ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

О текстологии и свойствах памяти

«Записки архивиста» Л. И. Кузьминой (СПб.: «Росток», 2008). Из пятнадцати заметок некоторые посвящены писателям, мне хорошо знакомым. С Ольгой Берггольц встречался, когда писал книгу «Голос Ленин­града» (о Ленинградском радио в годы войны). С Федором Абрамовым дружил многие годы, писал воспоми­нания о нем, готовил вместе с его вдовой сборник воспоминаний об этом писателе… Так что надеялся на добрую встречу с книгой филолога, коллеги. Увы, в записках оказались нарушены элементарные правила цитирования.

В заметке о Берггольц вспоминается 1957 г., когда многие свои стихи поэтесса тщательно оберегала от чужого взгляда. Эти свидетельства драгоценны, однако наш архивист печатает стихотворение 1939 г. «Нет, не из книжек наших…», совершенно не учитывая существующие публикации: в «Огоньке» (1987, № 27), в книгах самой Берггольц, в антологии Е. Евтушенко «Строфы века» (1997). Приведу текст Берггольц и «вариант» Л. И. Кузьминой, по «давней памя­ти». Выделено курсивом отсутствующее в «Записках...», а в скобках отмечено своеволие публикатора:

 

...И я не могу иначе…

Лютер

Нет, не из книжек наших скудных (нудных!),

Подобья нищенской сумы,

Узнаете о том, как трудно,

Как невозможно жили мы.

 

Как мы любили горько (дерзко), грубо,

Как обманулись мы любя,

Как на допросах, стиснув зубы,

Мы отрекались от себя.

 

(И в темноте бездонных камер)

Как в духоте бессонных камер

И дни и ночи напролет

Без слез, (кровавыми) разбитыми губами

(Шептали) Твердили: (Родина, народ…) «Родина», «Народ».

 

И находили оправданья (оправданье)

Жестокой матери своей,

На бесполезное страданье

Пославшей лучших сыновей.

 

О, дни позора и печали!

О, неужели даже мы

Тоски людской не исчерпали

В открытых копях Колымы!

 

А те, (кто выжили) что вырвались случайно,

(Обречены) Осуждены еще страшней.

На (осторожное) малодушное молчанье,

На недоверие друзей.

И молча, только тайно плача,

Зачем-то жили мы опять,

Затем, что не могли иначе

Ни жить, ни плакать, ни дышать.

 

И ежедневно, ежечасно,

Трудясь, страшилися тюрьмы,

Но не было людей бесстрашней

И горделивее, чем мы!

 

Автор «Записок...» указывает, что забыл «последнюю строфу». На самом деле «забыты» — три.

Возвращаясь к заметке об Ольге Берггольц («Ах Ольга, Ольга, Ольга, Олька...»), не могу понять, что происходит. В 1965-м мы, работники из­дательства «Советский писатель», радовались: после больших сложностей вышла все-таки новая книга стихов Берггольц «Узел». Перед тем во внутренней рецензии литературоведа В. Орлова (она недавно опубликована И. Кузьмичевым) были предложения «спасения ради» перестроить книгу, снизить ее «антикультовый» пафос, включив в текст и другие сти­хи. Издатели отстояли волю автора, хотя «оттепель» была на излете. В «Узел» вошли стихи тюремные и послетюремные, лирический дневник (1937—1964) — то, что читала она своим друзьям, в том числе бывшим зекам (кри­тику А. Горелову, его жене), те, что зна­ла Ахматова. И вот я читаю у Л. Кузьминой из цикла «Родина»: «Переступив порог высокий (другое прочтение — «Перешагнув порог высокий»), а затем убийственную фразу: «Не знаю, есть ли где-либо напеча­танными эти стихотворения. Я не видела...» То есть как? Не видела, не знает о знаменитой книге «Узел», прижизненных двухтомнике (1967) и трех­томнике (1972—1973)?! На них, в частности, опирались М. Берггольц и А. Пав­ловский, выпуская том в «Библиотеке поэта» (1983). А уже в бесцензурную пору вышло Собрание сочинений в трех томах (1988—1990). Не думал я, что архивные ра­ботники, кажется кандидаты наук, выступают в роли «собирателей», не по­дозревая, что и где печаталось! Или с автором «Записок архивиста» мы жили в разное время? Может быть, эти «Записки...» — «свободное сочинение», слишком сво­бодное?! От таких явлений, какими были в годы «оттепели» и «Дневные звез­ды» и великая книга «Узел».

У меня нет сомнений: архивист Л. Кузьмина высоко ценит поэзию Берг­гольц. Но почему же так неубедительно даны тексты, не названы имена ав­торов книг, ей посвященных (Н. Банк, Д. Хренкова, О. Оконевской — и, что особенно странно, сотрудника Пушкинского Дома А. Павловского, помимо «очерка творчества» написавшего блистательное эссе «Голос», рассказ блокадного подростка о своем восприятии радиовыступлений Ольги Федоров­ны зимой 1942 года)? Я ни в коей мере не пытаюсь «рецензировать» «Запис­ки архивиста», хочу лишь понять, почему их автор не захотел выйти за рамки своих запоздалых споров с уже покойной сестрой О. Берггольц — Ма­рией Федоровной? Она была человеком сложным, но бесконечно преданным делу и памяти поэта. Она требовала сохранения авторских прав, чем досаждала публикаторам. Но стоит ли называть ее «непреоборимой сестрой» даже после ее смерти? Мы помним стихот­ворение «Машенька, сестра моя, москвичка...» (1941), знаем, что Мария Фе­доровна в январе 1942-го пробилась в блокадный город через Ладогу!

Поразительней всего, что автор «Записок...» как-то «пропустила» книгу Берг­гольц «Встреча», презентацию которой провела в ноябре 2000 г. ее составитель М. Берггольц. Как же можно в 2008 г. сообщать, что в печати «не появились дневники» и «никто не знает, где эта важная страница жизни О. Ф. Берггольц». В книге «Встреча» были и неизвестные стихи, и трагические дневники 1939—1941-х. Многими они, как теперь говорят, «введены в научный оборот», в том числе публикация «Из дневников» («Звезда», 1990, № 5).

В «Записках» упоминаются похороны О. Берггольц. Я был на них. Слышал выступление Федора Абрамова в одной из малых гостиных Дома писателя. В этой речи (она напечатана!) писатель, в частности, говорил: «Нынешняя гражданская панихида, думаю, могла быть и не в этом зале. Она могла быть в самом центре Ленинграда — на Дворцовой площади, под сенью при­спущенных красных знамен и стягов, ибо Ольга Берггольц — великая дочь нашего города, первый поэт блокадного Ленинграда». Абрамов также ска­зал, что через нее прошли все беды своей эпохи.

Что же об этом говорится в «Записках архивиста»?

«Даже такое светлое дело, как завещание похоронить ее на Пискаревском кладбище, проигнорировали. Не все, правда. Равный ей по достоинству человек Ф. А. Абрамов считал, что она должна быть погребена (? — А. Р.) на Дворцовой площади, чтобы каждый петербуржец и гость города не прошел мимо, не по­клонившись этой могиле».

О Пискаревке верно, есть об этом даже тогдашние стихи Г. Горбовского. Но о самой речи Абрамова наш автор судит по давним воспоминаниям: ни о какой могиле на площади он и не думал и сказал все, что хотел. Мы же отправились в тот ноябрьский день на Литератор­ские мостки Волкова кладбища, а уже ближе к вечеру вернулись на помин­ки в Дом писателя...

Автор пишет о радости работы в Пушкинском Доме с 1949 г. в течение трид­цати лет, о самом этом учреждении, некоторых сотрудниках. Отмечает вскользь, что одно время между Пушкинским Домом и Союзом писателей были «неприязненные отношения» и это отразилось на формировании ряда архивов. Здесь, конечно, автор решил не касаться сложной репутации Пушкинского Дома в годы борьбы с «космополитами» и изгнания из института видных ученых. В ту пору стояли у кормила П. Выходцев, Л. Ершов и прочие члены всевозможных комиссий по проверке учреждений культуры. И продолжалось это не год, не два.­

Почти в каждой заметке автор пишет, что не претендует на анализ творчества писателя (В. Конецкого, В. Белова, М. Дудина), но упрямо не заме­чает, как менялась общественная атмосфера. Одно дело семидесятые, дру­гое — вторая половина восьмидесятых, перестройка. Как это не учиты­вать? Вот Михаил Дудин приходил в редакцию «Невы» и щедро «сорил» сти­хами. Иногда их собирала секретарь редакции А. Масловская. Случалось, она читала эти, казавшиеся чуть ли не скабрезными, стихи приятельнице по теле­фону. Как-то (9 марта 1978!) продиктовала по телефону. А в начале девяностых (1992) эти острые стихи Дудин издал отдельной книжкой — «Грешные рифмы», в новом варианте.­

Можно ли было ничего не сказать читателю «Записок…» о самом факте этого издания, «смело» их публикуя в 2008-м?

Меня же интересуют другие вопросы. Почему в «Записках...» указана неверная дата смерти М. Дудина: 31 декабря 1994 г. вместо 31 декабря 1993 г.? Почему «однокашница» Абрамова полагает, что писатель ушел из жизни в 61 год (29.2.1920—14.5.1983)? Почему в книжке 2008 г. первая публикация стихотворения «На собранье целый день сидела...» («Знамя», 1987, № 3) определяется как «недавняя»? Как могла появиться почти кощунственная фраза о гибели младшей дочери Берггольц Майи Молчановой (в 1936 г. ушла старшая — Ирина): «Майя сгорела в три дня от диспепсии. В блокадном Ленинграде лекарств не было». Маленькая Майя умер­ла в 1933-м! При чем здесь блокада?

Категоричность оценок не требует аргументации. Если автор сообщает, что о В. Конецком опубликована всего одна монография (важно, что прижизненная — 1980), то ему необходимо отметить: «она не во всем может удовлетворить современного читателя» (имя исследователя — Р. Файнберг — опущено). Если отдается должное «основательно разработанной научной биографии „Ольга Форш“» (1966 и 1974, Д. Тамарченко), то сказано, что в ней все-таки «нет живого облика Ольги Дмитриевны». Между тем в монографиях бывших пушкинодомцев, коллег Л. Кузьминой, П. Выходцева и В. Ковалева живые облики А. Твардовского и Л. Леонова едва просматривались. Говоря о В. Конецком,
Л. Кузьмина долж­на была хотя бы вспомнить о составленном Т. Акуловой («в его жизнь вошла женщина мягкая, чуткая, образованная») сборнике воспоминаний «Дорогой наш капитан» (2004).
Странно звучат в «Записках...» слова о В. Конецком: «Над его безвременной могилой стоит памятник...» Преувеличенно о писате­ле в начале нового века: «Его творческие силы были в расцвете». Без зна­ния материала говорится: «Смеховая стихия творчества Конецкого по сути дела не раскрыта, не объяснена». На самом деле об этом давно и хорошо написал критик И. Золотусский, чьи работы о себе писатель ценил.

Меня удивила бедность суждений о художниках, вроде бы близких автору. Как и она, я давно покорен распутинским романом «Живи и помни» и лучшими его рассказами. Не устарели прежние высокие оценки таких произведений В. Белова, как «Привычное дело» и «Плотницкие рассказы». Правда, о своем «однокашнике» Ф. Абрамове автор по сути ничего не сумела сказать, ибо не читала таких его произведений, в которых он строже всего говорил о себе («Слон голубоглазый»), многое объясняющих в характере писателя. Единственный живой штрих — упоминание о том, что Абрамов самолично принес в архив чемодан с рукописями романа «Дом».

Можно собрать материалы, важные для понимания характера писателя, а можно уйти от этого. Я запомнил ответ В. Белова на мою просьбу написать для нашего сборника воспоминаний об Абрамове: «У меня еще перед Шукшиным долг…» Это был от­каз, поразивший неожиданностью, ведь именно Абрамов первым поддержал моло­дого автора из деревни Тимониха... Теперь В. Белов, автор романа «Все — впереди», не захотел написать о творце «Пелагеи», которую некоторые «дере­венщики» не приняли.

Многие персонажи «Заметок» упрощены. Тот же М. Дудин — щедрый, широкий, удачливый. Но разве в его «загашнике» были лишь «Грешные рифмы», разве не признавал: «Со всеми вместе я орал „Ура!“ / И до мозолей отбивал ладо­ши»? В конце жизни перед читателем предстал поэт трагический, автор изданной посмертно книги «Дорогой крови по дороге к Богу» (1995). Думаю, и внутреннее состояние В. Распутина не понято. Проще всего заклинать: «Вернитесь к литературе». Сложнее понять, почему замолчали большие художники — В. Белов и В. Распутин, а у их старшего коллеги Ф. Абрамова «печь» была раскалена надол­го — сколько незавершенных замыслов, планов, набросков... Впрочем, это лишь благие размышления... максималиста.

О языке и стиле «Записок...» всерьез говорить не приходится. Вот ци­тата из отвергнутой более двадцати лет назад одним из журналов и приведенной полностью статьи «архивиста» о романе Ю. Бондарева «Выбор»: «Нельзя не ощущать, что проза Бондарева „оссиянна“ влиянием великого Толстого. Это во всем, даже в стиле романа». О критиках Бондарева: «Им просто очень не хотелось пускать Бондарева в самый первый ряд самых значитель­ных писателей своего времени». Отвечу примерами А. Платонова, М. Булгако­ва. Они вошли «в самый первый ряд» вопреки разным В. Ермиловым и А. Безымен­ским. И военные писатели К. Воробьев и В. Быков, которых в своих «пере­числениях» не называет автор «Записок...», — тоже вошли.

Хорошо, что «Записки...» не вышли под грифом Пушкинского Дома, который все больше выпускает изданий мирового класса. Но речь не об отдельной неудаче. В свет вышла слабая, сырая, явно устаревшая рукопись. Ее не спасают ни отдельные удачные фотографии, ни ряд живых зарисовок — Ольги Форш, С. Гейченко и отца Нади Рушевой. Случилось ЧП, о котором нужно сказать прямо.

Александр Рубашкин

Глубокоуважаемые и дорогие читатели и подписчики «Звезды»!
Рады сообщить, что № 3 и № 4 журнала уже рассылается по вашим адресам. № 5 напечатан и на днях также начнет распространяться. Сердечно благодарим вас за понимание сложившейся ситуации!
Редакция «Звезды»
30 января
В редакции «Звезды» вручение премий журнала за 2019 год.
Начало в 18-30.
31 октября
В редакции «Звезды» презентация книги: Борис Рогинский. «Будь спок. Шестидесятые и мы».
Начало в 18-30.
Смотреть все новости

Всем читателям!

Чтобы получить журнал с доставкой в любой адрес, надо оформить подписку в почтовом отделении по
«Объединенному каталогу ПРЕССА РОССИИ «Подписка – 2021»
Полугодовая подписка по индексу: 42215
Годовая подписка по индексу: 71767

Так же можно оформить подписку через ИНТЕРНЕТ- КАТАЛОГ
«ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2021/1
индексы те же.

Группа компаний «Урал-пресс»
ural-press.ru
Подписное агентство "Прессинформ"
ООО "Прессинформ"

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27


Мириам Гамбурд - Гаргулья


Мириам Гамбурд - известный израильский скульптор и рисовальщик, эссеист, доцент Академии искусств Бецалель в Иерусалиме, автор первого в истории книгопечатания альбома иллюстраций к эротическим отрывкам из Талмуда "Грех прекрасен содержанием. Любовь и "мерзость" в Талмуде Мидрашах и других священных еврейских книгах".
"Гаргулья" - собрание прозы художника, чей глаз точен, образы ярки, композиция крепка, суждения неожиданны и парадоксальны. Книга обладает всеми качествами, привлекающими непраздного читателя.
Цена: 400 руб.

Калле Каспер - Ночь - мой божественный анклав


Калле Каспер (род. в 1952 г.) — эстонский поэт, прозаик, драматург, автор пяти стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. В переводе на русский язык вышла книга стихов «Песни Орфея» (СПб., 2017).
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) — русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.

Евгений Каинский - Порядок вещей


Евгений Каминский — автор почти двадцати прозаических произведений, в том числе рассказов «Гитара и Саксофон», «Тихий», повестей «Нюшина тыща», «Простая вещь», «Неподъемная тяжесть жизни», «Чужая игра», романов «Раба огня», «Князь Долгоруков» (премия им. Н. В. Гоголя), «Легче крыла мухи», «Свобода». В каждом своем очередном произведении Каминский открывает читателю новую грань своего таланта, подчас поражая его неожиданной силой слова и глубиной образа.
Цена: 200 руб.
Алексей Пурин - Незначащие речи


Алексей Арнольдович Пурин (1955, Ленинград) — поэт, эссеист, переводчик. С 1989 г. заведует отделом поэзии, а с 2002 г. также и отделом критики петербургского журнала «Звезда». В 1995–2009 гг. соредактор литературного альманаха «Urbi» (Нижний Новгород — Прага — С.-Петербург; вышли в свет шестьдесят два выпуска). Автор двух десятков стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат премий «Северная Пальмира» (1996, 2002), «Честь и свобода» (1999), журналов «Новый мир» (2014) и «Нева» (2014). Участник 32-го ежегодного Международного поэтического фестиваля в Роттердаме (2001) и др. форумов. Произведения печатались в переводах на английский, голландский, итальянский, литовский, немецкий, польский, румынский, украинский, французский и чешский, в т. ч. в представительных антологиях.
В книге впервые публикуются ранние стихотворения автора.
Цена: 130 руб.
Моя жизнь - театр. Воспоминания о Николае Евреинове


Эта книга посвящена одному из творцов «серебряного века», авангардному преобразователю отечественной сцены, режиссеру, драматургу, теоретику и историку театра Николаю Николаевичу Евреинову (1879-1953). Она написана его братом, доктором технических наук, профессором Владимиром Николаевичем Евреиновым (1880-1962), известным ученым в области гидравлики и гидротехники. После смерти брата в Париже он принялся за его жизнеописание, над которым работал практически до своей кончины. Воспоминания посвящены доэмигрантскому периоду жизни Николая Евреинова, навсегда покинувшего Россию в 1925 году. До этого времени общение братьев было постоянным и часто происходило именно у Владимира, так как он из всех четверых братьев и сестер Евреиновых оставался жить с матерью, и его дом являлся притягательным центром близким к семье людей, в том числе друзей Николая Николаевича - Ю. Анненкова, Д. Бурлюка, В.Каменского, Н. Кульбина, В. Корчагиной-Алексан-дровской, Л. Андреева, М. Бабенчикова и многих других. В семье Евреиновых бережно сохранились документы, фотографии, письма того времени. Они нашли органичное место в качестве иллюстраций, украшающих настоящую книгу. Все они взяты из домашнего архива Евреиновых-Никитиных в С.-Петербурге. Большая их часть публикуется впервые.
Цена: 2000 руб.


Калле Каспер - Песни Орфея


Калле Каспер (род. в 1952 г.) – эстонский поэт, прозаик, драматург, автор шести стихотворных книг и нескольких романов, в том числе эпопеи «Буриданы» в восьми томах и романа «Чудо», написанного на русском. «Песни Орфея» (2017) посвящены памяти жены поэта, писательницы Гоар Маркосян-Каспер.
Алексей Пурин (род. в 1955 г.) – русский поэт, эссеист, переводчик, автор семи стихотворных книг, трех книг эссеистики и шести книг переводов.
Цена: 130 руб.


Пасынки поздней империи


Книга Леонида Штакельберга «Пасынки поздней империи» состоит из одной большой повести под таким же названием и нескольких документальных в основе рассказов-очерков «Призывный гул стадиона», «Камчатка», «Че», «Отец». Проза Штакельберга столь же своеобразна, сколь своеобразным и незабываемым был сам автор, замечательный рассказчик. Повесть «пасынки поздней империи» рассказывает о трудной работе ленинградских шоферов такси, о их пассажирах, о городе, увиденном из окна машины.
«Призывный гул стадиона» - рассказ-очерк-воспоминание о ленинградских спортсменах, с которыми Штакельбергу довелось встречаться. Очерк «Отец» - подробный и любовный рассказ об отце, научном сотруднике Института имени Лесгафта, получившем смертельное ранение на Ленинградском фронте.
Цена: 350 руб.

Власть слова и слово власти


Круглый стол «Власть слова и слово власти» посвящен одному из самых драматических социокультурных событий послевоенного времени – Постановлению Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» 1946 г.
Цена: 100 руб.



Елена Кумпан «Ближний подступ к легенде»


Книга Елены Андреевны Кумпан (1938-2013) рассказывает об уходящей культуре 1950 – 1960-х годов. Автор – геолог, поэт, экскурсовод – была дружна со многими выдающимися людьми той бурной эпохи. Герои ее воспоминаний – поэты и писатели Андрей Битов, Иосиф Бродский, Александр Городницкий, Рид Грачев, Александр Кушнер, Глеб Семенов, замечательные ученые, литераторы, переводчики: Л.Я. Гтнзбург, Э.Л. Линецкая, Т.Ю. Хмельницкая, О.Г. Савич, Е.Г. Эткинд, Н.Я. Берковский, Д.Е. Максимов, Ю.М. Лотман и многие другие
Книга написана увлекательно и содержит большой документальный материал, воссоздающий многообразную и сложную картину столь важной, но во многом забытой эпохи. Издание дополнено стихами из единственного поэтического сборника Елены Кумпан «Горсти» (1968).
Цена: 350 руб.


Елена Шевалдышева «Мы давно поменялись ролями»


Книга тематически разнообразна: истории из пионервожатской жизни автора, повесть об отце, расследование жизни и судьбы лейтенанта Шмидта, события финской войны, история поисков и открытий времен Великой Отечественной войны.
Цена: 250 руб.


Нелла Камышинская «Кто вас любил»


В сборнике представлены рассказы, написанные в 1970-1990-ж годах. То чему они посвящены, не утратило своей актуальности, хотя в чем-то они, безусловно, являются замечательным свидетельством настроений того времени.
Нелла Камышинская родилась в Одессе, жила в Киеве и Ленинграде, в настоящее время живет в Германии.
Цена: 250 руб.


Александр Кушнер «Избранные стихи»


В 1962 году, более полувека назад, вышла в свет первая книга стихов Александра Кушнера. С тех пор им написано еще восемнадцать книг - и составить «избранное» из них – непростая задача, приходится жертвовать многим ради того, что автору кажется сегодня лучшим. Читатель найдет в этом избранном немало знакомых ему стихов 1960-1990-х годов, сможет прочесть и оценить то, что было написано уже в новом XXI веке.
Александра Кушнера привлекает не поверхностная, формальная, а скрытая в глубине текста новизна. В одном из стихотворений он пишет, что надеется получить поэтическую премию из рук самого Аполлона: «За то, что ракурс свой я в этот мир принес / И непохожие ни на кого мотивы…»
И действительно, читая Кушнера, поражаешься разнообразию тем, мотивов, лирических сюжетов – и в то же время в каждом стихотворении безошибочно узнается его голос, который не спутать ни с чьим другим. Наверное, это свойство, присущее лишь подлинному поэту, и привлекает к его стихам широкое читательское внимание и любовь знатоков.
Цена: 400 руб.


Л. С. Разумовский - Нас время учило...


Аннотация - "Нас время учило..." - сборник документальной автобиографической прозы петербургского скульптора и фронтовика Льва Самсоновича Разумовского. В сборник вошли две документальные повести "Дети блокады" (воспоминания автора о семье и первой блокадной зиме и рассказы о блокаде и эвакуации педагогов и воспитанников детского дома 55/61) и "Нас время учило..." (фронтовые воспоминания автора 1943-1944 гг.), а также избранные письма из семейного архива и иллюстрации.
Цена: 400 руб.


Алексей Пурин. Почтовый голубь


Алексей Арнольдович Пурин (род. в 1955 г. в Ленинграде) — поэт, эссеист, переводчик. Автор пятнадцати (включая переиздания) стихотворных сборников и трех книг эссеистики. Переводит немецких и голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой ) поэтов, опубликовал пять книг переводов. Лауреат Санкт-Петербургской литературной премии «Северная Пальмира» (1996, 2002) и др.
В настоящем издании представлены лучшие стихи автора за четыре десятилетия литературной работы, включая новую, седьмую, книгу «Почтовый голубь» и полный перевод «Сонетов к Орфею» Р.-М. Рильке.
Цена: 350 руб.


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru