НОВЫЕ ПЕРЕВОДЫ

 

Михкель Мутть

Международный человек

Часть первая

Канцелярия номер четыре

 

Пищевое мыло

Фабиан сидел за своим рабочим столом, который был немного больше, чем у его восьми подчиненных, однако состоял из таких же четырех ящиков, вкупе называемых тумбой, и коричневой столешницы из прессованных опилок и не носил ни малейших следов эстетических излишеств. Он рассеянно разглядывал сине-красные полоски низкосортной отсырелой обертки — в ней обычно продают минеральные удобрения или дрожжи — лежавшего перед ним небольшого пакета.

Это было пищевое мыло.

То самое, которым отныне, на период восстановления независимости государства, официально питались все подданные страны, начиная с собачника, отлавливающего бродячих животных, и заканчивая гибкой, как тростинка, финанс-секретаршей, элегантной, как учительница танцев.

В конце прошлого года высший орган государственной власти, именуемый с советских времен Верховным Советом, в качестве своего последнего акта решил провести референдум, организовав опрос, готов ли народ первые годы независимости поддерживать душу в теле одним только пищевым мылом. Это позволило бы избежать закупок продовольствия у Запада и использовать освободившиеся ресурсы для содержания хуторов, рытья канав, строительства дорог и мостов, обучения эстонцев английскому языку, а русских — эстонскому, издания новых учебников по истории и для других важных дел.

Вопрос был принципиальным, потому что никто не знал, как долго протянется этот переходный период, в течение которого придется расстаться
с мечтами о селедочном желе и моченых в молоке яблоках — любимых лакомствах эстонских правителей с незапамятных времен, не говоря уже о финском морошковом ликере и прочих заморских напитках.

Но без готовности народа к самопожертвованию из восстановления независимости ничего не вышло бы, и оно осталось бы таким же пустым звуком, как строка «политически надежный и морально устойчивый» в анкете выездного гражданина в советские времена. Ибо государство было бедным, чиновники предыдущего режима в последний момент положили в карман все, что только можно было туда положить, и ныне в кронах дубовых рощ Таара реял дух банановой республики.

Референдум был проведен.

Подавляющее большинство, даже тысяч двадцать русскоязычных жителей, торжественно поклялось, что готово претерпеть какие угодно невзгоды, лишь бы восстановить истинную независимость государства и невинность нации, похищенные московскими насильниками полстолетия назад.

«Лучше мыло в независимой стране, нежели пудинг в объятиях империи», — декларировал Блаженный Юссь, школяр и рок-поэт, из окна кафе «Москва», где проходило большое собрание.

На самом деле это пищевое мыло было вовсе не таким уж противным, ведь ко всему можно привыкнуть. Пищевое мыло еще в хрущевские времена изобрел брат известного архитектора Александра Йодина биохимик Пеэтер-Пьер Йодин, увлекавшийся изобретением всякой снеди. До пищевого мыла он выдумал сладкую землицу, хрустящие камешки и прочие съедобные диковинки, однако они не получили широкого распространения. Тогда как за пищевое мыло биохимик был удостоен Ленинской премии. Возможно, это было как-то связано с Карибским кризисом, вспыхнувшим в то время, и обострением холодной войны. Во всяком случае, отнюдь не сразу пищевое мыло было внедрено в производство (да и необходимость в этом отсутствовала, так как в магазинах еды в ту пору было достаточно). Наоборот, рецепт его изготовления был засекречен, и хотя Йодина не убили с азиатской же­стокостью (ему даже язык не вырвали), все же он вынужден был дать подписку о том, что в течение двадцати лет о своем изобретении никому не проговорится. Предположительно, Москва намеревалась пустить в ход этот рецепт в случае, если грянет атомная война и все органические ресурсы будут заражены. Так изобретение Йодина попало в сейф для особо важных вещей Генштаба Советской армии, и сам министр обороны маршал Малиновский повесил ключ от сейфа себе на шею и не снимал его даже во время сна.

Когда Эстония стала независимой, под руководством Союза бывших голодающих и других национальных сил была создана государственная комиссия, которая затребовала от Москвы рецепт пищевого мыла. Однако это было безнадежное предприятие, поскольку договор был заключен с Совет­ским Союзом и Россия даже слышать не хотела о правопреемстве.

К счастью, Йодину между двумя запоями (периодически у него, как у человека с западным образом мыслей, но с угро-финской начинкой, пропадала ясность сознания) припомнилось, что у него сохранился черновик рецепта. Таким образом, Эстония объявила, что она денонсирует обет молчания и берет на вооружение пищевое мыло на родине изобретателя.

В пищевом мыле было мало поэзии. Оно было суровым, как весь переходный период. Оно содержало аммониак, заставляющий рыгать. Рыгала вся страна — рыгали стайер на финишной прямой и молоденький солдат на прозрачной границе республики, рыгал ученый, рассматривающий в микроскоп неизвестный вирус, а также хирург, склонившийся над вскрытой грудной клеткой больного, рыгали даже красавицы ростом 185 см на соревновательном подиуме «Мисс Эстония».

Но отказаться от пищевого мыла было невозможно, ибо в нем была представлена почти вся таблица Менделеева, оно питало организм, проваливаясь в желудок, словно кусок свинца, и приглушало голод до следующего приема мыла. Без него целые слои населения (учителя, медсестры, пенсионеры, художники-монументалисты и многие другие) просто умерли бы с голоду.

В пищевом мыле совмещались качества кормовой брюквы и кровяного колобка, вернее оно и было усовершенствованным кровяным колобком.

У него было два замечательных свойства. Во-первых, оно никогда не черствело настолько, чтобы сломать об него зубы.

Во-вторых, в пищевом мыле присутствовал запах мяса, хотя мяса в нем не было и в помине. В этом-то и заключалась гениальность брата Йодина. Беда была лишь в том, что мясной дух держался в мыле всего два часа после нарезки, а затем вместо аппетитного запаха телячьего рагу оно начинало источать нечто, напоминающее вонь застарелого пота. (Отметим также, что в так называемом натуральном состоянии пищевое мыло, только что вынутое из холодильника, было покрыто тоненьким слоем некой субстанции, белесой и немного тягучей, напоминающей налет на языке во время утреннего похмелья; постояв на воздухе, этот слой быстро начинал крошиться и напоминал ржавчину.)

Однако вскоре одна из многочисленных учениц Йодина изобрела фиксатор, благодаря которому мясной дух держался несколько дней.

Но необходимое для изготовления фиксатора сырье импортировала Россия, и Москва заломила такую цену, какую на мировом рынке просили только за амбру. Москва была готова продавать соответствующее сырье за ту же цену, что она назначила, например, выращивающим хлопок среднеазиат­ским республикам, принадлежащим ныне обновленному СССР.

Эта цена была бы символической.

В обмен на это Москва хотела, чтобы Эстония изменила один пункт в конституции, касающийся получения права на гражданство бывшими военными. То есть Москва предлагала при получении гражданства приравнять политруков к православным священникам со всеми проистекающими отсюда последствиями. Москва утверждала, что оба контингента принадлежат к идеологической сфере, ибо как священники, так и политруки занимаются незримыми объектами и духовными силами. Однако эстонская сторона не могла с этим согласиться, потому что незначительные, на первый взгляд, уступки с ее стороны могли бы завести слишком далеко. Этот закон охватил бы потомков вышеупомянутых лиц, и, например, у внуков красных комиссаров Гражданской войны (а они тоже умещались в графу иделогических работников) автоматически появилось бы право быть избранными в писари эстонского поселкового совета.

Москва рассчитывала, что постепенно запах мыла без фиксатора станет для эстонцев невыносимым, и таким образом она надеялась поставить маленький свободолюбивый народ на колени. Но она просчиталась, поскольку эту пищу ели абсолютно все (запасов мыла с фиксатором хватало только на высокопоставленных чиновников, и то лишь перед выездом за границу, а также на торговцев стратегическим металлом), то к запаху привыкли и не обращали на него никакого внимания. Его просто больше не чувствовали.

Выезжая на природу, парочки после завтрака на траве преспокойно целовались под сенью кустов. Барышни кормили из рук кусочками пищевого мыла своих кавалеров, те же с блаженным выражением лица только причмокивали. Их собратья помоложе во время экскурсии на гору Мунамяги (там находился новый отечественный профилакторий для молодежи) просили
у своих одноклассниц позволения отведать кусочек пищевого мыла, только что ими надкушенного, что, как известно, является подвидом поцелуя, ибо слюна есть субстанция означенного поцелуя.

И если в целом по республике рождаемость падала, то виноват в этом был не рвотный запах, а то обстоятельство, что детская коляска стоила дороже, чем легковой автомобиль пять лет назад. О том, что народ жил насыщенной сексуальной жизнью, свидетельствовало резкое повышение спроса у населения на презервативы и противозачаточные пилюли. А также тот факт, что число абортов в течение первого года переходного периода выросло в 2,2 раза, а число прерванных половых актов аж в 3,1 раза!

Трудности возникли лишь у проституток, обслуживающих иностранцев, ибо клиенты соглашались с ними спать только в противогазах, причем не в русских, а в тех, что использует НАТО. Для этой цели в клозетах двух самых престижных гостиниц даже установили автоматы с одноразовыми противогазами.

На базе пищевого мыла были изготовлены все блюда в буфетах и ресторанах. Детям, например, очень нравился десерт из мыльных пузырей.

Каждому человеку полагалась норма — один килограмм пищевого мыла в день. Его выдавали по талонам, и стоять за ним приходилось в нескончаемых очередях.

Пищевое мыло расфасовывали по килограммовым, пятисотграммовым и двухсотпятидесятиграммовым пакетам. Помимо этого было сувенирное мыло — фигурки Калевипоэга и святой Линды, напоминающие леденцы.

 

О привилегиях

Фабиан вздохнул, потому что человеческая глупость возмущала его. Люди все еще думали, что во Дворце едят что-то другое, нежели то, что стоит на их скудном столе. Что творится в головах у людей, до чего они испорчены! Полстолетия лицемерия и коррупции уничтожили в них веру, что существуют честные чиновники и честная власть. Неужели они не понимают, что новое поколение просто жаждет противопоставить себя прежней коррупции, что все их существо вопиет об этическом идеализме. Люди все еще подозревали, что государственной службе сопутствуют огромные привилегии.

Да, раньше это было так. Тогда здесь поглощали селедочное желе и моченые в молоке яблоки, запивая их финским морошковым ликером. По ночам выставляли постовых, чтобы не быть застигнутыми врасплох, и начинали играть в коллективную игру под названием «ипподром». Она заключалась в том, что женщины садились на корточки, мужчины брали их за руки и скакали наперегонки по скользкому паркету с криками: «Ии-аа! Ии-аа!»

А теперь молодежь даже сочинила клятву об отказе от привилегий. Ее текст звучал примерно так: я, такой-то, такой-то, клянусь в дальнейшем избегать каких бы то ни было привилегий, которые в связи с моей должностью сами плывут в руки... и так далее и так далее.

Западная пресса была в восторге от этих начинаний, ласково называя Эстонию «маленькой невинной девочкой» и «любимицей Общества ревнителей морали», и приводила ее в пример всем остальным странам бывшего Восточного блока, где все еще процветало взяточничество.

И если вначале как на родине, так и за рубежом находились люди, сомневающиеся, не является ли эта клятва пустым звуком, то теперь, примерно через год после ее внедрения, даже фомы неверующие признали эту клятву, поскольку за последнее время в Эстонии не всплыло ни одного коррупционного скандала.

Но глупый народ все равно не верил. Ибо наряду с твердой верой в привилегии чиновников укоренилось и сугубо иное отношение к ним — сверхпринципиальность.

Если раньше какой-нибудь чиновник покупал себе машину, то это было в порядке вещей, во всяком случае шума никто не поднимал. Людям казалось, что так и должно быть. Ну воруют — так для того они и существуют, чтобы воровать! Если ныне обыкновенный человек приобретал телевизор, то никто не спрашивал, откуда он деньги взял. Если же телевизор покупал чиновник из Дворца, то разговорам за спиной не было ни конца ни края. Люди пребывали в полной уверенности, что этот чиновник злоупотребляет своим положением, берет взятки, танцует голый под луной с партийным билетом, зажатым между ягодицами, или совершает иные непристойные поступки.

Поэтому многие чиновники и не решались улучшить свой уровень жизни, хотя средства для этого были добыты абсолютно законным путем, своим честным трудом.

Например, у Регинальда, подчиненного Фабиана, дома сломалась кофемолка. Он не решался купить новую, поскольку боялся, что ему не избежать гильотины. Кофе же продавали только в зернах. Молотый кофе можно было купить лишь в валютных магазинах, но посещение их, по мнению многих чиновников, было равносильно самоубийству.

Поэтому Регинальд вынужден был по утрам вручную дробить кофейные зерна. Завернув необходимое количество зерен в полотенце, он молотил их колотушкой до нужной кондиции и даже достиг в этом деле большого мастерства.

Своей жене о том, что кофемолка сломалась, он даже заикнуться не смел. Возможно, он любил свою жену сверх всякой меры и не хотел ее огорчать, однако не исключено, что он боялся развода, боялся, что она уйдет от него к такому человеку, который может покупать себе кофемолки хоть каждый день, не опасаясь, что за это с него снимут голову.

Поскольку они с женой уходили на работу в разное время, история с кофемолкой долго не выплывала наружу. Но однажды жена проспала и застала Регинальда как раз в тот момент, когда он молотил колотушкой по полотенцу. Вспыхнула грандиозная ссора. Тем более что этим полотенцем, по которому молотил Регинальд, вытирались, как сказала жена, «самые грязные места».

Регинальд пришел на работу и подал заявление об уходе, он хотел стать простым человеком, которому будет дозволено приобрести кофемолку.

Шеф Рудольфо порвал заявление и вызвал жену Регинальда во Дворец. Он беседовал с ней около четырех часов, забыв, что на завтра у него назначен доклад на тему «Назад, в Европу» в Британском Королевском обществе и что сегодня ему нужно успеть на паром в Хельсинки.

Зато ему удалось убедить жену Регинальда, чтобы та не подавала на развод.

Несмотря на это, три дня спустя Регинальд попал под машину и на данный момент пребывал в коме. Услышав о несчастье, шеф не произнес ни звука, лишь протанцевал третью и четвертую фигуры из медленного вальса.

Кстати, Фабиану тоже однажды приснилось, что его кастрируют за то, что он купил дополнительную память к компьютеру. Почему именно дополнительную память, он не мог объяснить, у него и компьютера-то никакого не было. Во всяком случае, этот сон подтверждал, что покаянные настроения никакая не редкость во Дворце.

«Все про вас знаем», — подмигивали друг другу люди.

И в то же время многие из них подмигивали именно работникам Дворца, в том числе и Фабиану, давая понять, что они все понимают и готовы
к товарообмену, к взаимовыгодным сделкам — продавать знакомства и услуги в обмен на деликатесы из дворцовых магазинов и буфетов.

На самом деле во Дворце ели то же мыло, что и везде. По крайней мере, Фабиану так казалось. Разница была лишь в том, что во Дворце не надо было часами стоять за ним. Здесь его можно было получить сразу. Важным чиновникам пищевое мыло приносили секретари, а самому высокому начальству пакеты в глянцевой обертке доставляли водители прямо на дом.

Это происходило потому, что государственные чиновники не должны были зря тратить свое драгоценное время, а могли бы его использовать на звонки, налаживание контактов, разработку планов, проектов, схем и на прочее важное анализирование.

Во Дворце было три круга, то есть три сорта магазинов и мест питания. Первый был предназначен для всех работников Дворца. Там закупал свое мыло и питался Фабиан. Каждой канцелярии назначалось определенное время для посещения такого магазина. Фабиан мог делать свои закупки по понедельникам, средам и пятницам с половины одиннадцатого до одиннадцати часов. Столовая была в его распоряжении с утра до вечера.

Далее шел второй магазин, куда имели доступ чиновники, начиная с заведующих нижних канцелярий и простых столоначальников. Они могли посещать магазин в любое время.

И если городской люд еще как-то был склонен верить, что в магазинах первого круга продается обычное пищевое мыло, то в отношении второго он был уверен, что там в витринах стоят разнообразные отечественные и зарубежные деликатесы, в том числе кусковой сахар и конфеты. Эти два продукта после объявления независимости стали самыми вожделенными лакомствами всей страны, синонимами элитарности и благополучия, как примерно четверть века назад нейлоновые плащи и джинсы.

Однажды этот магазин даже взломали. Не сработала дверная сигнализация, потому что воры проникли сквозь полутораметровую стену, вырезав блок лазерной пилой. Кстати, именно тогда по городу ходили слухи, нашедшие отражение в желтой прессе, что в кладовых этого магазина хранятся забытые русскими войсками консервы с тушеной свининой и кислой капустой, а также порошковый компот. Они якобы составляют стратегический резерв правительства на случай кризиса. Однако воры ушли с пустыми руками, им удалось унести лишь кучу талонов на пищевое мыло.

Представители Комитета по сохранению культурных памятников и Общества по охране старины пришли в отчаяние, ибо стена, из которой выпилили блок, была средневековой, на внутренней стороне ее сохранилась единственная в Таллинне фреска эпохи Ренессанса. Теперь этот фрагмент исчез. Одному юному инспектору пришло в голову, что эта операция и была осуществлена ради похищения этой фрески. Но эту гипотезу посчитали слишком уж смелой.

В ресторане второго круга столы были накрыты белыми скатертями, и там бегали расторопные официантки, которые никогда, если с ними заговаривали, не давали односложных ответов. В этот ресторан иногда пускали начальников рангом помельче, таких, как Фабиан. И он посещал его при малейшей возможности.

А еще ходили слухи, что во Дворце наличествует третий магазин, куда могут попасть только четыре персоны. Там распределяли обогащенный вариант пищевого мыла — «Пищевое мыло 747», изготовленное из американского концентрата. Говорили, что оно такого высокого качества, что почти совсем не воспринимается как мыло и не заставляет рыгать. Тем не менее это все-таки мыло.

В третьем ресторане якобы через день подавали моченые в молоке яблоки. М-да. Но это могли быть всего лишь слухи. Фабиан еще не все знал. Он работал во Дворце всего четыре месяца.

 

Шеф и его танцы

Шефу удалось убедить жену Регинальда, ибо он обладал великим даром убеждения. Не зря друзья про него говорили, что Рудольфо владеет самым сильным даром внушения среди угро-финнов, на что его враги добавляли, что дантистам нет надобности прикреплять ему искусственные зубы с помощью крючков и проволоки, как простым смертным: у шефа они держатся во рту исключительно силой личного магнетизма.

Шеф повидал мир и был глубоко начитанным человеком.

Он постоянно менял места жительства и тип жилья в зависимости от того, из какого уголка земли он только что вернулся. Фабиан помнил свой первый визит к Рудольфо лет двадцать тому назад. Тогда тот жил в доме на сваях, какие можно встретить в Сулавеси (шеф только что вернулся из Джакарты, где проходил Всемирный конгресс ассоциации хореографов). Чтобы попасть к шефу, нужно было вскарабкаться вверх по угловой свае. Или крикнуть ему. Тогда Рудольфо сбрасывал веревочную лестницу. Однако он уважал тех, у кого хватало сил залезть наверх без лестницы.

Жилище шефа было полностью в духе полуденных стран. У него уже тогда были компьютер, факс и мобильный телефон, работавший с помощью Финской центральной станции. В комнате было множество вещиц, свидетельствующих о рафинированном вкусе их владельца и его пристрастии к путешествиям. Там были маорийские деревянные божки, аргентинская пастушья сумка, осколки каменных скульптур с острова Пасхи, секундомер из дерева работы старых мастеров, кривые сабли дервишей и многое другое. В том числе шариковая ручка Мартина Лютера Кинга, подаренная им Рудольфо, когда они случайно встретились на Конференции юных борцов за мир в Лас-Пальмасе в 1957 году. (Туда Рудольфо был отправлен лично маршалом Жуковым, который хорошо знал родного дядю Рудольфо, легендарного военачальника. Он был одним из тех, кого Сталин не прикончил в 1937 году, а держал в заключении. Когда началась война, кадрового офицера, выпускника Петербургской Академии Генерального штаба, перевели на линию фронта, где он в штабе армии составлял филигранные схемы сражений. Послед­ний раз его видели под Берлином весной 1945 года, с тех пор о нем не было ни слуху ни духу.)

Тогда, в доме на сваях, шеф станцевал танец диких охотников за черепами с острова Борнео. Шеф часто танцевал, и это была его сугубая особенность, которая отличала его от всего делового мира. Он делал это везде, к месту и не к месту, как в узком кругу, так и в большом обществе. Это происходило само собой, у него была очень выразительная пластика, и примерно в девяносто пяти случаях из ста его танец приводил к тому результату, к которому он стремился. Благодаря танцу он вступал с людьми в контакт, ухищряясь таким образом передать послание, для которого было недостаточно слов. Это ни в коем случае не означало, что шеф не владел языками и искусством беседы. Напротив, он владел ими в превосходной степени, и тем не менее частенько предпочитал танец.

Разумеется, это умение не было у шефа врожденным. В молодости он ходил в школу современного танца, затем, путешествуя по Европе (его отец был известный баритон), учился спортивным танцам. Затем их семья была сослана в Сибирь, где отец короткое время пребывал в лагере, после чего вся семья была отправлена на пожизненное поселение в район недалеко от Красноперми. Там шеф встретился с внучкой знаменитой балерины Анны Павловой, которая унаследовала от своей бабушки чудодейственные секреты танца. Говорили, что у шефа был с ней роман. Как известно, великая балерина Анна Павлова была в восторге от танцевального искусства Индии и вдохновенно демонстрировала его как в России, так и в Западной Европе. Не знаю, оттуда ли Рудольфо почерпнул знание семи движений глазного яблока из девяти возможных; при обсуждении глобальных проб­лем его выразительные руки и длинные пальцы как бы сами по себе изображали то плывущую рыбу, то раскрывающийся лотос или летящую птицу.

Вернувшись с поселения, Рудольфо изучал в Тартуском университете этнографию, и отсюда берет начало его восхищение народными танцами мира. Он собирал ауди- и видеокассеты и не пропускал ни одного концерта танцевальных ансамблей в больших центрах Эстонской ССР и Советского Союза. Рассказывали, что ему ничего не стоило станцевать без особых приготовлений около тысячи танцев!

Он мог танцевать один, а мог и с партнером — поддерживая его нежно за локоток и вдохновляя — или даже с целой группой.

Наверняка такой необычный тип поведения в случае с другим человеком воспринимался бы как величайшая наглость и ужасная пошлость, но удивительная личность шефа облагораживала все вокруг и даже могла представить происходящее в другом свете. Потому что здесь ощущалось истинное созидание, которому неожиданно оказывались сопричастны даже самые закоснелые в соблюдении строгого международного этикета деловые люди.

Их щеки начинали гореть, им в смутной тоске припоминались молодость и душевные порывы, несомненно, в них жившие, но подавленные из соображений карьеры.

Благодаря чрезвычайно многосторонней подготовке Рудольфо его репертуар был неисчерпаем. По сути, это даже нельзя было назвать репертуаром, ибо он предполагает лишь точно фиксированное воспроизведение танцев. Однако Рудольфо редко использовал четко очерченные традицией танцы, во всяком случае не в полном объеме. Он предпочитал импровизировать, опираясь на свой богатый арсенал, на какую-нибудь тему, используя разные танцевальные стили как во временном, так и в социальном смысле, находя таким образом для каждого конкретного момента соответствующее движение, хореографический эквивалент.

Например, он мог под-танцевать, от-танцевать, с-танцевать так, что в этом можно было прочитать «да» или «нет», а при желании и то и другое. Он мог танцем увести мысли собеседника в сторону, так, чтобы тот забыл свое недовольство или расхождение во мнениях, а мог станцевать и так, что у собеседника пропадало желание говорить о предполагаемой дискриминации национальных меньшинств в Эстонии. Говорили, что шеф может выразить танцем даже категорический императив Канта и формулу Е=mc2.

То, что такой чистопородный и рафинированный феномен встретился здесь, в забытом богом и цивилизацией месте, на угро-финской обочине, приводило европейцев в умиление. Вдобавок к хорошей международной репутации это приносило Эстонии конкретную пользу. Шеф уже натанцевал для береговой охраны три глубоководные бомбы, чтобы взорвать русские подводные лодки, если те подкрадутся к эстонским берегам с разведывательной целью, и четыре водолазных костюма, в которых пограничники могли бы опуститься на морское дно, чтобы поднять наверх обломки разбитой русской подводной лодки и выставить их на обозрение в Музее воинской славы.

Благодаря танцу он вернул Эстонию в солидные международные организации, такие, как Круглый Стол Солистов, Анатолийский Диван и Братство Белого Ключа. Это, как мы знаем, институции, которые предъявляют к своим членам весьма высокие требования, особенно по части прав человека.

Среди знатоков такие постановки ценились особенно высоко. К сожалению, редко случалось, чтобы сам шеф как-то их отмечал. Например, он не придерживался системы Фейе, считая ее слишком неточной. Он довольно тщательно изучал лабанотацию (систему Лабана), при помощи которой, как известно, можно было фиксировать абсолютно любую движущуюся картинку, в том числе бокс и уборку опавшей листвы, но она показалась ему тяжеловесной и требующей много времени, которого у шефа было еще меньше, чем раньше. О чем стоило сожалеть, ибо Рудольфо действительно вышел теперь на международную арену, что вдохновляло его на чрезвычайно интересные движения.

Из соображений абсолютной честности Фабиан должен был отметить, что шеф начинал танцевать даже тогда, когда не знал, как ответить на тот или иной вопрос, хотел выпутаться из сложного положения или ему просто нечего было сказать.

 

Коэрапуу

Роман Коэрапуу, крупный и сильный мужчина, который некогда играл в волейбол в юношеской сборной, был бледен, как обычно в последнее время. От недосыпания глаза у него, казалось, по-вечернему подведены тенями и взгляд за очками был озабоченный. Он носил приличный темно-синий костюм, голубую рубашку и серый галстук в красную полоску. От его знакомых Фабиан слышал, что в свободное от работы время он якобы сангвиник.

Фабиану показалось, что Коэрапуу чем-то раздражен. Но как воспитанный человек он не кричал на окружающих, а бормотал что-то себе под нос, просматривая рассеянно факс, протянутый ему Муськой. Видимо, он не содержал ничего важного, потому что Коэрапуу безвольно опустил руку с факсом и вздохнул:

«Откуда, черт возьми, я достану ему эти деньги?!»

Разумеется, он спросил это не у Муськи, вздохнул риторически и выглянул в окно, где до самого горизонта тянулась очередь, эти люди хотели получить назад свое имущество и землю, которое отняла у них советская власть.

И снова деньги! Фабиан догадывался, в чем дело. Рудольфо собирался ехать завтра утром в Сантьяго де Компостелу. В этом году там ожидалось много паломников и среди них, по мнению шефа, должны оказаться те, от кого могла быть большая польза для признания независимости Эстонии.

Ибо на уровне мировой политики еще не все решено, как было известно Фабиану. Тот факт, что Эстония объявила свою независимость, еще ничего не означал. Ее признали пока страны, у которых практически отсутствовали какие бы то ни было отношения с Советским Союзом и которым в силу этого нечего было терять. Большие западные страны до сих пор постыдно занимали выжидательную позицию.

Шефа Рудольфо это обстоятельство ничуть не смущало, он даже потирал руки. Он произнес многозначительно: «Наша игра сейчас безошибочна и даже красива. Они сами эти правила выдумали, — тут Рудольфо иронически кашлянул, — своими жалкими умишками и ничего не смогут поделать, если мы с особой старательностью сделаем вид, что искренно им верим. В конце концов это им надоест и они дадут нам все, что нужно. В отдаленной перспективе они сами упадут в яму, которую вырыли, чтобы откреститься от нас. Терпение, немного терпения».

Фабиан редко слышал от шефа высказывания столь ясные и недвусмысленные. В конце своей речи шеф совершил tour en l’air’ с позиции épaulement croisé.

Шеф действовал! В его голове, вечно окутанной облачком сигары «Мария Манчини», зрели планы встреч, которые нужно предпринять в ближайшем будущем, проекты серий статей, которые в переводе на основные иностранные языки должны быть распространены в Европе и Америке, замыслы всевозможных акций, от кампаний сбора подписей до бала журналистов и мирных демонстраций. И так далее и так далее.

Мысли Рудольфо прыгали проворно, как блохи. Эти мысли представлялись Фабиану ужасно правильными и удачными. Несомненно, так считали и многие другие. Хотя порой ему казалось, что эти мысли ощутимо опережали те ограниченные материальные возможности, в рамках которых они должны были действовать.

Шеф забывал о пошлой действительности. Например, он сообщил о своем плане поехать в Сантьяго только час назад, когда до закрытия официальных учреждений и банков оставалось лишь четверть часа.

Раздобыть для него деньги к завтрашнему утру было почти что невозможно. Речь шла, естественно, о твердой валюте, о долларах. Их добывание было долгой и тягомотной процедурой. В нынешней ситуации, когда денежные ресурсы правительства в целом и запасы валюты были крайне ограничены, нужно было любую зарубежную командировку согласовывать с центральной канцелярией, которой руководил Пакс. Он или его заместитель давал приказ бухгалтерии выделить командировочные деньги в Государственном банке. Там нужно было сначала получить требуемую сумму в рублях, затем взять из центральной канцелярии новое письмо с печатью и отправиться с ним в Иностранный банк, который занимался этим далее. Меньше чем за два с половиной дня официально получить твердую валюту было невозможно.

Премьер-министр требовал, чтобы министерства каждую пятницу подавали в канцелярию петицию, кто из работников собирается на следующей неделе в зарубежную командировку.

У каждого, кто этого хотел, должна была быть конкретная программа. Иначе не стоило и надеяться, что петиция будет подписана. Рудольфо по поводу установления такого порядка иронично замечал:

«Такая система подходит для министерства по разведению овец, но не для нас. Они не понимают, что заграница для работников нашей канцелярии нормальная форма работы, это не туризм и не бизнес-тур. Наше поле деятельности и есть заграница».

Но порядок есть порядок, и даже шеф обязан с ним считаться. Ведь он должен был знать, как добываются деньги. Не первый раз едет за границу. Кроме того, его секретарша Мийли все время напоминала ему, как делаются дела (правда, она это делала без особого нажима, потому что была в шефа влюблена и боялась его).

Почему же Рудольфо делал вид, что не знает этого? Почему делал круглые глаза, когда ему говорили, что он должен был раньше сообщить о желании поехать? Почему вместо ответа начинал беззаботно танцевать «Tiger Rag» вперемежку с «Oige ja vasemba»?

Вошел второй адъютант Рудольфо Рейн Марвет О.Брайан. Розовощекий, как девушка, со смородиновыми глазами, застенчивый и симпатичный. Он был родом из Уэльса и эстонец по материнской линии, а поскольку он учился в Эбериствудском колледже, а не в Тартуском университете, то уэльский язык он знал лучше, чем эстонский.

Рейн Марвет О.Брайан сообщил: шеф послал узнать, поступили ли деньги.

«Почему он сам у меня не спросит?» — фыркнул Коэрапуу.

«У него посетители — эксперты из Международной экстерритории», — извинился Рейн Марвет с оксфордским акцентом.

Тут Коэрапуу прорвало:

«Пусть спустится на землю! Он не в Америке живет! Он не в будущей Эстонской Республике живет. Он живет в советском последе... — Жена Коэрапуу работала повитухой, и потому терминология, которой она пользовалась, в какой-то степени пристала и к ее супругу. — Когда он наконец поймет, что пока в этой стране дела идут хуже, чем в Бельгийском Конго! Если он соизволил только вчера сообщить, что завтра утром улетает, то я не могу уже сегодня выложить ему полторы тысячи долларов. А чтобы официально получить деньги, об этом не может быть и речи».

Коэрапуу перевел дух.

«Но так быстро я не могу даже по другим каналам! Это вам не пара сотен финских марок. Я ведь должен дать что-то взамен. Шеф, очевидно, полагает, что все почитают за честь оказать нам помощь. Что все жаждут внести вклад в восстановление независимости и так далее. Что помощники выстроились в очередь. Дескать, будьте добры, примите наши приношения. Что за чушь!»

Коэрапуу второй раз перевел дыхание.

«И вообще, известно ли шефу, чем я рискую? Я комбинирую, я занимаю, я же должен и отдавать, если, конечно, эти деньги из Иностранного банка до нас дойдут. Если дойдут... И откуда шеф взял, что эту командировку ему утвердят? Если Пакс не утвердит, кто погорит? А?»

Он глубоко вздохнул и успокоился. Его редкие взрывы были короткими и быстро проходили. Теперь он даже усмехнулся.

«В самом деле, я не вижу никакой причины, почему Пакс должен финансировать его поездку. В последнее время они любят друг друга, как... — он стал подыскивать подходящее сравнение, — как кобра и мангуст!»

«Шефа это не интересует, — развел руками адъютант и машинально сунул в рот пластинку жевательной резинки. — Не интересует и все».

Коэрапуу подошел к столу Муськи и тихо простонал: «Муська, Муська, что со мной будет?»

До Фабиана доходили слухи, что они дружат с Муськой. Они когда-то работали вместе в Спортлото, поэтому Фабиан ничего не имел против. Пускай дружат. Дружба цементирует коллектив. Муська была разумнее многих мужчин.

В коридоре послышались голоса.

«За что он только зарплату получает?» — вопил Андерсон.

«Мых-хы-хых, знай наших!» — протрубил Пакс. Мяэумбайт донес до слуха свой диковинный смех. Это были каждодневные голоса канцелярии.

Часы пробили четыре, и все находящиеся в комнате, все восемь человек, приготовились слушать новости. Это было для них как «Отче наш», и в этом они все были учениками шефа.

 

Шеф и его радиоприемники

У шефа помимо танцев была вторая слабость — радиоприемники. Можно даже сказать, что он помешался на них. Это объяснялось врожденным голодом по информации и трудностями, стоявшими на пути его удовлетворения в молодости, в тяжелое послевоенное время посреди русских равнин. Уже в Сибири он соорудил простой детекторный приемник, и поскольку на этой широте помехи чинились только русскоязычным передачам: «Радио Свобода» и «Голосу Америки», то он уходил в ближайший от города лес, забрасывал антенну на высокую ель и слушал в свое удовольствие «Голос Америки» и Би-би-си на английском языке.

Постепенно число его любимых радиостанций увеличивалось, и в конце горбачевской эпохи он регулярно слушал, по его словам, около двадцати радиостанций. Для этого ему понадобилось по меньшей мере десять приемников, начиная с «Филипса» со старыми довоенными лампами и кончая «Грундигом», предназначенным профессионалам, который стоил столько же, сколько приличный автомобиль.

В квартире у Рудольфо радиоприемники работали в каждом углу, и у Фабиана возникало ощущение, будто он в гостях у старой девы, у которой дюжина кошек мяукают разом, каждая на свой лад.

Хотя у шефа были и дигитальные приемники, которые фиксировали в памяти радиостанции, он предпочитал по старой привычке крутить ручки своих аппаратов, перескакивая от одного ящика к другому и прикладывая к ним ухо.

В самый насыщенный свой радиопериод, в семидесятые и до середины восьмидесятых, он якобы даже спал в обнимку с радио. Видимо, с тех пор и пошел слух, будто он со своими женщинами обращается как с неживыми предметами.

«Мне нравится, когда она слегка повизгивает и постанывает на моей груди, — признался Рудольфо Фабиану в минуту откровенности. — Это укра­шает процесс, как аромат хорошую сигару».

Особое удовольствие доставлял ему «Филипс» и он говорил, что когда в воскресенье утром слышит голос Алистера Кука, то ощущает себя почти что Уинстоном Черчиллем. «Филипс» он позволял себе слушать только по воскресеньям. На работе же и в поездках он был неразлучен с «Сони», величиной с paper-back.

Из всех программ Фабиан просил своих подчиненных обязательно реферировать русскую программу французского «Радио Националь» и израиль­ские передачи на немецком языке.

При создании канцелярии, находящейся в ведении Фабиана, шеф прежде всего подумал о радио, без которого, по его мнению, вообще невозможно быть цивилизованным человеком и работать в приличном учреждении.

Шеф самолично перелистывал десятки каталогов и выбирал подходящее радио. Долго взвешивал, взять ли «Sony CRF-3300K» (21 короткая волна плюс две ультракороткие) или цифровой, дигитальный контрольный приемник (communication receiver) «OM-IC-R70». Наконец он остановился на по­следнем, поскольку тот покрывает волновую сеть, даже когда обрывается сателлитовая связь.

Ближайшее место, где производили эту американо-японскую модель, находилось недалеко от Манчестера, дочерняя фирма. Коэрапуу специально командировали в Англию, чтобы купить приемник прямо у производителя. Разумеется, радио стоило целое состояние.

«Это жизнь не по средствам, — ворчал Коэрапуу, вернувшись назад, и качал головой. — Нам бы нужно было пять пишущих машинок, а также неколько скоросшивателей, а теперь мы истратили все деньги. Только за мои билеты мы могли бы купить диктофоны и нарукавники на весь штат. Факс дышит на ладан, телефон издает странные звуки, древко у флага надо покрасить — и на все нужны деньги, деньги и еще раз деньги».

В памяти радиоприемника было сто радиостанций. Шеф четыре раза в день заходил полюбоваться на него и поглаживал его, как котенка.

Он сказал, что теперь у Фабиана нет ни малейшего повода плохо работать.

Фабиан понимал его пристрастие. Он сам еще очень хорошо помнил то время, всего несколько лет назад, когда иностранные радиостанции на эстонском языке в больших городах официально глушили. Приходилось ездить в отдаленные поселки, чтобы послушать «Голос Америки» или «Свободную Европу» и получить верную информацию. Или слушать какую-нибудь солидную станцию на иностранном языке. Теперь каждый мог быть в курсе дел — даже домохозяйка, готовя еду, могла включить радио на какую-нибудь эстонскую радиостанцию.

Разумеется, у них теперь был телевизор и новости CNN.

На крышу поставили новую антенну. Проработав неделю, CNN вдруг вырубился. Только какие-то молнии сверкали на экране. Долго искали поломку. Потом выяснилось, что рабочие, присланные чинить крышу Дворца, обмотали страховочные канаты вокруг антенны.

 

Методы Коэрапуу

Хотя в персональном регистре должность Коэрапуу называлась «опман-везирь» — на самом деле это был компромиссный вариант из тех предложений, которые на парламентских дебатах внесли Западная партия и Восточная партия, — его настоящей задачей было развитие материальной базы новой канцелярии (такие опманы-везири действовали при всех канцеляриях и складах).

Заодно ему нужно было вести все денежные дела. Это означало постоянные хлопоты, звонки, договоренности, использование старых знакомств, подмазывание и всякие темные делишки.

Фабиан знал методы Коэрапуу. Однажды ночью, когда они заработались допоздна, так что общественный транспорт уже не ходил и они ждали дежурную машину, чтобы та развезла их по домам, тот в общих чертах, не называя конкретных имен, рассказал о своей деятельности.

Дела делались по принципу рука руку моет. В магазинах ничего не было, потому что ждали денежную реформу и не желали ничего продавать за рубли. Для закупок за рубежом не было денег и, кроме того, никогда не хватало времени, чтобы туда поехать.

Коэрапуу раздобыл во Дворце кое-какие вещи, которые служили бартерным товаром.

Например, в магазинах редко появлялся кофе в зернах. У Коэрапуу была договоренность с буфетчиком второго круга, что тот достанет полтонны кос­та-риканского кофе в обмен на визы за границу. За эти полтонны кофе Коэрапуу приобрел столы для канцелярии, так как весь товар мебельной фабрики уходил на Запад.

У Коэрапуу были также хорошие отношения с поликлиникой. Там он добывал через знакомую медсестру тампоны для женщин, чтобы они могли зимой купаться в проруби. В городских магазинах они были редкостью. Тампоны были присланы в качестве гуманитарной помощи для Советского Союза, но — как всегда — большая часть ушла налево. Партия, предназначенная для дворцовой поликлиники, дошла до места благодаря тому, что из порта во Дворец ее конвоировали воруженные члены только что сформированного отряда из ветеранов афганской войны.

За тампоны Коэрапуу приобрел для конторы Фабиана подержанный копировальный аппарат «Canon», и у него еще осталось.

У Коэрапуу были хорошие связи с гаражом, который обслуживал заведующих канцелярий и столоначальников. В это время по всей стране царил жуткий бензиновый кризис. По талонам выдавали пять литров на месяц. Но Коэрапуу раздобыл дополнительные талоны и на них купил для канцелярии первый компьютер. Он был произведен в Польше и работал ужасно медленно, ибо понятно, что это не была модель 486-я, которую требовал шеф. Наверное, действительно 486-я была для начала слишком передовой, годилась и попроще, даже 286-я. Но у машины неизвестной польской фирмы вообще не было номера, и она носила имя «Chopin».

Тот, кто в нее пытался войти первый раз и нажимал клавишу запуска программы, вскоре забрасывал начатое, потому что на дисплее не видно было никакого оживления.

«Наверное, она сломана», — решал он, махнув рукой.

Однако дело было в том, что компьютер просто медленно работал, долго думал. Лишь через две с половиной минуты раздавался щелчок и на экране зажигались слова: «Good morning, my Estonian friend!»

Разумеется, в этом была виновата не Польская Республика, а нищета Интеграционной службы.

В последнее время лучшим партнером Коэрапуу по совместной деятельности стал бывший коллега еще со времен ДОСААФ, ныне импортер эротического и скабрезного товара, который увлекался политикой и поэтому оказывал Интеграционной службе великодушную помощь. Например, через год после восстановления независимости республики возникла большая потребность в накладных ягодицах, ибо проституция была быстро растущей отраслью народного хозяйства и ягодицы, которые сутенеры называли «сладким обманом», позволяли запрашивать у клиентов более высокую цену. За них Коэрапуу нажил для канцелярии факс.

Затем он перепродал с большой выгодой порошок, повышающий муж­скую потенцию, и выписал на эту сумму прессу, расширяющую политиче­ский кругозор, — «Times», «Spiegel» и «The European».

Тот день, когда свежие иностранные газеты первый раз пришли в канцелярию, оказался одним из немногих, когда Фабиан видел Коэрапуу улыбающимся.

И как раз сейчас должна была поступить большая партия силикона для улучшения формы груди. Этого товара пришло несколько тысяч кубиков, и Коэрапуу решил его пока попридержать. «В резервный фонд», — подмигнул он Фабиану. Но шефа это отнюдь не интересовало.

 

Пакс

Шеф был одним из тех людей, которые умели говорить как с уборщицей Дуней, так и с коронованной особой. Он умел вызывать не простое, а такое доверие, которое проявляют к предприимчивому духу даже в том случае, когда его толком не понимают.

Грибовед Семен рассказал Фабиану, как однажды они вместе с Рудольфо шли глубокой ночью по Мустамяэ, возвращаясь с именин кибернетика Меуса.

Вдали на углу у девятиэтажки стояли трое мужчин. Один из них подошел к ним и сказал по-русски Рудольфо, чтобы тот пошел с ним. У Семена сердце упало, и он хотел удержать Рудольфо. А тот только засмеялся и произнес громко по-русски:

«Это хорошие парни» — и пошел.

Мужики не перерезали ему горло, а, наоборот, дали ему две бутылки водки, сказав: «Честное слово, мы больше не можем!»

Да, шефу многое было по силам. Единственный, кто был ему не по зубам, это Пакс.

Перед ним многослойность Рудольфо заметно таяла. Потому что Пакс был не такой, как большинство людей. Не в том смысле, что он был красивее или уродливее, лучше или хуже, умнее или глупее, чем другие. Это было не важно, потому что Рудольфо справлялся как с глупыми, так и с умными, как с хорошими, так и с плохими, как с неприглядными, так и с красивыми. Нет, просто Пакс был устроен нестандартно, он был из другого материала и в нем не было тех элементов, которые реагировали бы на уловки Рудольфо, на его наживку.

Посланные шефом гонцы, призванные навести мосты, отскакивали от Пакса, как от стенки горох, на его фоне оригинальные и вызывающие восхищение приемы шефа казались простыми и неприкрытыми. Пакс общался с людьми совсем по другой схеме и при контакте нажимал совсем на другие кнопки, чем шеф. Он делал это первобытно, при помощи жестов, призывов и прикосновений. У него был гулкий басовитый голос, который заглушал всех остальных и доносился даже с другого этажа. Пакс говорил отрывисто, часто балагурил и сам же смеялся сказанному. Оставалось впечатление, что он говорит только самому себе, сам веселится и не слушает других. На самом деле он был очень внимательным и его маленькие глазки и уши, величиной с гриб лисичку, улавливали решительно все, ничто не оставалось без внимания.

Кто же на самом деле был Пакс? Фабиан не знал его с молодости. Он был неопределенного возраста, но наверняка старше, чем Фабиан. Говорят, что когда-то, в университетские времена, он был крепким комсомольским деятелем.

На улицах Таллинна, насколько помнит Фабиан, Пакс появился лет двенадцать назад. Фабиан не знал, конечно, что это Пакс, просто он был запоминающейся фигурой. В советские времена из-за каких-то неприятностей ему выдвинуться не было суждено. Он ждал своего часа. Во всяком случае, ходил он в импортной одежде, у него были длинные и короткие куртки, клетчатые и полосатые брюки, зонтики с изогнутой и прямой ручкой, несколько золотых цепочек, шелковые рубашки и самая дорогая советская машина. Он уже тогда был такой же, как сейчас, — кругленький и с короткими руками, которые отстояли от тела, как у штангиста, тяжелоатлета, хотя в занятии спортом его трудно было заподозрить (правда, сейчас он регулярно ходил играть в кегли). У него была круглая лысоватая голова, веселые карие глаза и всегда легкая небритость.

Внешность Пакса полностью соответствовала представлению о типичном мафиози.

В старину его всегда сопровождал французский бульдог, которому он иногда, приняв водочки, покупал в кафе лакомство, ставил тарелку на пол
и угощал его. Это вызывало недовольство других посетителей кафе. Обычно эти инциденты заканчивались тем, что вмешивался офицант, которому Пакс за вылизанную собакой тарелку щедро платил.

А когда он с собакой под мышкой выходил, то в дверях обычно кричал:

«Что вы, жабы, квакаете! Моя собака поумнее вас будет! Бэээ!»

Официально (Фабиан видел на столе шефа его кадровый листок) Пакс успел поработать в Трамвайном тресте, в туристической сфере, одно время даже пекарем. Но поговаривали, что за всем этим стоял какой-то закулисный бизнес. Во всяком случае, сейчас его считали большим знатоком в финансовой сфере и особенно в предсказании курса валют. А еще говорили, что во Дворце он работает просто для разнообразия, из альтруизма и любви к искусству.

Однажды Фабиан слышал беседу Пакса с каким-то другом. Тот удивлялся:

«Что ты там среди этих баранов время тратишь, давай лучше устроим...» — тут Фабиан не понял, что именно.

Пакс на это ему прогудел, что у друга нет патриотического и эстетиче­ского чувства. Что он здесь по причине именно этих неуловимых эмульсий (он так и сказал — эмульсий).

«Эти недотепы сами не справятся», — добавил он затем сочувственно, под «недотепами» имея в виду молодые отечественные силы, которые скользили по паркету Дворца, сменив старые кадры. Пакс сочувственно именовал их «мастерами искусств», потому что они не интересовались бизнесом, кеглями и курсом валют.

Пакс пришел во Дворец в конце советского периода, когда национально настроенные коммунисты только что одержали победу. Таким образом, в течение короткого времени он поработал под тремя правительствами и у него была огромная власть, потому что он владел информацией, знал все, в том числе большие и малые грехи чиновников, семейные отношения и интриги противоборствующих сторон.

 

Взаимоотношения Рудольфо и Пакса

Работа в их канцелярии, полное название которой было Канцелярия интеграции Эстонии в мировое сообщество, была бы вполне сносной, несмотря на лирический террор Рудольфо и мужицкое балагурство Пакса, если бы эти двое нормально ладили между собой. Правда, Пакс не был их начальником, он и шеф не состояли в одной системе служебного подчинения. Они были звеньями разных цепей. Но эти звенья то и дело соприкасались, и от Пакса кое-что зависело. Пакс посредничал, если можно так выразиться, между канцелярией и верхушкой Иерархии в самой общей части нормативных актов. Он, конечно, исполнял приказы, спускавшиеся сверху, но они преломлялись через призму его личности.

К сожалению, его отношения с Рудольфо были весьма далеки от светлой дружбы и любви. Можно даже сказать, что Пакс ненавидел шефа. Такими их отношения стали с течением времени. Вначале, когда шеф только поступил на работу, они общались вполне цивилизованно. Видно было, что Пакс уважает шефа, потому что понимает объем его эрудиции и опыта.

Конечно, у Пакса уже тогда был повод недолюбливать шефа, поскольку он сам был не ахти какой танцор. Его молодость пришлась на то время, когда вступали в стройотряды и в стихах воспевали девушек — королев бетономешалок в заляпанных известкой штанах. Более изысканными занятиями, вроде бальных танцев, тогда не особенно увлекались. Наоборот, это даже осуждали, считая, что на паркете достаточно просто самовыражаться и дергаться. Власть тоже не одобряла танцевальное искусство. Исключение составляли народные танцы.

Хотя не секрет, что существовали закрытые учебные заведения, куда в качестве учителей танцев приглашались высокооплачиваемые педагоги из-за рубежа и чьи воспитанники посылались на Олимпийские игры. Без сомнения, существовали школы танцев и в системе Государственной безопасности.

Одним словом, приобщение к танцевальному искусству ограничивалось у Пакса тем, что когда-то в Школе коммунистической молодежи он научился плясать вприсядку и танцевать казачок. На иных международных форумах он производил фурор, когда в разгар вечера принимался наяривать на гармошке. Американцы так просто сходили от этого с ума. Восторженно похлопывали Пакса по плечу, принимая его за русского и потому считая его своим другом. А теперь популярность русской присядки в мире резко упала, предположительно в связи с Чернобыльской аварией.

Кроме того, незатейливые забавы Пакса на фоне рафинированного танцевального мастерства Рудольфо не производили впечатления. К тому же он погрузнел и вряд ли смог бы пуститься вприсядку. Поэтому на балах во Дворце он стоял в дверях с важной миной на лице и говорил по мобильному телефону, давая понять, что на нем лежит большая ответственность.

Алкоголя он употреблял мало (шеф, кстати, тоже) и к беседе вкуса не имел (чего нельзя сказать о шефе).

Так что у него, несомненно, были причины шефу завидовать. Но причины были у многих, и многие завидовали. Во всяком случае, Пакс завидовал не больше других, пожалуй, даже меньше, можно даже сказать, что на свой лад он был выше зависти, потому что у него были свои козыри.

Например, Пакс, который был большим бабником, мог иметь их за сахар и конфеты сколько угодно, а шефа женщины не особенно интересовали, он получал удовольствие от игры взаимоотношений.

Нет, растущее неприятие Пакса заключалось в другом.

А именно, несмотря на свою неотесанность, он был весьма чувствителен ко всему, что касалось его личности. С ним было трудно общаться, потому что у него было много комплексов. С ним нужно было быть всегда настороже. Потому что, как всем людям с эксцентричной внешностью, ему было свойственно принимать на свой счет намеки, которые не были предназначены ему, а произносились вообще. Он мог вычитать насмешку или издевку там, где сказавший ничего такого не имел в виду. Особенно надо было быть осторожным с шутками, потому что никогда нельзя было быть уверенным, что Пакс поймет их так, как они задумывались, и не воспримет дружескую шутку как оскорбление.

Очевидно, Пакс подозревал, что шеф за глаза высмеивает его, и именно поэтому общался с ним подчеркнуто мужиковато, называя женщин бабами, а туалет — сральником. Таким образом давая понять, что он выше рафинированного стиля.

Его подозрения относительно шефа были недалеки от истины, потому что Рудольфо был известен своими беспощадными характеристиками. Хотя внешне он обращался с людьми очень любезно, на зависть иным психоаналитикам. Естественно, он понимал душевный настрой Пакса и, беседуя с ним, тщательно выбирал слова, чтобы не ранить его.

Но однажды он был неосторожен. Они обсуждали возможный десант русских кораблей в заливе Кабли, в качестве параллели шеф привел высадку американских войск в заливе Свиней на Кубе. Он сказал:

«Если ситуация залива Свиней повторится в Эстонии, пошлем на переговоры Мауно (это было имя Пакса) на несравненном „Водяном“».

Этим он, возможно, хотел сделать комплимент Паксу, ибо тот учился в Школе коммунистической молодежи и прекрасно говорил по-русски, но Пакс решил, что Рудольфо проводит параллель между ним и вислоухой белой свиньей, на которую он действительно был немного похож.

С тех пор их отношения стали напряженными. И все же они держались на приемлемом уровне. Хотя Пакс посмеивался над их канцелярией, но без издевки. До большой ссоры дело не доходило, и Пакс их петиции всегда подписывал. Но теперь на горизонте сгустились темно-синие тучи.

 

Особенность момента

В любой другой обстановке, в нормальных условиях, они могли бы и не любить друг друга, а просто общаться через секретарей.

Но положение было не только ненормальное, а прямо-таки чрезвычайное.

Впереди ждали великие дела.

Для этого их канцелярия и была создана. С самого первого дня Рудольфо задумал серию маневров, закодированную под названием «Миссия», которая, по его словам, уже крутилась в его голове со студенческих пор и ради чего он занял нынешний пост.

«Миссия» была запланирована на предстоящую осень. Она должна была составить кульминацию их деятельности и увенчать ее. Все, что они до сих пор предпринимали, все их ближайшие шаги, в том числе поездка в Сантьяго де Компостела, представляли собой звенья длинной цепи, целью которой была интеграция Эстонии в семью полноценных государств мирового сообщества. Естественно, шеф не мог с этой «Миссией» ехать один. Это было бы невозможно. Нужно было действовать комплексно. Его должно было сопровождать представительство из трех, а то и пяти человек. Разумеется, для будущих участников это была большая честь и чрезвычайная возможность обратить на себя внимание.

Парламент одобрил проект шефа. Но одного политического решения было мало, ибо проект нуждался в больших деньгах — гораздо больших, чем был в силах наскрести Коэрапуу, с его махинациями кофейными зернами, искусственными грудями и накладными задницами. Поэтому никак нельзя было обойти Пакса с его друзьями, чьи денежные источники были бесчисленны и лились неостановимым потоком. Пакс, очевидно, был готов оказать помощь, ибо, как уже было сказано, он не работал против. Закавыка была в том, что Пакс изъявил желание сам поехать с «Миссией», потому что, несмотря на свой тугой кошелек, он не особенно много путешествовал. Теперь он, конечно же, хотел увидеть Нью-Йорк, Париж и Лондон, ибо эти названия стояли в ряд на флаконе с одеколоном, которым он пользовался.

Однако Рудольфо был категорически против поездки Пакса.

«Я знаю эту тактику, — сказал шеф многозначительно. — Мы только тогда узнаем, кто наши друзья, когда попадаем в ситуацию сражения. Я думаю, что мы выманили монстра из его берлоги». И шеф станцевал боевой танец мау-мау.

Официально список лиц, отправляющихся с «Миссией», все еще не был объявлен. Но долго с этим тянуть было нельзя, потому что портной Дворца хотел снять мерку с кандидатов.

Последствием решения Рудольфо могло стать то, что Пакс начнет его саботировать. Для него ничего не значило политическое решение или мнение кабинета. Оказание помощи «Миссии» требовало самопреодоления и доброй воли, но их наличие или отсутствие было очень трудно измерить. Никто не смог бы обвинить Пакса, что он не нашел для мероприятия ни одного спонсора. А если бы кто-то стал его в этом упрекать, он мог бы ответить: «Ах так, я от чистой души помогал этой беспомощной компании отечество строить, но если я вам не нужен, то я ухожу, я и без вас проживу. Адье!»

Это была очень деликатная ситуация, и Фабиану казалось, что Рудольфо тянет с решением этого вопроса.

Кстати, тех, кого можно было выбрать в состав делегации, было немало. И желающих предостаточно.

 

Сослуживцы

Когда шеф принял руководство канцелярией, персонал, включая уборщицу, ее сменщицу и шофера, составлял примерно дюжину человек. Шеф немедленно приступил к расширению штата. На данный момент число служащих достигало полусотни человек. Поскольку в Эстонии к такой профессии никогда не готовили, то естественно, что среди этих пятидесяти люди были самые разные.

Прежде всего, шефу удалось ангажировать группу эстонских эмигрантов. Некоторых из них он знал раньше, еще с тех времен, когда был художником, ученым и путешественником.

Фабиан понимал, почему шеф отдавал предпочтение именно им. Он спешил, нужно было сразу начинать действовать, с первых недель, у него не было времени заниматься элементарным инструктажем, не говоря уже об обучении. Необходимы были люди, способные общаться с западным миром. Эти мальчики и девочки по крайней мере умели отправлять факсы и писать письма по-английски.

Кроме того, шеф хотел, чтобы его окружали люди, заслуживающие доверия.

Число зарубежных эстонцев все время менялось. Некоторые были помощниками на одну-две акции. Стало почти обычаем, что посещающие родину молодые зарубежные эстонцы заходили в канцелярию и предлагали свою помощь. Практически безвозмездно. Они считали это своим священным долгом. Но в среднем четверо-пятеро человек были постоянно на месте и поначалу образовали нечто вроде неофициального штаба. Понятно, что между шефом и зарубежными эстонцами возникли неформальные отношения, они стали приближенными, как это бывает с теми, кто вместе работает с самого начала, и таким образом на фоне прочего персонала возникла маленькая элитарная группа.

Во всяком случае одна из элитарных групп, для которой существовали другие правила, нежели для остальных. Между прочим, вначале зарубежные эстонцы работали полулегально, поскольку по тогдашним законам граждане других стран не имели права работать в государственном аппарате (большинство из них были гражданами Америки, Англии, Швеции и Канады). Поэтому официально они были оформлены при турфирмах в качестве гидов и учителей иностранных языков. Они сидели на кухне шефа уже тогда, когда государственная независимость только брезжила на горизонте, они устраивали интеллектуальные посиделки и фантазировали о будущем Эстонии, запивая тушеные мухоморы козьим молоком, секрет изготовления шеф привез из Юкатана.

 

Лось и Барсук

Разумеется, вербовать одних зарубежных эстонцев было невозможно, потому что число работников нужно было существенно увеличить. Кроме того, делом чести для шефа было, чтобы сюда нашли дорогу лучшие отечественные умы.

И они явились. Многие просто так, попробовать, но каждый третий все же остался.

По какому принципу шеф выбирал сотрудников? Похоже, несмотря на всю его интеллектуальную рафинированность, в его выборе важную роль играли кровь и происхождение. Шеф попросил историков исследовать взаимоотношения самых древних родов, даже составил с помощью небольшого коллектива авторов родовой атлас Эстонии. Он пришел к выводу, что у древних эстонцев еще до Северной войны существовало два главных рода, которых принимали по старинному ритуалу, откуда выходили их старейшины или «лучшие» и к которым немецкие классические философы испытывали особый интерес.

Хотя состав этих двух родов — как и весь эстонский народ — после Северной войны уменьшился до одной трети, предание о них продолжало жить в народе и нашло отражение в собранном Яакобом Хуртом фольклорном материале. И недавняя статистика, которую составили те самые лояльные к Рудольфо молодые историки, показала, что среди потомков этих племен было примерно в три раза больше заслуживающих доверия, патриотически настроенных людей.

Эти два рода принадлежали к Лосям и Барсукам, соответственно — тотемным животным.

Род Барсука обосновался в Йогентагана, род Лося — в Алемпойсе. Члены этих могущественных племен были достойны внимания и с точки зрения физических данных — мускулистые и с широкой костью, — как утверждали достоверные источники, опиравшиеся на обнаруженные в захоронениях останки. (Враги шефа утверждали, что племена Лося и Барсука были каннибалами и что найденные кости принадлежат съеденным членам соседних племен. Сторонники Москвы, конечно, добавляли, что это были русские военнопленные.)

Между двумя мировыми войнами, когда в Эстонии был культ старины, некоторые художники писали картины о том далеком прошлом, окрыленные исключительно полетом своей фантазии. У шефа в кабинете было несколько таких картин. Они изображали похожих на викингов мужчин с квадратными мускулами и женщин с надутыми щеками.

В тот же период один фольклорист написал песнь о великой вражде между племенами Лося и Барсука и великом примирении, которые должны были чередоваться из века в век.

Широкая общественность ничего не знала об этих племенах. Не знали об этом даже люди, которые жили в этих уездах из поколения в поколение.
О тех далеких временах напоминали лишь отдельные названия, такие, как Лосиное городище или Барсучья гора. Фабиан много лет тому назад, когда Рудольфо еще не был начальником канцелярии, посещал вместе с его исследовательской группой эти места. И словно в насмешку на земле Барсука бросалось в глаза много людей с физическими недостатками — кособокие, с бельмом на глазу...

На земле Лося не были редкостью люди с заячьей губой, болезнью Дауна. В этих местах было много совхозов, где работали русские и немцы из Поволжья. Было очень странно слышать в конторском дворе возле сенокосилок мужиков в ватниках, говорящих на немецком языке, будто здесь проходили киносъемки.

Эти медицинские факты отнюдь не смущали шефа, потому что его корни лежали в этих местах, и он утверждал, что раньше все было по-другому, что очень многие достойные люди были вывезены в Сибирь, а вместо них привезли всяких юродивых из других племен.

«Это была сознательная национальная политика Москвы», — провозгласил шеф уверенно.

Все, кто происходил из этих мест и мог доказать, что его предки по крайней мере в трех поколениях жили в этих местах, заслуживали доверия Рудольфо.

Разумеется, до тех пор, пока они его не подводили — оказывались подонками или неудачниками. Тогда шеф признавал свою ошибку. Но предрасположенность была явной.

Он и раньше старался окружать себя Лосями и Барсуками и теперь приглашал их к себе на работу в Канцелярию, чьей задачей было интегрировать Эстонию в мировое сообщество.

Эта вера шефа казалась тем более парадоксальной, что обычно он был очень недоверчивым человеком. «Примерно каждый десятый взрослый человек так или иначе связан с КГБ», — помнил Фабиан его комментарий в летнем лагере Кабли, где собирались молодые интеллигенты пятнадцать лет тому назад.

Подозрения шефа как будто подтверждала афера в его институте лет десять тому назад, когда один ассистент оператора перебежал на Запад и опубликовал в свободной западной печати свои разоблачения. Он был тайным агентом КГБ и рассекретил десяток имен работников института, которые тоже были сексотами. Правда, в этом списке было имя и самого шефа, но Рудольфо лишь посмеялся над этим. «Перестарался немного», — произнес он доброжелательно.

Десять лет назад он учил Фабиана, что филер каждый шестой. И непосредственно перед началом борьбы за свободу, пять лет назад, он был убежден, что стукач каждый третий, это означало, что общество кишит стукачами. Фабиану пригрезился тезис Сталина, что с развитием социализма классовая борьба обостряется.

Поскольку Фабиан происходил со стороны отца из племени Барсука, а по материнской линии принадлежал племени Лося, то было понятно, почему шеф ему доверял. Вполне естественно, что он призвал Фабиана окружать себя в канцелярии по возможности большим количеством «лосей» и «барсуков», а также их сынов и дочерей.

 

Молодые

Кроме зарубежных эстонцев и потомков племен Барсука и Лося была еще одна категория людей, которым шеф доверял. Это была молодежь — поколение хоть и рожденное в глубокие застойные времена, когда из-за любого слова несогласия вызывали «на ковер», но чье становление пришлось на годы, когда общество сотрясали предвестия перемен и люди критиковали власть довольно открыто. Большая часть этой молодежи уже не должна была вступать в комсомол. Этого не требовалось для поступления в университет. (Не говоря уже о том, чтобы всем классом вступать в комсомол, как это было в молодости Фабиана.) И хотя в их зачетках все еще фигурировали такие предметы, как «история партии» и «научный коммунизм», шеф тем не менее был уверен, что они избежали советской заразы.

Таких молодых он искал особенно тщательно. Первым заданием его адъютантов было заказать список студентов вузов, котрые были отправлены на стажировку за рубеж, и выяснить, когда они оттуда вернутся.

Затем шеф звонил их родителям или родственникам и узнавал, когда точно они прибывают на родину и на каком транспорте. После чего он лично встречал их в порту или аэропорту, привозил во Дворец и долго с ними беседовалаким образом, ему удавалось многим экстравагантным и амбициозным молодым людям внушить, чтобы они пришли работать во Дворец. Это было тем большим достижением, что сначала ему нечего было им предложить, даже нормальную зарплату.

Сейчас таких избранных было на работе семь человек.

Никто из них не происходил из племен Лося и Барсука. Но они провели два или три месяца в колледжах Америки, Канады и Швеции, один даже полгода в Швейцарии. Они должны были знать, как в мире дела делаются!

Молодые постоянно подчеркивали, что они не собираются работать на посткоммунистическое правительство переходного периода, что они здесь только потому, что хотят помочь Рудольфо, который «совершенно исключительное явление» и представляет собой «ценностный мост, перекинутый из первой независимой республики в будущую Эстонию».

Молодые работали в разных нижних канцеляриях.

Канцелярия по Интеграции Эстонии в мировое сообщество была по­строена следующим образом.

Всего было три основные канцелярии. Первая канцелярия специализировалась на первом мире, то есть — на западном. Вторая занималась бывшим социалистическим миром, третья, соответственно, третьим миром. Были еще нижняя канцелярия и срочная канцелярия. Кроме того, сюда относилась Служба влияния на общественное мнение, которой руководил Фабиан и которая занималась самыми разными проблемами и чья работа в глазах общественности в какой-то степени совпадала с работой медийных служб.

Молодые ребята работали в первой и третьей нижней канцелярии. Вторая — бывший Восточный блок — их не особенно интересовала. Там работали в основном те, кто раньше служил во Всесоюзном министерстве ино­странных дел. Разумеется, в свое время они окончили соответствующий московский или ленинградский институт. Молодые относились к ним с пренебрежением, скрытым под маской подчеркнутой корректности.

Только случайно услышав, как за закрытой дверью после брошенной реплики раздается взрыв смеха, можно было понять, что в глазах молодых якшавшиеся раньше с Москвой чиновники — политические трупы, опозоренные до конца своих дней.

Андерсон, заведующий первым отделом, был известен тем, что все время восклицал: «За что он только зарплату получает?», это относилось почти ко всем, ибо он считал, что все, кроме семерки молодых, взяты на работу исключительно из милости и ничего не умеют делать. К тому же гоняют лодыря.

Заведующим нижней канцелярией третьего мира был назначен свежеиспеченный юрист, выпускник университета, юный Паап Сийдермейер, у которого соприкосновение с третьим миром ограничивалось тем, что он однажды был премирован поездкой на Кубу со стройотрядом. Большую часть времени он проводил в первом отделе за разговорами, наказав бывшему телохранителю шефа и нынешнему своему заместителю читать журналы: «Корея», «Азия», «Африка», «National Geographic» и другие, писавшие на эту тему. Более того, Мамму должен был кромсать журналы на куски и наклеивать вырезки в альбом для рисования.

Так рабочая нагрузка Мамму моментально выросла в три раза.

На основании этих вырезок Сийдермейер составлял свои рапорты. Отчеты делали и другие юнцы. Сами они называли сие политическим анализом (по каковой причине их и называли «политиками»).

Упоминание о них всегда вызывало у Фабиана усмешку. Политические анализы молодых рождали у него ассоциацию с анализами, которые делаются в поликлинике. Фабиан представлял, как страна проглатывает зонд, как ходит в лабораторию сдавать кровь и как, например, выясняется, что у нее повышенный уровень сахара. Или как страна сдает на анализ нечистоты и днем позднее ей говорят: «Госпожа Страна, у вас ленточный солитер!» Свои анализы «политики» осуществляли с великим энтузиазмом и большим апломбом. Разумеется, они считали свою деятельность сверхважной, то есть самой важной во всем государственном аппарате.

Они очень много смеялись и демонстрировали бодрость духа и раскованное поведение, ясно давая понять, что за ними будущее. На их груди висел невидимый девиз: «Это мы — молодые».

Особенно громко и своеобразно смеялся Мяэумбайт с толстыми ляжками. Смех, доходящий до фальцета, извергался длинными очередями. Так мог строчить автомат Калашникова у евнуха. Слыша это, Фабиан представлял себя в зоопарке, где голосит диковинная тропическая птица.

Фабиану хотелось бы знать, был ли этот смех у Мяэумбайта естественным, то есть смеялся ли он таким смехом уже тогда, когда его мамочка склонялась над колыбелью, или он заразился им в подростковом возрасте. Скорее всего, ни то и ни другое. Мяэумбайт был под сильнейшим влиянием Среднего Запада, где он провел три месяца. В одном из тамошних университетов прослушал серию лекций о международных отношениях. Возможно, он считал, что если он будет так смеяться, то у всех сложится о нем впечатление как о современном компанейском парне, всячески приятном, общительном и лишенном каких бы то ни было комплексов.

В отличие от него Меэме Тарму, изучавший английскую филологию, вел себя сдержанно и загадочно. Он модно одевался. У него были мобильный телефон и очки в золотой оправе. Фабиан никогда не видел его разговаривающим. Он шагал, подчеркнуто опираясь на всю стопу. И с таким видом, будто он вершил дела по меньшей мере на Токийской бирже. Он ни с кем не здоровался, кроме своих молодых приятелей и самого шефа.

 

Кредо

Они принадлежали к быстро развивающемуся поколению отечественной молодежи, которое хотя и не было особенно вышколено, но уже вдохнуло воздуха свободы. Их английский не был столь безупречен, как у эстонских эмигрантов, но субъективно они, пожалуй, были талантливее.

У них были большие амбиции. Они образовали гомогенное поначалу общество, их целью было стать министрами Эстонской Республики, руководителями — одним словом, встать у руля.

Молодые реферировали друг для друга «Times», «International Herald Tribune», «Spiegel» и « Asahi». Они с головой уходили в работу — больше, чем Фабиан когда-либо в своей жизни. Это была их вера, надежда и любовь. Отсюда, из канцелярии, им брезжила дорога, шествуя по которой, они станут великими сынами родины, увидят мир, займут положение в обществе, по меньшей мере раз в неделю их лица будут появляться на телевидении и в газетах. Положение позволит им взять в жены самых красивых, успешных
и богатых женщин, с кем они устроят современный дом и дадут своим пока не родившимся детям европейское воспитание. И так далее и так далее. Они не собираются долго грызть пайковое пищевое мыло. О нет! Все это называлось самоутверждением. Они выбрали в жизни этот путь. И точка.

 

Отношения с зарубежными эстонцами

Фабиан прочитал пришедший из Министерства иностранных дел Дании факс, в котором спрашивали, не заинтересованы ли они в их инфобюллетене. Фабиан попросил Муську ответить утвердительно.

Он вышел в коридор, направляясь к секретарю шефа, и столкнулся с Андерсоном.

Тот был в бешенстве. Его не пригласили на ужин с журналистом из «Асахи».

«Зачем они приезжают сюда! — фыркал он. — Эти чертовы эмигранты заполонили весь дом... Не путайтесь тут, проваливайте туда, откуда явились. Мы сами справимся!»

И это случалось не первый раз. Молодые не раз жаловались, что зарубежные эстонцы им мешают.

«Только воду умеют пить», — добавил Андерсон раздраженно. Это была старая история. Дело в том, что, когда Марвет О.Брайан пришел к ним на работу, он искренне удивился, что «политики» мало пьют воды.

Что ее не пьет простой народ, еще куда ни шло. Но здесь, в канцелярии, вроде бы работает элита, которая должна беречь свои силы и делать все для их успешного восстановления. Так мы никогда не попадем в Европу!

Сам он пил только воду и покупал каждое утро в валютном магазине литровую бутылку.

«Вы не пьете воду! — задыхался он от возмущения. — Вы не пьете воду!!!»

«Мы ведь не лошади», — огрызнулся Эрвин Ээльйыэ, который, между прочим, очень любил красное вино.

Конечно, дело было не в воде и в чьих-либо предпочтениях.

Это была внешняя сторона скрытых страстей.

Возвращаясь от секретаря, Фабиан зашел в туалет. Там перед зеркалом стоял Матс Мак-Дональт и причесывался.

«Прости, что я говорю о таких вещах, — произнес он, не глядя на Фабиана. — Мне очень неловко. Но я не могу больше молчать. Это входит и в твою компетенцию. Ты хороший знакомый шефа. Может, тебя они послушают. Большая часть отечественных эстонцев не моет руки после туалета. Я имею в виду после уринирования. После испражнения они все-таки моют. Надо отдать им должное. Так что они не совсем пещерные люди. Но цивилизованный человек моет руки всегда. Иначе мы не попадем в Европу. Не можешь ли ты что-нибудь предпринять в этом отношении? Все же мы работаем в одном учреждении».

И это тоже была лишь внешняя сторона.

Дело было в другом.

 

Миссия и самоутверждение

На первый взгляд казалось, что молодые «политики» стелятся перед зарубежными эстонцами. Хотя бы уже потому, что те принадлежат свободному обществу, столь превозносимому молодыми, и знают мировые пути. К тому же они пришли к ним на помощь, пренебрегли западным комфортом, чтобы здесь, вместе со всеми грызть пищевое мыло. Отечественные и зарубежные эстонцы, конечно же, вместе должны упорно продвигаться к намеченной цели!

И все же это было не совсем так.

Кто, собственно, такие были зарубежные эстонцы? Что их привело сюда? Фабиан ни на минуту не сомневался, что большинство из них было исполнено искреннего энтузиазма, любви к стране, в которой они, правда, не родились, но чей язык слышали с колыбели. И если даже этого у них не было, то они все же должны были испытывать какую-то симпатию к маленькой стране, потому что она стала частью общего движения. Эстония в их представлении была дикая страна, третий мир, где жили бедные люди, которые к тому же были жертвами коммунизма. И они при этом не были чернокожими, прыгающими вокруг костра, и даже, казалось, ничем не отличались от белых людей. Будучи западными образованными людьми, они сочувственно относились к Эстонии.

Но Фабиан слишком долго жил на свете, чтобы верить в стопроцентную бескорыстность. Чтобы кто-то, будучи милосердным, не осознавал это,
и хотя бы чуточку не испытывал от осознания этого удовлетворение.

И почему, собственно, общественная польза и личное самоутверждение должны исключать друг друга? Только глупые и по-детски наивные люди, думал Фабиан, читая в газетах о моральном облике того или иного деятеля, используют слова «народный слуга» и «бескорыстное служение».

Если у государственного деятеля не было личных амбиций, то, по мнению Фабиана, он был просто дебильным.

Та же история и с зарубежными эстонцами.

Что привело их сюда, во Дворец? Ведь они здесь получали зарплату в десять раз меньше, чем у себя на родине. Они получали мало даже в сравнении с тем, что они зарабатывали бы в какой-нибудь местной частной фирме, теми же переводчиками. Да, но они получили здесь то, что было невозможно у них на родине, — не говоря уже о фирмах — даже за гораздо большие деньги. Потому что кто они были на самом деле?

Разумеется, не дураки. Несомненно, интеллигентные и даже весьма образованные люди. Но не более интеллигентные и образованные, чем тысячи других на их родине. Они хорошо говорили по-английски, но это был их родной язык, а не доказательство их личных способностей. Некоторые из них говорили по-французски, но это был их первый иностранный язык, как у отечественных эстонцев навязанный русский. Владение языками на их родине не было никаким особым преимуществом, предопределяющим успех.

Они знали западную жизнь. Но на Западе ее знали все.

А здесь они были кем-то. Даже у искателей приключений с туманным образованием в Эстонии была перспектива стать влиятельным консультантом, экспертом или медиатором. И если кто-то из них приступил к работе в канцелярии правительства, то не только ради того, чтобы помочь эстон­скому народу быстрее и безболезненнее интегрироваться в мировое сообщество. Это было для них и личным самоутверждением. Теперь они находились на весьма высоком месте в иерархии. Они даже могли строить планы стать когда-нибудь заведующим канцелярией или министром. Учитывая их реальные возможности, в Америке, Канаде да мало ли где еще это было бы абсурдно.

Это могло случиться только здесь, в Эстонии.

Свою роль играло и то, что в каком-то смысле они были маргинальны. По сути, они не принадлежали ни к одной национальной группе. А здесь, в Эстонии, им были чрезвычайно рады.

И потому они спокойно могли расстаться со своей прежней родиной — было бы желание. Тут они могли родиться заново, тут открывалось второе дыхание. Дворец был для них высшим уровнем. Поэтому они относились к своей деятельности с уважением, без насмешки и издевки, как это делал иногда Фабиан.

 

Молодежь и старики

Оттеснить зарубежных эстонцев не было никакой надежды, с ними молодым пришлось смириться. Но желчь в них кипела и злость искала выхода. К тому же был еще один круг политиков со своими амбициями и претензиями.

Можно было предположить, что национально-патриотически настроенная молодежь считает своими основными противниками бывших партийных деятелей, работавших в государственном аппарате во времена застоя. Они были коллаборационистами, при их молчаливом согласии, а порой и при явном попустительстве совершались всякие мерзости. И потому — вон из наших рядов! Этот вывод напрашивался при чтении их возвышенных деклараций. И все же это было не так.

Линия фронта проходила в другом месте, и критический огонь не поражал красных дедков. Отнюдь не бывшая номенклатура была основным противником «чистых и этически ранимых». К старикам, которым было за пятьдесят, над которыми хотя и подтрунивали, хотя и давали им понять, что они путаются под ногами, все же относились снисходительно и даже обменивались с ними шутками. Удивительно, как «отцы и дети» вместе высмеивали партийные собрания, гражданскую оборону и прочее, а ведь когда-то для стариков это, несомненно, составляло высший смысл жизни.

Дело в том, что старики все равно были уходящими. Они не представляли никакой опасности для молодых на карьерной лестнице. Они были вне игры. Они надеялись еще несколько годочков повегетировать и дотянуть до пенсии.

Поэтому молодые не задирали, например, Ассамалла, который в Норвегии, служа в советском посольстве, был объявлен персоной нон грата и вы­слан из страны. Естественно, он был тесно связан с КГБ. В канцелярии он работал специалистом в сфере международных договоров. В какой-то степени он знал эту работу, уже хотя бы в силу своей долгой практики. Шеф решил подержать его в этой должности до тех пор, пока молоденькая Сиуге Сооле не закончит дополнительные курсы по той же специальности в Беркли.

Ассамалла был смешной. Он часто делал движения как в беге на месте, давая понять, что еще полон энергии. Его любимым высказыванием в по­следнее время было: «Запустим это дело и, как пить дать, сделаем рыночную экономику!»

«Политики» не трогали и Клондера, который входил в список общей канцелярии и практически ничего не умел делать и который по этой причине симулировал телефонные звонки и просил знакомых, чтобы те звонили ему, пусть коллеги видят, как он занят.

Или господин Хаакна. Он тоже ничего не умел, он работал здесь с давних пор и выдавал загранпаспорта. Чтобы напомнить о своем существовании, он время от времени с важным видом спрашивал у Фабиана или у «политиков» о каком-нибудь государстве: «Какая у нас с ними разница во времени?»

Еще спрашивал про валюту, сколько это будет в эстонских кронах. Получив ответ, бормотал: «Ясно», — чиркал что-то в своем настольном календаре и с решительным видом устремлял взор куда-то вдаль.

Хаакна был непосредственно связан с КГБ, но в отличие от Клондера и Ассамалла, помалкивающих об этом, у него на столе открыто лежала книга «КГБ — теория и практика». Шеф, увидев это, скривил лицо и отдал Фабиану распоряжение, чтобы книгу убрали с глаз долой.

«Политики» издевались над этим случаем, но не слишком зло.

Зато они фыркали на тридцатичетырехлетнюю Терье, которая раньше работала гидом и владела четырьмя иностранными языками.

Они высокомерно относились к Андресу, который когда-то работал вице-директором в агентстве новостей. Также они давали понять крайне скромному Оттю и суперответственной толстощекой Дагмар, что им пора исчезнуть за горизонтом.

Своими основными соперниками двадцатипятилетние считали тридцатипятилетних и сорокалетних. Последние не знали от них ни милости, ни пощады.

Как было сказано, во второй канцелярии, занимавшейся бывшим Восточным блоком и Россией, работали люди, связанные с бывшей верхушкой Москвы, трудившиеся там на дипломатическом поприще или работавшие в консульстве. Несомненно, они знали свой объект лучше, чем «политики». Но те смотрели на них сверху вниз и насмехались над «специалистами в русском вопросе». Они отыскивали ошибки в каждом их действии и при всяком удобном случае подчеркивали, как то или иное дело вершится в Америке.

Также доставалось от них юристам, окончившим Тартуский университет. Они якобы тоже ушиблены советскими потемками. Они смеялись над учителем обычаев и этикета, потому что сами они читали настольную книгу дипломатического протокола на английском языке и обнаружили, что там все намного проще, чем в исполнении господина Якоба.

Но кто чаще других попадал им на зуб, так это Коэрапуу. Особенно часто доставалось ему от Андерсона: «За что он только зарплату получает?!» Хотя все знали, что именно Коэрапуу добывает для них валюту за кофейные зерна и силикон, чтобы они могли ездить за границу и делать политические анализы.

 

Дорогие поколения

Всему этому есть свое объяснение. В конце концов конфликт поколений наблюдается в любом обществе. Поколения сменяются. Одно поколение вершит свои дела и заканчивает конформизмом. Затем приходит другое поколение с новыми идеями, оно реализует их и в конечном итоге само неизбежно конформируется.

В нормальном обществе это происходит, когда дети молодых и разгневанных людей становятся дееспособными. С ними приходят новые импульсы. Так это происходит. Время приходить и время уходить.

И в этом нет никакого трагизма. Проблемы возникают тогда, когда в обществе начинается бурление и меняется парадигма, вследствие чего нормальная смена поколений приобретает сумбурный характер.

Своего рода смена поколений происходила и в Советском Союзе. Но она была извращенной, как почти все в том обществе.

Особенностью сего явления была геронтократия. Это проявлялось не только на уровне политбюро. Советское общество боялось свежих веяний и поэтому не допускало молодое поколение к управлению в том возрасте, в котором их сверстники на Западе уже осуществляли свои идеи на практике.

В Советском Союзе нужно было терпеливо ждать. Так складывалось, что только к сорока годам удавалось занять те или иные ключевые позиции. Другое дело, сохранялись ли в этом возрасте импульсы, чтобы их реализовывать и хотелось ли что-нибудь делать самостоятельно. По всей вероятности, нет. Именно на это система и делала ставку. На нынешних тридцатипятилетних и сорокалетних пришлось время государственной независимости. При старой системе был бы их черед встать у руля. Но они внезапно очутились
в другом обществе, где действовали другие правила. Они должны были приспособить свой жизненный цикл к этим новым правилам. Но как? Это было невозможно. По новым правилам они должны бы уже сделать передышку и наслаждаться плодами своего труда.

«Но позвольте, — могли бы они сказать. — Мы еще не успели себя проявить. Теперь наша очередь».

Но очередь смешалась. Сзади напирали новые, пришли «политики» и захотели сразу вступить в конкурентную борьбу.

При этом не стоит игнорировать факт, что у многих молодых была более качественная подготовка по специальности, чем у их конкурентов, бывших на пятнадцать лет старше. Сейчас возможности для обучения невероятно расширились. И хотя наиболее предприимчивые и талантливые тридцатипяти-сорокалетние ходили на курсы, интенсивно изучали языки и прилагали всяческие усилия, чтобы наверстать упущенное, им было трудно конкурировать с теми, кто уже в школе овладел компьютером и, учась в университете, стажировался за границей.

Вдобавок у молодых было еще одно очень важное преимущество.

Это уже обретенное со школьной скамьи отношение к жизни, которое можно обозначить в двух словах — пробивная способность и знание, что жизнь — это рынок и конкуренция. По сути, у большинства людей зрелого возраста эта способность и это знание отсутствовали. У тех же, чей подрост­ковый возраст выпал на середину восьмидесятых, эта способность возникла поразительно быстро. И на них, как заметил Фабиан, не сказалось сковывающее воздействие советского общества.

Эти молодые не хотели ждать дюжину лет и не считались ни с какой очередью. Они были полны энергии и хотели немедленно действовать.

Проблему можно было рассматривать с двух точек зрения. Одно дело, какие преимущества того или иного поколения были полезнее для общества как такового. И другое — что было бы справедливее с точки зрения гуманности. Но среднее поколение не собиралось складывать оружие, поскольку было еще дееспособным, а некоторые даже продолжали развиваться.

Так что эти два разгневанных поколения сосуществовали рядом, как медведь гризли и уссурийский тигр.

У одного были опыт и нереализованная жажда действовать. У другого — избыток энергии, прирожденный оптимизм и здоровая самонадеянность. С одной стороны были те, кто в последнюю минуту просунул ногу в дверь и не считал амбиции молодых законными. А с другой — те, кто был уверен, что одно поколение должно посторониться.

Такая ситуация ставила Рудольфо в сложное положение. Он хотел сохранять добрые отношения со всеми тремя группами, потому что все они были ему нужны и полезны. В силу чего он вынужден был заигрывать со всеми по отдельности, должен был каждого хлопать по плечу и похваливать, угощать сияющей улыбкой и танцевать.

«Я не могу от них отказаться», — сказал Рудольфо, когда Фабиан поведал ему о напряжении между тремя группами и особенно о злобных выпадах против Коэрапуу.

«Может, я должен уволить Коэрапуу?»

Фабиан посчитал, что это был бы неверный шаг. Вдобавок для этого не было никаких причин.

«А что если он стукач?» — спросил шеф со слабой надеждой в голосе.

 

Молодые и Фабиан

В этой борьбе молодые были готовы кооперироваться с Фабианом, но ему было трудно к ним примкнуть, поскольку интриги требовали душевных сил и длительной целеустремленности. Тут не расслабишься. К тому же ни одна из сторон не казалась Фабиану справедливее и лучше, так что трудно было кого-либо предпочесть.

Поэтому вначале он улыбался всем, и это всем нравилось. Пока «политики» не поняли, что он улыбается и другим. И тут любви пришел конец.

С этих пор отношения Фабиана с молодыми стали двусмысленными. С одной стороны, они не чурались его, потому что видели, что Фабиан не собирается с ними соперничать ни на карьерной лестнице, ни в стремлении добиться расположения шефа, которое у него было и так, он ведь знал шефа гораздо дольше других и бывал с ним порой даже фамильярен. С другой стороны, при всей внешней приветливости (это ведь так по-американски!) они смотрели на него со скрытым недоверием. Возможно, они не были до конца уверены, что он не станет с ними бороться за более влиятельные позиции в будущей Кунгла.1 Это нежелание бороться было для их менталитета совершенно чуждо и не вмещалось в их мобильную, динамичную картину мира. Это было подозрительно.

Да-да, возможно, это безразличие компрометировало Фабиана больше всего. Хотя путь, который выбрали молодые, был ограниченным, а их мировоззрение узким, но все же они знали, что делать и чего хотеть. Они были преданы своему делу, они были едины, они были внутри.

Фабиан не был внутри. Он явно стоял в стороне. Он не мог отождествить себя со своей ролью, не мог принять близко к сердцу свою работу и ее объект. Это не казалось ему основой его жизни, альфой и омегой. Это не заставляло его ни слишком радоваться, ни слишком огорчаться — как молодых. Он не болел их проблемами и не праздновал их победы.

В этом-то и состоял его грех, и Фабиан, конечно же, знал, каковы будут последствия. Конкурентов могут ненавидеть, но в конечном счете к ним относятся более терпимо, чем к тем, кто безучастен. Потому что тот, кто отстраняется, невольно делает смехотворной деятельность тех других, которые воспринимают ее очень серьезно.

Да-да, подсознательно это сильно задевало молодых. Потому что Фабиан всем своим существом давал понять, что то, к чему они стремятся, на самом деле ничего не стоит и никакая это не вершина.

 

Размышление о внутренней жизни шефа

Фабиан с самого начала размышлял о том, осознавал ли шеф обстановку в их канцелярии или нет? Некоторые наблюдения давали повод предполагать, что он так же далек от практической жизни, как марсианин. Неужели он витал в облаках?

Фабиан не мог в это поверить. Прежде всего было против всякой логики, что человек с таким острым аналитическим умом, как шеф, не дает себе отчета, где он живет. Он должен был знать, что в нынешнее смутное время, когда законов было мало и никто не мог контролировать их исполнение, не говоря уже о совести и этичности, — в такой ситуации было чрезвычайно трудно действовать. Тем более что технический уровень know-how даже в правительственной системе отставал от прочего мира лет на двадцать и телефакс кое-где считался предметом роскоши.

Не означало ли это, что шеф только делает вид, что не понимает? Потому что не хочет понимать? Отношения, царящие вокруг него, не нравились ему, и он отказывался их принимать.

Если не вижу и не слышу, то этого не существует.

Такой возможности Фабиан полностью не исключал. Но ему казалось, что это все-таки не главное, что за позицией шефа кроется определенный метод. Отрицание действительности было лишь видимой частью айсберга. Шеф сознательно требовал невозможного, надеясь таким образом достичь максимально возможного результата. По принципу — требуй невозможного, получишь возможное. Шеф требовал, чтобы они вели себя так, будто Эстония ничем не отличается от цивилизованного мира. Шеф, казалось, вообразил, что его сотрудники имеют такую же подготовку и такую же культурную базу, как и он сам, что они так же образованны, так же начитанны и так же хорошо танцуют, как их коллеги в какой-нибудь культурной стране. То есть что они образцово ориентируются в сфере, в которой им надлежит действовать, знают правила игры и вообще в курсе всего, что приобретается в лучших университетах на соответствующих факультетах. И что в его подчиненных каким-то необъяснимым образом сочетаются западный лоск и обтекаемость и неиспорченность и свежесть восприятия крестьян из развивающихся стран.

Он игнорировал тот факт, что они были дилетантами и неумехами, несмотря на добрые намерения. Он должен был знать, что, за исключением горстки зарубежных эстонцев и нескольких молодых, три месяца обучавшихся на каких-нибудь курсах на Среднем Западе, да нескольких бывших московских приспешников, ни у кого не было образования по специальности и только у пяти или шести человек, работавших под прежней властью, были навыки управления.

Но он не хотел этого знать. Иначе зачем он отдавал распоряжения, которые сначала заставляли его подчиненных смеяться, потом отчаиваться и рвать на себе волосы? Да, но сам он делал при этом невинное лицо: «Дорогие мои, такое распоряжение звучало бы нормально даже в Центральной Африке». И в каком-то смысле он был прав.

Взять хотя бы эти самые полторы тысячи долларов. Попробуй-ка кто-нибудь в другой стране кому-нибудь объяснить, что достать их на следующий день дело совершенно невозможное!

Были этот метод и эта позиция чем-то сознательным или интуитивным, этого Фабиан не мог сказать. Да это и не важно — главное результат.

В конечном счете Фабиан должен был признать, что «метод» шефа работает.

Его сотрудники ругались, отчаивались, проклинали шефа на чем свет стоит, но о чудо! Справлялись с такими делами, чему сами удивлялись. Кто знает, что произошло бы, если бы шеф давал им задания, исходя из реальности? Весьма вероятно, что тогда эти задания исполнялись бы в лучшем случае наполовину и вместо работы в их канцелярии царила бы приятная бодрая суета, как и всюду, и старый мир уходил бы от них все дальше и дальше.

Может быть, шеф надеялся, что, поступая так, он быстрее приблизит новый мир?

Фабиан не сомневался, что Коэрапуу соберет эти полторы тысячи долларов к завтрашнему дню. Уж он наколдует. Чтобы шеф не уехал, такого еще не бывало.

 

Мировая Схема

Шеф и Фабиану отдавал распоряжения, которые заставляли чесать затылок. Например, уже во время их второй встречи он объявил, что отдел Фабиана должен как можно скорее включиться в Мировую Схему. Именно так он и сказал: «В Мировую Схему». Он произнес это, сложив трубочкой губы, изящно артикулируя, с эмпатией. Станцевал гавот, закончив его эффектным антраша, в прыжке скрестив несколько раз ноги в воздухе.

Что нужно было понимать под Мировой Схемой, этого шеф не объяснил. Фабиана стали раздирать противоречивые чувства: «Ура — Мировая Схема! — возликовал он. — Теперь мы знаем, куда надо включаться. До сих пор мы с утра до вечера думали, куда бы включиться. Весь наш организм, каждая клеточка и волосок изнывали от жажды включения. И вот явился Рудольфо и прекратил наши мучения!»

С другой стороны, он должен был признать, что уже много лет не следит регулярно за периодикой, отражающей глобальные проблемы. Шеф, естественно, не догадывается об этом и уверен, что Фабиан знает, что такое Мировая Схема. И чтобы не разочаровать шефа, Фабиан не стал ничего спрашивать, а попытался сам разузнать — у политологов, биологов, синергетиков и других представителей фундаментальных наук, а также — из специальных журналов и желтой прессы.

Он изучал и изучал, но ясности так и не добился. Тогда он собрался с духом и спросил у самого Рудольфо.

Шеф глубоко задумался. А затем начал танцевать незнакомый Фабиану танец, похожий на «Bunny Hug», но с усиленными элементами эмериндии. Он танцевал долго, исполняя в промежутке танец вприсядку донских казаков, к которому присовокупил плавные шаги из медленного вальса.

Сначала Фабиану показалось, что шеф совсем забыл про Мировую Схему. Затем шеф как бы между прочим сказал, что термин «Мировая Схема» не используется широко, это просто пришло ему в голову, когда однажды вечером после дождя он обозревал небо, где поднялась радуга. «Тут мне и явилась Мировая Схема, — прознес шеф задумчиво. — Мне показалось, что эта радуга соединяет действительность и поэзию, наше настоящее и то, куда мы стремимся попасть. Мне показалось, что, опираясь на эту радугу, мы однажды достигнем цели».

Это было поэтично, но что же должен был извлечь из этого Фабиан? Какие практические выводы должны были из этого вытекать? Например, сколько долларов нужно истратить, чтобы покрыть пленкой трудовые удо­стоверения? И тем более как заработать эти доллары?

В то же время Фабиан не исключал того, что они каким-то таинственным образом уже включились в эту Мировую Схему и шеф знает об этом
и сознательно позволяет всему этому происходить. Как это распознать?

Фабиану хотелось сбежать со своей работы. Хотелось утром, хотелось вечером, а иногда даже посреди рабочего дня. Но сейчас об этом не могло быть и речи. Впереди ждали великие дела, ждала «Миссия». И до той поры некрасиво было говорить «до свидания».

 

Рудольфо ненадолго уезжает

Когда Фабиан на следующее утро вошел в кабинет шефа, Рудольфо стоял посреди комнаты и излучал свет. Его сияние обладало двумя свойствами. Во-первых, оно грело, как обогреватель в инкубаторе, где копошатся цыплята. Во-вторых, нисходило словно с иконы, огибая голову Рудольфо, как нимб святого.

Казалось, все сотрудники забыли, как они вчера поздним вечером, придя домой, проклинали тиранию Рудольфо, жаловались на него своим женам.

Улыбалась даже Мийли, которая задержалась на работе так надолго, что вынуждена была отпустить няню домой. Та не соглашалась больше сидеть с ребенком, потому что собиралась сходить в бар Тифани. Так что нянчить ребенка было некому, кроме ненавистной свекрови, от услуг которой Мийли хотела навсегда отказаться. Да, даже Мийли расстроганно улыбалась.

Улыбался и Коэрапуу, хотя не спал последние двадцать четыре часа. Вся ночь ушла на беготню по кафе и барам, где в последнее время сосредоточились все адские игры. Все Блэк Джеки оказались в руках бывших комсомольских работников. Через их руки за ночь проходило столько валюты, сколько хватило бы для интеграции Эстонии не только в мировое сообщество, но и в Млечный Путь. У них Коэрапуу раздобыл необходимые полторы тысячи долларов.

«Ваши деньги на дорожные расходы у секретаря», — сообщил он шефу лаконично.

«Молодец, спасибо!» — произнес Рудольфо сердечно, пожал Коэрапуу руку и начал танцевать. Это был один из красивейших танцев, какие только видел Фабиан. И слепой понял бы, что речь идет о благодарственном танце. Фабиан умел различать разные направления восточных школ. Например, танец Ханумана, воплощения бога обезьян из Рамаяны, в исполнении тай­ских танцоров, а лучше всего он знал индийский стиль Манипури, основанный на прекрасных легендах Кришны.

Танец шефа выражал примерно следующее:

«Не думай, будто я не понимаю, чего это тебе стоило, дорогой Коэрапуу! Я знаю, с каким трудом нам приходится добывать каждый цент. Особенно у тех, кому безразлична наша „Миссия“. Но история таких не вспомнит. Она вспомнит тебя, дорогой Коэрапуу, она вспомнит вас, мои друзья, может быть, она вспомнит меня. Она вспомнит нас!»

Так танцевал Рудольфо и улыбался. Между тем в комнату зашел Андерсон, издал протяжный свист и произнес с наигранным почтением:

«Смотри-ка! Наш снабженец наконец-то взялся за работу!»

Коэрапуу состроил кислую мину: «Я рад вам сообщить, что шеф едет вербовать сторонников нашей независимости на деньги, полученные от продажи тампонов в казино, левым путем доставшихся нам от гуманитарной помощи».

«Да, я знаю это, — задумчиво ответил Рудольфо. — Кстати, тампоны изобрели японцы. Я думаю, что Эстония должна больше ориентироваться на этот регион. Нам нужно решительно пересмотреть наши сегодняшние позиции. В конце концов, Тихий океан — океан будущего. Вместо нынешней диады Лондон—Нью-Йорк будет доминировать треугольник во главе с Латинской Америкой и Фриско с одной стороны, Токио и Сингапуром — с другой. Кстати, это были „Мидинетти“ или „Эмили“? „Мидинетти“? Ну... они тоже ничего. В дальнейшем постарайтесь обзавестись „Сильва“ и „Нуит моль“. Впрочем, „Пулет Будин“ тоже сгодится. И возьмите номер SM. Так будет вернее».

Он улыбнулся, скрестил руки на груди и, танцуя польку, переместился в сторону двери, а поскольку она была открыта, он проскользнул в нее восхитительным па-де-шат.

Все были в восторге.

В два часа самолет должен был отправиться в Хельсинки. Времени до этого было достаточно, и работники канцелярии бодро занимались своими делами, шутили и не подозревали, какое тяжелое испытание ожидает их уже до обеда сегодня.

Часы шли. Рудольфо принял нескольких посетителей, которые зарегистрировались заранее: принял украшенного перьями воинственного вождя
с Коморских островов, голландского бизнесмена с дряблыми желтоватыми щеками и представителя русского казачества. Каждому из них он отвел, как и предписано, около получаса. После ухода казака Мийли заметила, что шеф облегченно вздохнул, из чего можно было сделать заключение, что он вместе с гостем в папахе сплясал казачок.

В одиннадцать часов и две минуты дверь секретаря распахнулась. Какое-то время не было никого видно, и Мийли уже решила, что это просто сквозняк толкнул дверь. Но затем в дверь проскользнул маленький человек в черном костюме, с гладкими темными волосами. Он хихикнул, растянув уголки губ, и сказал тоненьким голосом: «Меня зовут Лу».

Мийли подумала, что мистер Лу китаец, но он оказался из Тайпея. Он не зарегистрировался на прием, но попросил обязательно о себе доложить. Мийли позвонила по внутренней линии. Шеф попросил подождать минуту. Мийли нахмурила брови.

«Если этот попадет на прием, то шеф не успеет заехать домой и ему придется сразу ехать в аэропорт», — беспокоилась она, глядя на часы.

Но гость, естественно, попал на прием, потому что он был первым тайпейцем, который появился здесь со времен создания канцелярии.

Господин Лу энергично кивнул и погладил свою черную папку. Его улыбка, казалось, висела в приемной еще долгое время после того, как господин Лу проскользнул сквозь двойные двери в кабинет шефа.

Прошло полчаса. Три четверти. Дверь оставалась закрытой. Стрелка на стенных часах приближалась к половине первого. Мийли охватила тревога, но философски настроенный шофер Пеэтер сказал: «Ну-нуу». И это подействовало, потому что Мийли была его любовницей. Через десять минут Мийли собралась с духом и решила подать шефу знак, хотя знала, что он не любит, когда вмешиваются в разговор.

На всякий случай она схватила со стола пришедший факс: «Пойду спрошу, может, это очень важно и он должен взять это с собой в Сантьяго. Тогда я сделаю копию». Мийли остановилась между двумя дверями и постучала. Через минуту она вышла с лицом, покрытым красными пятнами, и сообщила, что шеф стоял с тайпейцем посреди комнаты на одной ноге, другую закинув за шею, и шевелил пальцами. На робкий вопрос Мийли, не пора ли ехать в аэропорт, он никак не отреагировал.

Прошло еще двадцать пять минут, до вылета оставался ровно час. Мийли схватилась за голову и подумала о новой работе.

Известие о создавшейся обстановке распространилось по другим комнатам, и работники один за другим просовывали голову в дверь, понимающе кивали или осуждающе качали головой. Даже Пакс мимоходом глянул через порог и хмыкнул злорадно: «Продолжают трепаться

И, о небо — очередной раз Рудольфо доказал, что он будет посложнее, чем кажется на первый взгляд, и мотивы его поведения скрывает загадочная пелена. Так что хотя Рудольфо порой и оставлял впечатление, будто он утратил чувство времени и пространства, витая в облаках, он никогда окончательно не терял ориентиров реальной жизни. Невидимая резиновая нить, связывавшая его с посюсторонностью, растягивалась невероятно длинно, но под конец неизменно отбрасывала его назад.

Конечно, он не забыл, что пора в аэропорт! Старомодная дубовая внутренняя дверь в кабинет распахнулась, и мистер Лу с широкой улыбкой вы­скользнул из кабинета шефа.

«У меня нет визитной карточки, — сказал шеф очень просто. — Не могли бы мы просто обменяться адресами?»

Конечно, у Рудольфо были визитки, даже четырех сортов, Мийли знала об этом, поскольку сама их заказывала, но шефу на этот раз захотелось именно так завязать знакомство. Они записали адреса в записные книжки: шеф вывел координаты мистера Лу ручкой с золотым пером в блокноте с коричневой кожаной обложкой, тайпеец отпечатал данные шефа в карманном «Canon+е» (шеф потом сказал, что его память — 72 мегабайта).

Затем мистер Лу сделал поклон под углом в сорок пять градусов, резко повернулся и удалился с легким шелестом.

Шеф блаженно улыбнулся, похлопал Пеэтера по плечу: «Едем!» И, танцуя grand jetБ fouettБ, он исчез в своем кабинете. Вернулся оттуда через десять секунд в том же темпе, неся под мышкой папку из крокодиловой кожи с золотой скрепкой. Затем унесся в коридор.

«Получить последние инструкции от главы правительства, — произнесла Мийли важно. Она посмотрела на часы. — Они успевают в том случае, конечно, если Рудольфо не будет заезжать домой».

«А вещи?» — спросил Фабиан.

«В его распоряжении тут в шкафу всегда четыре одинаковых чемодана, в каждом полный комплект необходимых в дороге вещей», — объяснила Мийли.

Шеф примчался обратно в комнату, и вдвоем с Пеэтером они вышли оттуда — очевидно, окончательно.

Через четверть часа у Мийли зазвонил телефон.

Это был шеф, который звонил из машины. Он напомнил, чтобы отправили поздравление губернатору Гибралтара в связи с их национальным праздником.

«Вы еще не в аэропорту? — удивилась Мийли. — Вы что, попали в пробку?»

«Нет, — ответил шеф удивленно. — Почему мы должны были попасть в пробку? Мы просто заедем в Меривялья. Мне вспомнилось, что дома у меня настоящая шляпа паломника, и я хочу ее надеть, когда буду сходить по трапу самолета в Сантьяго. Знаешь, дорогая Мийли, такие вещи за границей производят гораздо большее впечатление, чем, скажем, три дивизии двухметровых элитных солдат». Мийли тихонько охнула. Посмотрела на часы. Даже если бы они гнали на болиде «Формулы-1», заезд в Меривялья означал десятиминутную потерю времени.

«Ах да, — произнес Рудольфо, как будто прочитал мысли Мийли. — Будьте так добры, позвоните в аэропорт и скажите Воробьянинову, чтобы они задержали вылет, пока я не сяду в самолет».

«Простите, а кто этот Воробьянинов?» — осмелилась спросить Мийли.

«Откуда я знаю, — весело ответил шеф. — Может быть, он племянник чертовой бабушки, — и, посмаковав немного смущение Мийли, добавил: — Может, он Топский, а может, Боголюбский, возможно, Первозванный, кто бы он ни был, позвоните ему и скажите, чтобы задержали вылет. Пускай удержит этот проклятый „Туполев“ своими собственными руками хоть за колеса. И позвоните поскорее, у нас мало времени».

И Мийли принялась звонить.

«Вообще-то, он может еще успеть», — бормотала она, набирая номер.

Но телефон начальника аэропорта был безнадежно занят. Мийли все крутила диск, то и дело тревожно поглядывая на часы, но связаться не могла.

Тогда она начала набирать другие номера.

Повторилось то же самое. Никакого результата. Уже после первых двух цифр в трубке раздавались короткие гудки. Мийли знала из своего секретарского опыта, что в это время некоторые линии уже с первых номеров могут быть заняты минут по пятнадцать.

«Нужно отправить в аэропорт другого водителя, чтобы он передал сообщение», — предложил маленький Пяхкель из политического отдела. Так
и поступили.

Через тридцать минут зазвонил телефон.

«Это он, — ойкнула Мийли, прикрыв микрофон рукой. — Он все еще в Таллинне!»

Да, это был шеф. Он таки опоздал на самолет.

Теперь Рудольфо распорядился приготовить правительственный скорост­ной катер «Водяной». Он поплывет на нем.

Кто-то должен был идти к Паксу просить катер.

«Я боюсь, — заплакала Мийли. — Хоть убейте, но я боюсь».

Зарубежный эстонец Парри, который был новеньким и не знал царящих во Дворце взаимоотношений, пожал плечами и пошел с ледяным выражением лица в кабинет Пакса. Пакса не было. Его секретарь сообщила, что Пакс уехал с девочками на катере на архипелаг. Это было трагическое стечение обстоятельств, потому что в кацелярии знали — Пакс может остаться на архипелаге до темноты, потому что страшно любит устраивать девочкам фейерверки. В прежние времена он страсть как обожал голышом прыгать
с нимфами через костер. В эти минуты он представлял себя большим и толстым вождем из племени Французской Полинезии.

Но больше он так резвиться не мог, разве что чуть-чуть, совсем немножко. На «Водяном» был мобильный телефон, и Мийли пыталась по нему до­звониться, но Пакс выключил телефон — возможно, намеренно.

«За день надо было уведомить», — отметила секретарша Пакса назидательно. Она знала, чья она секретарша.

Мийли трепетала, потому что Рудольфо мог в любой момент объявиться в кабинете. И что могла бедная Мийли ответить? Но Рудольфо не объявился. Час проходил за часом, а его не было. Никто не решался уходить с работы. Около шести зазвонил телефон.

«Он в Финляндии, — произнесла Мийли, прикрыв трубку рукой. — Как он туда попал?»

Она просто представить не могла, на каком транспорте он туда попал.

«На чем вы добрались?» — спросила она, выслушав сначала лирику Рудольфо о синеве финских озер.

«В мире примерно шестьдесят тысяч разных конгрегаций, я имею в виду религиозных сект, — ответил Рудольфо. — Среди них есть большие и маленькие. Иные состоят всего из десятка членов. Очень многие находятся на Черном континенте, даже на прежней Ньясамаа. Они берут с собой жаворонков, которые прилетают на лето в Эстонию. Разумеется, они являются их тотемными птицами. Вы, конечно, понимаете, что я имею в виду».

«Ага», — сделала понимающий вид Мийли.

Как Рудольфо попал в Финляндию, так и осталось тайной. Правда, у Фабиана промелькнуло в голове, что шеф мог использовать народный эпос «Калевипоэг» и что-то наколдовать, но это была чистая спекуляция — Wille und Vorstellung.

 

Фабиан женится

Когда Фабиан устроился на работу, он решил, что этот шаг должен быть переломным в его жизни. А чтобы перелом был полным, это должно было произойти и в личной жизни. Он уже сделал формальное предложение Миранде, которая в тот памятный вечер сидела напротив него в лиловом кресле.

Теперь он не видел никакой серьезной причины, чтобы не привести свои слова в исполнение.

Кроме того, в кулуарах Дворца царило мнение — хотя официально этого никто не требовал, — что государственному служащему лучше быть женатым, чем холостым. Тогда у него меньше соблазнов и он более защищен от чар женщин-агентов.

Они подали заявление и сочетались браком, легализуя таким образом редкие, проведенные вместе минуты.

На работе Фабиан сообщил о свадьбе накануне вечером. Он тайно надеялся получить три свободных дня, чтобы придать своей семейной жизни видимое начало. В последний момент он посчитал, что разумнее не ходить к шефу с просьбой о свободных днях, потому что тот запросто мог ответить: «В Освободительную войну по этому случаю не давали даже трех свободных часов».

Фабиан лишь сказал коллегам, что три последующих дня его не будет на работе.

Коллеги улыбнулись и понимающе кивнули. С особенным пониманием кивнула Муська.

Вечером после свадьбы, когда Фабиан и Миранда уже были дома, зазвонил дверной звонок. У порога стоял шофер канцелярии Пеэтер, он передал гигантский набор пищевого мыла «747», которое даже было посыпано сахаром. Этот сахар насобирали коллеги Фабиана из своих скудных запасов. Это ужасно растрогало Фабиана, и ему стало неловко, что он не может со всей душой относиться к работе, что он все еще несколько прохладен.

«В чем дело? — подумал он. — Дело в работе или дело в душе?»

Вечером после просмотра семейного сериала они лежали с Мирандой в постели и совершали таинство брака.

Фабиан на всякий случай положил телефон на пол на расстоянии протянутой руки.

И что же! Четверть одиннадцатого он таки зазвонил.

Фабиан долго взвешивал, брать трубку или не брать, под конец чувство долга снова взяло в нем верх.

«Хорошо, что ты дома, — бодро зазвучал голос шефа. — Знаешь, ты здесь сейчас ужасно нужен».

«Вы, наверное, забыли, что я сегодня женился», — произнес Фабиан раздраженно.

«Ах так, м-да, прости, я действительно забыл...» — но трубку шеф не положил.

Фабиан почувствовал неловкость из-за своего резкого тона и спросил:

«А что случилось?»

«Уж не знаю, считать ли это случившимся... Только про твою свадьбу еще кое-кто забыл», — ответил шеф.

«И кто же?»

«Русский Генштаб».

Фабиан подумал, уже в который раз, что шеф спятил. Ведь он нес что-то несусветное!

«Почему ты думаешь, что там забыли?»

«Потому что тогда для взятия Вышгорода они выбрали бы другое время».

И когда Фабиан ничего не ответил на это, Рудольфо объяснил, что русские десантные части были обнаружены в нескольких десятках километров от Таллинна. Их обнаружил сторожевой пост новых лазутчиков, ядро которых составляли вуяристы, недавно провозгласившие лояльность Эстонской Республике в надежде, что она легализует peep-show.

«Знаешь, — сказал Рудольфо, — мы можем относиться к их сексуальным предпочтениям как угодно, особенно ты, который только что женился, но эти парни там, в отрядах, видят как совы... Именно сейчас, — тон Рудольфо изменился, — мы получили сообщения из Литвы и Латвии, там аналогичное положение. В Литве есть человеческие жертвы. Похоже, что местные интеры собираются осуществить государственный переворот по сценарию сорокового года».

«Тогда конечно», — сказал Фабиан глухо и положил трубку.

«Что-то случилось?» — спросила Миранда, которая слушала разговор тихо как мышка.

Фабиан не ответил.

«Сейчас ты от меня никуда не уйдешь! — воскликнула Миранда со страстностью, которой он от нее не ожидал, и крепко вцепилась в него своими тоненькими ручками. — Ты и так слишком отдалился. Сегодня, по крайней мере сегодня, у меня тоже есть какие-то права», — говорила Миранда.

Фабиан поднял взгляд, посмотрел в темнеющее окно, проклиная себя и свою судьбу.

«Отечество прежде всего!» — провозгласил он, извлек член и пошел.

Но прежде, одеваясь, он сказал Миранде:

«Я скоро вернусь. Сиди дома. Не выходи на улицу и никому не открывай дверь. Без тебя я из Эстонии не уеду, в этом можешь быть уверена».

Голая женщина, не поднимая головы с подушки, смотрела ему вслед — рука под щекой, во взгляде полная растерянность. Затем она повернулась на бок.

 

Тревожная ночь

Фабиан широкими торопливыми шагами поднимался в гору с легендарной папкой под мышкой, белый шарф на шее развевался как полоска облака, застрявшего на мачте Длинного Германа.

Лед первых ночных заморозков хрустел под ногами. В окнах церкви Нигулисте не горел огонь, но внутри кто-то яростно играл на органе, и звуки фуги зловеще отдавались в ушах Фабиана, не предвещая ничего хорошего.

Ведущие во Дворец дороги были забаррикадированы огромными валунами, которые призрачно высились в темноте, как ящеры юрского периода.

За грудой валунов на площади стояли цепочкой в синих куртках народные ополченцы с резиновыми дубинками и битами. У всех на шапки были надеты мощные, как у шахтеров, лампы, и в их свете не могла прошмыгнуть даже мышь. Посреди площади пылал костер и булькал походный котел с гороховым супом. Для храбрости мужчины пели песню о стойком крестьянине. Могучий хор гремел над нижним городом.

У всех проверяли документы. Фабиан показал свое удостоверение. Молоденький солдатик почтительно поднял руку к козырьку.

Главный вход был закрыт и забаррикадирован. Пришлось зайти в боковую дверь. У Фабиана ушло много времени, прежде чем он, плутая по коридорам, дошел до своей канцелярии. Он услышал от Муськи, что пять часов назад, как только вуяристы сообщили об опасности на границе возле Юннкюла, кое-кто видел, как Пакс тащит из Дворца свои мешки с сахаром. Их вроде было три, предполагали, что он велел перевезти их на бронированном автомобиле в одну из своих многочисленных дач, расположенных на западном берегу, где его ждал находящийся под парами катер. Сам он остался во Дворце.

Во Дворце и вокруг него сновало множество иностранных корреспондентов, ни на ком не было пуленепробиваемых жилетов. Казалось, никто из них не боялся, что в любой момент может начаться кровавая бойня. Скорее здесь ждали появления теленка о двух головах или запуска нового пивного завода. А человек, не знающий положения вещей, мог подумать, что здесь снимаются массовки военного фильма. Фабиана сразу атаковали. Синди и Сандры, Джо и Джеки спрашивали у него на вульгарном американском английском:

«Была ли уже кровь?»

«No blood, — ответил Фабиан. — No blood, no comments».

«Как жаль, — были разочарованы журналисты. — What a pity!»

Хотя иностранных корреспондентов было в Таллинне полно, пожалуй, больше, чем когда-либо раньше, все же большая их часть не соизволила приехать сюда из Москвы — они как обычно новости добывали в баре Московского Дома журналиста или у эстонских корреспондентов «Правды» и «Известий». И теперь они звонили прямо в канцелярию. В кабинете Фабиана телефон звонил не переставая.

Очередной звонок, Фабиан снял трубку. Тут же схватил трубку параллельного телефона Андерсон, который оказался поблизости. Фабиан решил помолчать и послушать.

На другом конце был корреспондент «Chicago Courier».

«Что у вас там происходит?» — спросил он.

«Меня зовут Андерсон», — сказал Андерсон.

«Очень приятно, мистер Андерсон. Что делает ваше начальство?»

«Меня зовут Андерсон», — сказал Андерсон.

«Да, я слышал. Вы слышите меня? Что делает ваше начальство?»

«Наш шеф в данную минуту беседует с ирландским министром ино­странных дел, который сегодня совершенно случайно оказался здесь», — ответил Андерсон.

«Это очень интересно, мистер Андерсон, — ответил человек из «Курьера». — А других новостей нет?»

«Нет», — ответил Андерсон.

«Это ничего, мистер Андерсон, — сказал человек из «Курьера». — Все оей. Если вы не возражаете, мистер Андерсон, скоро мы снова вам позвоним».

«Конечно, звоните», — взвизгнул радостно Андерсон и с торжествующим видом побежал собирать новости.

Через пять минут телефон зазвонил снова.

В комнату как раз вошел Мяэумбайт и схватил трубку. Фабиан снял трубку параллельного.

Звонил корреспондент одной из крупнейших газет Бразилии «Sao Paulo Ultima Hora» и просил к телефону Андерсона.

«Меня зовут Мяэумбайт», — сказал Мяэумбайт.

«Где Андерсон?» — спросил голос.

Мяэумбайт посмотрел по сторонам, но Фабиана, сидевшего в сумеречном углу за своим столом, видимо, не заметил.

«Андерсон, кажется, вышел, — сказал он. — Меня зовут Мяэумбайт. Я ответственный чиновник».

«Очень хорошо, мистер Мя... мбит, — произнес бразилец. — Что у вас там происходит? Русские атакуют уже? Сколько у них самоходных пушек? Имеются ли человеческие жертвы и раненые?»

«Меня зовут Мяэумбайт. Русские еще не атаковали. Сторожевые посты час назад видели их в двадцати километрах от Таллинна. Мы на страже, и Дворец продолжают укреплять», — тараторил Мяэумбайт.

«Очень хорошо, мистер Мембит. Если вы не возражаете, мы скоро вам снова позвоним. Похоже, у вас там будет жарко».

«Конечно, звоните! Я к вашим услугам!» — воскликнул Мяэумбайт и не в силах сдержать радостное волнение выскочил из канцелярии собирать по­следние новости.

Через пять минут снова зазвонил телефон. Тут в комнату заскочил Ээльйые, который схватил трубку одновременно с Фабианом.

Это звонил корреспондент «Фигаро» из Москвы, который спросил мистера Мембита.

«Его нет, — ответил Ээльйые. — Меня зовут Ээльйые, я ответственный чиновник. Чем могу вам помочь?»

«Где мистер Мембит?» — требовательно спросил человек из «Фигаро».

«Мистер Мяэумбайт... — Ээльйые оглянулся по сторонам, но Фабиана также не заметил. — Мяэумбайт ушел домой спать. Я ответственный чиновник Ээльйыэ».

«А где мистер Андерсон?» — спросил требовательно голос в трубке.

«Мистер Андерсон тоже пошел домой спать, — сказал Ээльйые. — Я, между прочим, Ээльйые, ответственный чиновник. — You spell it double: e, l, j, e».

«Может, он убит?» — спросил журналист из „Фигаро“ с надеждой в голосе.

«Нет-нет, — повторил Ээльйые. — Он пошел спать. У него очень хороший сон. Он молодой, должен много спать. Вы говорите с Ээльйые, ответственным чиновником».

«Похоже, у вас там ответственные чиновники меняются так же часто, как министры в Латинской Америке, — прокомментировал голос. — Ну, хорошо, мистер Елье, что у вас там происходит? Русские уже взяли правительственное здание? Есть погибшие?»

Ээльйые озабоченно кашлянул. Фабиан понимал его чувства — Ээльйые ужасно хотелось бы сказать «да», став тем самым ценным источником информации. Однако ничего не поделаешь, в городе даже носа никому не разбили. И потому Ээльйые сказал:

«Погибших нет, но напряжение растет».

«Ничего, ничего, трупы еще будут, — утешил его человек из „Фигаро“. — Послушайте, Елье, я надеюсь, вы-то не уйдете домой спать. Я скоро вам снова позвоню. Ха-ха-ха!» — посмеялся корреспондент над своей шуткой и положил трубку.

Ээльйые от радости потерял сознание.

Фабиан вылил ему за шиворот графин воды. В этот момент зазвонил телефон. Шеф вызвал его к себе.

Рудольфо и мистер Grianna Criomthain сидели в клубах дыма.

«Сверху только что отдано распоряжение, чтобы мы отправили миру SOS, — произнес Рудольфо. — По их мнению, республика в опасности. По моему мнению, в опасности их здравый ум, но мы не можем сейчас выяснять между собой отношения и потому будем поступать лояльно. Этот SOS должна будет отправить наша канцелярия, потому что его нужно будет составить на английском или французском языках, которые, как известно, признаны дипломатическими. К сожалению, во всем Дворце никто на этих языках писать не умеет, за исключением наших доблестных зарубежных эстонцев и старорежимного дворника, который давно уже сидит дома на пенсии и у которого нет телефона. Фабиан, возьми это дело на себя».

Фабиан кивнул и вышел из кабинета.

В соседней комнате собрались Матс Мак-Дональт, Рейн Марвет О+Брайан, Пэрри и другие зарубежные эстонцы. Они толкались в комнате со счаст­ливыми лицами. У них была другая задача. Они сами составляли и отправляли новости крупным международным информационным агентствам. Разумеется, не только ради денег. Они все время тосковали по прорыву в широкий мир, и теперь у них появилась эта возможность. Они были в центре событий, сообщения о которых завтра могли быть помещены на первых полосах самых влиятельных газет.

«А не могли бы мы написать, что шеф взвешивает возможность отправить ноту министру иностранных дел России?» — внес предложение Матс Мак-Дональт.

«Нет, голубчик Матс, — парировал Рейн Марвет О.Брайан вежливо. — Тогда уж лучше „прямо царю“».

Тут вмешался Билл Метсамарт: «Мгм, я работал в прессе. Мгм, по-моему, нужно начать так: „Свирепые отряды кровожадных...“ Мгм...»

«Да-да, — поддержала его Лулли. — Это звучит хорошо. Нужны краски. Скажем, что „люди готовятся к худшему и готовы отдать жизнь за свое отечество“».

«Да, дорогая Лулли, — согласился О’Брайан. — Можно за эту фразу я угощу тебя сладким эстонским поцелуем в щечку. Из этого мы могли бы сделать для Associated Press отменные news!»

Фабиан обратился к ним со своей просьбой. О’Брайан сразу приступил к составлению соответствующего послания на французском языке, а Мак-Дональт — на английском.

Через полчаса текст был напечатан на компьютере. Но вот беда! Когда О’Брайан захотел его распечатать, выяснилось, что в принтере нет кассеты, потому что именно сегодня Муська отнесла кассеты от всех принтеров канцелярии в мастерскую для заправки.

«Что значит заправка?» — спросила Лулли удивленно.

«Это примерно то же самое, что и заправка шариковых ручек или мытье презервативов», — ответил Фабиан.

Они обыскали все Муськины ящики и шкафы, но запасных кассет не нашли. На Муську не было причин сердиться, поскольку была пятница,
в понедельник рано утром она получила бы эти кассеты, да и откуда ей было знать, что на подходе десантные войска.

В ночное время они не могли проникнуть в другие канцелярии, к тому же не было никакой уверенности, есть ли там вообще компьютеры и принтеры.

«Что делать? — спросил Фабиан у Коэрапуу. — Мы не можем отправить SOS миру».

Коэрапуу позвонил в один бар, где время от времени появлялись кассеты. Туда нужно было отправить такого человека, который там не засидится. Добровольцев не находилось, потому что «молодые политики» ждали звонков иностранных корреспондентов из Москвы, а девушки боялись темноты. Кроме того бар был слишком далеко, на окраине города, и кто мог гарантировать, что там к тому времени не появятся десантники? А в тыл врага даже зарубежные эстонцы не очень-то соглашались отправляться.

К счастью, Коэрапуу вспомнилась другая возможность. Нужно было сходить с бутылкой очень хорошего виски к одному бизнесмену домой. Слабостью этого бизнесмена был именно хороший виски. Но для этого опять-таки нужен был надежный человек — такой, который не выпьет дорогой напиток по дороге. Бизнесмен жил сравнительно близко. Решили послать Мийли и Пеэтера. Они купили в коммерческом магазине виски и вернулись через сорок минут с кассетой.

SOS отправился в мир, в сотню его уголков.

Фабиан позвонил домой.

«Я ухожу от тебя, — промурлыкала Миранда. — Да, ухожу!»

Вскоре после этого до них дошел слух, что в приемной шефа немедленно начинается пресс-конференция. Рудольфо отправил туда вместо себя пресс-атташе Мак-Дональта.

«Посмотрим, как он с этим справится», — сказал он.

На месте было семь журналистов.

«Может ли здесь повториться то же, что в Латвии и Литве?» — спросил корреспондент «Эскалатора».

«Не думаю, — предположил Мак-Дональт. — По всей вероятности, десантники сами не пойдут на Дворец, а пошлют интеров. Но все зависит от того, как будут развиваться события в России. Если к власти придут бывшие, то мы все окажемся через месяц в Сибири».

«Там такие красивые пейзажи», — прокомментировал шеф рассеянно, сидя за своим столом.

«Во всяком случае архивы мы пока сжигать не собираемся», — добавил Мак-Дональт, заработав взрыв смеха почувствовавших облегчение ино­странцев, которые умеют ценить юмор в любой обстановке.

Ничего другого этой ночью не произошло. Дело ограничилось болтовней. Фабиан, не спросив ни у кого разрешения, пошел пешком домой. В нижнем городе мимо него просвистел камень.

Миранда спала.

 

Следующий день

Когда Фабиан на следующее утро подошел к Дворцу, то обнаружил, что его защита значительно усилена. Первый раз документы проверяли перед баррикадами. Второй раз это делали за ограждением, будто кто-то мог в промежутке затеряться в камнях, и, наконец, в дверях Дворца. Посреди площади стояли пожарные машины, отряды народных ополченцев и заградительные звенья добровольцев, которые пели для поднятия духа: «О-о Сюзанна...»

Когда Фабиан оказался возле проходной, то наткнулся на шефа, которого не хотели пускать во Дворец. Пакс, который был назначен главнокомандующим Дворца, отдал приказ, чтобы туда пропускали только по списку. Во Дворец могли попасть только те, кто был связан с его обороной или кто был в конце недели крайне необходим в своем кабинете. Рудольфо случайно выпал из этого списка.

Подошел Андерсон. Шеф в присутствии его и Фабиана устроил начальнику дежурного стола выволочку, без церемоний оттолкнул его в сторону
и самоуправно прошел во Дворец.

«Откуда у него только силы берутся?» — удивился Андерсон.

«Распоряжения этих мальчишек мы слушать не будем, — сказал шеф спокойно, когда они пришли в свою канцелярию и расселись в кабинете шефа. — Их задача оборонять правительство, а не создавать новые структуры. — Он закурил „Марию Манчини“ и добавил: — Они воспринимают свои приказы и задания слишком серьезно, так что, когда представление будет окончено и занавес опущен, они, пожалуй, не смогут выйти из роли».

И все-таки занавес не был еще опущен. В 11.00 отдали приказ закрыть ставни Дворца. У разведки якобы появились данные, что Дворец вот-вот начнут забрасывать камнями. Напряжение нарастало и оттого, что два члена парламента русской национальности — Пугачев и Разин — накануне объ­явили голодовку. Интеры могли неправильно понять информацию, решив, что этих двоих держат в заключении, и прийти их освобождать.

Иностранные корреспонденты то и дело фотографировали Пугачева и Разина. С голодающими обещали сделать получасовое интервью.

«Нужно взять парочку вяндраских ребят и посадить с ними рядом поголодать, — высказался шеф. — Пусть посоревнуются, получился бы неплохой пиар-эффект. На Западе голодовка всегда вызывает сочувствие. Это для них как рефлекс Павлова, как слюноотделение у собак», — добавил он хладнокровно.

Но дела шли своим чередом.

Президент Республики полетел в Москву с письмом, которое сам он мог вскрыть лишь прибыв на место. Кем было написано такое важное письмо, не знал никто. Но из того, что такое письмо существует, «молодые политики» сделали вывод, что в патовом положении, возникшем между парламентом и президентом, временно верх взял парламент.

SOS, который зарубежные эстонцы отправили ночью, получил лавину изъявлений сочувствия, в том числе из Парагвая и Габона. А Дания и Швеция выступили с конкретными предложениями. В телексах, полученных правительством, сообщалось, что при необходимости они готовы принять из стран Балтии сто тысяч беженцев.

«Мы, конечно, не опубликуем это послание, — усмехнулся Рудольфо. — Иначе за нашими дверями сразу образуются километровые очереди».

Прибывшим на место журналистам стало скучно, потому что крови все еще не было и по всем признакам не предвиделось. И следовательно, не было новостей. Они знали, что должны быть там, где кровь, и уже жалели, что предприняли поездку в Таллинн. Понятно, их привлекала личность шефа и они толклись преимущественно в его кабинете.

Единственное новое ощущение, помимо знакомства с шефом, было связано с пищевым мылом, которым Рудольфо любезно их угощал. Вскоре все журналисты стали рыгать, от чего они смеялись, как дети.

Шеф с удовольствием с ними беседовал. Один из крупнейших журналистов и ведущих колумнистов Америки Мейнхард Хамм с семитскими чертами лица выразил мнение, что эстонцы, подобно латышам и литовцам, долж­ны публично извиниться перед Израилем за холокост во Второй мировой войне. Никто из находящихся в комнате ему не возражал. Но никто и не комментировал.

Бинде Ватерланд, сексапильная брюнетка из «Deutsche Mirror», рассказывала, как заместитель русского министра обороны, которого она недавно интервьюировала недалеко от границы с Чечней, изъявил желание, чтобы его гонорар перечислили в Финский банк.

Фабиан бродил по городу, чтобы избежать домашних ссор. Он встретил знакомого со школьной скамьи, который теперь занимался бизнесом, связанным с металлом.

Майдак был бледен от бессонницы, он схватил Фабиана за пуговицу.

«Скажи ты, что выйдет из этой эстонской независимости? Дойдет дело до войны или нет? Видишь ли, я не хочу здесь оставаться, если начнется заваруха. Ехать за море или нет? Мои друзья едут, одно место в лодке еще свободно. Зовут с собой. Говорят, дурак буду, если здесь останусь. У меня за границей деньги в пяти банках. А что если и правда дать деру отсюда, а? Скажи ты, что делать, ты поближе к власти».

Фабиан успокоил Майдака, сказав, что ничего тут не случится.

Он зашел в бар художников. Там шла бурная дискуссия. Искусствовед Моби непременно хотел знать, как дело обстоит на самом деле, и заказал Фабиану для этой цели бокал вина в надежде, что это развяжет тому язык. Через два дня на склонах Вышгорода все было спокойно. Только валуны громоздились всюду вокруг Дворца, словно лежали они там с последнего ледникового периода.

Когда Фабиан переходил площадь, он увидел у входа Метсника в одном костюме, который стоял и нервно курил, очевидно, ожидая гостя.

Фабиан отметил спортивную подтянутость Метсника — когда-то тот увлекался спортивной ходьбой.

Направляясь по коридору к своему кабинету, Фабиан услышал вопли Коэрапуу:

«По миру колесить и языком молоть каждый умеет, но жизнь вокруг нас — это что-то совсем другое!»

«За что он только зарплату получает?» — вопил Андерсон.

Муська сказала Фабиану, чтобы он быстро шел в кабинет к шефу, что там начинается важное совещание в связи с «Миссией».

«Ну, кажется, начинается», — подумал Фабиан.

 

 

Интермедия

ЧИСТАЯ ПРАВДА О ТОМ, КАК ПОПАЛ
В ЭТУ ИСТОРИЮ ОН, ЕГО БЕЗРАЗЛИЧИЕ ПРИНЦ

В самом деле, как он здесь оказался?

 

1. Cклонность к администрированию? Жажда власти?

У Фабиана не было ни малейшей склонности к административной работе. Скорее он испытывал к ней брезгливость. Брезговал по меньшей мере первые тридцать пять лет своей жизни. Фабиан был в некотором роде мечтателем и мечтал о весьма странных вещах. Например, что он вундеркинд, султан, волшебник, невидимка, мегазвезда, негр, да мало ли кто еще. В своем воображении он был даже Шварценеггером и succubus’ом — чертом, который совокупляется со спящими женщинами.

Но представителем власти? Спасибо, нет. Правда, в ранней молодости он хотел стать президентом Америки. Так это же должность высокого полета и притом в нормальной стране.

Но в нынешнем переходном извращенном обществе? Во всяком случае, никак не мелким начальником местного значения. Если уж кем-то быть, то инквизитором или даже порочным главарем КГБ, все-таки поражает воображение. Кроме того, огромная амплитуда между каждодневными муками совести и большими пороками подогревала бы фантазию.

Фабиан знал, что власть — это власть, где бы она ни была. Власть не над вещами, а над людьми. Жуткая штука — эта власть! Фабиан не мог забыть, как однажды давным-давно ему позвонил заведующий отделом горкома партии и похвалил за какую-то опубликованную вещицу. По словам сидящего напротив него коллеги, Фабиан покраснел. Ему было приятно.
И до чего стало стыдно! Это, наверное, похоже на оргазм изнасилованной женщины.

Тогда он понял, почему члены номенклатуры так редко cваливают за границу, хотя в бытовом смысле даже мелкий чиновник жил там лучше них. Важно не абсолютное, а относительное благополучие. Власть, власть, власть.

«Скажи честно, тебя и впрямь власть не привлекает?» — спросил его один знакомый, работавший в аппарате творческого союза.

«Честно, нет», — ответил Фабиан, немного подумав.

«Не заливай», — засмеялся друг недоверчиво, решив, что Фабиан либо лопух, либо — что вероятнее всего — хитрит, то есть хочет усыпить бдительность других, чтобы самому — гоп! и заскочить эдаким ловким прыжком на высокую ветвь власти.

Но Фабиан не врал даже в эту минуту, когда у него была власть над восемью человеками, он хотя и испытывал смешанное с ужасом удовольствие, но сбежал оттуда сразу же, как только предоставилась такая возможность.

Ему нравилась свобода, но не на «высоком уровне», в идеале, как всем романтическим поэтам, а очень лично, по-будничному, он хотел быть свободным от неприятностей и удовольствий. Делать то, что душа пожелает. Это, конечно, означало, что он хотел быть свободным и от власти.

 

2. Честь нации? Языковой вопрос?

Многие его друзья и знакомые, узнав, что Фабиан поступил на службу во Дворец, не переставали изумляться. Они подумали, что Фабиан решил великодушно пожертвовать собой в интересах нации и подставить свое плечо, пока не вырастут новые профессиональные кадры.

Это был не точный диагноз.

Конечно, он не собирался посыпать свою голову пеплом и делать себя хуже, чем он был на самом деле. Разумеется, он испытывал потребность
в национальной независимости и государственной самостоятельности, как большинство людей, которым не посчастливилось вырасти в свободном мире, в котором не существует строгих предписаний о выезде за границу, рекомендаций компартии и прочих глупостей.

Если бы не было железного занавеса и мир был открыт, тогда суверенность государства не имела бы для него особого значения. Ему хватило бы, например, культурной автономии. Полной государственной неприкосновенности жаждали, по его мнению, преимущественно те, кто, благодаря менталитету племенных вождей, хотели непременно сами владеть клочком земли и управлять небольшим количеством подданных. Крошечное, но мое. Именно поэтому каждый остров в Тихом океане объявлял себя независимым. В принципе, это было не что иное, как все та же жажда власти, которая их подстегивала. Уфф!

Когда Фабиан предъявил свои аргументы друзьям, они набросились на него: неужели ты не видишь, что язык и культура исчезают? С одной стороны, Фабиан проклинал свою судьбу за то, что он принадлежал народу, говорящему на сложном причудливом языке, не пригодном для использования в широком мире.

В то же время — благодаря именно этому существовало особенное наслаждение, незнакомое народам, говорящим на больших языках. Это наслаждение Фабиан испытывал, когда возвращался домой издалека.

Как бы хорошо ни говорил человек на немецком или французском, английском, испанском или русском языках, всегда имеются нюансы, которые он не сможет точно выразить на чужом языке. Эта невозможность угнетала Фабиана и вызывала стресс. Слова были его медиумом, его материалом, его элементом. Все, что было связано с этой областью, он остро переживал. И были вещи, которые он мог точно выразить лишь на родном языке.

А когда он возвращался домой, то стоило ему открыть рот, как все выходило естестественно и само собой. Потому что здесь жили люди, которые это понимали, для которых это был единственно возможный язык. Их было меньше, чем миллион, а тех, кто понимал тонкости, в десять раз меньше. Но они существовали, и этот неожиданный переход, внезапно наступавшая удивительная легкость, которую он испытывал, беседуя с ними, и доставляли наслаждение. Разве мог понять это чувство освобождения и наслаждение немец, француз и особенно представитель англоязычного мира, который у себя дома везде и всегда?

Было ли у Фабиана национальное самосознание? В какой-то степени было. Он объяснил себе это очень просто. Русский интеллигент был ему ближе, чем, например, истопник дрожжевой фабрики эстонской национальности. Но если бы пришлось выбирать между эстонским и русским интеллигентом, то он при всех других равных параметрах, естественно, предпочел бы эстонского интеллигента. Все, что остается вне ceteris paribus, это и есть национальное самосознание.

Но это ни в коем случае не было достаточной причиной, чтобы пойти во Дворец и начать безоглядно тратить свою энергию и гробить лучшие дни.

 

3. Ищи частную жизнь!

Короче говоря, он был сыт по горло нынешним образом жизни. Ему надоело одно и то же общество, пьянки, болтовня с претензией на «духовность». Богемность наскучила. Он отдал дань богеме, годами весело убивая время. Это казалось так возвышенно — уничтожать талант. Но однажды он понял, что это не для него. Временами он даже ощущал наличие внутренних органов. Порой разговор переходил в пустословие. Его считали высокомерным, потому что его рот сжимался в узкую линию. На самом деле он сознательно стискивал его, ибо знал, что у него в состоянии опьянения нижняя губа начинает отвисать, придавая лицу придурковатое выражение. Поэтому он перегибал палку.

Однажды он подсчитал, сколько времени разбазарил. Получилась жуткая цифра. Если в неделю пропадал хотя бы один день, то за семь лет получался целый год! А если несколько дней в неделю... Если три раза в неделю за семь лет?! Mamma mia! Фабиана устрашил этот подсчет. Такой жизни нужно положить конец.

Теперь он жаждал перемен. Фабиан не стеснялся себе признаться, что тоскует по упорядоченной жизни.

И тут государственная борьба за свободу пришлась как раз кстати, потому что таким образом он нашел солидную крышу для перемен в своей жизни, хороший предлог, чтобы соединить личное с общественным. Никто не мог указать на него пальцем, дескать смотри, дезертирует под знамя трезвости. Да здравствует поющая революция, подумал Фабиан.

Но это была не вся правда. Я не дурак, сказал он себе... Фабиан понял, откуда ветер дует и что вскоре будет происходить в обществе с ему подобными.

 

4. Аргентина

Он только что вернулся из Аргентины, куда его пригласила эстонская девушка Мирьям. Они познакомились в Стокгольме в Эстонском доме, чуть не всю короткую летнюю ночь проговорили, сидя в парке на скамейке перед оперным театром. Позднее завели переписку. Мирьям была замужем. Не за эстонцем. К удивлению Фабиана, эстонцев в Аргентине было около двух тысяч, однако большинство из них уже пожилые люди, и для вступления в брак были важны совсем другие качества, нежели национальность.

До чего же далеко была эта Аргентина! Фабиан отправился туда на самолете, потому что время было советское и можно было лететь по искусственно заниженным ценам. Он провел в Буэнос-Айресе два месяца, постепенно в его душе стали нарастать угнетенность и растерянность, как это обычно бывает на чужбине. Фабиан не переставал удивляться, что и в этих местах, где он раньше не бывал и о которых ничего не знал, жили ему подобные существа. Что жизнь проникла всюду и существует даже в том случае, если Фабиан ничего о ней не подозревает. Стало быть, жизнь не была его представлением, но объективной реальностью. Люди жили такой же жизнью и в десяти тысячах километров от его родного города, они любили, страдали, размышляли, делали закупки и смотрели на небо. И что самое удивительное, они в свою очередь ничего не знали о Фабиане. Они даже не знали, что не знают. Это одновременное сосуществование миллиардов на земном шаре и их разъединенность сводили Фабиана с ума, как только он начинал об этом думать.

Даже небо на Огненной Земле было другим, чем в Нымме, и это увеличивало растерянность Фабиана. Я должен туда вернуться, решил Фабиан уже тогда. Ему ужасно нравилось поехать куда-нибудь во второй раз — чтобы вспомнить первый раз. Только во второй раз кто-то или что-то становились тем, чем они на самом деле были. Поэтому Фабиана нисколько не утешала возможность начать другую жизнь на земле, если он ничего не помнил о первой. Может, он и жил второй раз? Вполне возможно. И что же? Если не помню, следовательно не жил.

Сойдя с самолета Москва—Таллинн, он заехал на такси домой. Квартира была пуста. Он знал заранее, что там и не могло никого быть. Лиза ушла, ушла окончательно, как обещала, и ключ давно бросила в почтовый ящик Фабиана. Так что она даже теоретически не могла ждать его в квартире, и все же Фабиан испытал легкое разочарование, когда открыл дверь и его встретили тишина и немного спертый воздух. Он никак не мог поверить, что что-то навсегда ушло из жизни.

Однако он был существом общественным, не созданным для одинокой жизни. Особенно после возвращения из далекой страны была неодолимая потребность поговорить на эстонском языке. Поболтать по-эстонски — вот что было ему нужно. И он решил поехать в Кабачок художников, который еще совсем недавно вызывал у него отвращение, потому что там он все чаще встречал тех, для кого время, казалось, навсегда остановилось и лучшие мгновения жизни остались в прошлом, когда они были кем-то — подающими надежды или оправдывающими надежды, но чьи порывы утихли, машина застопорилась или съехала в канаву. Теперь они искали общества себе подобных, которое помнило их в том времени, в котором они были кем-то.

Однако Фабиан даже думать не хотел об исчезновении с арены, у него все еще было чувство, что вся его предыдущая жизнь была лишь началом, правда затянувшимся, как бы там ни было он не хотел да и не мог оказаться на одной волне с тем уходящим на дно поколением. Это было не для него! Болезненность хороша, когда тебе нет тридцати. Тогда потусторонние позы кажутся прекрасными. Теперь, наоборот, нужно стать молодым.

Депрессивная аура этого общества удваивала эффект от происходящих перемен. Все артистическое сообщество, когда-то имевшее вес, теперь подсознательно тосковало о прошедшем и жило в лучах прошлой славы. Друг для друга они все еще были крутые парни, но это была уже игра, оперетта, силовые линии общества оставили их далеко позади. Теперь они превращались в мастеров балагана, которым после представления накрывают стол где-нибудь в уголке на кухне. Вопреки законам природы в отношении этих людей филогенез переходил в онтогенез. Судьба вида настигала после судьбы индивида.

От них веяли такие настроения, от которых Фабиан испытывал интуитивное стремление дистанцироваться.

Поэтому перед полетом в Аргентину он дал себе слово, что будет заходить в Кабачок художников не чаще одного раза в неделю. Теперь-то он давно туда не заглядывал. В его душе все еще теплилась надежда, а вдруг жизнь в кабачке за это время изменилась, вдруг его суровая оценка объяснялась отравлением от слишком частого посещения и теперь туда вернулся блеск прежних времен.

 

5. Миранда

Тот судьбоносный вечер он хорошо помнил.

После ухода из клуба он начал сознательно пить, без радости, без эмоций, если что-то и было, так это злость.

Запой продолжался несколько дней.

Фабиан наблюдал себя со стороны и регистрировал прохождение цикла, будто пил не он, а кто-то другой. По утрам рассматривал визитки, сунутые в нагрудный карман, и старался свести их с лицами, давшими эти карточки. Конечно же, он забрел в кабачок, хотя и не сразу, а на следующий день. Там он на мгновение заснул, а когда пришел в себя, то панически захотел оттуда сбежать. Однако на лестнице он встретил каких-то полузнакомых и отправился с ними в частный дом за городом, где попал в сомнительную ситуацию. Его хотели во что-то вовлечь, впутать, использовать. Но ему и оттуда удалось сбежать. Такси в то время стоило копейки.

Проснулся он дома в своем кресле. Напротив него сидела молодая особа, с которой они вместе вышли с той дачи и сели в такси.

Он прихватил ее с собой, чтобы был кто-то, кто бы его выслушал. Фабиан почувствовал, что начинает трезветь. Он посмотрел на часы — ну конечно, он продремал целый день. Он обнаружил фотоаппарат, лежавший у него под рукой как обычно. У него была привычка фотографировать своих гостей. Он делал это и в пьяном виде, механически. Приятно было потом посмотреть — неужели тот или иной заходил к нему в гости?

Трудно поверить, качал он головой. Но это была правда, потому что аппарат не врал.

Сейчас он не сделал ни одной фотографии — в окошке стояла цифра 1. Он щурил глаза, развалившись в кресле, и думал, что делать с девушкой, которая сидела напротив него в кресле, аккуратно подобрав под себя ноги. Голова у Фабиана гудела, мысли разбегались, он ни на чем не мог сосредоточиться. Он даже не мог сообразить, знакомо ему это лицо или нет. Отправить ее восвояси или оставить. И то и другое было хлопотно.

Он кашлянул, дав понять, что он еще жив, и пошел на кухню, не опрокидывать же стаканчик при гостье. В холодильнике он нашел полбутылки джина, разбавил его тоником. Было и шампанское, но хотя его и мучила страшная жажда, его он пить не стал, потому что у него с этим напитком был печальный опыт. Он все время норовил пить шампанское, как лимонад, забывая о том, что в нем содержится алкоголь, и слишком поздно обнаруживал, что опьянел.

Ну вот, теперь он снова в состоянии думать. Он уселся в свое кресло. Молодая особа сидела напротив него с непроницаемым лицом, как сфинкс.

«Какая ты, однако, разговорчивая», — буркнул Фабиан. В нем нарастала тоска, потому что, как ему показалось, он узнал сидящую напротив него девушку. Это была не какая-нибудь студенточка или продавщица или иная представительница городского населения. Но может, он ошибался?

«Как тебя зовут?» — спросил он на всякий случай.

«Миранда, — ответила она с презрительной миной на лице. — Неужели так трудно запомнить».

Значит, это все-таки была она. Некогда с этой Мирандой Фабиан и сам хотел познакомиться. По крайней мере, ему так казалось. Так это было или не так, в любом случае это была небезызвестная девушка.

«Сейчас напьюсь», — подумал Фабиан со злостью.

Как бы там ни было, это был тот редкий случай, когда он сидел дома, потому что, хотя за окном синели тени и наступала короткая июньская ночь, погода была ясная, теплая и приятная, он свободно мог еще где-нибудь шататься, чтобы, совершив круг, вернуться домой под утро. Времени у него было достаточно, ибо в данный момент он пребывал в свободном полете, и средств хватало, потому что в Аргентине у него было несколько выступлений и он заработал денег на полгода. И здоровье пока позволяло, три вычерк­нутых из жизни дня никак не сказывались на нем. Он сравнительно поздно начал бражничать и хорошо переносил алкоголь.

 

6. Телефонный разговор

Времени было около половины двенадцатого, когда зазвонил телефон, стоящий на столике между Фабианом и девушкой.

«Взять трубку?» — буркнул он.

Телефон продолжал звонить.

Фабиан взял трубку. Это был Рудольфо, который, как сообщалось в газетах, работал теперь во Дворце и руководил важной канцелярией. С тех пор — примерно полгода — они не встречались и не разговаривали.

Рудольфо не любил сложных предисловий, к тому же на новой работе ему была дорога каждая секунда. Поэтому он без долгих разговоров сделал Фабиану предложение возглавить четвертую нижнюю канцелярию.

Фабиан попросил дать ему время подумать до утра, даже не спросив, что из себя представляет работа в четвертой нижней канцелярии. Ему было все равно — четвертая или сорок четвертая. Какая разница? Главное, был номер. До сих пор в его жизни номеров не было.

Стоит ли говорить, что его внутренний слух уловил в этом предложении желанные перемены в жизни, предвестие и камертон нового витка?

Рудольфо, разумеется, не стал пускаться в объяснения, видимо, полагая, что всякий нормальный человек знает, что собой представляет четвертая нижняя канцелярия и что входит в обязанности будущего руководителя.

«Это, конечно, замечательно, что ты решил подумать, — заявил шеф оптимистично. — Кстати, нет ли у тебя там гостей?»

«Нет, — соврал Фабиан, стараясь артикулировать так отчетливо, как только можно. — Я размышлял о жизни».

«Это радует», — ответил Рудольфо.

«Мне не нравится моя прежняя жизнь, — сказал Фабиан. — Я хотел бы прожить вторую половину жизни не так, как первую».

«Это желание делает тебе честь», — одобрил Рудольфо.

«До свидания, приятных сновидений», — произнес Фабиан.

«Я со своей стороны желаю тебе исполнения приятных снов, — сказал Рудольфо. — Спокойной ночи».

Они одновременно положили трубки. Фабиан тряхнул головой и попытался мысленно прокрутить последнюю фразу Рудольфо, стараясь проникнуть в ее суть.

Он посмотрел на Миранду, которая разглядывала его, подперев щеку рукой, как энтомолог какую-нибудь букашку или филателист почтовую марку. Видимо, ей не часто приходилось наблюдать такое поведение.

Фабиану пришла в голову идея. Он попросил Миранду ответить: «да» или «нет».

Он не объяснил девушке, о чем идет речь.

Поскольку, хотя он и мечтал о жизненных переменах, все же не мог отказаться от желания поиграть с судьбой, пококетничать, как стареющая шлюха.

Даже в эту минуту он не хотел серьезно разбираться в том, как правильно поступить в этом случае.

Девушка сказала «да».

«Что „да“?» — спросил Фабиан.

«Скажи „да“, если тебе что-то предлагают», — ответила Миранда.

«Почему? А вдруг это какая-нибудь жуткая гадость?» — парировал Фабиан.

«Кто же в такое время предлагает какую-нибудь гадость?» — промурлыкала с упреком Миранда.

В эту минуту ее аргументация показалась Фабиану логичной.

Задним числом ему, конечно, было стыдно признаться, что такое важное решение было принято по такому недостойному критерию, как мурлыканье незнакомой Миранды. Это было почти то же самое, что русская рулетка. Если бы девушка сказала «нет», то Фабиан тоже ответил бы шефу «нет», продолжал пить — что из того, что он возжелал перемен.

А так он сразу перезвонил шефу и сообщил, что ему не нужно больше времени для размышлений, что он готов занять должность через неделю.

А юной особе он сказал, что они могли бы пожениться.

«Если уж перемены, то полные», — подумал он при этом, кашлянул, поправил галстук и принял соответствующую государственному чиновнику и женатому человеку позу.

Порой, скользнув взглядом по своим коллегам, Фабиан с ужасом и в то же время с азартом думал, а что если и все остальные чиновники их канцелярии принесли свои порывы на алтарь отечества на основании таких же внезапных зигзагов мысли, как и он сам?

Но нет, это было невозможно.

 

7. Вероятные причины

Теперь осталось только спросить, почему все-таки шеф ему позвонил. Наверняка свою роль сыграла экстравагантность, которая всегда была присуща Рудольфо. Вот, полюбуйтесь-ка, беру на работу того, про кого никто и не подумал бы. Весьма вероятно, что если бы он не застал в тот вечер Фабиана, то не стал бы ему снова звонить, потому что промелькнувшая было мысль могла быстро улетучиться. Шеф любил импровизировать, он играл с мгновениями.

Ну и конечно, родовые связи. Не знаю, как там исторически обстояли дела с распрями и примирениями, шеф, во всяком случае, утверждал, что его мать и бабушка Фабиана принадлежали племени Барсука. Дядя шефа и дедушка Фабиана происходили из племени Лося. Рудольфо был уверен, что их предки в Ливонскую войну сражались на одной стороне. По крайней мере, что касается Пюхаярвеской войны, то это было задокументировано. Впоследствии дядя и дедушка были записаны в Архангельский полк царской армии.

Поэтому шеф доверял Фабиану. И Фабиан не мог отрицать, что в больших делах тоже доверял шефу.

 

 

Часть вторая

МИССИЯ

 

Момсен

Когда точно должна была начаться «Миссия», никто в канцелярии не знал. Об этом не говорили и на собрании, на котором присутствовало множество крупных деятелей. Дату держали в секрете. Ее знал, очевидно, только Рудольфо. Однако возможно, что не знал и он.

Все зависело от изменений в осеннем расписании Аэрофлота, которые должны были произойти 15 сентября. Часть делегации летела через Москву, потому что так выходило в несколько раз дешевле по сравнению с западными компаниями. До 15 сентября лететь не было смысла — в политической жизни продолжался мертвый сезон.

В том, что «Миссия» приближалась, не было никаких сомнений, в этом убеждала возрастающая нервозность во Дворце, то, что входящие и выходящие факсы и телефонные звонки участились втрое, а также расширился поток прибывающих и отбывающих таинственных эмиссаров.

В чем же на самом деле состояла суть «Миссии»?

Коротко говоря: Эстония должна быть принята миром.

И на самом высоком уровне.

Для этого шеф пустил в ход весь свой магнетизм. Он достиг такой концентрации, что смог бы и у иных своих приближенных удержать во рту фальшивые зубы безо всяких крючков — если бы эти приближенные не были так молоды и у них не отсутствовала бы потребность в протезах.

«Миссию» предполагалось провести в нескольких точках земного шара. Сколько она будет продолжаться, это зависело от конкретных обстоятельств. Совершенно ясно, что за два-три дня с делом не справиться.

В связи с этим возникла масса практических вопросов. Как прожить в столицах мира, как есть, пить, ездить на такси, платить за гостиницы в случае, если Пакс их не поддержит. Ведь в уплате по счетам не поможет даже магнетизм.

Потом откуда-то просочилась информация, что за всей «Миссией» стоит спонсор, всемогущий гном Момсен, арканзасский миллиардер сомнительного происхождения и одновременно филантроп, который, используя свои связи в столицах мира, уже помог нескольким молодым республикам Африки и Азии, сделал им прямыми стези. При этом он купил себе три или четыре республики поменьше. Но сделал это исключительно из любви к ближнему, безо всякой пользы для себя. Скорее наоборот — их содержание приносило одни убытки и не было никакой надежды, что эти крошечные государства начнут приносить прибыль раньше, чем через десять-пятнадцать лет. К эстонцам он вроде бы относится хорошо, потому что у них якобы спокойный характер, они хорошо поддаются программированию, умеют читать и писать и даже готовы пользоваться услугами Аэрофлота.

Конечно, в парламенте разразились бурные дебаты: этично ли, что Эстонию в ее крестном ходе к восстановлению независимости содержит сомнительный миллиардер из другой страны. Оппозиция еще до начала «Миссии» истолковала это как предательство нации. А когда у них спросили, какие они видят альтернативные источники финансирования, то они вынуждены были признаться в отсутствии конструктивной программы.

Во всяком случае, поддержка Момсена значительно упростила задачу Коэрапуу: ему не пришлось окончательно утратить личное достоинство, чтобы для обеспечения «Миссии» деньгами спекулировать накладными задницами и силиконовыми грудями, как он боялся.

И Пакс не мог их шантажировать.

 

Шеф в Африке. «Миссия» начинается

Через неделю после собрания Рудольфо уехал. А поскольку в последнее время он все время был в отъезде, то его отсутствие не обратило на себя внимания широкой общественности. Он никому не сообщил, было ли то началом «Миссии» или нет, ибо это была государственная тайна.

Тем не менее многие эксперты утверждали, что это и есть исходная точка «Миссии».

Официально Рудольфо отправлялся с визитом в Париж и Страсбург. Его сопровождал зарубежный эстонец из Квебека Яак Екабс, который свободно владел французским и знал Париж как свои пять пальцев, поскольку во время учебы в Эколь Нормаль работал таксистом.

То, что именно он сопровождал шефа, вызвало у «молодых политиков» страшное раздражение. Екабс не совсем принадлежал к персоналу Дворца, он был одним из тех, кто работал там короткое время. Фабиан, например, даже не видел его собственными глазами.

По профессии Екабс был архитектором-урбанистом и реставратором. Когда-то они с шефом входили в комиссию, задачей которой было выяснить, какой бордюр на тротуарах исторически больше всего соответствует старому городу. В ходе их совместных обсуждений шеф пробудил в Екабсе интерес к политике. Такая дальновидность невольно наводила на мысль, что уже четыре года назад Рудольфо в деталях знал, как провести «Миссию».

Теперь они вдвоем должны были работать в западных кулуарах, подготавливая почву для интеграции Эстонии в свободный мир.

Рудольфо и Екабс отправились через Хельсинки. Этот город в связи с зарубежными поездками эстонцев стал выполнять роль, которую раньше играла Москва.

 

Список делегации

Внутреннее напряжение канцелярии нарастало с каждым днем, потому что список делегации все еще не был объявлен. И тут канцелярия узнала, что одним из участников «Миссии» назначен Орвел. «Может случиться, что нам понадобится таскать тяжелые пакеты», — объяснил Рудольфо этот выбор в своем факсе.

«Политики» откровенно ехидничали. «Ах значит, чертов стукач поедет представлять Эстонию».

И уже на следующий день пришло утверждение кандидатуры Андерсона. Он участвовал в «Миссии» как руководитель политического отдела, и, по мнению Фабиана, это был верный шаг, ибо после этого «молодые политики» не могли больше вставать на дыбы, дескать, их оттесняют в сторону.

И пока что это было все. В списке, представленном портному Дворца для снятия мерок (это происходило каждый месяц 5-го и 15-го числа), чтобы тот сшил им парадные костюмы, больше никого не было.

Но особенно всех сводило с ума то, что никто точно не знал, сколько человек должно входить в делегацию. Это тоже было засекречено. Так что те, кто жаждал поехать, не знали, есть ли у них какая-нибудь надежда или нет. Некоторые эксперты все-таки предполагали, что поехать должен кто-то еще. Потому что если придется голосовать на выездном совещании, то долж­но быть нечетное количество участников.

Три дня о шефе и Екабсе не было ни слуху ни духу. Затем в канцелярию пришел факс. Почему-то он был отправлен из сомалийского Могадишу.

«Какого черта он там делает?» — удивлялся водитель Пеэтер.

«Ваш шеф заблудился, не знает, где находится Париж, — загоготал Пакс. — Надо ему компас подарить».

«Молодые политики» обиделись.

«Он мог бы все-таки сообщить, какую кашу он там собирается заварить, — сетовали они. — Теперь у правительства и парламента может сложиться впечатление, что он там по нашей рекомендации, в результате нашего анализа. В конце концов получится так, что эту кашу придется расхлебывать нам».

Только маленький Пяхкель заявил с горящими глазами: «Я верю в шефа!»

Следующий факс пришел уже из Парижа. Некоторые эксперты выдвинули теперь предположение, что шеф в промежутке вернется назад, ибо лучшее время для «Миссии» должно наступить по погодным условиям через две недели.

А затем пришел третий факс, в котором Рудольфо сообщил, что не приедет в Эстонию, и назначил Мяэумбайта заместителем Андерсона. Тот скорчил кислую мину, потому что это означало, что если кто-то еще и должен поехать, то точно не он. Все надеялись до последней минуты. У Мяэумбайта была единственная надежда, что если Андерсон погибнет в ходе «Миссии», то он получит место Андерсона навсегда.

Во всяком случае, теперь ни у кого не было сомнений, что «Миссия» началась.

 

Звездный час Фабиана

На следующее утро Коэрапуу позвал к себе Фабиана и показал ему пришедший ночью телекс. Рудольфо приказал немедленно оформить Фабиану документы для поездки в Америку, Париж и на всякий случай на Тайвань.

Одновременно Коэрапуу вручил ему другой, зашифрованный телекс. Фабиан никогда не говорил с шефом об этом прямо, но он догадался, как его расшифровать. Была одна книга, которую они с шефом оба любили. «Взлет и падение Третьего рейха» Вильяма Л. Ширера. Фабиан вызвал Пеэтера и поехал домой за книгой. То, что нужно! Послание было следующим:

«Милый Фабиан!

Следуй за мной как можно скорее. Ты здесь сейчас нужен. Готовься к долгому отсутствию, потому что мы вернемся домой не раньше, чем Эстония будет принята миром. Это может продлиться несколько месяцев. Денег возьми как можно больше. Одежда должна быть парадная. В любом случае темные носки. Нужен большой эстонский флаг (у входа в отель) и два маленьких (для автомобилей).

Также привези в качестве подарков для глав государств несколько Калевипоэгов с деревянными мечами или несколько плачущих Линд. Встретимся в аэропорту Кеннеди у выхода.

Твой шеф.

P. S. Как приятно не есть пищевое мыло! Хотя, по правде говоря, я даже немного по нему соскучился...»

Фабиан пытался разгадать, почему Рудольфо дал такое распоряжение? Как-то не верилось, что он там ужасно нужен. По-видимому, это была очередная импровизация шефа, если не сказать — каприз.

Надо было подчиниться. Что Фабиан и сделал, на этот раз с радостью.

«Ты летишь послезавтра», — сказал Коэрапуу.

 

Москва. Первый класс

Они втроем летели через Москву. Фабиан не мог понять, почему Москва разрешала им это. Ведь было ясно, что Эстония отделяется от Советского Союза и России и со всей решимостью намерена уходить из их сферы влияния. Сейчас их отношения были очень близки к враждебности. Почему Россия все еще позволяла делегации чужой страны лететь через свою столицу, более того, почему разрешила им купить билеты по искусственно заниженным тарифам? Или попросту: почему она их не арестовала и не упекла
в Лефортовскую тюрьму?

Правда, у них сохранились советские паспорта. Паспорта, выданные эстонским правительством в изгнании, на всю канцелярию были только у Рудольфо и у некоторых зарубежных эстонцев.

В течение двух часов полета до Москвы Фабиан предавался приятным мечтам. Ему казалось, что он счастливчик, что судьба повернулась к нему солнечной стороной. Мог ли он ранней весной предположить, что полетит представлять Эстонию миру в таком важном деле?! «Да-а, в конечном счете мне бешено повезло», — сказал себе Фабиан.

Они приземлились на аэродроме Шереметьево-1 и поехали на такси в международный аэропорт Шереметьево-2. Поскольку у них были зеленые дипломатические паспорта, они прошли в зал ожидания для VIP. Их самолет вылетал лишь поздно вечером.

Они летели первым классом, потому что это был дешевый русский самолет. После еды предложили бананы. В первом классе было двенадцать мест. Так получилось, что на борт взяли только одиннадцать бананов, и Фабиан, сидевший в последнем ряду у окна, остался без банана.

 

Делегация объединяется

Когда самолет рано утром, после промежуточной посадки в Гандере на острове Ньюфаундленд, достиг цели и они стали продвигаться с чемоданами к зоне паспортного контроля, Фабиан уже издалека разглядел серебристые волосы шефа. На Рудольфо был двубортный пиджак цвета лосося и кремовые брюки. Он помахал им с другой стороны барьера, указав, к какому окошку нужно подойти, потому что там их ждала офицер протокола, молодая мулатка, которая провела их особым путем. В этом смысле с ними обращались как с делегацией самостоятельного государства. В знак благодарности шеф просунул голову (у него была длинная гибкая шея) в окошко кабины, где сидел чиновник паспортного контроля, и спросил:

«Вы знаете, где находится Эстония?»

«Эстония... Эстония... — задумался чиновник. — Это где-то... там», — махнул он рукой куда-то вдаль.

«Точно, — сказал Рудольфо. — Скажите спасибо, что у вас был такой хороший учитель по истории и географии!»

Он вытащил голову обратно и отбил чечетку, чередуя ее с основными шагами из каэраяана. Мулатка доброжелательно хихикнула.

С самого начала возле шефа молча стоял очень высокого роста молодой человек.

Фабиан предположил, что это Яак Екабс. Фабиан присмотрелся к нему. У Екабса был светлый ежик, круглые, с сильными линзами очки и относительно длинный нос. Он был на редкость спокойным.

Они прошли таможню.

У выхода стоял на страже полицейский. Рудольфо остановился возле него, погладил висевшие на ремне наручники.

«Я такие носил», — сказал он с ослепительной улыбкой.

«Неужели?» — был приятно удивлен полицейский.

Рудольфо подмигнул: «Когда меня арестовали и увезли в Сибирь, в лагерь».

Мулатка попрощалась с ними. Они взяли такси. Выходя из машины, Рудольфо спросил у таксиста: «Вы знаете, где находится Эстония?»

Водитель, пуэрториканец, издал восклицание сожаления и обнажил ряд белых зубов.

«Вы сейчас везли как раз ее представителей, — сказал Рудольфо. — В Эстонии живет один из древнейших оседлых народов. Мы уже пять тысяч лет живем на одном месте».

«Почему же вы тогда здесь? — спросил водитель с искренним интересом. — Разве вы не уважаете обычаев предков?»

«Мы приехали на встречу с вашим президентом», — с важным видом вставил Андерсон.

«А-а, — протянул шофер, вовсе не удивившись. — Я подумал, что вы приехали посмотреть на эту большую свинью йоркширской породы, для которой общество защиты животных выторговало пассивное право выбора. Она может голосовать, но не может баллотироваться в органы власти. На мой взгляд, это грубейшая дискриминация. Она встречается у нас в стране сплошь и рядом. Это очень несправедливая страна».

Они остановились у роскошного отеля под названием «Red Lion». Традиционный для иностранных делегаций. Как это принято, перед отелем развевались флаги тех государств, представители которых здесь остановились. Сине-черно-белого флага не было видно.

«Как хорошо, что он у нас есть, — обрадовался Рудольфо. — Фабиан, разворачивай!»

Он подошел с флагом к стоящему в дверях швейцару, указал пальцем на небо и что-то объяснил. Швейцар рассмеялся, кивнул и стал высвобождать веревку на флагштоке, прикрепленному к стене.

 

В номере люкс

Момсен заказал для них номера. Рудольфо остановился в люксе. Другие — в одноместных номерах.

«Встретимся через полчаса», — произнес Рудольфо. Фабиан распаковал свой чемодан, повесил темный костюм на одну вешалку, сермягу — на другую. Сунул банки с килькой в холодильник и направился в ванную, чтобы принять душ. Как обычно в чужой стране, понадобилось целых пять минут, чтобы разобраться, что именно нужно крутить и как долго, прежде чем потечет в меру теплая вода. Он быстро вытерся и пошел к шефу в номер люкс. В дверях он встретил Андерсона, Екабс и Орвел были уже там. Фабиан думал, что сразу начнется что-то вроде летучки, уточнят план действий, распределят фронт работ, все получат личные задания и так далее. Но нет — шеф, кажется, с этим не торопился.

Его пыльник был наброшен на спинку кресла. По всем признакам Рудольфо, как только зашел, сразу включил новости CNN и теперь сосредоточенно их слушал. В клубах дыма «Марии Манчини». Даже чемодан не был открыт. Когда появилась очередная реклама презервативов, шеф дал распоряжение Андерсону, чтобы тот принес ему все сегодняшние ведущие газеты.

Андерсон пошел, но было видно, что он задет, потому что, по его мнению, мальчиком на побегушках должен быть Орвел. Словно прочитав его мысли, шеф незамедлительно произнес: «Я послал его, потому что Юри не знает, какие газеты ведущие. Это не его специфика».

«И правда, не моя», — простодушно усмехнулся Орвел и сел на стул в углу, откуда он за всеми мог наблюдать, сложил руки на коленях и начал крутить большими пальцами.

Вскоре вернулся Андерсон с газетами, и Рудольфо, снова закурив погасшую сигару, в них углубился.

Остальные вначале сидели в состоянии готовности и выжидающе смотрели на шефа. Что существенного он нашел в газетах и как это могло повлиять на их будущую деятельность? Но из уст шефа пока что не прозвучало никаких комментариев, казалось, он совсем забыл о присутствующих. Постепенно напряженное ожидание становилось обременительным, и Фабиан взял «Wall Street Journal», который перед тем листал Рудольфо.

Покончив с газетами, Рудольфо раскрыл свою записную книжку и начал звонить. Один звонок следовал за другим. Он говорил легко, жовиально, по-свойски и на разных языках. Раза два он вставал и немного танцевал — просто так, для тонуса.

Прошло три часа. Рудольфо все еще звонил, напевая между звонками «Калле Куста» или «All my love». Фабиан испытывал странные ощущения. Ему хотелось быть полезным — он даже готов был сбегать за газетами. Почему они должны были вот так сидеть без дела?

Андерсона, видимо, мучили те же вопросы, только более остро, ибо он рассуждал вслух: «Интересно, сколько стоят переговоры в таком отеле? Судя по всему, он должен быть пятизвездочным. Я мог бы выйти на улицу и попробовать позвонить из будки».

Рудольфо отреагировал на это моментально. Казалось, он был весьма удивлен.

«С какой стати мы должны экономить, мой дорогой? Сейчас здесь именно то место, где Эстонская Республика с наибольшей для себя пользой может тратить деньги. Мы все-таки должны добиться, чтобы нас принимали всерьез. — И через минуту добавил: — Кроме того, за эти переговоры наверняка платит Момсен».

«А когда мы начнем действовать?» — не мог успокоиться Андерсон.

«Как! — восклинул шеф. — Разве мы не действуем с предельной активностью!»

И в самом деле — тут же зазвонил телефон, кто-то заинтересовался ими, потому что шеф широко улыбнулся и воскликнул: «Ну здравствуй, Роберт!»

Однако на лице Андерсона оставалось кислое выражение и взгляд был разочарованным, и в таком настроении, которое улучшалось в ночные часы, когда они бродили по улицам и знакомились с городом, он пребывал до самого окончания «Миссии».

Наверняка он представлял себе свою роль совсем иначе.

Он не мог поверить, что никто не нуждается в его политических анализах.

«А где Екабс?» — спросил он вдруг. В самом деле, Екабс вышел на улицу и назад не вернулся.

«Он пошел встречаться с представителем местной эстонской организации, — ответил Рудольфо. — Он сам был членом этой организации».

 

Разрешение на ужин

Фабиан проголодался. Шеф во время работы мог надолго забыть о еде. Остальные были более приземленными. Орвел уже посмотрел на часы, вздохнул несколько раз и сказал будто бы про себя: «Пора бы подзаправиться», — и вышел как ни в чем не бывало. Шеф, казалось, этого не заметил.

«Извините, — начал Андерсон на повышенных тонах. — Я понимаю, что в нашей поездке могут возникнуть ситуации, когда придется таскать пакеты, и все-таки: почему этот кагэбэшник все время должен торчать рядом? Вы что, действительно думаете...»

«Спокойствие, — ответил шеф. — Он все равно ничего не понимает».

В половине девятого, когда очередные новости были просмотрены, Андерсон сказал, что пойдет в свой номер. Шеф сидел за столом и что-то изучал через лупу. Фабиан тоже встал и вышел. Андерсон не пошел к себе, он ждал Фабиана, будто они сговорились.

«Пошли, хватит этого идиотского ожидания», — сказал Андерсон строптиво. Фабиан кивнул.

«Жаль, что Екабса нет, — заметил он. — Он подсказал бы, где можно подешевле поесть».

Когда они проходили фойе, им встретился Екабс.

«Мы решили поискать, где можно перекусить, — сказал Фабиан. — Помоги найти!»

«А там что... — Екабс указал наверх, — уже все?..»

«Кажется, сегодня ничего уже не произойдет, — ответил Андерсон. — По крайней мере, в нашем присутствии нет необходимости».

Фабиан мысленно с ним согласился. Вряд ли шеф вообще заметил, что их нет в номере, — до того, казалось, он был погружен в свои планы.

Но едва они отошли от гостиницы на сто метров, как услышали окрик: «Эй, вы там! Вернитесь!»

Это был шеф, который торопливо спускался по лестнице.

«Солдат не покидает своего поста», — произнес он коротко.

«Мы хотели пойти куда-нибудь поесть», — объяснил Фабиан.

Шеф подумал секунду, посмотрел на часы, покрутил головой и затем кивнул: «Ну ладно, пошли».

Они отправились в Старый город в греческий ресторан. В сумрачном помещении звучала мелодия сиртаки, хозяин подал им меню. Фабиан впервые попробовал греческое пиво. При оплате вышло маленькое замешательство, потому что ни у кого из них не было представления относительно общего финансового положения. Никто не знал, в чьих руках и в каком количестве находятся, так сказать, общественные деньги. На сей раз расплатился Фабиан.

Ночью, прежде чем разойтись по комнатам, они постояли с Екабсом и Андерсоном в коридоре и обсудили обстановку. Андерсон был возмущен:

«Мы что, так и будем торчать при нем?»

«Вполне возможно, — кивнул Екабс стоически. — Кстати, у Хайле Селассие, говорят, был такой же стиль работы».

Екабс провел с шефом целую неделю и знал, что говорил.

 

Первый по-настоящему рабочий день

Утром Фабиан встал в четверть восьмого. Он даже сделал гимнастику перед открытым окном, это помогало развеять неопределенное внутреннее напряжение, и постоял в душе под сильным напором воды, ибо и это действовало успокаивающе. Около восьми он спустился по лестнице в вестибюль, откуда вела дверь в кафе.

Андерсон был уже там и сообщил неприятную новость: как почти везде в Новом Свете, завтрак не входил в счет за гостиницу.

Фабиан заказал было кофе, но, заглянув в меню, чтобы узнать цену, успел отменить заказ, поскольку официант все еще стоял возле Андерсона. Фабиан заказал воду со льдом. Тут же поменял свой заказ и Андерсон, тоже предпочтя воду со льдом.

Однако Орвел, зашедший через минуту после Фабиана, обозрев меню на английском и французском языках, которых не понимал, заказал яичницу с беконом. Но яичницы не оказалось, и Орвел вынужден был довольствоваться кофе с булочками.

«Ну и дела», — ворчал он, жуя венские булочки.

Андерсон и Фабиан выпили свою воду, холодную до боли в зубах, пожелали Орвелу приятного аппетита и встали.

«Видал?! — презрительно фыркнул Андерсон, когда они шагали через зал к выходу. — Он может себе это позволить, у него деньги от КГБ! Чертов стукач

В дверях они столкнулись с Рудольфо и Екабсом.

«Уже позавтракали? — спросил Рудольфо с сияющим лицом. — Мы тоже — недолго. Сегодня будет насыщенный день. Вальмар, — так звали Андерсона, — будь так любезен, принеси мне необходимые газеты. Вчера у тебя отлично это получилось».

Андерсон, не сказав ни слова, ушел.

«Что это с ним? — озабоченно спросил шеф у Фабиана. — Он словно сам не свой. Я не вижу шарма и готовности к бою. Ауры нет. Может, наш отель действует на него отрицательно? Может, он лучше себя чувствовал бы в студенческом общежитии? Я постараюсь это запомнить, и потом мы с Момсеном что-нибудь предпримем. Мы должны заботиться о благополучии всех членов делегации и учитывать их особенности. Именно теперь, когда „Миссия“ подходит к решающему броску, нам каждый человек важен, мы никого не можем потерять».

И шеф направился к ближайшему столу, где Екабс уже что-то обсуждал с официантом.

«Встретимся через сорок пять минут у меня», — бросил он Фабиану вдогонку.

 

Рутть Ныммелийватеэ

В девять часов они были у шефа и ждали указаний, как вчера. Екабс коротко проинформировал их о результатах визита в общество зарубежных эстонцев. Они были позитивными. Нашлись посредники, которые были готовы ввести эстонцев в круги, в которых вращались люди, способные в свою очередь помочь устроить аудиенцию с президентом. «Миссии» было очень важно проникнуть к президенту, ибо после этого их приняли бы деловые круги большинства других государств.

Но что еще важнее — тогда у комиссии по суверенитету местной канцелярии иностранных дел не было бы никакого основания отклонить просьбу Эстонии о регистрации своей независимости. Ибо хотя независимость Эстонии была признана, но отнюдь не зарегистрирована. Это был тонкий политический нюанс, который позволял сильным мира сего свободно маневрировать в отношениях с Москвой.

Если их независимость здесь зарегистрируют, то не будет больше никаких препон для интеграции Эстонии в Мировую Схему. Все это объяснял им Рудольфо.

«Итак, давайте посмотрим сообща, к кому мы сегодня можем подъ­ехать, — продолжал Рудольфо, находясь в особо хорошем расположении духа. — С учетом того, что нам не забудут предложить хороший кофе и дадут что-нибудь пожевать».

В этот момент Рудольфо показался Фабиану очень человечным.

И они начали составлять список. В основном говорил шеф, потому что остальные имели весьма смутное представление о местных обстоятельствах и не знали деятелей политического и делового мира. Теперь Фабиан кое-что услышал о здешних организациях, которые неформально были связаны с коридорами власти. Также у него сложилось кое-какое представление о некоторых деятелях Эстонского зарубежья.

Как раз в тот момент, когда шеф спросил их мнения, как избавиться от назойливой госпожи Модильони, выступавшей здесь официальным представителем Эстонской Республики в довольно высоких кругах, так как у нее была соответствующая бумага от господина Ристсоо, последнего руководителя Верховным Советом, которую тот написал по рекомендации самоуверенных советников, — как раз в тот момент к ним постучали. В дверях стоял служитель отеля в ливрее и за ним какая-то пожилая дама.

Служитель спросил, знают ли они эту даму, которая настойчиво просит о встрече с ними.

Фабиан не видел раньше эту даму и другие, судя по всему, тоже. Только лицо Рудольфо осветил отблеск узнавания.

«Как хорошо, госпожа Ныммелийватеэ, что вы нашли время зайти. Мы, к сожалению, раньше не встречались, но я узнал вас по фотографиям. Кроме того, я знаком с некоторыми вашими рисунками. Ну что же вы стоите, проходите, пожалуйста!» — сделал он пригласительный жест.

Госпожа Рутть Ныммелийватеэ говорила по-эстонски лишь с небольшим акцентом.

На ее лице застыло выражение, навеянное образом Греты Гарбо. На ней было легкое потертое пальто с воротником из искусственного каракуля, волосы украшал искусственный василек. Она производила впечатление женщины, которая не умеет стареть и которая живет одна, отчего стала немного странной. А может, такой образ определяла известная богемность, ибо Рутть Ныммелийватеэ занималась искусством. Как они впоследствии услышали, госпожа зарабатывала в основном частными уроками по смешиванию красок и композиции, а также рисованием карикатур для мелких местных газет.

Из вместительной сумки, висевшей у нее на плече, дама выложила на стол папку со своими последними работами и показала, как она изобразила Рудольфо.

Но для Фабиана гораздо важнее, чем папка с произведениями искусства, был большой термос, который она вытащила из сумки. В нем была горячая вода. Рядом она поставила банку среднего размера с растворимым кофе и две поменьше с порошковыми сливками и сахаром, три средней величины булочки, сыр и масло.

«Я подумала, где же вы в чужом городе... — произнесла госпожа Рутть. — Вы там и в Эстонии... Мне подруга писала, какие у вас зарплаты... Ешьте, — махнула она рукой. — Все голодные эстонцы...»

«Это очень проницательно и благородно с вашей стороны», — сказал Рудольфо, и остальные тоже что-то пробормотали в знак благодарности.

«Ешьте и пейте, — повторила Рутть Ныммелийватеэ. — Все голодные эстонцы...»

У нее навернулись слезы, и она скрылась в спальне Рудольфо.

Они дружно вздохнули и с аппетитом принялись за еду, пока от нее не остались только крошки.

«Я завтра снова приду», — сказала умиленная госпожа Рутть при расставании.

Теперь они гораздо бодрее могли встретить свой новый день.

 

Они строятся

В одиннадцать часов их должен был принять руководитель сектора стран бывшего Советского Союза канцелярии иностранных дел мистер Стулпо.

«У тебя сегодня свободный день, — сказал Рудольфо Орвелу. Сходи на Арлингтонское кладбище. Там похоронен Джон Кеннеди. И поразмышляй хорошенько над его могилой».

Остальные сели в такси, которое вызвал Екабс.

Канцелярия располагалась за железными воротами в зелени сада. При входе с них сделали моментальные снимки, и прикрепили к груди в пластиковой карточке с подписью «Visitor».

Мистер Стулпо оказался человеком маленького роста, на редкость неприметной внешности, с ухоженными густыми волосами. Он вежливо попросил их сесть и выслушал с вниманием хорошо воспитанного человека, время от времени направляя на них взгляд из-за круглых стекол очков.

«Мы не можем развивать свою экономику, пока не станем субъектом международных отношений, — говорил Рудольфо. — Мы не можем заключать никаких договоров ни по займам, ни по обороне. Без регистрации нашей независимости, то есть признания ее de facto, потому что de jure практически ничего не стоит — простите за прямоту, ибо у нас за плечами пятидесятилетний опыт — без этого признания на самых представительных форумах не может быть и речи об интеграции Эстонии в мировое сообщество».

Мистер Стулпо потер руки и ответил:

«Если бы это зависело от нас, мы бы, разумеется, зарегистрировали вашу независимость немедленно. Но мы подчиняемся президенту и правительству».

«И все-таки, — произнес Рудольфо. — Вы имеете большое влияние на страны НАТО. Бывшие соцстраны тоже — „за“. Мы также можем быть уверены в северных странах. Финляндия колеблется и проголосует нейтрально. Тогда „противостанется только Союз Независимых Государств. И Россия не посмеет возразить, поскольку побоится оказаться в международной изоляции».

Этот разумный и смелый ход мысли оказался неожиданным для мистера Стулпо. Он засомневался и помедлил с ответом. Конечно, он понимал, что никаких принципиальных возражений он не может предъявить Рудольфо. Вопрос заключался только в дипломатии. А не зайдет ли этот политик из неизвестного маленького государства слишком далеко и не испортит ли игру? В таких делах есть своя особая очередность.

И потому он спросил: «А если русские будут все-таки против, то есть ли смысл тратить время всех руководителей делегаций сейчас, до встречи в верхах?»

«Поэтому мы и обращаемся к вам за поддержкой, — сказал Рудольфо с мягкой улыбкой. — Если бы вы нас зарегистрировали, мы бы знали, как поступить. Весь эстонский народ надеется на вас».

«Я считаю, что от нашей беседы была польза обеим сторонам», — улыбнулся мистер Стулпо и на прощание пожал им руки.

Когда они оказались по ту сторону железных ворот, Рудольфо глубоко вздохнул:

«Ну и деятель! Такой, что если и захочешь положить его на ладонь и посмотреть, что он собой представляет, он непременно просочится сквозь пальцы, так что и следа не останется. Но совершенный профессионал. По всем признакам видно, что он умеет держать нос по ветру и наверняка сделает в нашу сторону полтора шага».

Затем они встретились с представителями Фонда Линкольна в Центре Арчи Гудвина. Встреча состоялась в форме делового обеда. Участвовали только мужчины. Человек двадцать, молодых и среднего возраста, сидели за обеденным столом на двадцать восьмом этаже. Из резных шкафов красного дерева достали фарфоровый сервиз и расставили его на огромном круглом столе, на тарелках были изображены зеленые и золотистые вишневые ветки, кельнеры стали сервировать в качестве закуски маленьких раков и спаржу,
к которым полагалось розовое вино. Фабиан был растерян и сгрыз первого рака вместе с панцирем.

Затем председатель принимающей стороны произнес приветственную речь, в которой подчеркнул необходимость деловых связей между их страной и Эстонией.

Он выразил надежду, что в Эстонии вскоре начнет действовать по-настоящему честная рыночная экономика, которая приведет к росту благосостояния всех членов общества.

Речь выслушали с профессиональным безразличием и похлопали из чувства долга.

После десерта с ответной речью выступил Рудольфо. Он отметил, как важно Эстонии интегрироваться в свободный мир, включиться в Мировую Схему.

«Для этого нам нужно стать субъектом международного права, для чего неизбежной предпосылкой является регистрация независимости Эстонии со стороны вашего государства».

Фабиан уже привык, что везде, куда бы они ни ходили, шеф произносил более или менее одни и те же слова.

Рудольфо похлопали немного более оживленно, на гипсовых лицах слушателей появились трещины улыбок — видимо, потому, что, хотя Рудольфо не представил свою речь в форме танцевальной драмы (его ноги оставались в неподвижности), он довольно выразительно использовал пластику пальцев по примеру школы катахали. Они, как известно, знают четыре тысячи положений рук и пальцев, с помощью которых можно передать весьма сложные сюжеты (в обычном балете число положений рук всего около ста). Конечно, шеф не знал все четыре тысячи положений, и все-таки жестикулировал он очень выразительно, используя при этом пластику каждого глазного яблока
и бровей.

Никаких обещаний за этим обедом не было дано и договоров не было подписано.

«Нам нужно спешить», — произнес шеф, глядя на часы, когда они вы­шли на улицу. Взмахом руки он подозвал такси. Они проехали по центру города около трех километров, пока не оказались возле массивного здания серо-бежевого цвета.

«Здесь работают члены парламента, — объяснил шеф. — Благодаря нашим друзьям мы сможем встретиться с некоторыми из них».

Они зашли в первую контору. Секретарь сообщил, что сенатор Пазолини ждет их. Пазолини оказался человеком приятной внешности, слегка напоминавшим актера Мастроянни, с серебристыми волосами и большими карими глазами, немного склонным к полноте и все же весьма хорошо сложенным.

Разговор был конкретным. Из чего следовало, что они имели дело с опытным и дальновидным политиком.

«Совершенно ясно, в каком направлении движется история, — говорил Пазолини. — Если сейчас применить слишком жесткие методы, то Горби почувствует себя загнанным в угол и весь процесс замедлится. Но что еще хуже, в России может произойти кровавый финал. Мы не хотим потерять Горби, поскольку он прогрессивный капитулянт. Поэтому для начала мы предлагаем вам вместо окончательной интеграции статус наблюдателей. Это будет реальнее».

«Это поставило бы нас на одну доску с бывшими провинциями Совет­ского Союза, — парировал шеф. — Наши историко-политические реалии совсем другие».

«Я знаю это, — кивнул Пазолини. — Но вы понимаете, что история подходит к концу. Это то же самое, как если бы закончился большой Топ-сорок. Если однажды будет подведена черта, то настанет конец! Кто на борту, тот на борту, кто за бортом, тот за бортом. То, что раньше было иначе и потом тоже могло пойти по-другому, — это больше не имеет никакого значения. Потому что если история закончилась, то новых Топ-сорок больше создавать не будут. Останется как было. И жаловаться будет некому».

«Мы, конечно, это понимаем, — согласился шеф. — Только кто-то в песенном конкурсе — как вы соизволили это назвать — нашу песню под своим именем представил. Мы лишь хотели бы это исправить. В смысле авторских прав».

Пазолини рассмеялся: «Хорошо, я обещаю, что представлю этот вопрос нашей комиссии в вашей терминологии!»

«Будет как большой сказал», — произнес Екабс, когда они вышли на улицу.

Все рассмеялись.

На углу они снова взяли такси. «Тебе пора», — сказал шеф Екабсу, когда они проехали километр. Тот кивнул и вышел из машины. Дальше они поехали втроем, пока не подрулили к зданию с серо-голубыми колоннами в стиле неоклассицизма, украшенному башнями, напоминающими средневековую крепость.

В приемной секретарь им сказал, что член Представительной палаты, бывший помощник президента по вопросам государственной безопасности мистер Влык-Новак уже ждет их.

Мистер Влык-Новак, казалось, был к ним весьма благосклонен. Этому могло способствовать то обстоятельство, что его родители были чехами, которые бежали из Чехии в сорок восьмом году после убийства Томаша Мазарика. Мистер Влык-Новак выслушал традиционные аргументы шефа с большим вниманием и озабоченно кивнул.

«Я сделаю все, что смогу, — в растроганных чувствах пожал он им руки. — Мы не отдадим вас русским».

«Жаль, — произнес шеф, когда они снова сидели в такси. — Влык-Новак, по всей вероятности, смог бы убедить члена номер три комитета безопасности, за которым стоят могущественные компании по производству хлора. К сожалению, репутация Влыка-Новака уже не та, что несколько месяцев назад. На него легла тень сотрудничества с Роджерсом, из которого в прессе сделали козла отпущения в связи с коррупционным скандалом в Гиннес и Ко».

Фабиан не слышал об этом ровным счетом ничего и счел за лучшее промолчать.

«Куда едем?» — спросил негр-таксист.

«На Триумфальную площадь, — произнес шеф. — Это является нашей целью вот уже пять лет. Кстати, — продолжил он по инерции, — вы знаете, где находится Эстония?»

«Конечно, знаю, — оветил негр. — Это там, где раньше жил Арво Пярт».

«Откуда вы знаете Пярта?» — даже Рудольфо не смог скрыть удивления.

«Я изучаю в университете музыковедение, — сказал таксист. — Иногда играю в оркестре, замещаю, когда надо. Я знаю произведения Пярта. Композитор что надо».

В клубе возле Триумфальной площади они встретились с самим гномом Момсеном, который оказался большим крепким мужчиной лет пятидесяти. Глаза немного навыкате с тяжелыми веками и властная линия рта давали понять, что ему не нравится, когда возражают. Поэтому даже Рудольфо помалкивал, когда Момсен развивал свои идеи, связанные с Эстонией.

«Вы должны отказаться от восточного рынка. Иностранному капиталу нужны гарантии. Вы можете получать доход от туризма, — поучал он, откинувшись в кресле с закрытыми глазами. — Вы должны организовать свободные выборы. В прессе не должно быть цензуры. Вам нужна своя валюта».

Они сидели тихо, как мыши, и слушали, как школяры. Шеф распорядился, чтобы Андерсон записал весь разговор, и украдкой дал Фабиану знак, чтобы тот изобразил на лице еще большую преданность.

Момсен говорил долго. Под конец он добавил несколько советов относительно животноводства, порекомендовав отказаться от разведения коз
в Эстонии.

«Это животные для бедных, — произнес он. — Например, в районе Нью-Мехико местные жители используют одно и то же слово для козы и овцы».

«Тоже мне восточный мудрец, — сказал Рудольфо, когда они спускались в лифте. — Из-за его болтовни у нас осталось совсем мало времени».

Когда они сели в очередное такси, Рудольфо попросил разрешения позвонить. На другом конце был некто Флэннери, который недавно встречался с руководителем канцелярии иностранных дел.

«Он одобряет нас?» — поинтересовался Рудольфо.

«Он сделал это на дипломатическом языке, — ответил Флэннери и спросил: — Как обстоят дела с Ельциным?»

«Он недавно попал в аварию».

«У меня такое чувство, что ГБ намерена разыграть балтийскую карту».

«Это льет воду на нашу мельницу».

«Только бы ему хватило смелости».

«Bene, до послезавтра», — и шеф выключил телефон.

«Как насчет одной „Марии“?» — протянул шеф водителю коробку с сигарами.

Эта карусель продолжалась три дня. Фабиан невольно удивлялся шефу. Ведь Рудольфо уже немолод. К вечеру он сильно уставал, глаза проваливались, лицо становилось еще более костлявым, а взгляд — пустым. Он говорил рассеянно, иногда его даже трудно было понять, порой Фабиану казалось, что во время его речи пластинку заедало на одном месте.

На третий вечер шеф был таким усталым, что только и мог насвистывать «Марсельезу».

И его танцы, в которых он кружился у себя в номере, напоминали движения замученных участников танцевального марафона или лошадей, которые всю жизнь ходили по кругу, вращая жернова мельницы.

Но стоило ему оказаться в лучах прожекторов, перед камерой или на трибуне, как в нем пробуждался азарт сражения, его мысль фокусировалась, он становился остроумным, речь текла гладко, без повторов. Но что самое главное — его танцы снова делались функциональными и выражали невыразимое.

Ему сопутствовал успех. Их ближайшая цель — попасть на прием к президенту — с каждым часом становилась все реальнее.

 

Прием

Наконец свершилось! Президент согласился их принять. Эстонцы были приглашены в его резиденцию к двенадцати часам. Президент, соответственно регламенту, мог отвести им максимально двадцать минут, в течение которых эстонской делегации должна была представиться возможность выступить с ходатайством о регистрации и рассказать о своих проблемах, начиная с освободительной борьбы прошлых времен и заканчивая желанием присоединиться к НАТО.

Задуманного в качестве подарка Калевипоэга с мечом охранная служба затребовала еще накануне: исследовали с помощью рентгеновских лучей. Вдруг там запрятана бомба? Или какой-нибудь скрытый механизм, который оживит богатыря, и он начнет махать своим мечом и умерщвлять советников президента?

Они отправились вчетвером. Екабс из Квебека должен был переводить. Фабиану поручили зафиксировать эту встречу исторического значения.

В приемной Рудольфо как руководителю делегации подарили американский футбольный мяч с автографом президента.

«Его дарят всем руководителям делегаций», — объяснил офицер протокола приветливо.

Заодно он извинился, что им придется немного подождать, поскольку предыдущая делегация еще не вышла.

«Что за делегация?» — поинтересовался Андерсон.

«Это делегация Союза Независимых Государств, — вежливо ответил офицер протокола. — Минут через пять пойдете вы».

«Ну да, они ведь должны в промежутке комнату проветрить, — кивнул Рудольфо понимающе. — И опорожнить плевательницы», — добавил он по-эстонски.

Наконец их провели в кабинет, конфигурация которого напоминала цифру восемь, а если посмотреть сбоку, то — знак бесконечности. В левой окружности восьмерки, или бесконечности, располагались напротив друг друга два черных кожаных дивана, между ними — не то кресло, не то трон. В середине этого образования, напоминавшего подкову, располагался низкий стол с микрофонами. Вдоль стен тянулись книжные шкафы с застекленными дверцами, в углу стоял огромный вертящийся глобус, возле него — бюст Джорджа Вашингтона. Вторая окружность восьмерки была почти пуста и напоминала танцплощадку. Видимо, иногда там предлагали коктейль.

Американскую сторону представляли семь человек. Сначала обменялись рукопожатиями, потом расселись. Фабиан пометил, кто есть кто. Во время церемонии знакомства выяснилось, что здесь присутствуют председатель Комиссии по регистрации международного признания, министр обороны, руководитель канцелярии иностранных дел, заместитель председателя Комиссии по протекторатам и развивающимся странам, главный этнограф государства и президент Общества психиатрии животных. Три последних представителя были женщины. Фабиан подумал, что в эстонской делегации и на этот раз были одни мужчины, ни одной женщины и ни одного чернокожего. Правда, речь президента переводила на эстонский язык девушка по имени Айно Найстепуна, которая была одета в национальный костюм Халлисте. Однако она была местной зарубежной эстонкой, к услугам которой прибегали в тех редких случаях, когда в высоких структурах государственной власти требовался перевод на эстонский язык или с эстонского. Между прочим, Айно Найстепуна до официальной части ни слова не произнесла по-эстонски ни с Рудольфо, ни с другими членами делегации. Возможно, это предписывалось профессиональным этикетом. Общество с нескрываемым интересом наблюдало за приехавшими из Эстонии делегатами.

Говорил, разумеется, Рудольфо. Екабс не мог слова вставить, поскольку был занят переводом. Андерсон несколько раз пытался открыть рот, но все время опаздывал, потому что был возбужден.

«Вы, конечно, представляете себе положение Эстонии, — говорил Рудольфо. — Мы не можем шагать в ногу с миром, потому что не являемся международно признанным субъектом. Если говорить на языке танца, то мы не равноправный партнер. У нас отсутствует необходимый между партнерами контакт. Мы соприкасаемся пальцами, но мы не чувствуем Америку и Европу бедрами. Мы не двигаемся в одном ритме. Почему так происходит? Позвольте мне привести пример из области прекрасных искусств, одновременно я обращусь к истории. Раньше Эстония красиво танцевала направо, как и весь остальной мир. Потому что поворачивать направо естественно для человека. Двадцать лет между двумя мировыми войнами мы были равноправными партнерами и танцевали направо и нас уважали. По крайней мере, мы танцевали так же хорошо, как наши северные соседи в Финляндии. Но потом пришла Россия и сказала, что нет, правильно поворачивать налево. И она заставляла всех, кто попадал в сферу ее влияния, поворачивать налево.

Америке, к счастью, удалось этого избежать... Сначала ненадолго, но после Ялтинской конференции на целых полстолетия наше направление было изменено с помощью военной силы на противоположное.

Каковы были исторические последствия? Беда, прежде всего, в том, что Россия — плохой танцор. Это умение там было чрезвычайно низким. Во-вторых, Россия слишком велика, чтобы повернуться всем корпусом. Когда одна ее часть уже повернулась, то последняя только начинала поворот. Образно говоря — когда щупальца сделали поворот, то хвост все еще почивал на месте. Это создавало полнейшую анархию. Эстония тоже была втянута в этот хаотический круговорот. Какие же были последствия? Я покажу вам...»

Ко всеобщему изумлению, Рудольфо встал, поклонился ветеринару-психиатру, и когда та в нерешительности поднялась, он провел ее на паркет правой окружности восьмерки или бесконечности.

«Видите, мы поворачиваемся, — говорил шеф, кружась с дамой. — Так... теперь мы должны повернуться на сто восемьдесят градусов, но мы немного опаздываем и совершаем поворот лишь на сто семьдесят. Это значит, что наш следующий поворот будет только на сто шестьдесят градусов. Разрыв возрастает в арифметической прогрессии. Заканчивается это тем, что когда мы делаем шаг назад и влево, то мы уже не можем развернуться, наталкиваемся на стену и оказываемся в тупике».

И действительно, словно в подтверждение этих слов, танцевальная пара после двух поворотов звучно налетела на стену, Рудольфо изобразил панику и драматически вскрикнул: «Help!» А ветеринар-психиатр взвизгнула по-женски. Шеф вздохнул облегченно, одернул пиджак, с улыбкой поклонился и проводил даму на место.

«Конечно, кое-что можно спасти переходными шагами, — продолжал он, уже сидя. — Что Москва время от времени и делала в течение предыдущих семидесяти пяти лет. Позвольте напомнить: нэп, хрущевская оттепель, теперь перестройка. Но все эти средства остаются половинчатыми, если решительно не изменить направление и технику поворотов. Разумеется, — улыбнулся он понимающе и извиняюще, — мы не настолько наивны, чтобы верить во что-то абсолютное. Несомненно, и левые повороты нужны, более того, порой они просто неизбежны. Это наглядно продемонстрировало западное общество, комбинируя свободный рынок с государственным вмешательством».

Шеф посмотрел вокруг. Все слушали его с явным интересом. Он добился того, чего хотел. Он продолжал:

«Поскольку мы внимательный и пытливый народ, то мы научились вопреки ложному учению делать шаги успешнее большинства других. А теперь мы снова хотим повернуть направо. Я думаю, нам будет довольно легко переучиться, так как наш народ малочисленный и компактный, с весьма образованной прослойкой. Но мы не можем перечеркнуть прошедшие полстолетия. У нас еще сохраняется инерция левого движения. У нас пока нет нового чувства ритма. Мы все еще ощущаем прикосновение своекорыстных покачивающихся бедер уходящей России. Чтобы освободиться от этого, нам необходимо, чтобы нас принимали как равноправных партнеров. Вы, ваше превосходительство, можете нам это дать».

Президент в ответной речи подтвердил, что они всегда думали об Эстонии как о государстве, которое танцует направо, и что они никогда не признавали навязанное им левое движение. Он также поинтересовался, как вальсируют иноязычные жители Эстонии, меняются ли они вместе с эстонцами или по-прежнему придерживаются левой стороны. И достаточно ли в Эстонии учителей танцев на хорошем уровне, чтобы переучить как эстонцев, так и иноязычных?

«Не исключено, что в этом отношении мы сможем вам чем-нибудь помочь», — заявил президент.

Рудольфо не дал усыпить себя обещаниями и снова вернулся к главному:

«Это предложение, ваше превосходительство, чрезвычайно великодушно, и мы благодарны вам за это. Но я заверяю вас, что эстонскому народу важнее, нежели тысяча вышколенных учителей, знание, что его принимают всерьез. Это нас окрылило бы, и мы наверстали бы упущенное своими силами».

Фабиан все записывал. К своему удивлению, он обнаружил, что совсем не волнуется и даже способен делать кое-какие наблюдения. Например, он заметил, что носки у президента светлее, чем у него, и костюм вовсе не черный и не темно-синего или серого цвета, как предписывает этикет, а зеленоватый. И галстук был не красных тонов, а коричневатый, напоминавший цвет сосновой коры.

Президент подтвердил, что встреча была на редкость продуктивной, ибо он узнал много нового о ситуации в Эстонии.

«Я бы с удовольствием продолжил нашу беседу, но видите, тот джентльмен в дверях уже подает мне знак. Он составляет мой план на день. Меня ждут новые обязанности. Он очень требовательный и пунктуальный человек, я не смею ему противоречить».

Присутствующие улыбнулись. Фабиан подумал, что наверняка президент произносит эту шутку несколько раз в день, когда какая-нибудь встреча грозит затянуться сверх положенного времени, но тем не менее тоже улыбнулся. Все встали, и часть людей уже вышла в приемную. Но Рудольфо не захотел уйти просто так. Неожиданно он воскликнул на эстонском языке: «Танцуем каэраяан!»

Он сделал поклон перед этнографом, показал ей несколько шагов и начал скакать вместе с чернокожей женщиной.

Президент, который был уже на выходе, усмехнулся и позвал министра обороны: «Джон, посмотри, что этот человек вытворяет!»

Рудольфо проскакал мимо Фабиана и Андерсона и скомандовал: «А теперь, молодые люди, вы должны так сплясать, будто за вами черти гонятся! Это приказ».

И Фабиан, который не был любителем танцев, и Андерсон, тоже не из танцоров, принялись прыгать, как зачарованные.

Яак Екабс пригласил танцевать Айно Найстепуна. А Рудольфо вдруг остановился перед президентом и сказал, что в Эстонии на деревенских праздниках пляшут быстрые танцы и мужчины танцуют друг с другом, и потащил президента отплясывать бешеную польку. Телохранитель инстинктивно рванулся к президенту, но ветеринар-психиатр дала ему знак, что бояться нечего.

Танец напоминал Фабиану пляску из какого-нибудь фильма о Диком Западе, и находящимся в помещении он тоже показался по-голливудски своим.

«Джон, ты только посмотри, что этот человек со мной делает!» — крикнул президент министру обороны.

Когда танец окончился, он объявил:

«Джентльмены, с вами было очень приятно. Мне сегодня не придется бегать три мили после работы».

Присутствующие от души рассмеялись. Наверняка президент шутил так не каждый день. Запыхавшись, все вышли вслед за Рудольфо, провожаемые веселым смехом и словами прощания офицера протокола и секретарши, наблюдавших все это действо.

В ста метрах от дома, на лужайке, их ждала группа людей — среди них пара операторов и несколько аккредитованных журналистов.

Им навстречу поспешили представители местного эстонского сообщества мистер Кийр и мистер Тоотс, оба были в штанах для игры в гольф и шерстяных чулках. Оба хлопали в ладоши.

«Это превосходно! — воскликнул мистер Кийр. — Это рекорд!»

А мистер Тоотс добавил:

«Вы устояли и вызвали интерес».

«Официально прием длится двадцать минут, а вы выдержали целых два­дцать шесть», — пояснил мистер Кийр.

«Латыши продержались — девятнадцать, а Белизе — только девять», — добавил мистер Тоотс.

«Можно сказать, что свобода и признание в кармане. Вы уже независимы», — кудахтал мистер Кийр.

И журналисты выражали им признание.

«Это, несомненно, отличный результат», — было их единодушное мнение.

«Как вам удалось так долго продержаться?» — поинтересовался представитель местной духовной радиопрограммы.

«Потому что ваш президент умеет так хорошо танцевать», — ответил Рудольфо.

Андерсону никак не удавалось вставить свое слово, и поскольку сейчас на территории резиденции осталась последняя возможность это сделать, то он выкрикнул: «За что он только зарплату получает?»

А Фабиана охватила паника, ему вспомнилось данное обещание открыть банку консервов и съесть кильку на пресс-конференции. А банка осталась в отеле.

 

Триумф

Хотя и этим утром, как обычно, к ним заходила Рутть Ныммелийватеэ со своим традиционным термосом, мало-помалу их начал одолевать голод. Успех в резиденции и хвалебные отзывы журналистов это, конечно, приятно, но ими сыт не будешь. И, как назло, никто не пригласил их в этот день ни на обед ни на ужин. Фабиан, Екабс и Андерсон решили пойти перекусить в Макдоналдс. По крайней мере, это их кошелек позволял, несмотря на безумные траты на такси. Возник только один вопрос: звать с собой Рудольфо или нет? Они решили в пользу первого варианта и, похоже, поступили правильно. Шеф был доволен.

Когда они стояли в ожидании своей порции картофеля-фри, шеф задал хлопотавшему за стойкой смуглому юнцу — он мог быть из Пакистана — свой традиционный вопрос:

«Вы знаете, что такое Эстония?»

«Нет, — засмеялся юнец, выдавливая кетчуп в их пакетики с картошкой. — А с чем это едят?»

«Это не едят, — улыбнулся Рудольфо. — Это самая демократичная страна в мире. Там даже президенты ходят в Макдоналдс».

Потом они посидели в уличном кафе и полакомились мороженым с клубникой.

«Интересно, они нас все-таки зарегистрируют или нет?» — подумал вслух Андерсон, сунув клубнику в рот.

Вера шефа была непоколебима.

«Они все равно вынуждены будут это сделать. Зачем им лишнее пятнышко на их совести и репутации? Разумеется, глушитель для личного автомобиля им важнее, чем наша независимость. Поэтому они вряд ли посвятят этому вопросу более двух минут. Причем они могут это сделать, стоя рядом над писсуарами!»

«Хи-хи-хи!» — захихикал Орвел, ожидающий их у входа в резиденцию.

«О-о, и ты тоже здесь», — удивился Рудольфо.

Шеф в виде исключения попросил Андерсона уже вечером принести несколько газет. Естественно, ему было интересно узнать, что там о них пишут. Разумеется, напечатано было мало. О них написали в рубрике «Жизнь и люди». Статейка называлась: «У мужчин маленького государства красивые ноги», там в основном сообщалось об умении Рудольфо танцевать. Вечером по телевизору снова показывали американский футбол.

Один верзила сумел пройти с мячом целых двадцать шесть метров и за­служил аплодисменты зрителей.

 

Независимость регистрируют

Шеф был прав. На дежурном столе отеля их ждало сообщение, чтобы они явились в канцелярию иностранных дел в половине первого. В качестве обоснования было написано: «Собеседование». И с большой вероятностью после этого должна была последовать регистрация независимости Эстонии в соответствующем кабинете.

На этот раз они решили сэкономить деньги на такси и пошли пешком через весь город. Орвела Рудольфо отправил в зоопарк.

В регистратуре на нижнем этаже уже знакомого огромного здания в зелени сада за железными воротами они получили свой номер. Их было четверо, но в регистратуре сказали, что поскольку кабинеты маленькие, принять могут только двоих. Остальным посоветовали пойти в бар и выпить кофе. Кофе здесь был дорогой, и им, как представителям бедного государства, выдали соответствующий ваучер. Решили, что на прием пойдут Рудольфо и Андерсон. Они остались дожидаться на обитой кожей скамье за дверью в длинном коридоре. Фабиан и Екабс отправились в бар.

Минуты бежали быстро. С утра прошло достаточно времени, и после двух чашек кофе Фабиану понадобилось пойти в туалет. Огромный мраморный туалет напоминал станцию метро в Москве или в Петербурге. Он за­крылся в кабине. Сразу вслед за ним в просторное помещение вошла компания. Послышался разговор двух человек. Они остановились у писсуаров довольно близко к кабине Фабиана. Фабиан затаил дыхание.

Один сказал:

«Ну что, дадим им это признание. Этот их руководитель такой забавный».

«Он чертовски здорово танцевал», — ответил второй.

«Да, чертовски здорово», — согласился первый.

«Только... — продолжил второй и сделал небольшую паузу, во время которой, видимо, отряхнул свой член. — Так танцевали в тридцатых годах на студенческих балах в Оксфорде».

«Да, но мне нравится ретро, — произнес первый. — Хиллари тоже сказала, что в этом человеке есть что-то библейское. Что-то от ветхозаветного пророка».

«Ну, так и быть, дадим им это признание. Ты сам зайдешь к Нэнси и скажешь, чтобы она заполнила бланк? Хотя я и сам могу это сделать».

«По рукам», — произнес первый.

«Подожди, я вытру». — Тут зашумело электрическое полотенце.

Сердце Фабиана забилось от волнения.

«Ну как, будешь продавать акции Моторса или подождешь?» — спросил первый.

Ответа Фабиан не услышал, потому что дверь с тихим щелчком закрылась за уходящими.

 

Бал и окочательный триумф

На следующее утро Рутть Ныммелийватеэ не пришла. Она позвонила и сообщила, что простудилась. Фабиан запланировал взятое с собой пищевое мыло припасти для особого случая. Ему показалось, что сейчас, когда перед ними на столе Рудольфо лежало свидетельство о регистрации независимости Эстонии канцелярией иностранных дел, как раз такой случай.

Поэтому он выложил свои запасы. «Как дома», — растроганно произнес Рудольфо и сделал неожиданное предложение взять мыло с собой и предложить всем как эстонское национальное блюдо. Дело в том, что вечером должен был состояться бал местных работников иностранных представительств, куда впервые были приглашены и эстонцы.

«Пусть получат острые ощущения», — усмехнулся шеф.

Вечером Фабиан натянул на себя национальную одежду.

Во время бала в соседнем помещении был накрыт большой шведский стол, куда Рудольфо распорядился положить пищевое мыло с вывеской «Estonian national dish».

Помимо Эстонии на бал были приглашены представители островов Нового Мемфиса и Объединенных Монархий Западной Африки. Они тоже были сегодня зарегистрированы канцелярией иностранных дел, вследствие чего стали субъектами международных отношений и тем самым были включены в Мировую Схему.

К микрофону, установленному посреди зала, подошел губернатор в смокинге, с лицом напоминавшим морду чистопородной борзой, и произнес короткую приветственную речь, в которой среди прочего поздравил Эстонию и остальных с регистрацией. Следом за ним выступил старейший из присутствующих здесь дипломат сеньор Гран Чако из Парагвая. Затем все подняли бокалы за мир во всем мире.

Далее каждый был предоставлен самому себе. Очень скоро вокруг стали раздаваться странные звуки, будто прогремел гром или приземлился Конкорд. Что-то в этом рокоте показалось Фабиану знакомо. Ну конечно, это были звуки, исторгаемые организмом в результате принятия пищевого мыла! А когда после музыкальной паузы наступила оглушительная тишина, шеф Рудольфо и танцевавшая с ним дама, председатель женской комиссии ЮНЕСКО, почти одновременно донесли до слуха публики чрезвычайно громкое рыгание. Из чего все смогли сделать вывод, что Эстония на самом деле слилась воедино с мировой семьей.

 

Момсен обиделся

В конечном счете все было хорошо. Большая часть «Миссии» была выполнена. Фундамент был заложен, наступила очередь других старательно и заботливо возводить стены. Им же еще нужно было кое-что сделать в Старом Свете.

Непосредственно перед отъездом с ними случилась неприятная история. Дело было так.

Теперь, когда Эстония сделала самый важный шаг на пути в Мировую Схему, Момсен счел, что всем этим она обязана ему, и захотел, чтобы Эстония оказала ему за это небольшую услугу. Он вознамерился арендовать птичий заповедник Матсалу, чтобы там охотиться на кабанов. Как подтвердил факс, пришедший из Таллинна, эстонское министерство окружающей среды решительно отказалось это сделать. И Рудольфо, известный эколог, был тоже категорически против.

«Матсалу — безраздельная часть Эстонии, — декларировал он. — И мы никому не отдадим ни пяди своей земли». Он скрестил руки на груди, угрожающе показал язык и станцевал воинственный танец маори — хака.

Момсен принял это к сведению. Разумеется, прямых угроз он не произнес. Но он сообщил, что не сможет вместе с эстонской делегацией отправиться в Европу, как планировал раньше. Он объяснил это тем, что лично хочет быть на месте, когда на его виноградниках начнется сбор урожая. Но ни шеф, ни остальные ему не поверили. Это означало резкое охлаждение отношений и дистанцирование. Момсен обиделся. Он не собирался больше выпрямлять им стези.

В результате могли последовать серьезные неприятности. Однако шеф был настроен оптимистически и верил, что теперь, когда их независимость зарегистрирована в наиважнейшей во всем мире канцелярии иностранных дел, в Европе они справятся собственными силами.

На следующее утро они улетели. Рутть Ныммелийватеэ проводила их до входа в аэропорт Кеннеди, и ее затуманенный взгляд художницы на гретогарбовском лице увлажнился. «Все эстонские мужчины...» — только и смогла она произнести.

 

Старый Свет

Из аэропорта Орли они отправились на такси в отель «Рояль», где у них были заказаны номера. Портье, молодая девушка, пощелкала клавишами компьютера и извинилась с улыбкой: компания, заказавшая им номера, почему-то сегодня утром их аннулировала. Но в этом нет большой беды, как раз минуту назад освободились пять номеров, и если господа...

Это известие обрушилось на них как холодный душ. Конечно, за этим стоял Момсен! Но что его злость зайдет так далеко, этого они не могли предположить. Это означало, что за свое проживание они должны теперь платить сами. В любой другой ситуации это было бы естественно, но они не были к этому готовы.

Благодаря накладным задницам Коэрапуу и термосу госпожи Ныммелийватеэ они все же сэкономили приличную сумму. Однако о четырехзвездочном отеле вроде «Рояля» не могло быть и речи, потому что здесь на свои сбережения они смогли бы провести только одну ночь. Где найти дешевле?

«Надо спросить у таксиста, — предложил Екабс, который знал этот город и его обычаи. — Они знают такие вещи лучше всех».

Им действительно повезло. «Парнас», куда их отвез кучерявый, пахнущий крепким табаком таксист, официально был с одной звездочкой, но располагался недалеко от центра и был вполне им по карману. В комнате имелся телефон, в ванной — уголок с душем. Внизу в фойе даже факс.

«Нам все равно здесь недолго жить, — произнес шеф. — Мы уже завтра отправимся в Страсбург. Отдадим номера на время и зарезервируем снова на пару дней после возвращения».

«А зачем нам ехать в Страсбург?» — поинтересовался Фабиан.

«Там нас представят Европейскому сообществу, — ответил Рудольфо. — Латыши и литовцы тоже будут».

«А они что там делают?» — удивился Екабс.

«Они делают то же, что и мы, только в обратном порядке, — объяснил Рудольфо. — Сначала Европа, потом остальной мир. Мы начали с мира, а потом приехали в Европу. У нас общие цели, но разные пути их достижения. Поэтому между нами нельзя забивать клин. Наоборот, наши действия должны быть скоординированы. И я прошу, когда мы с ними встретимся, не рассказывайте никаких анекдотов про латышей, литовцев, евреев и французов. Кстати, через полтора часа мы должны будем встретиться с руководителями латвийской интеграционной службы».

Они расположились в двух номерах, один — на троих, другой — на двоих.

Фабиан оказался в номере с шефом. В их комнате было немного больше места и наличествовал письменный стол, поэтому они договорились, что собираться будут в их номере. Тут, правда, было всего одно кресло и один табурет, но сидеть можно было и на кровати.

 

Ordinaire с латышами

Пробило двенадцать. У Фабиана в животе было неспокойно, потому что обычно в это время приходила госпожа Рутть. Очевидно, другие чувствовали себя примерно так же.

«Нет ли у тебя адреса какого-нибудь местного эстонца, который приносил бы нам термос с горячей водой и булочки?» — спросил Рудольфо у Екабса.

«Хорошая мысль, — оживился Екабс. — Я знаком с зубным врачом Прийтом Магомаевым».

«Позвони ему, — сказал Рудольфо. — Времени, правда, осталось мало, мы не успеем сегодня его сюда пригласить. Но мы можем пойти куда-нибудь и заморить червячка. С Макдоналдсом мы уже знакомы. Попробуем теперь Пиццу-Хат. Тем более что там мы наверняка встретим латышей».

Он договорился с латышами о встрече на побережье недалеко от Quay d.Orsay.

Там они и встретились. Рудольфо и Лацис, две незаметные фигуры в шляпах, похожие на провизоров или нотариусов, шагали рядом и разговаривали на русском, как на единственном общем иностранном языке. Они отправились в Пиццу-Хат, чтобы скромно позавтракать. Через четверть часа прибыл зубной врач Прийт Магомаев, человек лет пятидесяти с резкими движениями и живой речью, у которого была привычка все время причмокивать и, быстро кивая, приговаривать «да-да, конечно».

Рудольфо завел речь о местных ресторанчиках с танцами, эстонцы и латыши заказали ordinaire, дешевое красное вино, и с каждой минутой становились все дружелюбнее.

Рудольфо не пошел с ними в отель, ему нужно было еще кое-куда сходить. Когда он вернулся, вид у него был мрачный.

«Официальное приглашение в Страсбург, которое нам всенепременно обещали прислать, почему-то не пришло. Я только что ходил на почтамт до востребования, — сказал он. — Не думаю, чтобы за этим стоял Момсен. Так далеко его влияние не простирается. Это все французы! Им всегда все нужно делать наперекор американцам, чтобы продемонстрировать свою независимость. То, что американцы зарегистрировали нашу независимость, им не понравилось, и мы даже кажемся им подозрительными. Теперь я начинаю думать, а вдруг латыши действительно оказались хитрее нас, когда решили начать с Европы. Французы будут счастливы первыми зарегистрировать независимость маленького свободолюбивого народа. Вдовы полковников Алжирской войны взвоют от восторга».

Андерсон сообщил, что у него с латышами был долгий разговор.

«Я говорил с ними по существу, — подчеркнул он. — Лацис выдвинул идею, что мы могли бы выступить на единой платформе в отношении загрязнения Балтийского моря».

На это сообщение Рудольфо поиграл некоторое время своим паркером и затем произнес: «Лацис не генерирует идеи. К этой мысли мог бы прийти и ребенок».

 

Обольщение машиниста

Они решили поехать в Страсбург ночью, потому что так можно было сэкономить деньги на гостиницу. Перед этим они съели в одной неприятной подвальной забегаловке блины с грибами.

На площади Пигаль негры хотели затащить их в порнокино. «Anal! Anal!» — вопили они зазывающе.

В кассе железнодорожного вокзала они спросили самые дешевые билеты. Кассир посмотрел на них внимательно и уточнил, правильно ли он их понял, действительно ли месье хотят ехать самым дешевым способом?

«Да», — ответил Екабс.

Но даже он, который все-таки знал эту страну, не мог предположить, что им придется ехать в товарном вагоне! Рудольфо категорически отказался, объяснив, что однажды уже имел это удовольствие — когда его увозили на поселение.

Он подбежал к машинисту, который курил на перроне возле своего локомотива, и завел с ним разговор. Фабиан не слышал, о чем они говорили, зато видел, как шеф станцевал карманьолу, затем плавно перешел на фарандолу и наконец произвел несколько кокетливых движений из канкана. Лицо машиниста просияло, он предложил Рудольфо закурить, после чего они долго пожимали друг другу руки.

«Переселяемся, — сообщил Рудольфо, слегка запыхавшись. — Мы можем занять несколько мест в третьем классе».

«Что вы сказали машинисту?» — спросил Орвел.

«Я сказал, что англичане — ослы и что на самом деле в товарном вагоне должны ехать они, а не эстонцы».

«А что бы ты сказал в Англии в аналогичной ситуации?» — спросил Фабиан.

«Хм, — пожал плечами Рудольфо. — Там я, разумеется, сказал бы, что французы — ослы. Это же естественно. Это называется дипломатия».

Через пять минут они разместились в двух соседних купе. В них были трехъярусные полки. До сих пор Фабиан думал, что мужчины и женщины ездят в одном купе только в России, но теперь он убедился, что это не так. Под потолком было очень душно, и Фабиан прижался ртом к щели в окне, оттуда просачивался прохладный воздух. Он спал мало и видел тревожные сны.

Сначала он разговаривал с покойным отцом, который поведал, что и в самом деле умер, но что с помощью врачей смог продлить свою жизнь. Потом Фабиан сдавал экзамен по математике, к которому не был готов. Оба сна снились ему примерно раз в квартал. Этой ночью он еще видел какие-то туманные кадры о лидере национальных радикалов, который сажал в парке дерево.

 

Страсбург

Они прибыли в предместья Страсбурга в шесть утра.

Когда Фабиан вышел в коридор, дверь в соседнее купе была открыта, за ней он увидел Рудольфо, увлеченно беседовавшего с крестьянками, на лицах которых горели черные, как угли, глаза и головы покрывали толстые платки. На коленях они держали корзины с яйцами. В Страсбурге начиналась ярмарка.

«Вы знаете, где находится Эстония?» — спросил шеф.

«Я не знаю, — ответила старшая и обратилась к младшей: — Может, Мария знает. Мария умеет читать. Она ходила в школу».

Но Мария затрясла головой и закрыла лицо платком, так что остался торчать только кончик носа. Шеф достал из кармана записную книжку, в конце которой была изображена маленькая карта Европы, и показал, где находятся Таллинн, Тарту и Отепяэ.

«Знайте, что Эстония самая северная страна, народ которой выращивает пшеницу. Вы ночевали в одном купе с официальными представителями этой страны. Это, конечно, не то же самое, что пребывать под одной крышей с переодетым императором, но все же лучше, чем ничего», — были последние слова, сказанные им попутчицам.

Полусонные, они шагнули в белесые предрассветные сумерки.

На перроне их встретил координатор действующего за рубежом Балтийского Воззвания Михевс, молодой интеллигентный человек. Он отвез их в гостиницу, расположенную недалеко от вокзала. Сразу поставил чайник. Из разговора Михевса выяснилось, что за их проживание здесь платит Балтийское Воззвание. Две комнаты, в которых они должны были разместиться, были еще меньше, чем в парижском отеле, где они оставили свои чемоданы и громоздкие вещи.

В комнате не было ничего, кроме вешалки, маленького зеркала на стене, кроватей и табурета.

«А нельзя ли нам получить отдельные номера?» — спросил Рудольфо. Но Михевс сделал вид, будто не расслышал. Видимо, вопрос был неуместный, и Рудольфо не стал его повторять.

Но когда он взглянул на раковину, то занервничал.

«По крайней мере, полотенце должно быть у каждого свое, — потребовал он. — Поверьте, даже в Восточной Европе...»

«Это можно, — тихо согласился представитель Балтийского Воззвания. Он открыл дверь и позвал: — Мадам Бовари, не принесете ли вы нам еще два полотенца!»

Затем он снова обратился к эстонцам:

«Положение отнюдь не розовое. Русские устроили активную контрпропаганду. Поэтому возникает вопрос: решатся ли устроители пустить нас в зал? Мы должны быть ко всему готовы и свои шаги обязательно координировать».

«Не беспокойтесь, — произнес Рудольфо. — Мы непременно их скоординируем».

«Ничего страшного, — улыбнулся он весело, когда Михевс ушел. — Не будем же мы тут жить вечно».

И словно в подтверждение его слов к ним постучали и толстая усатая женщина протянула в дверь два совершенно чистых полотенца.

 

Бойкот

Они стояли в ста метрах от главного здания и рассматривали грандиозное строение.

«Этот дом такой огромный, что если бы эстонцы устроились тут пять лет назад, то русские только сейчас об этом узнали бы, — предположил Рудольфо. — Чрезвычайно интересно, почему никто не попробовал это сделать!»

Перед зданием была палатка, где разместился организационный комитет. Рудольфо приподнял входной полог и проскользнул внутрь. Он вышел немного бледный и сказал, что его подозрения подтвердились, потому что их нагрудные значки, по которым пропускали в здание, не обнаружили.

Тут появился запыхавшийся Михевс и сообщил, что официально их все-таки не принимают.

«В таком случае я буду присутствовать там в том же статусе, что и Генеральный секретарь ООН, — сказал Рудольфо. — У него тоже нет персонального приглашения».

Екабса отправили в отель, чтобы он там незамедлительно начал составлять для общественности Эстонской Республики пресс-сообщение стран-участниц совещания.

В этот день их так и не пустили на совещание, заявив, что их вопрос обсуждается.

Рудольфо беспрерывно звонил, и Фабиан уже не мог отличить, когда он говорит по делу, а когда болтает просто так. Их было пять человек в крошечной комнате. Рудольфо курил «Марию Манчини», Орвел смолил «Казбек». Он был бодр и свеж — казалось, командировка ему вполне по нутру. Он чувствовал себя в какой-то степени как в старые времена, когда «сверху» не поступало никаких распоряжений. Он-то был ни в чем не виноват.

Екабс лежал на покрывале с маленьким, взятым напрокат «Колибри», на котором он печатал пресс-сообщение на родину в связи с тем, что их не пустили в зал.

Чувства Фабиана были притупленными. Его больше не удивляло, что они просто стоят рядом, как пионеры возле Вечного огня. Более того, ему уже казалось, что это единственно мыслимая форма работы. Андерсон, казалось, на все махнул рукой и чахнул на глазах.

После обеда Рудольфо предоставил их самим себе и велел дежурить у телефона. Они по очереди ходили есть в Макдоналдс. Орвел пошел искать улицу, где собирались проститутки.

Вернувшийся вечером Рудольфо сообщил, что встретился с подругой жены президента этой страны. Эту встречу устроил его старый знакомый с Сааремаа, эмерит-профессор Рейнсоо, который был знаком с этой подругой. Муж подруги, ветеран войны в Алжире, полковник в отставке, услышав, как обращаются с эстонцами, латышами и литовцами, зарыдал и сказал: «Мы вас продали русским».

Рудольфо, по-видимому, вложил в эту встречу много магнетизма, потому что вечером он снова насвистывал «Марсельезу», что было признаком крайней усталости. Он стоял у окна и смотрел в ночь.

 

Казачок

На следующий день они снова отправились к палатке, чтобы узнать, не произошли ли в процессе какие-нибудь сдвиги. Рудольфо вернулся с оживленным видом и сообщил, что устроители хотят с ними побеседовать. Он пригласил Андерсона пойти вместе с ним, а остальным велел подождать.

Пока они отсутствовали, Фабиан и Екабс выпили в ближайшем кафе ordinaire.

Через полчаса Рудольфо и Андерсон вышли из главного здания. Шеф был на редкость немногословен. По Андерсону было видно, что ему не терпится поделиться новостями, но, вероятно, он понимал, что ему не годится сообщать их первым.

Только когда они вышли на улицу и сели на скамейку, Рудольфо заговорил. В коридорной дипломатии родился компромисс.

«Да, мы можем там участвовать, — произнес он наконец. — Но при одном условии. Они хотят, чтобы я с русским послом сплясал перед Главной Ассамблеей казачок. И потом мы вместе должны воскликнуть, что Россия и Эстония — друзья!»

«Ой-ой-ой, — озабоченно покачал головой Орвел. — А вы хоть умеете танцевать казачок?»

«Разумеется, — ответил шеф небрежно. — Я научился этому еще мальчишкой, когда наша семья в Сибири жила. Этому великолепному танцу научил меня начальник местного особого отдела, который постоянно ходил к моей матери в гости, в надежде что-нибудь разнюхать о связи моего отца с израильской разведкой».

«Это черт знает что, — возмущался Екабс. — Почему именно казачок? Почему вы вместе не могли бы станцевать, например, каэраяан? Или оба танца по очереди? А еще лучше рейнскую польку, энглиску или падеспань, потому что это было бы нейтрально?»

«Да, — вздохнул шеф. — Русские утверждают, что каэраяан слишком трудно разучить. И наши друзья, сильные мира сего, дали недвусмысленно понять, что мы должны учитывать реально сложившуюся ситуацию в мировой танцевальной практике».

После обеда Фабиан, Екабс, Андерсон и Орвел тихонько проскользнули в зал Главной Ассамблеи на балкон прямо под кабинами переводчиков
и наблюдали представление в качестве зрителей. Рудольфо блестяще справился с казачком. Он танцевал с улыбкой, изображал «веревочку», «гармошку», плясал вприсядку и прихлопывал рукой по подошве.

То же самое делали руководители Латвийской и Литовской миссий, хотя скорее символически, ведь они не были профессиональными танцорами, а прежде всего — борцами за свободу.

Поскольку в тот же день был национальный праздник Латвии, то их представительство организовало перед прощальным банкетом небольшой прием, куда, естественно, пригласили эстонцев и литовцев. Латыши, между прочим, жили с ними в одном отеле, но для приема арендовали помещение в местной библиотеке. Там был и граммофон. Для начала хрупкая девушка сыграла на скрипке латышский гимн. Затем произносили речи и пели веселые песни. Рудольфо и Фабиан, Екабс и Орвел спели первый куплет из латышской народной песни «Петушок», единственное, что они знали. Андерсон не знал и этого, потому что был молод, в его школьном песеннике уже не было таких песен. Но звучный баритон шефа разносился далеко вокруг:

«Утром, когда солнышко золотит лужок, будит меня песенкой петушок. Ты меня пораньше, петушок, буди, громче свою песенку заводи!»

Теперь все видели, в том числе присутствующие здесь иностранные наблюдатели, что государства Балтии действительно образовали единый крепкий блок.

 

Новые выводы

Благодаря героическому танцу Рудольфо им разрешили присутствовать на общих дискуссиях и участвовать в панельных дискуссиях, которые проходили в малых залах и носили звучные названия вроде «Европейская осень», «Восток и Запад», «Политические пути» и прочее в том же духе, на что Рудольфо только и сказал «чушь».

На закрытые заседания Главной Ассамблеи и на голосование их, разумеется, не пустили. Но дали понять, что их вопрос по-прежнему на повестке дня и не исключено, что в следующий раз они будут присутствовать там как полноправные делегаты.

Их также пригласили на прощальный бал. Фабиан танцевал с белокурой датчанкой, которая утверждала, что в Эстонии дискриминируют женщин и русских. Фабиан заметил, что именно в Северной Европе представители благополучных обществ имеют несколько наивное представление об Эстонии.

И мнение, будто они испытывают какую-то особенную симпатию к странам Балтии, не всегда справедливо, потому что они просто испытывают симпатию к тем, кого, по их мнению, притесняют, а какая конкретно под этим подоплека, их мало интересует.

Ели гигантский торт, представлявший собой европейскую часть мира. Но Рудольфо, который так любил сладкое, не смог его попробовать, потому что на приеме у латышей вместе с ливерной колбасой ему в рот попало что-то твердое и он сломал зуб. Когда он извлек злополучный предмет, то это оказалась пуля 7,62 калибра. А поскольку метод Рудольфо был творческий и всегда отталкивающийся от конкретной ситуации, он незамедлительно произнес краткую речь, в которой предостерег западные страны от советской угрозы, которая все еще существует.

 

На мели

Ирония нынешней ситуации заключалась в том, что они свободно уже сегодня могли бы уехать домой. Им здесь нечего было больше делать, ничто больше не связывало их с этим городом. Но они не могли уехать, потому что у них, естественно, из соображений экономии, были заранее куплены самые дешевые билеты на самолет. Это был так называемый apex-рейс, билеты на который нельзя было поменять, и которые можно было использовать лишь в точно назначенный день, то есть завтра. Они, правда, сходили в кассу Фин­эйр, Рудольфо даже показал свое удостоверение и попросил передать привет директору Финэйра, которого он якобы хорошо знал, но все было бесполезно. Закон есть закон.

Это означало, что они должны были переселиться куда-нибудь еще на одну ночь. Нужно было найти ночлег еще дешевле предыдущего. Екабс предложил позвонить Прийту Магомаеву. Это был хороший совет. Прийт Магомаев был холостяком и мог знать все норы.

Так и получилось. По словам Прийта Магомаева, можно было найти очень дешевый ночлег, и он обещал позвонить через полчаса. Тем временем они упаковали свои вещи.

Вскоре позвонил Прийт Магомаев и сообщил им адрес гостиницы под названием «Petitе Parisienne».

«Я им позвонил и рассказал о вашем положении. Что вы официальные представители Эстонской Республики, этого я им, конечно, не сообщил. Они пообещали вас как-нибудь устроить. Подешевле, само собой. Всего хорошего и приятного полета домой».

 

Еще один переезд

Они вытащили свой багаж в фойе. Портье спросил, не вызвать ли такси.

«Разумеется, — ответил Рудольфо, который решил достойно покинуть гостиницу, и ослепительно улыбнулся. — Даже два, ведь нас так много».

Фабиан испугался, Андерсон презрительно замолчал, Екабс задумался.

«Такси поданы, сеньоры», — известил портье вскоре и подскочил к самому большому чемодану. За это шеф что-то сунул ему в руку. Когда они отъехали примерно на сто метров и завернули за угол, Рудольфо схватился за голову и сказал таксисту, что они немедленно должны выйти, дескать что-то у них случилось. Таксист недоуменно пожал плечами.

«Мы не можем себе позволить дорогую поездку, — произнес Рудольфо назидательно, когда они стояли на тротуаре возле груды чемоданов. — Кроме того, я изучил карту. Эта гостиница всего в двух километрах отсюда. Орвел, наступил твой звездный час!»

Но ведь и у Орвела было всего две руки, так что и другим пришлось тащить чемоданы. Они были тяжелые, потому что шеф велел доставить домой разные документы и прочий бумажный материал, который в разных учреждениях щедро раздавали.

«Мы должны их проработать и принять за образец. Наши чиновники должны знать, как дела делаются и как функционирует образцовая западная бюрократия», — сказал он.

Кроме того в чемоданах остались Калевипоэги и Линды, которые раздать они не успели, а выбросить не решились. Чемодан Фабиана был очень высокий, и тащить его было неудобно. Но поскольку он был на колесиках, то Фабиан его катил. Тротуар был не асфальтирован, а покрыт мелкой плиткой. Поэтому чемодан дребезжал, как гремучая змея.

Сидевший на обочине нищий насмешливо их разглядывал.

Чистильщик сапог прервал свою работу, посмотрел на них и задумчиво закурил, сидящий перед ним клиент тоже закурил. Они обменялись репликами, еще раз на них взглянули, сказали что-то еще, закивали и расхохотались.

 

По соседству с борделем

Они свернули с главной улицы в узенький переулок. Он был довольно мрачный. Между высящимися с двух сторон семиэтажными домами виднелась тонкая полоска синего неба. На верхних балконах сушилось белье. Слева внимание Фабиана привлекла пестрая реклама с полуголыми девицами.

Там же, в пятидесяти метрах, они обнаружили дверь с вывеской «Petitе Parisienne». За стойкой хлопотал портье, который бегло говорил по-английски. Да, он о них уже знает. Их комнаты, конечно, не люкс, но зато де­шевые.

Почему-то портье запросил у них паспорта. Может, здесь объявлялись элементы, которые норовили покинуть гостиницу, не заплатив, или в отношении которых испытывала интерес полиция?

«Не отдавайте паспорта, только удостоверение личности гражданина Эстонии, если оно у вас есть, — посоветовал шеф. — Там имеется несколько слов и на французском».

Фабиан, оплачивая счет, был рад, что последовал совету Коэрапуу и не отдал все деньги Рудольфо. Из того, что у него осталось, как раз хватало на одну ночь, на пять гамбургеров и на такси в аэропорт.

Комнаты и впрямь были аскетичными.

Там была полуторная кушетка и приторно пахнущие прорезиненные занавески, маленькая тумбочка в изголовье и раковина. Туалет был в коридоре, к счастью, в их половине. Зато в номере имелось биде.

«Что бы это значило? — почесал затылок Екабс. — Туалета в номере нет, а биде есть?! Никакой логики».

Но причина выяснилась с наступлением вечера. Все чаще в коридоре стали слышны пьяные крики и визги. Где-то выстрелила пробка шампан­ского, где-то играли фламенко. Двери хлопали. Оставалось впечатление, что сюда беспрерывно входили и отсюда выходили.

Андерсон, как самый молодой и невинный, сильно побледнел. Остальные чувствовали себя неловко. Фабиану вспомнилась реклама с голыми девицами. Теперь они поняли, куда попали на ночлег. Это заведение обслуживало находящиеся рядом стриптиз-клуб и танцзал. Сюда приходили на час-другой с девушкой. Для этого здесь биде.

«Прекрасное местечко, — потирал руки шеф. — Тихий уголок, и в то же время жизнь бьет ключом, как в сердце урагана. Подходящее место для подведения итогов „Миссии“ и составления планов на будущее. Да-а... — И он обернулся к Орвелу, который зашел к ним в комнату, готовый к услугам. — У тебя есть немного денег? Замечательно, вот тебе еще десять долларов, чтобы посетить бордель по соседству, — произнес он. — Дело в том, что мы намерены заняться разработкой важных политических решений и... сам понимаешь... это вряд ли может тебя интересовать».

«Я и сам хотел попросить, нельзя ли мне высвободить вечерок, — произнес Орвел униженно. — Последний вечер все-таки. Надо развеяться немного. Я и так вкалывал в поте лица. А денег мне не надо, уж как-нибудь обо мне позаботятся. Я уже договорился с парнями из Американского CIA устроить тут пирушку. Они же мои старые знакомые. Пообещали забить время в публичном доме, а потом — в бассейн. Французы тоже собирались прийти. Но я постараюсь вовремя вернуться, когда понадобится чемоданы таскать. Ну пока, стало быть!»

И он удалился.

«Пойти тоже, что ли, прогуляться, — подумал Рудольфо вслух. — Но у нас еще много работы. Да-да, — подтвердил он, уловив выражение лица Фабиана. — Нам нужно составить декларацию „Всем народам мира“, в которой мы свято подтвердим, что теперь, когда наша независимость, можно сказать, зарегистрирована и для нас открылась дорога в Мировую Схему, мы будем привержены демократическим принципам, правовому государству и свободному предпринимательству».

Он отправил Фабиана за Екабсом и Андерсоном, но их не было, они успели улизнуть.

«Ничего», — произнес Рудольфо утешительно. Он вынул из своей папки с золотыми застежками пачку бумаг и хотел было положить ее на стол. Но стола не оказалось. Что делать? Он фыркнул и пристроил свой чемоданчик-дипломат на биде, а сверху положил бумаги, сам сел рядом в позе портного. Фабиан сделал то же самое.

«Мне кажется, что, приступая к составлению настоящего документа, мы должны прежде всего исходить из идеи restitutio ad integrum», — торжественно произнес шеф.

«Да, но мы должны учитывать и тех, кто в принципе не против эстонского национального государства, но хочет исходить из реальных изменений, произошедших в мире за это время», — предложил Фабиан так же торжественно.

«Разумеется, — кивнул Рудольфо. — Мир изменился».

«И почему бы не сказать просто — восстановление на основании преемственности? — предложил Фабиан. — Это понятнее, нежели ad integrum».

«В этих словах есть колорит», — кивнул шеф.

Так они работали. Время от времени в коридоре и в соседних комнатах раздавались разные звуки, кто-то влепил кому-то пощечину, кто-то стонал от любовных утех. Прошли часы. Наступило время ложиться спать.

Ничего приятного это не сулило, потому что кровать была всего одна. Они легли, отодвинувшись друг от друга поближе к краю. Из-за чего Фабиан вскоре оказался на полу. Он снова лег и лежал очень тихо. Немного погодя он услышал, как шеф скатился с постели и грохнулся на пол. Рудольфо тихонько охнул и, кряхтя, залез на кровать. Некоторое время стояла тишина. Сон не шел. Потом они оба почти одновременно скатились на пол. Шеф больше не стал ложиться, лишь присел на край кровати.

«Не знаю, что-то не спится», — сказал он.

«Да, не спится», — согласился Фабиан.

«Может, пошлифуем еще немного декларацию?» — предложил шеф.

«Давайте пошлифуем», — не имел ничего против Фабиан.

И они принялись шлифовать.

В какой-то момент они все же задремали, потому что их разбудил телефонный звонок. Портье предупреждал, что девочкам пора покинуть отель.

За окном начало светать.

При расставании Рудольфо спросил у портье:

«Вы знаете что-нибудь об Эстонии?»

«Эстония... Эстония... — Портье потер висок. — У меня работала девушка с таким именем, — сказал он затем. — Хорошая была девчонка. Во такая! У нее был успех. Задница как у кобылы», — прищелкнул языком портье.

 

Прощай, «Миссия»

Их было пятеро, и им пришлось взять два такси. В одно сели Рудольфо, Фабиан и Орвел.

«Вы знаете, где находится Эстония?» — спросил шеф у водителя. Тот ответил по-испански, что не понимает. Тогда Рудольфо заговорил с ним на испанском.

Мимо промелькнул знак: «До Трафальгарского аэропорта 1 километр».

«Теперь конец нашим мытарствам», — вздохнул облегченно Фабиан.

И тут же спохватился — он надел чистые трусы. Те, в которых была зашита заначка, остались в чемодане, но он не помнил, в каком, чтобы их найти, потребовалось бы четверть часа. Но затем ему вспомнилось, что Рудольфо предлагал Орвелу десять долларов на публичный дом. «Пусть заплатит», — подумал он равнодушно.

Когда они прибыли на место, Фабиан с Орвелом принялись выгружать чемоданы. Шеф остался в машине. Его беседе с таксистом, казалось, не будет конца.

Фабиан снова встревожился. До вылета самолета оставалось двадцать минут.

Затем Рудольфо и таксист долго пожимали друг другу руки и шеф дал ему на прощание свою визитную карточку. Потом он сделал движение, будто ищет деньги. Но таксист махнул рукой и сказал «maZana», Рудольфо вылез из машины.

«О чем вы с ним так долго говорили?» — спросил Андерсон.

«Я ему объяснял, что значит на эстонском языке „болван“», — невозмутимо ответил шеф.

«Я и не знал, что вы и по-испански говорите!» — восхитился Орвел.

«Да, я был в Испании во время гражданской войны», — ответил Рудольфо как бы между прочим.

Орвел онемел. Затем покачал головой.

«Это невозможно. Годы не сходятся. Мы знаем, что вы от нас в свое время многое скрывали, мы знаем также, что у вас за плечами немало годков, но таким старым вы не можете быть, не стоит нас настолько недооценивать, господин Рудольфо, это оскорбительно для бывалого разведчика».

«Я и не утверждаю, что я стрелял на этой войне, — ответил Рудольфо. — Но моя мачеха, то есть вторая жена моего отца, была дочерью начальника кассы ордена Святого Иакова. Мы часто попадали в круговорот войны. Эта доблестная женщина умерла всего шесть лет назад в Санкт-Петербурге. Она была из тех, кого русские после гражданской войны в Испании позвали в Москву, наобещав золотые горы, а на самом деле превратили их жизнь в ад. Обратно их, разумеется, не пустили. Они здесь были, по существу, пленниками. Даже после Сибири».

«Нам пора на самолет», — заерзал Орвел.

«Конечно, вы же проверяете, не отстал ли кто от группы, — любезно улыбнулся Рудольфо. — Как в старое доброе время. MaZana», — махнул он кому-то рукой. И, танцуя тарантеллу, направился к трапу самолета.

Фабиан смотрел на убегающую стартовую полосу. Самолет взмыл, и за окном потянулась дымка облаков.

Ему хотелось увидеть Эйфелеву башню и Берлинскую стену, Храм Сегуна и пирамиды — все, все, все.

 

Прибытие домой

Через три часа они были в Хельсинки.

«Считайте, мы дома», — усмехнулся Рудольфо.

Их встретил референт по финско-эстонским культурным связям, и они нырнули в его машину.

«Скорее в порт, — сказал Рудольфо после слов приветствия. — У нас очень мало времени. Паром отходит через полчаса».

Референт недоуменно спросил, какой паром он имеет в виду. Выяснилось, что за это время расписание изменилось и они не успевали на часовой паром. Это означало, что пресс-конференция, назначенная на шесть часов вечера на Певческом поле, отменяется, потому что следующий паром отходил в восемь часов. Но Рудольфо даже слушать не хотел об отмене пресс-конференции. Он попросил отвезти их в общество культуры и начал звонить в Таллинн.

Застав Коэрапуу, он отдал распоряжение, чтобы за ними прислали «Водяного». Выяснилось, что катера нет.

«Где катер? — возмутился Рудольфо. — Мы завершили „Миссию“ и хотим скорее воссоединиться со своими семьями».

«Пакс уплыл с шлюхами в залив», — ответил Коэрапуу.

«Я уволю вас», — отрезал Рудольфо и положил трубку.

Он позвонил в аэропорт, но самолет на Таллинн только что вылетел.

Затем позвонил Коэрапуу и сообщил, что ему удалось арендовать частный катер одной фирмы, у которого мощный мотор, и что он сам за ними прибудет. Настроение у Рудольфо снова поднялось. И он принялся читать эстонские газеты.

«Видишь, — бросил он Фабиану и указал на название „Блестящая победа внешней политики“. — Это о нас», — сказал он.

И финские газеты трубили в том же духе.

В три часа они отправились в порт.

«Почему на носу нет эстонского флага?» — рассердился Рудольфо и отказался садиться на катер.

«Флаг на носу того катера, на котором Пакс со своими шлюхами катается, — объяснил Коэрапуу. — Я решил, что надо торопиться, и не стал искать по городу подходящий флаг».

Через два с половиной часа они были в Таллиннском порту. Их встречала только одна машина.

«Я могу и пешком пойти», — сказал Коэрапуу.

«А где вторая машина?» — удивился шеф.

«Антс чинит фары, — ответил шофер Пеэтер. — Уже второй день».

«Немедленно на Певческое поле», — скомандовал шеф.

Фабиан не поехал с ними, его энергия была на исходе.

 

Произошедшие перемены

Уже поворачивая ключ в двери своей квартиры, он понял, что предчувствие его не обмануло: Миранды нет. На столике перед зеркалом лежала записка, в которой она сообщала, что уезжает с цирком, дававшим в Таллинне представления, потому что «хочет увидеть мир». Эту новость Фабиан воспринял со странным облегчением, ибо неопределенное положение кончилось. Следующий шаг он должен был сделать сам.

 

Когда Фабиан на следующий день пришел на работу, Муська ему сообщила, что шеф велел сразу к нему зайти. Конечно, это было в духе шефа — даже в такое утро, как сегодня, когда «Миссия» по большому счету была выполнена, они не могли долго отсыпаться. От секретарши шефа Мийли он узнал, что Рудольфо явился на работу раньше него и два часа разговаривал
с Америкой. Коэрапуу якобы побледнел с лица.

«Шеф звонит уже в счет 2001 года», — вздохнул он.

Фабиан зашел в кабинет. Шеф, продолжая говорить по телефону, жестом пригласил его сесть.

«Ну? — улыбнулся он ослепительно и положил трубку. — Почему такой невеселый? Ведь мы теперь знамениты, как кинозвезды, из нас делают национальных героев. Глядишь, получим на грудь орден Якоба Хурта второй степени». И шеф весело рассмеялся.

«Это ведь все большой блеф», — ответил ему Фабиан.

«Ну-ну, полно, — упрекнул его Рудольфо. — Это такой же блеф, как все остальное в нашей жизни, да и во всем мире. Такова жизнь».

«От меня жена ушла, — сказал Фабиан понуро. — Пока мы занимались государственными делами и возвращали Эстонию в мир, она туда и сбежала, уехала вместе с цирком „Барселона“, дававшим здесь представления».

«Вот как, — коротко произнес шеф. — Я надеюсь, что хотя бы с каким-нибудь акробатом или силачом?» — спросил он после деликатного минутного молчания.

«Нет, с чистильщиком львиных клеток, — ответил Фабиан. — Она сказала своей подружке, что уедет с кем угодно, лишь бы попасть за границу».

Рудольфо задумчиво кивал, потом спросил:

«Подожди, что ты сказал?»

«Лишь бы попасть за границу», — повторил Фабиан.

Шеф недоуменно покачал головой.

«Честное слово, я не понимаю. Неужели все еще бытуют такие настроения?»

Фабиан ничего на это не ответил.

«Ах да, — сказал Рудольфо через некоторое время. — Моя жена тоже сбежала. — И после паузы продолжил: — Беда только в том, что ты еще довольно молод и женишься второй раз. А может, и третий. А вот женюсь ли я — это вопрос».

«Но зато ты есть тот, кто ты есть, — произнес Фабиан. — У тебя исключительный статус, и этому многие завидуют».

«Да, — произнес Рудольфо. — Если быть честным, то я его, пожалуй, не променяю на твою молодость. — Он погладил подбородок. После чего мягко улыбнулся: — Человек вообще не стареет так быстро, как принято считать. То есть он бы не старел, если бы окружение постоянно не напоминало ему об этом. Сейчас оно просто заставляет человека рано почувствовать себя старым. Мне не нравится наш век, — продолжал он. — Если я чего-то еще и жду от истории, так это поворотов, которые она совершит, перестав творить культ детства и молодости. Я понимаю, почему это поветрие захлестнуло весь мир. Но оно не может длиться до бесконечности. Я говорю так не потому, что я сам такой старый, а потому, что человечеству в целом это просто не полезно».

«А нужна ли тебе жена?» — спросил Фабиан перед уходом.

«Ах да, — нахмурил Рудольфо брови. — Знаешь, у меня не было времени об этом подумать».

И он направился к двери променадным шагом, чтобы отдать распоряжения Мийли.

 

Расставания

Фабиан шел по коридору в сторону своей нижней канцелярии. Где-то прозвучал истерический смех Мяэумбайта. Фабиан вошел в дверь, на которой красовалась вывеска «Опман-везирь. Коэрапуу».

Роман листал какие-то бумаги и едва взглянул на вошедшего Фабиана. Он показался Фабиану каким-то странным. С ним явно что-то случилось.

«Хорошо, что застал меня, — сказал Коэрапуу. — Я увольняюсь. Это дело решенное».

Он сообщил это не бравурно, с пеной у рта, как раньше, а совершенно нормальным голосом, поэтому Фабиан подумал, что это серьезно.

«Почему же?» — только и спросил он.

«Теперь они и у меня хотят взять очистительную присягу, что я не был связан с КГБ. Естественно, я был связан! Все, кто в то время работал на таких местах, были так или иначе связаны. Но разве это можно назвать сотрудничеством?! Большинство этих сопляков, которые здесь сейчас чванятся и бьют себя в грудь, делали бы это куда более рьяно. Уж они бы из кожи вон лезли, чтобы сделать карьеру. В этом я почти не сомневаюсь. Им повезло с датой рождения — поэтому теперь никто не узнает, как бы они вели себя в других условиях. Сейчас быть патриотом проще простого. Мой год рождения — мое несчастье».

Из его объяснений Фабиан понял, что присяга — это всего лишь предлог, Коэрапуу вменяют в вину, что он недостаточно быстро развивал материальную базу канцелярии и что он добывал денежные средства по сомнительным каналам.

Но и это было предлогом, на самом деле его хотели выжить, потому что на его место нацелился Армин Эбра из политического отдела.

«Эбра, этот маленький шакал!» — подумал Фабиан.

«Ну что ж, пусть берут его на работу, — махнул Коэрапуу рукой. — Его или кого-нибудь другого, идейного и чистого. Посмотрим, как он будет справляться, как быстро прогорит. Приходит другое правительство, и значит, другие работники. Что ж, пусть приходит Эбра, — горько усмехнулся Коэрапуу. — Старые воровали. Новые еще больше будут воровать, — был уверен он. — Старые были коррумпированы, новым тоже этого не избежать. Только они будут хитрее, тоньше. Видел, как они даже умных людей одурачили. Кем этот новый патриот был бы раньше? Был бы в каком-нибудь институте младшим научным сотрудником или в школе завучем по внеклассной работе. Наверное, таскал бы домой писчую бумагу. Или копирку. Больше ведь нечего было воровать. А теперь они у пирога. Уж они свое возьмут. А я, дурак, все верил, что есть еще люди, для которых своя рубашка не ближе к телу!»

«Что ж ты так? — не мог не спросить Фабиан. — Почему же ты о себе не позаботился?»

«Не знаю, — досадовал Коэрапуу. — Я из другого теста сделан», — сказал он, криво усмехаясь.

«Разве тебе не жалко уходить именно теперь? — спросил Фабиан. — Теперь, когда самое трудное время осталось позади? Почему все достигнутое ты хочешь оставить другим? Дескать, приходите и откладывайте яички в свитое мной гнездо».

«Конечно, немного жалко, — согласился Коэрапуу. — Но, видимо, так должно быть. Кстати, не я один ухожу. Например, Мийли тоже уходит».

«Она же знает четыре языка!» — удивился Фабиан.

«Да, но она не может распланировать день своего начальства. Хотя вряд ли кто сможет с этим справиться. Начальник уже десять встреч назначил, никому об этом не сообщив. Если кто-нибудь позвонит и его спросит, то Мийли ничего не сможет ответить. И тогда она будет виновата в том, что не в курсе дел своего начальника. Шеф большой танцор, но любой бывший аппаратчик ЦК разбирался в бюрократии больше, чем он», — подвел итоги Коэрапуу.

«Кто еще уходит?» — спросил Фабиан.

«Пеэтер уходит. Сказал, что не может так часто задерживаться из-за ночных совещаний начальства. Да и Муська тут не засидится. Еще ушел Вааза, ну этот, из отдела внешэкономики. У него жена и ребенок в Тарту. Он уже год мотается между двумя городами, он сказал, что в этой системе ему не на что надеяться. Если удастся раздобыть квартиру, то он вернется. Но это вряд ли получится. Если где-то платят гораздо больше и человек это распробовал, то вряд ли он захочет вернуться. Слышал также, что уходит Хулио Бильбао, этот, с заячьей губой, который наполовину испанец. Он сказал, что его как иностранца выживают, все хотят прибрать к рукам университетские парнишки. Он предпочитает быть референтом по иностранным делам на одном совместном предприятии».

«Ну что ж, до свидания», — пожал ему руку Фабиан.

«До свидания, когда-нибудь встретимся и вспомним былые дни».

 

Последние дни

Шеф многого достиг, и все-таки недовольство им росло день ото дня. Немало людей критиковали его, считая, что можно было действовать намного эффективнее. Конечно же, его стали упрекать в том, что он жил на деньги Момсена. Считали также, что ни в коем случае нельзя было брать с собой Орвела. Теперь не было никакой уверенности, что российская разведка уже в самом скором времени не узнает от Орвела все секреты «Миссии» досконально.

По каким-то каналам оппозиция разнюхала про отели, в которых они жили. Это унижает достоинство Эстонского государства! Не говоря уже
о коротком пребывании в доме любви «Petitе Parisienne».

Особенно острой критике подверглись танцы шефа. Было решено, что устроенный им каэраяан у президента — это полная безвкусица, а казачок
в Генеральной Ассамблее — политическая ошибка. По крайней мере это нужно было предварительно согласовать с иностранной комиссией парламента, считали его противники. На Рудольфо появились в прессе карикатуры, против него интриговали в кулуарах.

Однако примечательно было то, что Пакс держался в стороне от проводимой против Рудольфо кампании, хотя можно было предположить, что он с удовольствием примет в этом участие. Но Пакс был сейчас народнее всех народных, он ждал, когда его объявят министром, и не хотел ни с кем ссориться.

В связи с этими абсурдными обвинениями беда была еще и в том, что Рудольфо не хотел им отвечать, обеспечивать себе тылы. Он знал о своем превосходстве над остальными и поэтому вел себя довольно беспечно, казалось, ему было достаточно того, что на его стороне правда. Он недооценивал противника.

Его друзья и сторонники реагировали на это болезненно. Видя, что им не удается убедить шефа выступить в свою защиту и опровергнуть направленные против него ложные обвинения, они яростно стали призывать его коллег и приближенных выступить в прессе с соответствующими разъяснениями.

Фабиану позвонила даже Рутть Ныммелийватеэ из Америки и озабоченно сказала, что в присланных родственниками эстонских газетах о Рудольфо сказано много предосудительного.

Зубной врач Прийт Магомаев из Парижа в качестве предостережения привел в своем письме пример с Оскаром Уайльдом, который тоже из-за своей самоуверенности угодил в конечном счете в тюрьму. И эмерит-профессор Рейнсоо напомнил об Уинстоне Черчилле, который после победоносной войны все-таки потерял пост премьер-министра.

Шефу пришлось перенести еще один удар, который напрямую был связан с предыдущим. Дело касалось назначения на должность посла в Филиппинах. У шефа уже давно был присмотрен свой кандидат на эту должность, осталось только получить от филиппинской стороны согласие. Таким образом, по мнению шефа, дело было почти решенным. Тем более что все его предыдущие кандидатуры принимались безоговорочно, ибо влияние шефа было велико. По крайней мере, что касалось послов, никто не смел сомневаться в его компетенции.

Конечно, что там скрывать, из-за подготовки к «Миссии» проблема филиппинского посла отодвинулась на задний план. А теперь, когда шеф вернулся и снова занялся этим вопросом, то обнаружил, что в промежутке эту должность занял совсем другой человек, принадлежавший стану противника. Оппозиция представила свою кандидатуру и получила согласие Филиппин.

Новый посол зашел к Фабиану. Тот знал его. Раньше этот человек преподавал марксизм в Институте животноводства и был членом городского партийного комитета.

Его политическая карьера ограничивалась работой депутатом от партии любителей пива в городском собрании. Похоже, новое назначение его отнюдь не радовало. Он ровным счетом ничего не знал о Филиппинах. Но он отправился туда, как солдат, — потому что этого потребовала его партия.

«По крайней мере, ножом и вилкой я умею пользоваться», — с отчаянием признался он Фабиану.

 

Прощай, канцелярия, здравствуй, Жизнь!

Фабиан отправился к шефу с прощальным визитом. Об этом знал только он один, шеф ничего не знал. Фабиан решил сообщить ему о своем уходе в письменном виде. И уехать. Он боялся, что иначе даст себя отговорить.

Фабиан спросил, какие у шефа ближайшие планы.

«Завтра, после обеда, лечу на Ближний Восток, встречусь с Газа, Эр-Рияди, Эдуардом, — ответил Рудольфо. — Хотя я не уверен, что смогу там что-нибудь сделать».

Шеф попросил Мийли принести кофе.

Перед уходом Фабиан спросил, что ответить иностранным корреспондентам, аккредитованным в Москве, которые все еще удивляются, почему в Эстонии не проливается кровь.

«Зайди через сорок пять минут, — сказал шеф. — Ах, не надо, — тут же изменил он свое решение. — Скажи им просто, пусть обращаются с этим вопросом в скотобойню. Я спал этой ночью всего час. Видишь — все это я должен сегодня вечером проработать», — и он указал на кипу материалов на рабочем столе.

Встретив сочувственный взгляд Фабиана, он встал и грациозно, в четверть оборота порхнул к окну, сделал поворот направо, затем шассе, снова поворот направо, потом шассе в вызывающей прогрессии, и остановился перед Фабианом. Он сказал без видимой связи с предыдущим:

«Самое великое творчество — это творчество в области человеческих отношений. Есть еще одно, более великое, и это — сотворение истории».

Фабиан последний раз втянул ноздрями запах «Марии Манчини».

«За что он только зарплату получает?» — раздалось в коридоре.

Это были последние звуки во Дворце.

 

Кабак

Фабиан пошел в Кабачок художников. Внутренний голос говорил ему, что на этот раз он застрянет там надолго, может быть, на семь лет. Он оставил Муське свое заявление об увольнении в закрытом конверте — с просьбой передать его следующим утром шефу. Фабиан объяснил свой уход тем, что не хочет сойти с ума и что каждый должен заниматься тем, на что он способен и к чему предрасположен.

Зарплату он получил накануне. Свои вещи он понемногу перенес домой. Совесть его больше не мучила.

В зале было полно посетителей, ибо привычки изменились. Час пик был именно сейчас, а не поздно вечером, как раньше, потому что люди боялись выходить в темное время на улицу и опрокидывали свою рюмку с друзьями между концом рабочего дня и вечерними новостями. Именно в это время здесь жили своей традиционной жизнью, грязной и теплой. Ржали и мычали, лаяли и мяукали, блеяли и хрюкали.

Фабиан напрасно искал свободный столик, за которым без помех можно было бы наблюдать за другими. Он вынужден был присоединиться к столу, где сидела компания из четырех человек.

После того как Фабиан пошел на работу в канцелярию, многие хорошие знакомые начали относиться к нему по-другому. Одни качали головой
и предсказывали, что он и двух недель не выдержит дисциплины и порядка на государственной службе.

Иные, промотавшие свою жизнь и вышедшие из игры и потому старавшиеся ладить со всеми, решили, что Фабиан — новая номенклатура, перед которой надо заискивать. Эти подобострастно его хвалили и старались похлопать по плечу. Это было отвратительно.

Один зарубежный эстонец после вступления Фабиана в иерархию стал относиться к нему с большим почтением, очевидно потому, что в том обществе, в котором он вращался, должность Фабиана была в почете и с такими работниками не подобало обращаться так же фамильярно, как раньше.

За одним столом с Фабианом сидели разгневанные люди среднего возраста, ярые националисты, к тому же изрядно выпившие. Один из них, стеклодув, с уверенностью заявил, что Рудольфо стукач.

«Ну-у, — удивился Фабиан. — Как это так?»

«Его завербовали еще в пионерском возрасте», — был убежден стеклодув.

«Он никогда не был пионером», — с уверенностью произнес Фабиан.

«Нет, был. Втайне от всех, у меня есть данные. Он был таким пионером, что даже пионервожатый об этом не знал. И ты его не выгораживай

Фабиан молчал, потому что диалог казался безнадежным.

«Так что пусть на нас не рассчитывает», — подвел черту собеседник.

«И что это значит?» — спросил Фабиан.

«Просто скажи ему, пусть на нас не рассчитывает. Потом увидит».

Сидящий рядом с ним сонный мужичок, который то и дело клевал носом, кивнул и открыл глаза, сначала сказал: «Аллилуйя!» — а потом: «Выпьем!»

Третий хотел узнать, почем дворцовые шлюхи, а четвертый зло скрежетал зубами: «Свиньи!»

Фабиан думал, о чем будут писать историю? История — это правители, войны, революции, династии и империи. А если наступит спокойный тысячелетний мир, то история его пропустит? Пока не появятся императоры? Неужели история, какой ее принято изучать, уйдет в прошлое? Фабиану хотелось бы знать, как преподают историю в какой-нибудь процветающей стране, в которой десятилетиями не было ни одного потрясения? Неужели история этой страны для ее жителей все эти годы стояла на месте и не случалось ничего примечательного, о чем можно было бы говорить? Неужели история для них проходит где-то в другом месте — там, где ужасно?

Ладно, оставим в стороне мировую историю. А история Эстонии? Фабиану всегда казалось, что история — это нечто такое, что имело место где-то там, за пределами Эстонии. Не здесь и не сейчас. Фабиану трудно было представить, что это могло происходить на его глазах. Что то, что происходило с ним в последние девять месяцев, в течение которых он работал
в канцелярии, это и было историей.

Ему с трудом верилось в то, что нынешние правительства и нынешние премьер-министры могут войти в историю, которую будут изучать школьники, как, например, историю династий французских королей или русских царей. Ему казалось, что история Эстонии так и закончится вместе с падением восточного соседа и последняя существенная запись в книге времени будет о том, что Эстония освободилась от пятидесятилетней оккупации. «Сначала в новом государстве было трудно жить, приходилось питаться пищевым мылом, но понемногу становилось все лучше, пока на столе не появились селедочное желе и моченые в молоке яблоки, которые не исчезли со стола по сей день» — так запишут в книгу времен.

Может, и Эстония выбывает теперь из истории? А в дальнейшем это может произойти с Сомали, Югославией, Ближним Востоком, Восточным Тимором и с другими подобными странами.

История учит. В каких случаях? Чему можно научиться на примере Эстонии? Тому, что малые народы могут стать свободными еще в наши дни — не только в сказках, — если они достаточно последовательны, если они живут на окраине империи, если им повезет и их руководители умеют танцевать. Но будет ли тут чему учиться в будущем — если в будущем, через несколько сотен лет, их все равно ожидало всеобщее пустое счастливое время?

 

Фабиан испытывал страх перед счастливым государством. Но в костях своего стареющего, ориентированного на рыночную экономику тела он ощущал сладкую боль свободного общества.

Перевод с эстонского Эльвиры Михайловой

 

Глубокоуважаемые и дорогие читатели и подписчики «Звезды»!
Рады сообщить, что № 3 и № 4 журнала уже рассылается по вашим адресам. № 5 напечатан и на днях также начнет распространяться. Сердечно благодарим вас за понимание сложившейся ситуации!
Редакция «Звезды»
30 января
В редакции «Звезды» вручение премий журнала за 2019 год.
Начало в 18-30.
31 октября
В редакции «Звезды» презентация книги: Борис Рогинский. «Будь спок. Шестидесятые и мы».
Начало в 18-30.
Смотреть все новости

Всем читателям!

Чтобы получить журнал с доставкой в любой адрес, надо оформить подписку в почтовом отделении по
«Объединенному каталогу ПРЕССА РОССИИ «Подписка – 2021»
Полугодовая подписка по индексу: 42215
Годовая подписка по индексу: 71767

Так же можно оформить подписку через ИНТЕРНЕТ- КАТАЛОГ
«ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2021/1
индексы те же.

Группа компаний «Урал-пресс»
ural-press.ru
Подписное агентство "Прессинформ"
ООО "Прессинформ"

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27


Мириам Гамбурд - Гаргулья


Мириам Гамбурд - известный израильский скульптор и рисовальщик, эссеист, доцент Академии искусств Бецалель в Иерусалиме, автор первого в истории книгопечатания альбома иллюстраций к эротическим отрывкам из Талмуда "Грех прекрасен содержанием. Любовь и "мерзость" в Талмуде Мидрашах и других священных еврейских книгах".
"Гаргулья" - собрание прозы художника, чей глаз точен, образы ярки, композиция крепка, суждения неожиданны и парадоксальны. Книга обладает всеми качествами, привлекающими непраздного читателя.
Цена: 400 руб.

Калле Каспер - Ночь - мой божественный анклав


Калле Каспер (род. в 1952 г.) — эстонский поэт, прозаик, драматург, автор пяти стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. В переводе на русский язык вышла книга стихов «Песни Орфея» (СПб., 2017).
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) — русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.

Евгений Каинский - Порядок вещей


Евгений Каминский — автор почти двадцати прозаических произведений, в том числе рассказов «Гитара и Саксофон», «Тихий», повестей «Нюшина тыща», «Простая вещь», «Неподъемная тяжесть жизни», «Чужая игра», романов «Раба огня», «Князь Долгоруков» (премия им. Н. В. Гоголя), «Легче крыла мухи», «Свобода». В каждом своем очередном произведении Каминский открывает читателю новую грань своего таланта, подчас поражая его неожиданной силой слова и глубиной образа.
Цена: 200 руб.
Алексей Пурин - Незначащие речи


Алексей Арнольдович Пурин (1955, Ленинград) — поэт, эссеист, переводчик. С 1989 г. заведует отделом поэзии, а с 2002 г. также и отделом критики петербургского журнала «Звезда». В 1995–2009 гг. соредактор литературного альманаха «Urbi» (Нижний Новгород — Прага — С.-Петербург; вышли в свет шестьдесят два выпуска). Автор двух десятков стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат премий «Северная Пальмира» (1996, 2002), «Честь и свобода» (1999), журналов «Новый мир» (2014) и «Нева» (2014). Участник 32-го ежегодного Международного поэтического фестиваля в Роттердаме (2001) и др. форумов. Произведения печатались в переводах на английский, голландский, итальянский, литовский, немецкий, польский, румынский, украинский, французский и чешский, в т. ч. в представительных антологиях.
В книге впервые публикуются ранние стихотворения автора.
Цена: 130 руб.
Моя жизнь - театр. Воспоминания о Николае Евреинове


Эта книга посвящена одному из творцов «серебряного века», авангардному преобразователю отечественной сцены, режиссеру, драматургу, теоретику и историку театра Николаю Николаевичу Евреинову (1879-1953). Она написана его братом, доктором технических наук, профессором Владимиром Николаевичем Евреиновым (1880-1962), известным ученым в области гидравлики и гидротехники. После смерти брата в Париже он принялся за его жизнеописание, над которым работал практически до своей кончины. Воспоминания посвящены доэмигрантскому периоду жизни Николая Евреинова, навсегда покинувшего Россию в 1925 году. До этого времени общение братьев было постоянным и часто происходило именно у Владимира, так как он из всех четверых братьев и сестер Евреиновых оставался жить с матерью, и его дом являлся притягательным центром близким к семье людей, в том числе друзей Николая Николаевича - Ю. Анненкова, Д. Бурлюка, В.Каменского, Н. Кульбина, В. Корчагиной-Алексан-дровской, Л. Андреева, М. Бабенчикова и многих других. В семье Евреиновых бережно сохранились документы, фотографии, письма того времени. Они нашли органичное место в качестве иллюстраций, украшающих настоящую книгу. Все они взяты из домашнего архива Евреиновых-Никитиных в С.-Петербурге. Большая их часть публикуется впервые.
Цена: 2000 руб.


Калле Каспер - Песни Орфея


Калле Каспер (род. в 1952 г.) – эстонский поэт, прозаик, драматург, автор шести стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. «Песни Орфея» (2017) посвящены памяти жены поэта, писательницы Гоар Маркосян-Каспер.
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) – русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.


Пасынки поздней империи


Книга Леонида Штакельберга «Пасынки поздней империи» состоит из одной большой повести под таким же названием и нескольких документальных в основе рассказов-очерков «Призывный гул стадиона», «Камчатка», «Че», «Отец». Проза Штакельберга столь же своеобразна, сколь своеобразным и незабываемым был сам автор, замечательный рассказчик. Повесть «пасынки поздней империи» рассказывает о трудной работе ленинградских шоферов такси, о их пассажирах, о городе, увиденном из окна машины.
«Призывный гул стадиона» - рассказ-очерк-воспоминание о ленинградских спортсменах, с которыми Штакельбергу довелось встречаться. Очерк «Отец» - подробный и любовный рассказ об отце, научном сотруднике Института имени Лесгафта, получившем смертельное ранение на Ленинградском фронте.
Цена: 350 руб.

Власть слова и слово власти


Круглый стол «Власть слова и слово власти» посвящен одному из самых драматических социокультурных событий послевоенного времени – Постановлению Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» 1946 г.
Цена: 100 руб.



Елена Кумпан «Ближний подступ к легенде»


Книга Елены Андреевны Кумпан (1938-2013) рассказывает об уходящей культуре 1950 – 1960-х годов. Автор – геолог, поэт, экскурсовод – была дружна со многими выдающимися людьми той бурной эпохи. Герои ее воспоминаний – поэты и писатели Андрей Битов, Иосиф Бродский, Александр Городницкий, Рид Грачев, Александр Кушнер, Глеб Семенов, замечательные ученые, литераторы, переводчики: Л.Я. Гтнзбург, Э.Л. Линецкая, Т.Ю. Хмельницкая, О.Г. Савич, Е.Г. Эткинд, Н.Я. Берковский, Д.Е. Максимов, Ю.М. Лотман и многие другие
Книга написана увлекательно и содержит большой документальный материал, воссоздающий многообразную и сложную картину столь важной, но во многом забытой эпохи. Издание дополнено стихами из единственного поэтического сборника Елены Кумпан «Горсти» (1968).
Цена: 350 руб.


Елена Шевалдышева «Мы давно поменялись ролями»


Книга тематически разнообразна: истории из пионервожатской жизни автора, повесть об отце, расследование жизни и судьбы лейтенанта Шмидта, события финской войны, история поисков и открытий времен Великой Отечественной войны.
Цена: 250 руб.


Нелла Камышинская «Кто вас любил»


В сборнике представлены рассказы, написанные в 1970-1990-ж годах. То чему они посвящены, не утратило своей актуальности, хотя в чем-то они, безусловно, являются замечательным свидетельством настроений того времени.
Нелла Камышинская родилась в Одессе, жила в Киеве и Ленинграде, в настоящее время живет в Германии.
Цена: 250 руб.


Александр Кушнер «Избранные стихи»


В 1962 году, более полувека назад, вышла в свет первая книга стихов Александра Кушнера. С тех пор им написано еще восемнадцать книг - и составить «избранное» из них – непростая задача, приходится жертвовать многим ради того, что автору кажется сегодня лучшим. Читатель найдет в этом избранном немало знакомых ему стихов 1960-1990-х годов, сможет прочесть и оценить то, что было написано уже в новом XXI веке.
Александра Кушнера привлекает не поверхностная, формальная, а скрытая в глубине текста новизна. В одном из стихотворений он пишет, что надеется получить поэтическую премию из рук самого Аполлона: «За то, что ракурс свой я в этот мир принес / И непохожие ни на кого мотивы…»
И действительно, читая Кушнера, поражаешься разнообразию тем, мотивов, лирических сюжетов – и в то же время в каждом стихотворении безошибочно узнается его голос, который не спутать ни с чьим другим. Наверное, это свойство, присущее лишь подлинному поэту, и привлекает к его стихам широкое читательское внимание и любовь знатоков.
Цена: 400 руб.


Л. С. Разумовский - Нас время учило...


Аннотация - "Нас время учило..." - сборник документальной автобиографической прозы петербургского скульптора и фронтовика Льва Самсоновича Разумовского. В сборник вошли две документальные повести "Дети блокады" (воспоминания автора о семье и первой блокадной зиме и рассказы о блокаде и эвакуации педагогов и воспитанников детского дома 55/61) и "Нас время учило..." (фронтовые воспоминания автора 1943-1944 гг.), а также избранные письма из семейного архива и иллюстрации.
Цена: 400 руб.


Алексей Пурин. Почтовый голубь


Алексей Арнольдович Пурин (род. в 1955 г. в Ленинграде) — поэт, эссеист, переводчик. Автор пятнадцати (включая переиздания) стихотворных сборников и трех книг эссеистики. Переводит немецких и голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой ) поэтов, опубликовал пять книг переводов. Лауреат Санкт-Петербургской литературной премии «Северная Пальмира» (1996, 2002) и др.
В настоящем издании представлены лучшие стихи автора за четыре десятилетия литературной работы, включая новую, седьмую, книгу «Почтовый голубь» и полный перевод «Сонетов к Орфею» Р.-М. Рильке.
Цена: 350 руб.


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru