Дмитрий Бураго

Звезда

 Памяти Анненского

Взгляни на небосвод — коснется сердца грусть.

Мерцание светил не обещает встречи;

и тленья убежать возможно ль в русской речи? —

уж нынче ничего не знают наизусть.

 

Не надышаться, не наговориться впрок!

Не бойся, говорю, — надеждой тешась зыбкой —

как промотавший жизнь в беспамятстве игрок,

бредущий под дождем с растерянной улыбкой.

 

Не бойся, говорю: ты просто спишь в саду,

и над тобой плывет ночной листвы громада;

тебе двенадцать лет, и влажный шепот сада

навеял длинный сон про синюю звезду.

 

Не бойся, говорю… Белесая луна

бежит в разрывах туч, и дремлют под корою

столетьями жуки — и синяя одна

дрожит вдали звезда — едва глаза прикрою.

 

Морошка 

А вечный сон скорей похож

на сон до нашего рожденья:

куда прекрасней пробужденья,

когда не сразу узнаешь

свое слепое отраженье,

когда с утра колотит дрожь.

 

Чужой язык, прилипший к нёбу,

латыни пасмурной сродни.

Нема гортань. Поди сравни...

Поди сглотни!.. Но про утробу

тут ни словечка. Извини:

стишки — приют для болтовни,

но вредоносному микробу

не все позволено, ни-ни!

 

Я лучше так тебе шепну:

«Мы у ручья. На дне лукошка

шуршит болотная морошка...»

Забыл столетье и страну.

Я помню только: пела кошка

на печке песенку одну.

 

Потом, пятнадцать лет спустя,

в малиннике, за огородом,

мы перепачкались компотом

от щек до пят. Когда дитя,

что мы с тобой шутя зачали,

в мир скорби выползло, крича,

в мир скорби, боли и печали —

 

о, если б я тогда шепнул:

«Мы у ручья. На дне корзинки

от трех волнушек половинки.

Мы слышим длинной жизни гул,

кляня промокшие ботинки».

 

О, если б я тогда шепнул. 

 

Дыра в будущее

Увы, без волненья на те же валы гляжу.

Светило на гребнях Атлантики умирало

и рассыпалось фигурами Лиссажу:

мне что-то чертило, но времени было мало.

 

А нынче пусть чайка морочит других, паря

над рябью залива, где снова чужая шхуна

роняет в пучину корявые якоря,

ничуть не смущая нагих дочерей Нептуна.

 

Не обожествляя беспамятный океан,

но одушевляя, о чем бы спросить? О жизни?

Здесь, пальцами щелкни, за евро несут стакан.

И глупо не щелкать при этакой дешевизне.

 

О чем я пишу? О чем говорю с тобой,

утративший веру в реальность того, что вижу

сквозь разума призму? О том, как шумит прибой.

Как, столик трехногий в тенистую сдвинув нишу,

 

искать не пытаясь какую-то дыр бул щыл,

под крепостью, рядом с мясистым кустом алое,

я пил вино и сорок минут лущил

креветки, не думая, кстати, и про былое.

 

Сирень

А он говорит: «Ты же в этом году

скаталась во Францию, в Ялту, на Кубу,

купила из лиса какого-то шубу —

зачем же такую молоть ерунду?»

 

Она говорит: «Ты припомни, как мать

твоя на меня в тот четверг поглядела.

Ах, ты не заметил? И нет тебе дела,

и вовсе тебе на меня наплевать».

 

А он говорит: «Даже пол не помыт,

не то чтоб с неделю — аж целых полгода.

Не гробят тебя нищета и работа,

могла бы хотя бы поддерживать быт».

 

Она говорит: «Ты цветы иногда

дарил бы, как сыч не сидел над работой.

По девкам гулять ты считаешь свободой!

Ни совети нет у тебя ни стыда!»

 

Меж тем жесточает режим и уже

стоит на пороге война мировая,

пока наш герой-полуночник, зевая,

на кухне глотает коньяк в неглиже.

 

Меж тем зацветает сирень во дворе.

Гроза надвигается с юго-востока.

В огромной вселенной — ни смысла, ни прока.

И птицы немолчно орут на заре.

 

Нежность

В конце октября в этом парке на редкость безлюдно.

Лишь двое проходят: тяжелые палки-зонты,

нелепые куртки. Ступают нетвердо и трудно.

И долго молчат у холодной осенней воды.

 

И лучшего нет. И не надо. Бессмертным созданьям,

наверно, и страсть стиховая — игра для ума?

Не место в Эдеме молитвам и воспоминаньям.

А жизни бессрочной она оправданье сама.

 

Но легкой душой никогда бы мы так не любили

родные черты — в голубиной дали купола,

прозрачную флейту, ночные янтарные шпили, —

когда б не разлука, а вечность пред нами была.

 

Ложатся холщовые листья на вымокший гравий,

и морщится гладь потемневшей бездонной реки.

И нет ни имен, ни столетий, ни глав, ни заглавий.

Возможна ли нежность без нашей смертельной тоски?

Анастасия Скорикова

Цикл стихотворений (№ 6)

ЗА ЛУЧШИЙ ДЕБЮТ В "ЗВЕЗДЕ"

Павел Суслов

Деревянная ворона. Роман (№ 9—10)

ПРЕМИЯ ИМЕНИ
ГЕННАДИЯ ФЕДОРОВИЧА КОМАРОВА

Владимир Дроздов

Цикл стихотворений (№ 3),

книга избранных стихов «Рукописи» (СПб., 2023)

Подписка на журнал «Звезда» оформляется на территории РФ
по каталогам:

«Подписное агентство ПОЧТА РОССИИ»,
Полугодовой индекс — ПП686
«Объединенный каталог ПРЕССА РОССИИ. Подписка–2024»
Полугодовой индекс — 42215
ИНТЕРНЕТ-каталог «ПРЕССА ПО ПОДПИСКЕ» 2024/1
Полугодовой индекс — Э42215
«ГАЗЕТЫ И ЖУРНАЛЫ» группы компаний «Урал-Пресс»
Полугодовой индекс — 70327
ПРЕССИНФОРМ» Периодические издания в Санкт-Петербурге
Полугодовой индекс — 70327
Для всех каталогов подписной индекс на год — 71767

В Москве свежие номера "Звезды" можно приобрести в книжном магазине "Фаланстер" по адресу Малый Гнездниковский переулок, 12/27

Владимир Дроздов - Рукописи. Избранное
Владимир Георгиевич Дроздов (род. в 1940 г.) – поэт, автор книг «Листва календаря» (Л., 1978), «День земного бытия» (Л., 1989), «Стихотворения» (СПб., 1995), «Обратная перспектива» (СПб., 2000) и «Варианты» (СПб., 2015). Лауреат премии «Северная Пальмира» (1995).
Цена: 200 руб.
Сергей Вольф - Некоторые основания для горя
Это третий поэтический сборник Сергея Вольфа – одного из лучших санкт-петербургских поэтов конца ХХ – начала XXI века. Основной корпус сборника, в который вошли стихи последних лет и избранные стихи из «Розовощекого павлина» подготовлен самим поэтом. Вторая часть, составленная по заметкам автора, - это в основном ранние стихи и экспромты, или, как называл их сам поэт, «трепливые стихи», но они придают творчеству Сергея Вольфа дополнительную окраску и подчеркивают трагизм его более поздних стихов. Предисловие Андрея Арьева.
Цена: 350 руб.
Ася Векслер - Что-нибудь на память
В восьмой книге Аси Векслер стихам и маленьким поэмам сопутствуют миниатюры к «Свитку Эстер» - у них один и тот же автор и общее время появления на свет: 2013-2022 годы.
Цена: 300 руб.
Вячеслав Вербин - Стихи
Вячеслав Вербин (Вячеслав Михайлович Дреер) – драматург, поэт, сценарист. Окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии по специальности «театроведение». Работал заведующим литературной частью Ленинградского Малого театра оперы и балета, Ленинградской областной филармонии, заведующим редакционно-издательским отделом Ленинградского областного управления культуры, преподавал в Ленинградском государственном институте культуры и Музыкальном училище при Ленинградской государственной консерватории. Автор многочисленных пьес, кино-и телесценариев, либретто для опер и оперетт, произведений для детей, песен для театральных постановок и кинофильмов.
Цена: 500 руб.
Калле Каспер  - Да, я люблю, но не людей
В издательстве журнала «Звезда» вышел третий сборник стихов эстонского поэта Калле Каспера «Да, я люблю, но не людей» в переводе Алексея Пурина. Ранее в нашем издательстве выходили книги Каспера «Песни Орфея» (2018) и «Ночь – мой божественный анклав» (2019). Сотрудничество двух авторов из недружественных стран показывает, что поэзия хоть и не начинает, но всегда выигрывает у политики.
Цена: 150 руб.
Лев Друскин  - У неба на виду
Жизнь и творчество Льва Друскина (1921-1990), одного из наиболее значительных поэтов второй половины ХХ века, неразрывно связанные с его родным городом, стали органически необходимым звеном между поэтами Серебряного века и новым поколением питерских поэтов шестидесятых годов. Унаследовав от Маршака (своего первого учителя) и дружившей с ним Анны Андреевны Ахматовой привязанность к традиционной силлабо-тонической русской поэзии, он, по существу, является предтечей ленинградской школы поэтов, с которой связаны имена Иосифа Бродского, Александра Кушнера и Виктора Сосноры.
Цена: 250 руб.
Арсений Березин - Старый барабанщик
А.Б. Березин – физик, сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе в 1952-1987 гг., занимался исследованиями в области физики плазмы по программе управляемого термоядерного синтеза. Занимал пост ученого секретаря Комиссии ФТИ по международным научным связям. Был представителем Союза советских физиков в Европейском физическом обществе, инициатором проведения конференции «Ядерная зима». В 1989-1991 гг. работал в Стэнфордском университете по проблеме конверсии военных технологий в гражданские.
Автор сборников рассказов «Пики-козыри (2007) и «Самоорганизация материи (2011), опубликованных издательством «Пушкинский фонд».
Цена: 250 руб.
Игорь Кузьмичев - Те, кого знал. Ленинградские силуэты
Литературный критик Игорь Сергеевич Кузьмичев – автор десятка книг, в их числе: «Писатель Арсеньев. Личность и книги», «Мечтатели и странники. Литературные портреты», «А.А. Ухтомский и В.А. Платонова. Эпистолярная хроника», «Жизнь Юрия Казакова. Документальное повествование». br> В новый сборник Игоря Кузьмичева включены статьи о ленинградских авторах, заявивших о себе во второй половине ХХ века, с которыми Игорь Кузьмичев сотрудничал и был хорошо знаком: об Олеге Базунове, Викторе Конецком, Андрее Битове, Викторе Голявкине, Александре Володине, Вадиме Шефнере, Александре Кушнере и Александре Панченко.
Цена: 300 руб.
На сайте «Издательство "Пушкинского фонда"»


Национальный книжный дистрибьютор
"Книжный Клуб 36.6"

Офис: Москва, Бакунинская ул., дом 71, строение 10
Проезд: метро "Бауманская", "Электрозаводская"
Почтовый адрес: 107078, Москва, а/я 245
Многоканальный телефон: +7 (495) 926- 45- 44
e-mail: club366@club366.ru
сайт: www.club366.ru

Почта России