Алексей  Машевский

ЭЛЛАДА

1

Крым узнавая, каким его в детстве

Видел — отроги крутых берегов, —

Думал о всеевропейском наследстве

Здесь домовавших, ушедших богов.

 

Видишь ли, чудо, что все это было.

Маки — сквозь трещины мраморных плит.

Но и доныне зола не остыла

Ваших костров погребальных, Пелид.

 

Мужество только, что делать с любовью

Знает. Давно все ушли корабли.

Что же тоски этой, впитанной кровью,

Глупые, мы позабыть не смогли?

 

И на погасшее солнце Эллады

Глядя, не видим привычных светил

И полустертому имени рады,

Словно нас умерший брат посетил.

 

 

2

 

Как будто все живые — живы,

А это — просто время сна.

Из рощ, где стелются оливы,

Бежит нарвать цветов Весна.

 

Опять то желтых, то багряных

Земля раскинула ковры.

И воздухом апрельским пьяных

Птиц музыкальные пиры!

 

Жива природа, целы блоки

Твои, Микенская стена.

И чей-то голос одинокий

Перечисляет имена

 

Героев, что когда-то плыли

За тем, чего на свете нет,

И умирали, и любили,

И звезды им смотрели вслед.

 

Прощай, нам не сулили встречу

Те — в непроглядной вышине.

И тень, которую замечу,

Пройдет, не зная обо мне.

 

Но чувствую, касаясь стертых

Плит, пряным воздухом дыша,

На крыльях ветра распростертых

Летит родная мне душа.

 

 

3

В Дельфах, которые небом накрыты,

Словно пронизанным светом стеклом,

Только развалины, мертвые плиты,

Только — обломок, обломок, пролом.

 

Вот она — дикая прелесть безлюдья,

Вот куда Богу вернуться пора,

Вот где остаться бы надо, не будь я

Тем же сегодня, который вчера…

 

Да… А над всем в тишине кипарисы,

Темные братья упавших колонн,

Тени от скал нависающих сизы,

День погружен в нескончаемый сон.

 

Если молиться, то только такому

Богу: над мрамором рухнувших плит

Вечно тоскует с тобой по другому

И ничего, ничего не сулит.

 

4

Затем, что их богам нет дела

До наших страхов и соплей,

Что глыбою окаменела

Судьба, — не надо, не жалей

 

Оставивших надгробья эти

Прекрасных юношей и дев.

Они ушли во мглу столетий,

Свои черты запечатлев.

 

А боги жребий вынимают

В недостижимой высоте,

И жалких слез не понимают,

И радости у них не те.

 

И, если хочешь быть причастным

К тем, кто ступил на этот путь,

Стань беспощадным, стань прекрасным

И думать о себе забудь!

 

 

5

                                    Ай-ай-ай-ай-ай-ай...

                                Еврипид, «Медея»

 

Здесь безумная детоубийца выла,

Ипполит от женского взора ник,

Здесь история, словно скала, застыла

И по мраморным плитам блуждает блик.

 

Мхом трагические поросли ступени,

Чуть поодаль шум городского дня.

Я взываю к вам, милые сердцу тени,

Не надеясь, что слышите вы меня.

 

Мир оглох. И боги на игры наши

Насмотрелись. Театр Диониса пуст.

Только мак, пробиваясь из щели, краше,

Тише шепот строки твердящих уст.

 

Лишь с самим собою, самим собою

В тишине звенящей, наедине,

Я еще встречаюсь подчас с судьбою,

Только кто же, кто же поверит мне?!

 

 

6

В любом музее — Антиноя

Найдешь знакомые черты.

Под пологом слепящим зноя

В зеленом Ниле канул ты.

 

И, унесен потоком водным

Из временного, наконец

Стал чистым, каменным, свободным,

Каким запечатлел резец.

 

Не надо, цезарь, слишком больно

В пустые волны слезы лить.

От нас ушедших добровольно —

Не задержать, не разлюбить.

 

Зато теперь, ища ответа

На этом мраморном челе,

Ты с ним пребудешь вечно где-то,

Там, где-то… но не на Земле.

 

 

 


7

Зачем, Пигмалион, ты просишь изваянье,

Прекрасное и так, очнуться ото сна?

Не кожи белизна, — а мрамора сиянье,

Не молодости миг, — а вечная весна.

 

Ты хочешь, чтоб твое создание дышало

И, разум обретя, с признательностью хоть

Смотрело на тебя. Дерзай! Но помни — жало

Нацелено уже в стареющую плоть.

 

И знай, когда, вложив всю душу, неумело

Ты оживишь ее, то лучше отпусти:

Во тьме само собой блуждающее тело…

И что же делать с ним? — НеÍжели пасти!?

 

 

8

Камень скорби — агиластос петра.

Здесь — от тщетных поисков своих

Дочери — изнемогла Деметра.

Сядем — места хватит для двоих.

 

Мирно спят руины Элевсины,

Колоски перед провалом в ад,

Серых скал натруженные спины

Мирно спят.

 

Что ты ищешь в этом странном мире?

Посмотри: печальной Коры нет.

Только море зыблется все шире,

Только там — в полуденном эфире —Ярче свет.

 

Мы вообще-то тоже только тени,

Мы почти уснули наяву.

Мраморные белые ступени

Блещут сквозь проросшую траву.

 

Тихо как! Смотри, за Саламином

Моря, моря голубая даль…

Разве кто-то затворил пути нам?

Разве мне тебя не жаль?

 

И уже, забрав нас, не отпустит

Та разлука-дрема — через край?

Агиластос петра — камень грусти…

Ну, пора, пора — вставай!

 

 

9

Бронзовое совершенно тело,

Мощной длани взмах неудержим.

Нет ему до нас, по счастью, дела —

Потому что мы не убежим.

Чудо, доведенной до предела

Страсти и свободы быть чужим.

 

Се есть Бог — не человек, с которым

Мог бы о заветном, о своем

Ты судачить. Под смертельным взором

Гуманизма мы не узнаем.

Ах, лжецы с их ренессансным вздором,

С человеколюбием — внаем!

 

Неприютно в этом мире грозном:

Труден путь, непостижим закон.

Лишь дымок на воздухе морозном

Возле губ. И, как велел нам Он:

Все оставь, иди за бликом звездным

В мрак, объявший с четырех сторон.

 

 

10

Вычерпанный чашей Эпидавра

Голос мой теряется вдали…

Ветки олеандра, листья лавра.

Наконец-то! Вижу: мы пришли.

 

Ста рядов скалистые уступы,

Где-то бродит эхо по верхам.

Горы, сосны — все в составе труппы;

Разве боги не внимают нам?

 

Разве хора песня отзвучала,

Разве струны лиры порвались,

Разве снова девушкою стала

Филомела и не рвется ввысь?

 

Разве у искусства и природы

Больше нет и поводов для встреч?

Чем таким вы заняты, народы,

Что души не можете сберечь?

 

Мраморным теперь аттракционом

Служит престарелой Музы храм,

Наполняясь к ночи ветра стоном,

Голосами отзвучавших драм.

 

 

11

Уходили из Керамикоса

(Самолет наш — через три часа),

Доносился вслед из-под откоса

Шелест пиний… или — голоса?

 

Голоса, оставшихся такими,

Как на белых плитах видит глаз,

Спасены богами всеблагими,

Их богами, что ушли от нас.

 

Кажется, в воротах Дипилона

Все еще стоит гоплит с копьем.

Кануло ли в Лету время оно,

Если мы его осознаем?

 

И реальней всех бетонных клетей,

Толп людских в общественных местах

Профили сияющие эти,

Архилоха строчка на устах.

 

Уходили и прощались нежно,

Нежно, неизбежно — навсегда.

Вот бы так легко, почти небрежно,

И отсюда нам уйти, когда…

 

 

12

Вечны лишь мрамора плиты да красные маки,

Мы же с тобой — мимолетные дети невзгоды.

Где-то далёко-далёко, блуждая во мраке,

Встречи я ждал, мне обещанной, все эти годы.

 

Но, когда к месту добрался условленному изначально,

Только руины увидел, и ясно мне стало:

Мы разминулись на тысячелетья. Печально

Ветви олив набегающим ветром качало.

 

Только следы и дано нам застать в этом мире:

Надпись на стеле, немую фигуру в музее,

Где Аполлон все играет на каменной лире

И Ариадна грустит об уплывшем Тезее.

 

Наши тела — в пустоте, имена — позабыты,

Чтобы совпасть в этой бездне, быть каменным надо.

Только кровавые маки да белые плиты,

И так щемяще звучащее слово — Эллада.

 

Всем читателям!

Чтобы получить журнал с доставкой в любой адрес, надо оформить подписку в почтовом отделении по
«Объединенному каталогу ПРЕССА РОССИИ «Подписка – 2021»
Полугодовая подписка по индексу: 42215
Годовая подписка по индексу: 71767
Группа компаний «Урал-пресс»
ural-press.ru
Подписное агентство "Прессинформ"
ООО "Прессинформ"

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27



Жизнь и творчество Льва Друскина (1921-1990), одного из наиболее значительных поэтов второй половины ХХ века, неразрывно связанные с его родным городом, стали органически необходимым звеном между поэтами Серебряного века и новым поколением питерских поэтов шестидесятых годов. Унаследовав от Маршака (своего первого учителя) и дружившей с ним Анны Андреевны Ахматовой привязанность к традиционной силлабо-тонической русской поэзии, он, по существу, является предтечей ленинградской школы поэтов, с которой связаны имена Иосифа Бродского, Александра Кушнера и Виктора Сосноры.
Цена: 250 руб.




А.Б. Березин – физик, сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе в 1952-1987 гг., занимался исследованиями в области физики плазмы по программе управляемого термоядерного синтеза. Занимал пост ученого секретаря Комиссии ФТИ по международным научным связям. Был представителем Союза советских физиков в Европейском физическом обществе, инициатором проведения конференции «Ядерная зима». В 1989-1991 гг. работал в Стэнфордском университете по проблеме конверсии военных технологий в гражданские.
Автор сборников рассказов «Пики-козыри (2007) и «Самоорганизация материи (2011), опубликованных издательством «Пушкинский фонд».
Цена: 250 руб.



Литературный критик Игорь Сергеевич Кузьмичев – автор десятка книг, в их числе: «Писатель Арсеньев. Личность и книги», «Мечтатели и странники. Литературные портреты», «А.А. Ухтомский и В.А. Платонова. Эпистолярная хроника», «Жизнь Юрия Казакова. Документальное повествование». br> В новый сборник Игоря Кузьмичева включены статьи о ленинградских авторах, заявивших о себе во второй половине ХХ века, с которыми Игорь Кузьмичев сотрудничал и был хорошо знаком: об Олеге Базунове, Викторе Конецком, Андрее Битове, Викторе Голявкине, Александре Володине, Вадиме Шефнере, Александре Кушнере и Александре Панченко.
Цена: 300 руб.

Алексей Пурин - Незначащие речи


В книге впервые публикуются стихотворения Алексея Пурина 1976-1989 годов.
Алексей Арнольдович Пурин (1955, Ленинград) — поэт, эссеист, переводчик. С 1989 г. заведует отделом поэзии, а с 2002 г. также и отделом критики петербургского журнала «Звезда». В 1995–2009 гг. соредактор литературного альманаха «Urbi» (Нижний Новгород — Прага — С.-Петербург; вышли в свет шестьдесят два выпуска). Автор двух десятков стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат премий «Северная Пальмира» (1996, 2002), «Честь и свобода» (1999), журналов «Новый мир» (2014) и «Нева» (2014). Участник 32-го ежегодного Международного поэтического фестиваля в Роттердаме (2001) и др. форумов. Произведения печатались в переводах на английский, голландский, итальянский, литовский, немецкий, польский, румынский, украинский, французский и чешский, в т. ч. в представительных антологиях.
Цена: 130 руб.

Михаил Петров - Огонь небесный


Михаил Петрович Петров, доктор физико-математических наук, профессор, занимается исследованиями в области управляемого термоядерного синтеза, главный научный сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе. Лауреат двух Государственных премий СССР. В 1990 – 2000 работал приглашенным профессором в лабораториях по исследованию управляемого термоядерного синтеза в Мюнхене (ФРГ), Оксфорде (Великобритания) и Принстоне (США), Научный руководитель работ по участию ФТИ в создании Международного термоядерного реактора.
В книге «Огонь небесный» отражен незаурядный опыт не только крупного ученого, но и писателя, начинавшего литературный путь еще в начале шестидесятых. В нее вошли рассказы тех лет, воспоминания о научной работе в Англии и США, о дружбе с Иосифом Бродским, кинорежиссером Ильей Авербахом и другими незаурядными людьми ленинградской культуры.
Цена: 300 руб.

Мириам Гамбурд - Гаргулья


Мириам Гамбурд - известный израильский скульптор и рисовальщик, эссеист, доцент Академии искусств Бецалель в Иерусалиме, автор первого в истории книгопечатания альбома иллюстраций к эротическим отрывкам из Талмуда "Грех прекрасен содержанием. Любовь и "мерзость" в Талмуде Мидрашах и других священных еврейских книгах".
"Гаргулья" - собрание прозы художника, чей глаз точен, образы ярки, композиция крепка, суждения неожиданны и парадоксальны. Книга обладает всеми качествами, привлекающими непраздного читателя.
Цена: 400 руб.

Калле Каспер - Ночь - мой божественный анклав


Калле Каспер (род. в 1952 г.) — эстонский поэт, прозаик, драматург, автор пяти стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. В переводе на русский язык вышла книга стихов «Песни Орфея» (СПб., 2017).
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) — русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.

Алексей Пурин - Незначащие речи


Алексей Арнольдович Пурин (1955, Ленинград) — поэт, эссеист, переводчик. С 1989 г. заведует отделом поэзии, а с 2002 г. также и отделом критики петербургского журнала «Звезда». В 1995–2009 гг. соредактор литературного альманаха «Urbi» (Нижний Новгород — Прага — С.-Петербург; вышли в свет шестьдесят два выпуска). Автор двух десятков стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат премий «Северная Пальмира» (1996, 2002), «Честь и свобода» (1999), журналов «Новый мир» (2014) и «Нева» (2014). Участник 32-го ежегодного Международного поэтического фестиваля в Роттердаме (2001) и др. форумов. Произведения печатались в переводах на английский, голландский, итальянский, литовский, немецкий, польский, румынский, украинский, французский и чешский, в т. ч. в представительных антологиях.
В книге впервые публикуются ранние стихотворения автора.
Цена: 130 руб.
Моя жизнь - театр. Воспоминания о Николае Евреинове


Эта книга посвящена одному из творцов «серебряного века», авангардному преобразователю отечественной сцены, режиссеру, драматургу, теоретику и историку театра Николаю Николаевичу Евреинову (1879-1953). Она написана его братом, доктором технических наук, профессором Владимиром Николаевичем Евреиновым (1880-1962), известным ученым в области гидравлики и гидротехники. После смерти брата в Париже он принялся за его жизнеописание, над которым работал практически до своей кончины. Воспоминания посвящены доэмигрантскому периоду жизни Николая Евреинова, навсегда покинувшего Россию в 1925 году. До этого времени общение братьев было постоянным и часто происходило именно у Владимира, так как он из всех четверых братьев и сестер Евреиновых оставался жить с матерью, и его дом являлся притягательным центром близким к семье людей, в том числе друзей Николая Николаевича - Ю. Анненкова, Д. Бурлюка, В.Каменского, Н. Кульбина, В. Корчагиной-Алексан-дровской, Л. Андреева, М. Бабенчикова и многих других. В семье Евреиновых бережно сохранились документы, фотографии, письма того времени. Они нашли органичное место в качестве иллюстраций, украшающих настоящую книгу. Все они взяты из домашнего архива Евреиновых-Никитиных в С.-Петербурге. Большая их часть публикуется впервые.
Цена: 2000 руб.

Пасынки поздней империи


Книга Леонида Штакельберга «Пасынки поздней империи» состоит из одной большой повести под таким же названием и нескольких документальных в основе рассказов-очерков «Призывный гул стадиона», «Камчатка», «Че», «Отец». Проза Штакельберга столь же своеобразна, сколь своеобразным и незабываемым был сам автор, замечательный рассказчик. Повесть «пасынки поздней империи» рассказывает о трудной работе ленинградских шоферов такси, о их пассажирах, о городе, увиденном из окна машины.
«Призывный гул стадиона» - рассказ-очерк-воспоминание о ленинградских спортсменах, с которыми Штакельбергу довелось встречаться. Очерк «Отец» - подробный и любовный рассказ об отце, научном сотруднике Института имени Лесгафта, получившем смертельное ранение на Ленинградском фронте.
Цена: 350 руб.

Власть слова и слово власти


Круглый стол «Власть слова и слово власти» посвящен одному из самых драматических социокультурных событий послевоенного времени – Постановлению Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» 1946 г.
Цена: 100 руб.



Елена Кумпан «Ближний подступ к легенде»


Книга Елены Андреевны Кумпан (1938-2013) рассказывает об уходящей культуре 1950 – 1960-х годов. Автор – геолог, поэт, экскурсовод – была дружна со многими выдающимися людьми той бурной эпохи. Герои ее воспоминаний – поэты и писатели Андрей Битов, Иосиф Бродский, Александр Городницкий, Рид Грачев, Александр Кушнер, Глеб Семенов, замечательные ученые, литераторы, переводчики: Л.Я. Гтнзбург, Э.Л. Линецкая, Т.Ю. Хмельницкая, О.Г. Савич, Е.Г. Эткинд, Н.Я. Берковский, Д.Е. Максимов, Ю.М. Лотман и многие другие
Книга написана увлекательно и содержит большой документальный материал, воссоздающий многообразную и сложную картину столь важной, но во многом забытой эпохи. Издание дополнено стихами из единственного поэтического сборника Елены Кумпан «Горсти» (1968).
Цена: 350 руб.


Елена Шевалдышева «Мы давно поменялись ролями»


Книга тематически разнообразна: истории из пионервожатской жизни автора, повесть об отце, расследование жизни и судьбы лейтенанта Шмидта, события финской войны, история поисков и открытий времен Великой Отечественной войны.
Цена: 250 руб.


Нелла Камышинская «Кто вас любил»


В сборнике представлены рассказы, написанные в 1970-1990-ж годах. То чему они посвящены, не утратило своей актуальности, хотя в чем-то они, безусловно, являются замечательным свидетельством настроений того времени.
Нелла Камышинская родилась в Одессе, жила в Киеве и Ленинграде, в настоящее время живет в Германии.
Цена: 250 руб.


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru