Борис Парамонов

 

* * *

Взалкавшие земли в земле обрящут волю,

им плотницкий аршин равно отмерит долю.

В соединении покоя и погоста

ни нужды, ни беды, ни жажды, ни прироста.

 

Освобожденный раб непомнящим Иваном

спешит в Испанию отдать надел крестьянам.

Но там его не ждут, молчат чужие дали,

и обживает гроб король в Эскуриале.

 

Причуда дальних стран, но и у нас, поверьте,

лукавые рабы пожить готовы в смерти.

Покоится земля, не взращивает хлеба

и вольная лежит одна, одна до неба.

 

НА ОБРЕТЕНИЕ ДЖЕЙСИ ДЮГАРД

Джейси Дюгард, похищенная в 11-летнем возрасте сексуальным маньяком, прожила с ним 18 лет, родила двоих детей, не сделав ни одной попытки убежать, и была обнаружена случайно.

 

Кто бы, когда и где б —

чтоб не в книге судеб,

а по статье улик?

Божью печать — лик.

 

Розыск в пределе — уг-

роза. Кому грозить?

Ветру — вернуть на круг?

Мороси — моросить?

 

Это было всегда

и пребудет везде:

дни и года — вода,

рыба живет в воде.

 

Даже на сковороде

в окружении масл —

кто пожалел? где?

Разве Бертран Рассл.

 

В кроличий лаз лезь,

чистый топчи арт.

Долорес кличут Гейз,

Джейси тычут Дюгард.

 

Главная вещь — нора,

чтобы и вверх и вниз, —

то, что звалось вчера

зазеркальем Алис.

 

А посмотреть вдаль —

и откроется вид:

расцветет календарь

выводками Лолит.

 

Нет в жизни разлук

и незаживших ран.

Роза есть роза есть лук,

то есть сорняк, бурьян.

 

Не приручай дичь,

а на лету рань.

Голос звенит птич,

на вороту брань.

 

Лотос с лотка жуя,

опиум-пиво пья,

человек — не судья,

человек — не судья.

 

И не судья дитя

это пройдет шутя

это не рассмотреть

это как жизнь и смерть.

 

НА ЖЕНИТЬБУ ДРУГА

Как и ведется на Неве —

всплакнула плакса.

Но ты уселся не на льве,

а возле загса.

Луна узрит на площади

все те же лица,

и если лошадь пощадит,

то скинет львица.

А если слухи про аборт

не подтвердятся,

то, значит, яблоки апорт

в раю плодятся.

 

Итак, империей текут

большие воды

и наполняется закут

душком свободы.

И голубь раздувает зоб —

гульливый, ражий, —

и ты из камеры шизо

спешишь к Параше.

 

Прости, незлобивый поэт,

сии намеки,

но рыба знает свой завет —

икру, молоки.

Утечку дал подземный Стикс,

подпольный статус,

и ты послал на букву икс

шеренги статуй.

И в регионе, где мальки

с песком в комплоте,

ты лепишь зыбкие комки

неточной плоти.

 

Река течет взахлеб, взасос.

Промок твой гений

от сучьих пор, от старых слез,

от наводнений.

Однако в сырость не с руки

забыть про речку:

ты собираешь топляки

и топишь печку.

Блеснет заутро некий луч,

но не задаром

душа, подобие онуч,

восходит паром.

 

Относят в жакт свои дары

каган и сирин,

они выходят из игры,

чей дух надмирен.

Висит на розовом гвозде

салоп жилички,

и согреваются в гнезде

твои яички.

 

Вот так кончается ампир —

гранитный, жесткий.

Выходит гений в Божий мир

и трет по шерстке.

Там, где ярился зимний сад

льдяным кристаллом,

ополз решетчатый фасад

сугробом талым.

И пусть зовет чугунный враг:

— Вдогон! По коням!

Но если есть на свете брак —

он беззаконен.

 

* * *

Переулок Ковенский — в Питере Литва.

Даты и окраины — палая листва.

 

Буреломом, плесенью, память, зарастай —

осенью и весенью будто Зарасай.

 

Круглый год, тем пачее летом и зимой,

полновесной сдачею переулок мой.

 

Серые булыжники старой мостовой,

как монахи-книжники с лысой головой.

 

И пронзает облако, строен и остер,

римско-католический полонез-костел

 

(тот, к кзендзу которого в пору давних пор

приводил Набокова польский гувернер).

 

Ну, кривая, вывези — на углу гараж,

где сорвался с привязи Виктор Шкловский наш

 

и, метлы-метелицы услыхавши зов,

по февральской улице гнал без тормозов.

 

А в приезд де Голлиев (был однажды фарт)

укатали головы, накатав асфальт.

 

Впрочем — тот же Ковенский, от таких же Ковн,

меж Надежд и Знаменья и под знаком Овн.

 

Что мне эти Лютеры — голосую за

крученого, битого, бритого ксендза.

 

Мать моя пророчица, о чем говорим!

Все на свете кончится — останется Рим.

 

* * *

Как слово смоль не ровно слову чернь,

                        так белым был старинный Смольный,

и от соборовых заутрень и вечернь

                        народ тащился богомольный.

 

Как Ольге Ваксель, не попавшей в масть —

                        хотя смолянка без вопроса, —

хоть замуж выйти (выпасть, пасть, пропасть)

                        за скандинава-альбиноса.

 

А все-то дело — двадцать пятый год!

                        Катайся криво или прямо

и собирайся на худой исход

                        за Осипа за Мандельштама.

 

Ведь все равно, кому какой конец,

                        который всюду одинаков, —

ему волчцы или тебе венец

                        из сорняков и прочих злаков.

 

Зане бесправен раб, куда бы ни бежал —

                        хотя б в Стокгольм, хотя б в Воронеж, —

а белый керосин, а Нобелевский зал,

                        и догоняя, не догонишь.

 

Простая песенка достанет ли до рта

                        о каменных, о глиняных обидах,

крутая лесенка, святая простота

                        о скандинавских суицидах.

 

НА СМЕРТЬ БАХЧАНЯНА

Центральный парк с прудовым уголком,

где принято обдумывать утей,

где наш земляк, подбитый ветерком,

ловил плотву в ушицу без затей.

 

О, рыбьи пляски! О, дежурный суп!

Чего не извлечешь на самодур,

на самостой, на стоп, на самосуд

среди смертей и сходных процедур.

 

Идет пора свести приход-расход,

и суп, как пруд, к зиме заледенел.

А в небесах готовится отлет

для лучших дней, для лучших лет и тел.

 

В Центральном парке лавр замел следы,

остался кипарис и в рифму мирт,

и нет уже ни рыбы, ни воды,

а только лед, а только смертный спирт.

 

Прославим же веселие утят,

которые не сеют, а клюют,

и здесь присядут, и туда летят,

и в заморозки ведают уют.

 

XIX Санкт-Петербургский книжный салон на Дворцовой площади.

16 - 19 мая 2024 года.

С 11:00 до 20:00 ждем жителей и гостей нашего города на нашем стенде

Павильон В - место 31

Анастасия Скорикова

Цикл стихотворений (№ 6)

ЗА ЛУЧШИЙ ДЕБЮТ В "ЗВЕЗДЕ"

Павел Суслов

Деревянная ворона. Роман (№ 9—10)

ПРЕМИЯ ИМЕНИ
ГЕННАДИЯ ФЕДОРОВИЧА КОМАРОВА

Владимир Дроздов

Цикл стихотворений (№ 3),

книга избранных стихов «Рукописи» (СПб., 2023)

Подписка на журнал «Звезда» оформляется на территории РФ
по каталогам:

«Подписное агентство ПОЧТА РОССИИ»,
Полугодовой индекс — ПП686
«Объединенный каталог ПРЕССА РОССИИ. Подписка–2024»
Полугодовой индекс — 42215
ИНТЕРНЕТ-каталог «ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2024/1
Полугодовой индекс — Э42215
«ГАЗЕТЫ И ЖУРНАЛЫ» группы компаний «Урал-Пресс»
Полугодовой индекс — 70327
ПРЕССИНФОРМ» Периодические издания в Санкт-Петербурге
Полугодовой индекс — 70327
Для всех каталогов подписной индекс на год — 71767

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27

Владимир Дроздов - Рукописи. Избранное
Владимир Георгиевич Дроздов (род. в 1940 г.) – поэт, автор книг «Листва календаря» (Л., 1978), «День земного бытия» (Л., 1989), «Стихотворения» (СПб., 1995), «Обратная перспектива» (СПб., 2000) и «Варианты» (СПб., 2015). Лауреат премии «Северная Пальмира» (1995).
Цена: 200 руб.
Сергей Вольф - Некоторые основания для горя
Это третий поэтический сборник Сергея Вольфа – одного из лучших санкт-петербургских поэтов конца ХХ – начала XXI века. Основной корпус сборника, в который вошли стихи последних лет и избранные стихи из «Розовощекого павлина» подготовлен самим поэтом. Вторая часть, составленная по заметкам автора, - это в основном ранние стихи и экспромты, или, как называл их сам поэт, «трепливые стихи», но они придают творчеству Сергея Вольфа дополнительную окраску и подчеркивают трагизм его более поздних стихов. Предисловие Андрея Арьева.
Цена: 350 руб.
Ася Векслер - Что-нибудь на память
В восьмой книге Аси Векслер стихам и маленьким поэмам сопутствуют миниатюры к «Свитку Эстер» - у них один и тот же автор и общее время появления на свет: 2013-2022 годы.
Цена: 300 руб.
Вячеслав Вербин - Стихи
Вячеслав Вербин (Вячеслав Михайлович Дреер) – драматург, поэт, сценарист. Окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии по специальности «театроведение». Работал заведующим литературной частью Ленинградского Малого театра оперы и балета, Ленинградской областной филармонии, заведующим редакционно-издательским отделом Ленинградского областного управления культуры, преподавал в Ленинградском государственном институте культуры и Музыкальном училище при Ленинградской государственной консерватории. Автор многочисленных пьес, кино-и телесценариев, либретто для опер и оперетт, произведений для детей, песен для театральных постановок и кинофильмов.
Цена: 500 руб.
Калле Каспер  - Да, я люблю, но не людей
В издательстве журнала «Звезда» вышел третий сборник стихов эстонского поэта Калле Каспера «Да, я люблю, но не людей» в переводе Алексея Пурина. Ранее в нашем издательстве выходили книги Каспера «Песни Орфея» (2018) и «Ночь – мой божественный анклав» (2019). Сотрудничество двух авторов из недружественных стран показывает, что поэзия хоть и не начинает, но всегда выигрывает у политики.
Цена: 150 руб.
Лев Друскин  - У неба на виду
Жизнь и творчество Льва Друскина (1921-1990), одного из наиболее значительных поэтов второй половины ХХ века, неразрывно связанные с его родным городом, стали органически необходимым звеном между поэтами Серебряного века и новым поколением питерских поэтов шестидесятых годов. Унаследовав от Маршака (своего первого учителя) и дружившей с ним Анны Андреевны Ахматовой привязанность к традиционной силлабо-тонической русской поэзии, он, по существу, является предтечей ленинградской школы поэтов, с которой связаны имена Иосифа Бродского, Александра Кушнера и Виктора Сосноры.
Цена: 250 руб.
Арсений Березин - Старый барабанщик
А.Б. Березин – физик, сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе в 1952-1987 гг., занимался исследованиями в области физики плазмы по программе управляемого термоядерного синтеза. Занимал пост ученого секретаря Комиссии ФТИ по международным научным связям. Был представителем Союза советских физиков в Европейском физическом обществе, инициатором проведения конференции «Ядерная зима». В 1989-1991 гг. работал в Стэнфордском университете по проблеме конверсии военных технологий в гражданские.
Автор сборников рассказов «Пики-козыри (2007) и «Самоорганизация материи (2011), опубликованных издательством «Пушкинский фонд».
Цена: 250 руб.
Игорь Кузьмичев - Те, кого знал. Ленинградские силуэты
Литературный критик Игорь Сергеевич Кузьмичев – автор десятка книг, в их числе: «Писатель Арсеньев. Личность и книги», «Мечтатели и странники. Литературные портреты», «А.А. Ухтомский и В.А. Платонова. Эпистолярная хроника», «Жизнь Юрия Казакова. Документальное повествование». br> В новый сборник Игоря Кузьмичева включены статьи о ленинградских авторах, заявивших о себе во второй половине ХХ века, с которыми Игорь Кузьмичев сотрудничал и был хорошо знаком: об Олеге Базунове, Викторе Конецком, Андрее Битове, Викторе Голявкине, Александре Володине, Вадиме Шефнере, Александре Кушнере и Александре Панченко.
Цена: 300 руб.
На сайте «Издательство "Пушкинского фонда"»


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru

Почта России