1943 года определил задачу 65-й армии генерала Батова: развивая наступление в западном направлении с ходу форсировать реку Сож, выбить противника из междуречья Сож—Днепр и частью сил овладеть Гомелем, в дальнейшем форсировать Днепр.

Главный удар предстояло нанести четырем стрелковым дивизиям, усиленным двумя танковыми полками. Преследуя противника, они и вышли к исходу 28 сентября 1943 года на восточный берег реки Сож.

Ширина реки — 150 метров, глубина 2—2,5 метра. Разведка установила, что долина реки покрыта кустарником, редколесьем, а в некоторых местах сплошным лесом. Пойма изрезана старицами, небольшими озерами и на всем протяжении заболочена. Русло реки извилистое, с большим количеством рукавов, то есть западный берег представлял сложную водную преграду для танков и артиллерии. Было решено, что наиболее удобные места для переправ — излучины реки в районе деревни Черничье.

Утром 29 сентября 1943 года инженерно-саперная бригада начала строительство тридцатитонного моста. В помощь ей было привлечено до трехсот человек местного населения с тридцатью шестью подводами. Утром 3 октября строительство моста завершено, на западный берег реки Сож переправились два отдельных танковых полка и сосредоточились в лесу неподалеку от Черничья. Значит, бЛльшая часть дня 3 октября, ночь с 3-го на 4-е, до одиннадцати часов 4-го, когда началось наступление, были последней в папиной жизни передышкой.

Представляю, как он выбрался из душегубки своего «валентайна» под моросящий дождик (сводка погоды сохранила нам такую деталь), прислонился к ветвистому дубу (здесь, в редколесье, преобладают дубы, редки березы, осины), закурил.

Радостно или томительно было для него неожиданно выпавшее свободное время?

Возможно, он просматривал свой карманный англо-русский словарик… Уж не помню, откуда до меня дошла такая подробность его фронтовой жизни: в перерыве между боями, когда товарищи уходили на танцы или еще куда, папа упорно занимался английским, за что получил прозвище «наш профессор».

Может быть, читал «Очерки Бурсы» Помяловского, которые случаем где-то приобрел, об этой книге он упоминал в одной из открыток.

А вернее всего, он писал нам свое наипоследнейшее письмо (ведь до сих пор успевал отсылать только короткие открытки). Письмо это, конечно, до нас не дошло…

Мама рассказывала о своей последней встрече с отцом… Как он надеялся, что их часть получит наши танки, куда более прочные и надежные, чем американские «валентайны», горевшие, как вязанки сухого хвороста…

Из донесений о безвозвратных потерях 45-го отдельного танкового полка — 5 октября 1943 года: «За день полк потерял танк МК-III — 1 шт.». В этом танке и погиб мой отец, командир танкового взвода.

До войны он успел закончить физмат ЛГУ. Зимовал на Земле Франца-Иосифа. Со школьных лет главным его увлечением была радиотехника, он даже смастерил в подарок семье радиоприемничек в спичечном коробке…

Краевед Гомельского района Владимир Адамович Тарасовец буквально по метрам и по минутам восстановил события того далекого утра: «До сих пор неплохо сохранился след на месте выхода танков на берег».

Они прошли, используя лощины как укрытия, а папин «валентайн», отделившись от общей колонны, ворвался на вражеские позиции, раздавил пункт связи и взломал противопехотные ежи из колючей проволоки. Это позволило пехоте проникнуть на оборонительные точки противника, подавить их. При этом папин танк был обстрелян с левого фланга из зенитного орудия — противотанковых средств у немцев в этом районе не было.

По словам очевидцев, танк был опутан телефонными проводами и колючей проволокой — видно, он неплохо проутюжил немецкую батарею. Кто-то назвал его «необычным танком» — еще некоторое время он двигался по инерции, расширяя проход пехоте, экипаж был уже мертв. Машина не загорелась — по-видимому, весь боекомплект был уже расстрелян.

Экипаж был предан земле непосредственно возле подбитой машины. Командир захоронен отдельно, экипаж отдельно.

…Примерно в эти же первые числа октября 1943 года маме то ли приснился, то ли привиделся отец: он как бы парил перед окном в своем стареньком довоенном пальтишке и, смущенно улыбаясь, произнес: «Я убит»…

Мама, конечно, никому об этом не рассказала, но спустя несколько дней пришла похоронка: «Гампер С. Л. во время боя при форсировании реки Сож 8 октября 1943 года геройски погиб и похоронен со всеми почестями».

В мою детскую память навсегда врезалось: мама, схватившись за живот, как будто надломилась и завыла. Потом мне объяснили, что на фронте погиб папа, только об этом не надо говорить бабушке, которой в этот момент дома не было.

В моем сознании не умещается, что значит «погиб». Это проходит мимо меня, но бабушке не говорю, молчу.

Еще одна незатянувшаяся зарубка в моей памяти: бабуля бьется головой о стенку. Догадываюсь — кто-то проговорился.

Маме не однажды снились вещие сны. В предсмертном бреду она повторяла: «грязь», «вода», «колючая проволока». Подробностей гибели отца мама не знала — не дожила. Только теперь, прочитав документы и письмо гомельского краеведа, я начала связывать этот мамин бред с реальностью — эту колючую проволоку, которой был опутан подбитый папин танк, болотистую октябрьскую хлябь…

Почти до конца своих дней бабушка ждала сына. Много было у нее разных предположений, где он и почему не сообщает нам о себе. Наиболее впечатляющий вариант: папа потерял в бою руки и ноги и теперь находится в инвалидном доме на острове Валаам. После Победы спустя несколько лет стали появляться слухи, что одиноких и наиболее безнадежных раненых свозили именно туда. А папа, зная, что у бабушки и мамы на руках неходячий ребенок-инвалид, то есть я, парализованная до его призыва в армию, принял решение как бы навсегда исчезнуть из нашей жизни.

Вот мое первое стихотворение «Памяти отца»:

 

Там, за синими перелесками, —

Лишь фанерные монументы.

Мы убитым отцам ровесники —

Так развязываются легенды.

Даже стариться вы не можете…

Только карточки выгорают.

Только матери ждут: «А может быть…»

Только дочери вырастают.

 

Всю жизнь я думала, что папа утонул вместе с танком при переправе через реку Сож. Утонул или сгорел? В снах нередко являлся мне то горящий, то тонущий танк, но отцовское лицо не выплывало из черной воды, не воспаряло над пламенем.

В 1990 году написалось другое стихотворение, в котором опять река Сож и папина гибель в волнах этой коварной белорусской реки (первая строка — цитата из стихов Берггольц):

 

«Как одинок убитый человек».

Как будто бы под дых пронзает строчка.

И плачу я, седеющая дочка,

За много лет впервые. Тот же снег.

С дождем наполовину, в общем, слякоть,

Как в тот октябрь — по взгорьям, долам, рвам…

Спасибо, Ольга Федоровна, Вам,

Что наконец-то помогли заплакать.

Спасибо… Вдруг — как вспышка — ведь бывало,

Прильнув к бабуле плачущей своей:

«Не плачь, не надо», — я твердила ей.

«Поплакать хорошо…» — она шептала.

Мне странно было, я не понимала

И все отвлечь пыталась поскорей.

Как страшно одинок тот переход,

Когда и стоном не означишь, где ты.

И речка Сож, нащупав волны Леты,

С рук на руки тебя передает.

 

Только теперь я узнала — папа не утонул, не сгорел, а был убит снарядом вместе со всем экипажем проклятого «валентайна». Странно, но стало немного легче…

И еще один кадр — цветной, оттуда… Через жаркий город идут солдаты, они идут, идут… Мы — мама, бабушка, я (на руках у мамы, крепко держу ее за шею) — в толпе встречающих. Кругом улыбки, цветы, улыбки… Кто-то узнает своего, бросается навстречу, еще кто-то… Я понимаю, что нас троих объединяет не ожидание, не радость; у нас нет цветов, до нас никому нет дела. Странно, но и я в эти минуты — часы — ощущаю какую-то непоправимость, отсутствие основного — будущего.

И дальше… мы едем в Ленинград с войны. Нас все так же трое. Наш вагон полон света, неба. Сквозь какие-то проемы — окна или огромные щели между досками (возможно, это был товарняк) — впервые поглощенная простором, движением, скоростью, я стараюсь высунуть наружу голову, плечи, руки. Мимо нас — вагоны, вагоны. Открытые окна топорщатся фуражками, пилотками, погонами. Из дверей гроздьями свисают загорелые белозубые победители. Я улыбаюсь им, ловлю их взгляды. Новым для меня чувством понимаю, что кокетничаю, хочу понравиться и нравлюсь, и мне кто-то тоже в ответ улыбается, и чей-то взгляд останавливается на мне. Все это мгновенно, вспыхнуло и погасло, оставшись каким-то родимым пятнышком.

Возвращение. Все какое-то серое, слившееся в памяти с казенным, больничным, хотя больницы будут потом. И наконец — комната, наша собственная. Слышу: «Какая маленькая, какая маленькая», — но для меня-то она настоящая, необыкновенная, навсегда. В нише — мой топчан, в углу деревянный самодельный — бабуля говорит, что сколотил его сам отец перед войной, — стол. Она накрывает его чистой накрахмаленной скатеркой — теперь он мой рисовальный и наш общий обеденный, тоже кажется — навсегда.

На стене появляется большая фотография незнакомого человека. «Это твой папа», — говорят мне, и я привыкаю к его лицу — к глазам, носу, откинутым назад волосам… Вот он какой! Он ведь и начался для меня с этой фотографии. И тогда только выплыли из младенческой памяти его большие руки, сложенные лодочкой, в которой уместилась вся, и мне не страшно и не больно. Руки, вот и все. И до сих пор, сквозь десятки лет он остается тем же. Его лицо врезалось в память; где бы ни была, даже, кажется, с закрытыми глазами, я могла бы нарисовать его. Портрет переезжает со мной из дома в дом. Перед ним, молитвенно сложив ладони, то тихо плакала, то в голос рыдала бабуля и что-то свое подолгу шептала ему. С него, бывало, не сводила глаз мама…

Детство — главнейшая пора в жизни. Кому не известно? Только у меня оно не сложилось. Можно сказать, и вовсе не было. Его переехала война.

Глубокоуважаемые и дорогие читатели и подписчики «Звезды»! Рады сообщить вам, что журнал вошел в график выпуска номеров: июньский номер распространяется, 23-24 июля поступит в редакцию и начнется рассылка подписчикам июльского. Сердечно благодарим вас за понимание сложившейся ситуации.
Редакция «Звезды».
30 января
В редакции «Звезды» вручение премий журнала за 2019 год.
Начало в 18-30.
31 октября
В редакции «Звезды» презентация книги: Борис Рогинский. «Будь спок. Шестидесятые и мы».
Начало в 18-30.
Смотреть все новости

Всем читателям!

Чтобы получить журнал с доставкой в любой адрес, надо оформить подписку в почтовом отделении по
«Объединенному каталогу ПРЕССА РОССИИ «Подписка – 2021»
Полугодовая подписка по индексу: 42215
Годовая подписка по индексу: 71767

Так же можно оформить подписку через ИНТЕРНЕТ- КАТАЛОГ
«ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2021/1
индексы те же.

Группа компаний «Урал-пресс»
ural-press.ru
Подписное агентство "Прессинформ"
ООО "Прессинформ"

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27


Мириам Гамбурд - Гаргулья


Мириам Гамбурд - известный израильский скульптор и рисовальщик, эссеист, доцент Академии искусств Бецалель в Иерусалиме, автор первого в истории книгопечатания альбома иллюстраций к эротическим отрывкам из Талмуда "Грех прекрасен содержанием. Любовь и "мерзость" в Талмуде Мидрашах и других священных еврейских книгах".
"Гаргулья" - собрание прозы художника, чей глаз точен, образы ярки, композиция крепка, суждения неожиданны и парадоксальны. Книга обладает всеми качествами, привлекающими непраздного читателя.
Цена: 400 руб.

Калле Каспер - Ночь - мой божественный анклав


Калле Каспер (род. в 1952 г.) — эстонский поэт, прозаик, драматург, автор пяти стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. В переводе на русский язык вышла книга стихов «Песни Орфея» (СПб., 2017).
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) — русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.

Евгений Каинский - Порядок вещей


Евгений Каминский — автор почти двадцати прозаических произведений, в том числе рассказов «Гитара и Саксофон», «Тихий», повестей «Нюшина тыща», «Простая вещь», «Неподъемная тяжесть жизни», «Чужая игра», романов «Раба огня», «Князь Долгоруков» (премия им. Н. В. Гоголя), «Легче крыла мухи», «Свобода». В каждом своем очередном произведении Каминский открывает читателю новую грань своего таланта, подчас поражая его неожиданной силой слова и глубиной образа.
Цена: 200 руб.
Алексей Пурин - Незначащие речи


Алексей Арнольдович Пурин (1955, Ленинград) — поэт, эссеист, переводчик. С 1989 г. заведует отделом поэзии, а с 2002 г. также и отделом критики петербургского журнала «Звезда». В 1995–2009 гг. соредактор литературного альманаха «Urbi» (Нижний Новгород — Прага — С.-Петербург; вышли в свет шестьдесят два выпуска). Автор двух десятков стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат премий «Северная Пальмира» (1996, 2002), «Честь и свобода» (1999), журналов «Новый мир» (2014) и «Нева» (2014). Участник 32-го ежегодного Международного поэтического фестиваля в Роттердаме (2001) и др. форумов. Произведения печатались в переводах на английский, голландский, итальянский, литовский, немецкий, польский, румынский, украинский, французский и чешский, в т. ч. в представительных антологиях.
В книге впервые публикуются ранние стихотворения автора.
Цена: 130 руб.
Моя жизнь - театр. Воспоминания о Николае Евреинове


Эта книга посвящена одному из творцов «серебряного века», авангардному преобразователю отечественной сцены, режиссеру, драматургу, теоретику и историку театра Николаю Николаевичу Евреинову (1879-1953). Она написана его братом, доктором технических наук, профессором Владимиром Николаевичем Евреиновым (1880-1962), известным ученым в области гидравлики и гидротехники. После смерти брата в Париже он принялся за его жизнеописание, над которым работал практически до своей кончины. Воспоминания посвящены доэмигрантскому периоду жизни Николая Евреинова, навсегда покинувшего Россию в 1925 году. До этого времени общение братьев было постоянным и часто происходило именно у Владимира, так как он из всех четверых братьев и сестер Евреиновых оставался жить с матерью, и его дом являлся притягательным центром близким к семье людей, в том числе друзей Николая Николаевича - Ю. Анненкова, Д. Бурлюка, В.Каменского, Н. Кульбина, В. Корчагиной-Алексан-дровской, Л. Андреева, М. Бабенчикова и многих других. В семье Евреиновых бережно сохранились документы, фотографии, письма того времени. Они нашли органичное место в качестве иллюстраций, украшающих настоящую книгу. Все они взяты из домашнего архива Евреиновых-Никитиных в С.-Петербурге. Большая их часть публикуется впервые.
Цена: 2000 руб.


Калле Каспер - Песни Орфея


Калле Каспер (род. в 1952 г.) – эстонский поэт, прозаик, драматург, автор шести стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. «Песни Орфея» (2017) посвящены памяти жены поэта, писательницы Гоар Маркосян-Каспер.
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) – русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.


Пасынки поздней империи


Книга Леонида Штакельберга «Пасынки поздней империи» состоит из одной большой повести под таким же названием и нескольких документальных в основе рассказов-очерков «Призывный гул стадиона», «Камчатка», «Че», «Отец». Проза Штакельберга столь же своеобразна, сколь своеобразным и незабываемым был сам автор, замечательный рассказчик. Повесть «пасынки поздней империи» рассказывает о трудной работе ленинградских шоферов такси, о их пассажирах, о городе, увиденном из окна машины.
«Призывный гул стадиона» - рассказ-очерк-воспоминание о ленинградских спортсменах, с которыми Штакельбергу довелось встречаться. Очерк «Отец» - подробный и любовный рассказ об отце, научном сотруднике Института имени Лесгафта, получившем смертельное ранение на Ленинградском фронте.
Цена: 350 руб.

Власть слова и слово власти


Круглый стол «Власть слова и слово власти» посвящен одному из самых драматических социокультурных событий послевоенного времени – Постановлению Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» 1946 г.
Цена: 100 руб.



Елена Кумпан «Ближний подступ к легенде»


Книга Елены Андреевны Кумпан (1938-2013) рассказывает об уходящей культуре 1950 – 1960-х годов. Автор – геолог, поэт, экскурсовод – была дружна со многими выдающимися людьми той бурной эпохи. Герои ее воспоминаний – поэты и писатели Андрей Битов, Иосиф Бродский, Александр Городницкий, Рид Грачев, Александр Кушнер, Глеб Семенов, замечательные ученые, литераторы, переводчики: Л.Я. Гтнзбург, Э.Л. Линецкая, Т.Ю. Хмельницкая, О.Г. Савич, Е.Г. Эткинд, Н.Я. Берковский, Д.Е. Максимов, Ю.М. Лотман и многие другие
Книга написана увлекательно и содержит большой документальный материал, воссоздающий многообразную и сложную картину столь важной, но во многом забытой эпохи. Издание дополнено стихами из единственного поэтического сборника Елены Кумпан «Горсти» (1968).
Цена: 350 руб.


Елена Шевалдышева «Мы давно поменялись ролями»


Книга тематически разнообразна: истории из пионервожатской жизни автора, повесть об отце, расследование жизни и судьбы лейтенанта Шмидта, события финской войны, история поисков и открытий времен Великой Отечественной войны.
Цена: 250 руб.


Нелла Камышинская «Кто вас любил»


В сборнике представлены рассказы, написанные в 1970-1990-ж годах. То чему они посвящены, не утратило своей актуальности, хотя в чем-то они, безусловно, являются замечательным свидетельством настроений того времени.
Нелла Камышинская родилась в Одессе, жила в Киеве и Ленинграде, в настоящее время живет в Германии.
Цена: 250 руб.


Александр Кушнер «Избранные стихи»


В 1962 году, более полувека назад, вышла в свет первая книга стихов Александра Кушнера. С тех пор им написано еще восемнадцать книг - и составить «избранное» из них – непростая задача, приходится жертвовать многим ради того, что автору кажется сегодня лучшим. Читатель найдет в этом избранном немало знакомых ему стихов 1960-1990-х годов, сможет прочесть и оценить то, что было написано уже в новом XXI веке.
Александра Кушнера привлекает не поверхностная, формальная, а скрытая в глубине текста новизна. В одном из стихотворений он пишет, что надеется получить поэтическую премию из рук самого Аполлона: «За то, что ракурс свой я в этот мир принес / И непохожие ни на кого мотивы…»
И действительно, читая Кушнера, поражаешься разнообразию тем, мотивов, лирических сюжетов – и в то же время в каждом стихотворении безошибочно узнается его голос, который не спутать ни с чьим другим. Наверное, это свойство, присущее лишь подлинному поэту, и привлекает к его стихам широкое читательское внимание и любовь знатоков.
Цена: 400 руб.


Л. С. Разумовский - Нас время учило...


Аннотация - "Нас время учило..." - сборник документальной автобиографической прозы петербургского скульптора и фронтовика Льва Самсоновича Разумовского. В сборник вошли две документальные повести "Дети блокады" (воспоминания автора о семье и первой блокадной зиме и рассказы о блокаде и эвакуации педагогов и воспитанников детского дома 55/61) и "Нас время учило..." (фронтовые воспоминания автора 1943-1944 гг.), а также избранные письма из семейного архива и иллюстрации.
Цена: 400 руб.


Алексей Пурин. Почтовый голубь


Алексей Арнольдович Пурин (род. в 1955 г. в Ленинграде) — поэт, эссеист, переводчик. Автор пятнадцати (включая переиздания) стихотворных сборников и трех книг эссеистики. Переводит немецких и голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой ) поэтов, опубликовал пять книг переводов. Лауреат Санкт-Петербургской литературной премии «Северная Пальмира» (1996, 2002) и др.
В настоящем издании представлены лучшие стихи автора за четыре десятилетия литературной работы, включая новую, седьмую, книгу «Почтовый голубь» и полный перевод «Сонетов к Орфею» Р.-М. Рильке.
Цена: 350 руб.


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru