НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

 

Яков Гордин

Генерал и пророчица

 

История отношений гвардейского генерала Евгения Александровича Голови­на и сектантки Екатерины Филипповны Татариновой сколь необычайна на первый взгляд, столь и характерна для того периода царствования Александра I, который часто называют «мистическим десятилетием», имея в виду религиозную экзальта­цию, охватившую императора после победы над непобедимым доселе Наполеоном.

Исповедь генерала Головина, адресованная скорее всего военному министру князю Александру Ивановичу Чернышеву, — человеческий документ, смысл которого выходит за рамки конкретного биографического сюжета, как бы причудлив ни был этот сюжет. Это история поисков спасения от внутренней катастрофы за пределами умопостигаемого пространства.

Уникальность сюжета усугубляется характером личности генерала.

Евгений Александрович Головин (1782—1858) был человеком незаурядно образованным. Он окончил Московский университетский пансион, а затем и университет. В совершенстве владел французским и немецким языками, был сведущ в истории и разбирался в математике.

Он прошел долгий и трудный боевой путь — наполеоновские войны, две войны с турками, война в Польше 1831 г., получил три ранения и множество наград за храбрость.

В частности, к русско-турецкой войне 1828 г. относится эпизод, напоминающий знаменитый поступок Бонапарта во время Египетского похода, воспетый Пушкиным, — когда генерал, пренебрегая смертельной опасностью, посетил чумной барак, в котором умирали его солдаты.

Биограф Головина рассказывает: «Однажды ему прибегают сказать, что в крепости (Варне.Я. Г.) появилась чума, что двое солдат от нее уже умерли в госпитале, что из палаты, где они лежали, разбежались все больные, что из лазарета страх распространился по всему городу и что никто не хочет вынести зачумленные тела. Головин немедленно надевает полную парадную форму и отправляется в лазарет, который находит окруженный солдатами. Своим важным, неторопливым шагом, молча, проходит между их рядами; потом, подойдя к палате, обращается к ним: „Ребята! Иду выносить ваших покойных товарищей. Неужто не найдется между вами — русскими солдатами — охотников помочь мне в этом святом деле?“ — Охотники немедленно нашлись. Головин отобрал из них троих и с ними — сам четвертый — вынес своими руками первое зачумленное тело».

В 1836 г. он был назначен варшавским военным губернатором и в отсутствие наместника управлял Польшей, а позднее, в 1837 г., император Николай решил, что Головин является самой подходящей кандидатурой на должность командующего Кавказским отдельным кор­пусом и главноуправляющим Грузией.

Во время варшавского губернаторства Головин и написал то удивительное сочинение, которое предлагается вниманию читателей.

Мы можем только гадать, что подвигло его на этот шаг. Скорее всего, он хотел нейтрализовать слухи о его участии в секте Татариновой, поскольку именно в это время над кружком Татариновой сгустились тучи и вскоре, весной 1837 г., она была посажена под домашний арест, а затем заключена в монастырь.

Вполне возможно, что искреннее признание Головина избавило его от участи многих членов кружка, подвергшихся ре­прессиям. Более того, через полгода он получил высокое назначение на Кавказ.

Мать Татариновой, в девичестве баронесса Мальтиц, после смерти мужа, полковника Буксгевдена, была приглашена августейшей семьей в няни к великой княжне Марии Александровне. Этим объяняется тот поразительный факт, что кружок Татариновой поначалу собирался в Михайлов­ском замке, где находилась резиденция великой княжны. После ранней смерти Марии Александровны госпожа Буксгевден сохранила право и дальше жить в прежней квартире. В середине 1810-х гг., там поселилась и оставленная мужем, полковником Татариновым, тяжело раненным под Лейпцигом, Екатерина Филипповна с маленьким сыном. Мальчик вскоре умер, и это несчастье пробудило в Татариновой глубокое религиозное чувство. В мистической атмосфере, под влиянием императора охватившей русское высшее общество, Татаринова предалась поискам «истинной религии», которая смогла бы успокоить ее мятущуюся душу. То, к чему она пришла, было сочетанием учения о «внутренней церкви», о непосредственном общении с Богом, и обрядовой практики секты хлыстов. Один из ее адептов, Мартин Пилецкий, некогда бывший воспитателем в пушкинском Лицее и вынужденный уйти оттуда после конфликта с лицеи­стами, точно охарактеризовал обстановку в обществе и идеологию кружка. «В последнее вре­мя, — писал он в 1819 г., — приметно всеобщее стремление к познанию Бога. Оно столь сильно, что души, жаждущие спасения, но не просвещенные внутрен­ним учением Духа Святого, хватаются за ложные средства. <...> Все это проис­ходит оттого, что они не познали всем сердцем истины, а познавшие оную не могут подойти к ним и открыть им глаза, что царствие Божие внутри нас обретается, то есть в сердце, которое един токмо Дух Святой обновить и просветить может». И далее он поясняет: «Еще с апостольских времен продолжались особые собрания христиан, в коих они беседовали и радовались о своем Господе Спасителе, исполняясь Духа Святого посредством вдохновенных божественных песней и потом назидались, укреплялись и утешались пророческим словом, которое было проре­каемо для верующих в явлении Святого Духа, через христиан, получивших дар пророчества». В данном случае «дар пророчества» получила Екатерина Филипповна Татаринова.

Татариновой и ее кружку, в который входили достаточно заметные персоны, покровительствовали император Александр и князь Алексан­др Николаевич Голицын, личный друг императора, обер-прокурор Святейшего Синода, ­министр народного просвещения. Поэтому многочисленные доносы на Татаринову и обвинения ее в ереси не имели последствий.

После отставки Голицына в 1824 г., а тем более после смерти Александра положение пророчицы изменилось, но только в 1837 г. Нико­лай, категориче­ски не одобрявший религиозного вольнодумства покойного брата, решил покончить с деятельностью Татариновой, что, по-видимому, и встревожило Головина. Впрочем, не исключено, что, всячески доказывая непричастность Татариновой к какому-либо «сектантству», генерал пытается оправдать не только себя, но и ее.

Данная публикация не претендует на академический статус и потому публикатор считает возможным обойтись без подробных комментариев.

Представляются необходимыми только два пояснения.

Головин пишет: «Печальное происшествие с лейб-гвардии егерским ­полком, так неожиданно разразившееся надо мной, ниспровергло все едва токмо утверждающиеся надежды мои». Речь идет о трагическом эпизоде русско-­турецкой войны 1828 г., когда из-за трусости полковника Заруцкого, командовавшего отрядом, производившим рекогносцировку, попали в засаду и понесли тяжелейшие потери два батальона гвардейских егерей. При этом туркам достались полковые знамена. Это происшествие было особо значимым для Головина не только потому, что, как главный начальник над войсками на этом участке боевых действий, он нес ответственность за случившееся, но и потому, что он долго командовал лейб-гвардии егерским полком и любил его.

В результате Головина, только недавно с помощью Татариновой оправившегося от недуга, лишили командования гвардейской бригадой и перевели в армию. Хотя и в качестве армейского генерала он занимал высокие посты.

Имеет смысл разъяснить и ту историческую параллель, которую проводит Головин, стараясь показать укорененность духовной практики Татариновой в религиозной традиции. Ее проповеди действительно имели сходство с мистической доктриной Жанны Марии Гюйон (1648—1717). Госпожу Гюйон поддерживал епископ Фенелон, однако ее деятельность вызвала неудовольствие католической Церкви и специальная комиссия во главе со знаменитым теологом Жаном Боссюэ осудила учение Жанны Гюйон как еретическое и безнравственное.

Публикуемый документ по ряду признаков является рукописной копией оригинального текста, сделанной специально для известного историка генерала Н. К. Шильдера, директора Публичной библиотеки в 1899—1902 гг. Текст приведен в соответствие с современными правилами орфографии и пунктуации.­

 

 

 

 

 

Анастасия Скорикова

Цикл стихотворений (№ 6)

ЗА ЛУЧШИЙ ДЕБЮТ В "ЗВЕЗДЕ"

Павел Суслов

Деревянная ворона. Роман (№ 9—10)

ПРЕМИЯ ИМЕНИ
ГЕННАДИЯ ФЕДОРОВИЧА КОМАРОВА

Владимир Дроздов

Цикл стихотворений (№ 3),

книга избранных стихов «Рукописи» (СПб., 2023)

Подписка на журнал «Звезда» оформляется на территории РФ
по каталогам:

«Подписное агентство ПОЧТА РОССИИ»,
Полугодовой индекс — ПП686
«Объединенный каталог ПРЕССА РОССИИ. Подписка–2024»
Полугодовой индекс — 42215
ИНТЕРНЕТ-каталог «ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2024/1
Полугодовой индекс — Э42215
«ГАЗЕТЫ И ЖУРНАЛЫ» группы компаний «Урал-Пресс»
Полугодовой индекс — 70327
ПРЕССИНФОРМ» Периодические издания в Санкт-Петербурге
Полугодовой индекс — 70327
Для всех каталогов подписной индекс на год — 71767

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27

Владимир Дроздов - Рукописи. Избранное
Владимир Георгиевич Дроздов (род. в 1940 г.) – поэт, автор книг «Листва календаря» (Л., 1978), «День земного бытия» (Л., 1989), «Стихотворения» (СПб., 1995), «Обратная перспектива» (СПб., 2000) и «Варианты» (СПб., 2015). Лауреат премии «Северная Пальмира» (1995).
Цена: 200 руб.
Сергей Вольф - Некоторые основания для горя
Это третий поэтический сборник Сергея Вольфа – одного из лучших санкт-петербургских поэтов конца ХХ – начала XXI века. Основной корпус сборника, в который вошли стихи последних лет и избранные стихи из «Розовощекого павлина» подготовлен самим поэтом. Вторая часть, составленная по заметкам автора, - это в основном ранние стихи и экспромты, или, как называл их сам поэт, «трепливые стихи», но они придают творчеству Сергея Вольфа дополнительную окраску и подчеркивают трагизм его более поздних стихов. Предисловие Андрея Арьева.
Цена: 350 руб.
Ася Векслер - Что-нибудь на память
В восьмой книге Аси Векслер стихам и маленьким поэмам сопутствуют миниатюры к «Свитку Эстер» - у них один и тот же автор и общее время появления на свет: 2013-2022 годы.
Цена: 300 руб.
Вячеслав Вербин - Стихи
Вячеслав Вербин (Вячеслав Михайлович Дреер) – драматург, поэт, сценарист. Окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии по специальности «театроведение». Работал заведующим литературной частью Ленинградского Малого театра оперы и балета, Ленинградской областной филармонии, заведующим редакционно-издательским отделом Ленинградского областного управления культуры, преподавал в Ленинградском государственном институте культуры и Музыкальном училище при Ленинградской государственной консерватории. Автор многочисленных пьес, кино-и телесценариев, либретто для опер и оперетт, произведений для детей, песен для театральных постановок и кинофильмов.
Цена: 500 руб.
Калле Каспер  - Да, я люблю, но не людей
В издательстве журнала «Звезда» вышел третий сборник стихов эстонского поэта Калле Каспера «Да, я люблю, но не людей» в переводе Алексея Пурина. Ранее в нашем издательстве выходили книги Каспера «Песни Орфея» (2018) и «Ночь – мой божественный анклав» (2019). Сотрудничество двух авторов из недружественных стран показывает, что поэзия хоть и не начинает, но всегда выигрывает у политики.
Цена: 150 руб.
Лев Друскин  - У неба на виду
Жизнь и творчество Льва Друскина (1921-1990), одного из наиболее значительных поэтов второй половины ХХ века, неразрывно связанные с его родным городом, стали органически необходимым звеном между поэтами Серебряного века и новым поколением питерских поэтов шестидесятых годов. Унаследовав от Маршака (своего первого учителя) и дружившей с ним Анны Андреевны Ахматовой привязанность к традиционной силлабо-тонической русской поэзии, он, по существу, является предтечей ленинградской школы поэтов, с которой связаны имена Иосифа Бродского, Александра Кушнера и Виктора Сосноры.
Цена: 250 руб.
Арсений Березин - Старый барабанщик
А.Б. Березин – физик, сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе в 1952-1987 гг., занимался исследованиями в области физики плазмы по программе управляемого термоядерного синтеза. Занимал пост ученого секретаря Комиссии ФТИ по международным научным связям. Был представителем Союза советских физиков в Европейском физическом обществе, инициатором проведения конференции «Ядерная зима». В 1989-1991 гг. работал в Стэнфордском университете по проблеме конверсии военных технологий в гражданские.
Автор сборников рассказов «Пики-козыри (2007) и «Самоорганизация материи (2011), опубликованных издательством «Пушкинский фонд».
Цена: 250 руб.
Игорь Кузьмичев - Те, кого знал. Ленинградские силуэты
Литературный критик Игорь Сергеевич Кузьмичев – автор десятка книг, в их числе: «Писатель Арсеньев. Личность и книги», «Мечтатели и странники. Литературные портреты», «А.А. Ухтомский и В.А. Платонова. Эпистолярная хроника», «Жизнь Юрия Казакова. Документальное повествование». br> В новый сборник Игоря Кузьмичева включены статьи о ленинградских авторах, заявивших о себе во второй половине ХХ века, с которыми Игорь Кузьмичев сотрудничал и был хорошо знаком: об Олеге Базунове, Викторе Конецком, Андрее Битове, Викторе Голявкине, Александре Володине, Вадиме Шефнере, Александре Кушнере и Александре Панченко.
Цена: 300 руб.
На сайте «Издательство "Пушкинского фонда"»


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru

Почта России